<<
>>

3.5. Гражданско)правовая ответственность адвокатов и адвокатских образований за некачественную юридическую помощь

В отличие от советского законодательства об адвокатуре действую

щий Закон 2002 года1непосредственно предусматривает граждан

скоправовую ответственность адвоката перед доверителем (статья 25),

а также впервые в истории российской адвокатуры с 1 января 2007 года

обязывает адвокатов осуществлять страхование риска своей профессио

нальной имущественной ответственности (статьи 7, 19, 45)2.

При этом из

всех изменений в Законе именно обязательное страхование стало той но

веллой, которая вызвала, пожалуй, самое большое непонимание, и как

следствие, неприятие в адвокатском сообществе. В связи с этим показа

тельно мнение президента Федеральной палаты адвокатов Е. В. Семеня

ко. Если в июле 2004 года он констатировал: «У нас до сих пор нет реаль

ного представления о том, что это такое и как это должно выглядеть, ка

кова наша позиция в этом вопросе, что мы считаем отвечающим

интересам и адвокатского сообщества, и интересам защиты… наших до

верителей…»3, то в марте 2007 года выразил надежду на то, что у адвокат

ского сообщества хватит творческих способностей, чтобы выработать

действительно сбалансированные критерии для обязательного страхова

ния ответственности адвокатов, отметив при этом, что для этого потре

буется время4.

1 Здесь и далее в параграфе 3.5 настоящей книги под «Законом» понимается Федераль

ный закон от 31 мая 2002 года № 63ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Рос

сийской Федерации» // СПС КонсультантПлюс.

2 В настоящее время приостановлено действие подпункта 6 пункта 1 статьи 7 Закона об

обязанности адвоката осуществлять страхование риска своей профессиональной имущест

венной ответственности. См.: Федеральный закон от 3 декабря 2007 года № 320ФЗ «О вне

сении изменения в статью 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвока

туре в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2007. № 50. Ст. 6233.

3 См.: Семеняко Е. В. Проблемы развития адвокатуры в Российской Федерации.

С. 12—13.

4 См.: Он же. Гонорар защитника с возвратом // Российская газета. 2007. 6 марта.

168

Во многом сложившаяся ситуация предопределена продолжающейся

в России дискуссией о правовой природе адвокатской помощи (соглаше

ния об оказании юридической помощи) и ответственности адвоката пе

ред доверителем. Анализ публикаций по этой тематике позволяет выде

лить три концептульных подхода: запретительный, ограничительный

и потребительский.

Запретительный подход отрицает саму возможность наступления гра

жданскоправовой ответственности адвоката за оказание юридической

помощи. Основные тезисы этого подхода основаны на разграничении

юридических услуг и юридической помощи, которые по Закону могут

оказывать адвокаты, и сводятся к четырем основным тезисам:

1) услуга в отличие от помощи допускает ответственность адвоката,

потому что он имеет возможность заранее предвидеть результат услуги,

предупредить и/или исключить негативные факторы, способные причи

нить ущерб интересам заказчика; результат же помощи от адвоката пол

ностью не зависит;

2) помощь основана на жертвенности адвоката по отношению к сво

им личным интересам в пользу интересов доверителя и общества в це

лом;

3) оказание юридической помощи должно регулироваться специаль

ными нормами гражданского законодательства, так как нормы о воз

мездном оказании услуг явно не соответствуют ни предмету, ни характе

ру такой помощи;

4) принудительное страхование ответственности адвоката попирает

доверие между ним и доверителем, провоцируя атмосферу противостоя

ния1.

Ограничительный подход принципиально допускает граждан

скоправовую ответственность адвоката, но в определенных пределах,

исходя из пяти отправных положений:

1) договор адвоката с доверителем является особым (непоименован

ным) видом гражданскоправового договора, который имеет публич

ноправовой и даже правоохранительный характер;

2) условия и специфику нового вида гражданскоправового договора

(договоров) об оказании юридической помощи следует указать в Законе;

3) законодательное ограничение гражданскоправовой ответствен

ности адвоката целесообразно;

1 Подробнее см., напр.: Воробьев А. В., Поляков А. В., Тихонравов Ю. В. Теория адвокату

ры. С. 68—70, 77—90; Воробьев А. В. Можно ли доверять адвокату: Доклад на науч.практ.

конф. «Адвокатура. Государство. Общество» / Федеральная палата адвокатов России, Инт

государства и права РАН. 29 ноября 2004 года // Вопросы адвокатуры. 2005. № 1. С. 4—10;

Печерский В. В. Юридическая помощь и юридическая услуга: формирование и сравнение

понятий // Там же. С. 50—69.

169

4) размер ответственности адвоката до внесения изменений в Закон

можно ограничивать только в договоре с доверителем, например, сум

мой полученного адвокатом вознаграждения, и только за неосторожное

нарушение обязательств адвокатом;

5) обязательное страхование ограниченной гражданскоправовой от

ветственности адвоката имеет как сторонников, так и противников1.

Потребительский подход2 ориентирован на преимущественную защи

ту интересов клиента, заключающего с адвокатом договор об оказании

юридической помощи, и основывается на четырех основных принципах:

1) гражданское законодательство в любом случае должно иметь при

оритет в регулировании договорных имущественных отношений между

клиентом и адвокатом;

2) правовая природа адвокатского договора ближе всего к договору

возмездного оказания услуг (иногда с элементами представительства),

но острой необходимости в ее специальном легальном определении в За

коне нет;

3) размер ответственности адвоката перед клиентом по Закону и/или

договору не может ограничиваться только реальным ущербом, но дол

жен включать и упущенную выгоду;

4) обязательное страхование гражданскоправовой ответственности

адвоката однозначно необходимо3.

Предпосылки всех этих трех на первый взгляд противостоящих друг

другу концептуальных подходов могут быть обнаружены в прошлом

и настоящем зарубежной и отечественной адвокатуры. При этом по сути

своей запретительный, ограничительный и потребительский подходы

являются ничем иным, как тремя последовательными стадиями единого

эволюционного процесса развития института гражданскоправовой от

ветственности адвоката за некачественную юридическую помощь.

1 Подробнее см., напр.: Мастинский Я. М., Бардин Л.Н., Минаков А. И., Паповян И. С.

Концептуальное обоснование необходимости внесения изменений в Федеральный закон

«Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» об основаниях ока

зания юридической помощи и правовой природе договора оказания юридической помощи //

Адвокат (журнал). 2003. № 10. С. 19—22; Шаров Г. Страхование риска ответственности ад

воката // Российская юстиция. 2004. № 5. С. 43—47; Он же. Договор с доверителем // Биз

несадвокат. 2004. № 18. С. 8—9; Он же. К вопросу об особенностях договора на оказание

юридической помощи // Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ. 2007. № 2.

С. 155—180; Крохмалюк А. Норма замедленного действия // Адвокатская газета. 2007. № 1

(001). С. 1, 4—5.

2 О «пропагандистах «потребительского подхода» к адвокатуре» см.: Воробьев А. В., По

ляков А. В., Тихонравов Ю. В. Указ. соч. С. 84.

3 Подробнее см., напр.: Щуковская О. М. Правовое регулирование деятельности по ока

занию правовых услуг. Дис. … канд. юрид. наук. — СПб., 2001. С. 178—182, 188; Кратен

ко М. В. Договор об оказании юридической помощи в современном гражданском законо

дательстве / Под науч. ред. дра юрид. наук, проф. Б. Л. Хаскельберга. — М.: Статут, 2006.

С. 23—24, 67—72, 229—247.

170

Запретительный подход первоначально возник в Древнем Риме в рес

публиканский период, когда адвокат был судебным оратором, судья ис

правлял юридическую, а стороны и/или их поверенные, подготавливав

шие юридическую часть дела, охраняли фактическую часть от погрешно

стей адвокатовораторов. Подобные процессуальные функции

исключали какуюлибо гражданскоправовую ответственность адвоката

перед клиентом, но предполагали таковую для поверенных, допустив

ших юридическую ошибку. Такой порядок просуществовал до IV века

н. э., когда усложнился процесс (вследствие появления письменной

формы, системы апелляций) и произошло слияние функций адвока

таоратора и поверенного. С этого времени адвокат мог отвечать за вся

кий вред для клиентов, произошедший по его вине1.

В Средние века, Новое время и в XX веке разграничение функций ад

вокатов (барристеров) и поверенных (солиситоров) было характерно

прежде всего для Англии, а также Франции (до 1971 года), что являлось

основанием иммунитета барристеров против исков о допущенной ими

небрежности при исполнении профессиональных обязанностей. В на

стоящее время подобный иммунитет ограничен судебным представи

тельством, но все еще сохраняется в Англии и некоторых ее бывших ко

лониях, в том числе в Ирландии, несмотря на сближение функций бар

ристеров и солиситоров (с 1990 года в Англии) и предложения отказаться

от этого иммунитета вообще2.

Что касается ограничительного и потребительского подходов, то

можно лишь констатировать их очевидные проявления в современной

зарубежной адвокатуре на примере отдельных и пока еще фрагментар

ных публикаций на русском языке. Так, например, если в ФРГ допуска

ются соглашения об ограничении ответственности адвоката, то в США

и Китае адвокатам по общему правилу запрещено заключать подобные

предварительные соглашения с клиентами3.

Столь же малочисленны и фрагментарны в России публикации об

особенностях обязательного и добровольного страхования граждан

скоправовой ответственности адвоката за рубежом. В частности, обяза

тельным подобное страхование является в ФРГ, во Франции, в Сингапу

1 Подробнее см.: Стоянов А. История адвокатуры. Вып. I. С. 112—116.

2 См., напр.: Васьковский Е. В. Организация адвокатуры. Ч. I. Очерк всеобщей истории

адвокатуры. С. 217; Власов И. С., Пульянов В. З. Организация адвокатуры в зарубежных

странах. — М.: ВНИИСЗ Минюста СССР, 1972. С. 50; Уолкер Р. Английская судебная сис

тема / Пер. Т. В. Апаровой. — М.: Юрид. лит., 1980. С. 286—287, 300—303; Романов А. К.

Правовая система Англии: Учебное пособие. С. 287—289; Научнопрактическая конферен

ция МС(С)Ав Ирландии // Адвокат (газета). 2003. № 7. С. 9—10.

3 Подробнее см.: Жалинский А., Рёрихт А. Введение в немецкое право. С. 281; Кратен

ко М. В. Указ. соч. С. 238—239; Трощинский П. В. Новое в законодательном регулировании

института адвокатуры в КНР // Информационные материалы. Серия: Общество и государ

ство в Китае в ходе реформ / РАН. Инт Дальнего Востока. Центр научной информации

и банка данных. Вып. 7. Современный Китай: право, политика, общественная жизнь. —

М., 2000. С. 73.

171

ре, а также для солиситоров в Англии1. В США, за исключением штата

Орегон, страхование является добровольным только для адвокатов,

практикующих индивидуально или в составе простых партнерств (ответ!

ственность таких адвокатов не ограничена законом), остальные же адво!

каты, действующие в организационно!правовых формах компаний с ог!

раниченной ответственностью, должны страховаться в обязательном по!

рядке2. Страхование в Бельгии почти такое же, как в США3.

Примечательно, что в ФРГ ограничительный подход проявляется и в

страховании: ответственность адвоката по договору с клиентом может

быть ограничена рамками покрытия по страховой сумме4.

Для российской адвокатуры 1864—2002 годов привлечение адвокатов

к гражданско!правовой ответственности перед доверителем было явле!

нием крайне редким. Парадокс заключается в том, что фактически все

это время преобладал режим запретительного подхода, который при

этом никогда не закреплялся законодательно и тем более не имел одно!

значной теоретической поддержки.

В Российской империи запретительный подход был отвергнут с мо!

мента введения института присяжных поверенных в 1864 году5. Во!пер!

вых, было решено «соединить стряпческую и адвокатскую деятельность

в одном лице присяжных поверенных», избавив тяжущихся от «тягост!

ного ига» стряпчих6. Во!вторых, статья 404 Учреждения судебных уста!

новлений непосредственно предусматривала, что «за пропущение по ви!

не присяжного поверенного узаконенных сроков и всякое другое нару!

шение установленных правил и форм тяжущийся имеет право, если

потерпел от сего какой!либо ущерб, взыскать с поверенного свои убытки

через тот суд, в котором он вел дело»7.

До октября 1917 года так и не были реализованы предложения об от!

делении адвокатов от поверенных (стряпчих), что исключило бы граж!

данско!правовую ответственность адвокатов8. И к сожалению, не вышел

1 Подробнее см.: Гарлоф М. Страхование адвокатской деятельности в Германии и пен!

сии адвокатов // Адвокат (газета). 2004. № 12. С. 4—5; Адвокатура Франции // Адвокатская

практика. 1998. № 1—2. С. 56; Научно!практическая конференция МС(С)А в Сингапуре //

Адвокат (газета). 2005. № 4. С. 8; Барристеры и солиситоры: защита в Англии и в Уэльсе //

Адвокат. Ежемесячная газета. 1993. № 3—4. С. 5.

2 Подробнее см.: Щуковская О. М. Указ. соч. С. 187.

3 Подробнее см.: Карпова И. Адвокатская деятельность в Бельгии. С. 22.

4 См.: Жалинский А., Рёрихт А. Указ. соч. С. 283.

5 См.: Учреждение судебных установлений от 20 ноября 1864 года (статьи 353—406) //

Реформы Александра II. — М.: Юрид. лит., 1998. С. 323—331.

6 См.: Щегловитов И. Г. Влияние иностранных законодательств на составление Судеб!

ных Уставов 20 ноября 1864 года. С. 41—42.

7 См.: Реформы Александра II. — М.: Юрид. лит., 1998. С. 331.

8 Подробнее см., напр.: Васьковский Е. В. Организация адвокатуры. Историко!догмати!

ческое исследование. Ч. II. Исследование принципов организации адвокатуры. С. 142—162,

194—195.

172

в свет четвертый том «Истории русской адвокатуры», в котором, в том

числе должна была быть обобщена практика судебных палат, Сената

и других учреждений по вопросам, касающимся адвокатуры. Вместе

с тем показательно, что в программе издания этого четырехтомника не

было раздела, посвященного гражданско правовой ответственности

присяжных поверенных1.

Советское законодательство об организации адвокатуры, действовав

шее с 1917 по 2002 год, вообще не упоминало о какой либо ответствен

ности адвоката и коллегии адвокатов перед клиентом. Тем не менее этот

вопрос иногда все же обсуждался, в результате чего не позднее 1940 года

появились три основные точки зрения, которые в последующем сущест

венно не менялись:

1) виды и объем ответственности адвокатов исчерпывающе регули

руются Положением об адвокатуре; адвокат может быть привлечен

к дисциплинарной и уголовной ответственности (в рамках уголовного

дела возможен иск к нему);

2) коллегия адвокатов несет ответственность перед клиентом по до

говору поручения, адвокат — перед коллегией в порядке регресса;

3) юридическую помощь клиенту оказывает адвокат, а не коллегия

адвокатов; адвокат отвечает перед клиентом не за результат своей рабо

ты, а только за ее тщательность и добросовестность2.

Выявленные предпосылки трех заявленных концептуальных подхо

дов ответственности адвоката перед доверителем в значительной мере

определяют соответствующие им современные цели этой ответственно

сти. Так, если сторонники потребительского подхода в России пишут

о «дисциплинирующем воздействии на адвоката»3, то немецкий вариант

ограничительного подхода предполагает принципиально иное, а именно

«общую и частную превенцию, направленную на сохранение адвокат

ской компетенции»4, т. е. защиту адвокатуры от злоупотреблений со сто

роны адвокатов и третьих лиц (клиентов и страховщиков в первую оче

редь) посредством определенности статуса адвоката в части его граждан

ско правовой ответственности за некачественную юридическую

помощь.

Цель же запретительного подхода в Российской Федерации, очевид

ная из самого его названия, часто объясняется современным проблем

ным состоянием ее правовой системы. Среди этих проблем особо остро

1 Подробнее см.: История русской адвокатуры. Т. 1. Гессен И. В. Адвокатура, общество

и государство (1864—1914) / Сост. С. Н. Гаврилов. — М.: «Юристъ», 1997. С. 5—8.

2 Подробнее см.: Семёнова А. Материальная ответственность адвокатов // Советская

юстиция. 1941. № 14. С. 9—11; Стецовский Ю. И. Советская адвокатура: Учеб. пособие для

вузов. С. 176—179; Процесс: гражданка Рыбакова против адвоката // Вопросы адвокатуры.

2001. № 2 (30). С. 4—20.

3 См., напр.: Кратенко М. В. Указ. соч. С. 151.

4 См., напр.: Жалинский А., Рёрихт А. Указ. соч. С. 280.

173

выделяется проблема качества и стабильности законодательства1; про

блема доступности и стабильности судебной практики2, а также пробле

ма качества знаний и этичности поведения значительной части юристов,

в том числе судей, сотрудников правоохранительных органов и адвока

тов3.

Полагаю, что адвокатура может повлиять на решение указанных про

блем правовой системы, показав пример самоорганизации. Для этого не

обходимо выработать четкие критерии (стандарты) качественной юриди

ческой помощи, оказываемой адвокатами, что позволит реализовать

принцип правовой определенности в части оснований и пределов граж

данскоправовой ответственности адвоката перед доверителем. На такой

пример государству придется реагировать — соответствовать высоким

стандартам адвокатуры: осуществлять гуманизацию и гармонизацию за

конодательства и практики его применения. Следствием подобного со

трудничества между адвокатурой и государством неизбежно станет ми

нимизация негативных проявлений во всех профессиональных группах

юристов.

Учитывая изложенное, считаю необходимым признать запретитель

ный подход не соответствующим интересам адвокатуры. Адвокат, без со

мнения, должен нести гражданскоправовую ответственность за вред,

причиненный доверителю вследствие оказания некачественной юриди

ческой помощи, но в режиме ограничительного подхода по Закону. Реа

лизация же потребительского подхода в законодательстве современной

России, скорее всего, спровоцирует «потребительский экстремизм» со

стороны доверителей, примеры которого хорошо известны зарубежной

адвокатуре4.

Существующая в России свобода определения (значит, и ограниче

ния) размера ответственности адвоката по соглашению об оказании

юридической помощи (подпункт 5 пункта 4 статьи 25 Закона) позволяет

1 Подробнее см., напр.: Ямшанов Б. Приговор по прейскуранту. В судах сложился мощ

ный коррупционный рынок, заявил Валерий Зорькин // Российская газета. 2004. 19 мая.

2 Верховный Суд Российской Федерации уже второй год пытается добиться принятия

Федерального закона о праве граждан на информацию о деятельности судов. Подробнее

см., напр.: Куликов В. Получи приговор по Интернету. Вячеслав Лебедев намерен облегчить

доступ граждан к правосудию // Российская газета. 2006. 15 августа; Радченко В. Слухи от

меняются. В Госдуму внесен законопроект о праве граждан на полную информацию в су

дах // Российская газета. 2007. 15 августа.

3 Подробнее см., напр.: Воробьев А. В., Поляков А. В., Тихонравов Ю. В. Указ. соч.

С. 167—169, 187—192.

4 Например, в Англии «предъявление исков о небрежности, которые когдато были

редкостью, теперь превратилось в развлечение для раздраженного клиента… и ни один ад

вокат… не застрахован от них», а в СШАкаждый третий — пятый адвокат из всех застрахо

ванных сталкивается с иском о ненадлежащей юридической практике, при этом количест

во подобных исков с 1970 по 2005 год увеличилось в 10 раз. Подробнее см.: Уолкер Р. Указ.

соч. С. 288; Щуковская О. М. Указ. соч. С. 186; Крофорд Д. Практика страхования профес

сиональной ответственности адвокатов в США // Воронежский адвокат. 2005. № 5. С. 7.

174

ограничивать ответственность адвоката, но только с учетом норм Граж

данского кодекса РФ1, в частности за неумышленное нарушение обяза

тельств по соглашению (пункт 4 статьи 401 ГК РФ). Вместе с тем прин

цип обеспечения восстановления нарушенных прав (пункт 1 статьи 1

ГК РФ) не позволяет однозначно ограничивать ответственность адвоката

по соглашению с доверителем убытками (статья 15 ГК РФ) только в виде

реального ущерба (без упущенной выгоды) и только таким ущербом, как

произведенные или необходимые расходы (без расходов, вызванных ут

ратой или повреждением имущества)2. В связи с этим следовало бы в За

коне, по общему правилу, ограничить размер ответственности адвоката

перед доверителем реальным ущербом, включающим в себя исключи

тельно сумму полученного адвокатом вознаграждения и иные затраты на

юридическую помощь, оплаченные доверителем. Больший размер ответ

ственности адвоката перед доверителем мог бы устанавливаться по жела

нию сторон в соглашении об оказании юридической помощи. Такой

добровольный и постепенный переход к потребительскому подходу, пре

жде всего вследствие конкуренции между адвокатами, их специализации

и изменения представлений доверителей о качестве юридической помо

щи, позволил бы избежать массового «потребительского экстремизма»

со стороны доверителей в России.

Основная проблема реализации ограничительного и потребительско

го подходов — сложность выработки четких критериев (стандартов) ка

чественной юридической помощи, оказываемой адвокатами. Причем ес

ли в России есть авторы, которые пишут о том, что такие критерии, на

верное, вообще не могут быть определены3, то за рубежом, в частности

в США, существуют «стандарты деловой практики», рекомендованные

адвокатам их ассоциациями4, а также «стандартные критерии», установ

ленные судебной практикой по искам к адвокатам5, и независимые обо

зрения, выпускаемые адвокатами по проблемам качества адвокатских

услуг6.

Необходимо признать, что в России существует большая потребность

в конкретизации критериев качественной юридической помощи, кото

рые можно было бы назвать «Стандартами адвокатской деятельности».

1 См.: Гражданский кодекс Российской Федерации. Официальное издание. — М.:

Юрид. лит., 2007. — 912 с.

2 См., напр.: Дзюба И. Пределы возможностей сторон по установлению в договоре ус

ловий об ограничении и освобождении от ответственности // Право и экономика. 2003.

№ 8. С. 45—50.

3 См., напр.: Козлова Н. В. Договор возмездного оказания правовых услуг // Законода

тельство. 2002. № 4. С. 51.

4 Подробнее см.: Щуковская О. М. Указ. соч. С. 170.

5 См., напр.: Крофорд Д. Практика страхования профессиональной ответственности ад

вокатов в США. С. 8.

6 Подробнее см.: Щуковская О. М. О системе регулирования частной юридической

практики в США. С. 22.

175

Для адвокатуры лучше, чтобы именно она сформулировала концепцию

этих стандартов, а не суд при рассмотрении соответствующих дел по ис

кам к адвокатам. Такая активность адвокатуры способствовала бы закре

плению ограничительного подхода к гражданскоправовой ответствен

ности адвоката за некачественную юридическую помощь.

Стандарты адвокатской деятельности целесообразно включить в Ко

декс профессиональной этики адвоката1в качестве нового третьего раз

дела2, что придало бы им нормативное значение по Закону (пункту 2 ста

тьи 4) и сделало бы обязательными, в том числе для суда.

При разработке стандартов можно было бы использовать систему Об

щей и Особенной частей. Общая часть включала бы в себя общие нормы

о качестве всех видов юридической помощи, оказываемой адвокатами,

Особенная часть — нормы о качестве каждого вида юридической помо

щи, указанного в Законе (пункте 2 статьи 2). Общая часть содержала бы

нормы, конкретизирующие основную обязанность адвоката по Закону:

честно, разумно и добросовестно защищать доверителя (подпункт 1

пункта 1 статьи 7), а также нормы, устраняющие и/или ограничивающие

ответственность адвоката. Особенная часть состояла бы из следующих

двух групп норм: 1) определений наиболее распространенных случаев

нарушений стандартов; 2) конкретных запретов и требований. Кроме

этого, стандарты могли бы предусматривать, что методические рекомен

дации адвокатам по отдельным видам юридической помощи, которые

были утверждены советами адвокатских палат, являются дополнением

стандартов, следование которому устраняет ответственность адвоката.

Подобные стандарты при желании вполне могут быть разработаны

в России с использованием отечественного и зарубежного опыта адвока

туры. Например, закрепление требований к адвокату не предавать и не

обманывать доверителя (быть честным)3, проявлять осторожность и ос

мотрительность (быть разумным), выполнять информационные обязан

ности перед доверителем (быть добросовестным) соответствовало бы за

рубежному опыту4. Традиции же ведения делового общения с доверите

1 См.: Кодекс профессиональной этики адвоката // СПС КонсультантПлюс.

2 О попытках разработки в России подобных стандартов в рамках проектов кодексов

адвокатской этики, которые не были реализованы «в силу недостаточной проработанности

ряда положений», подробнее см., напр.: Барщевский М. Ю. Организация и деятельность ад

вокатуры в России: Науч.практ. пособие. С. 332—336; Он же. Адвокатская этика.

С. 178—180, 197—203; Кратенко М. В. Указ. соч. С. 188.

3 Бесчестность адвоката в основном влечет дисциплинарную или уголовную ответст

венность (прим. авт.).

4 В частности, во Франции основанием гражданскоправовой ответственности адвока

та, в самом общем виде, является нарушение требования «придерживаться правил осто

рожности и осмотрительности, которые необходимы для защиты интересов, доверенных

ему клиентом». См.: Адвокатура Франции // Адвокатская практика. 1998. № 1—2. С. 5.

В ФРГ среди таких оснований выделяется нарушение адвокатом информационных

176

лем в России (в части оформления адвокатского досье)1могли бы быть

использованы при формулировании правил, устраняющих и/или огра

ничивающих ответственность адвоката. Среди определений наиболее

распространенных случаев нарушений стандартов можно было бы выде

лить, в частности, определение «предъявления адвокатом заведомо без

надежного иска», среди запретов — «превышение адвокатом полномо

чий» (в том числе запрет признавать иск без согласия доверителя), среди

требований — «использование адвокатом полномочий» (в том числе тре

бование заявлять о пропуске исковой давности).

Последствием разработки указанных стандартов стало бы решение

проблемы однозначного понимания страхового случая (статья 942

ГК РФ) в рамках обязательного или добровольного страхования адвока

том гражданской ответственности перед доверителем (статья 927 ГК РФ)

по соглашению об оказании юридической помощи (статья 932 ГК РФ),

а также перед третьими лицами за причинение им вреда (статья 931

ГК РФ). Страховым случаем являлось бы неосторожное (статья 963

ГК РФ) нарушение адвокатом стандартов адвокатской деятельности,

причинившее вред доверителю и/или третьим лицам.

В настоящее время подобной однозначности нет. Страховые компа

нии предлагают адвокатам свои определения страхового случая, которые

можно свести к трем основным вариантам: 1) «непреднамеренным (не

умышленным) ошибочным действиям адвоката при оказании юридиче

ской помощи»; 2) попыткам конкретизировать адвокатские риски, при

водя их примерный перечень; 3) «причинению убытков доверителю» при

оказании того или иного вида юридической помощи, предусмотренного

Законом. В результате такой практики страховщиков созданы предпо

сылки для злоупотреблений с их стороны (отказов в страховых выплатах)

и со стороны «клиентов, ищущих возможность “поймать” адвоката на

какомто “упущении”»2.

Эта ситуация стала следствием продолжающегося неисполнения

норм Закона (статей 19, 45) и Закона Российской Федерации «Об орга

низации страхового дела в Российской Федерации» (статьи 3)3, предпи

сывающих принятие специального Федерального закона об обязатель

ном страховании профессиональной имущественной ответственности

обязанностей перед доверителем. Подробнее см.: Кратенко М. В. Указ. соч. С. 223—224.

1 Подробнее см., напр.: Розенталь М. Конфликт с доверителем // Российский адвокат.

2006. № 1. С. 38—39.

2 Подробнее см., напр.: Осипов С. В., Сапожников Н. Ю., Марков М. В. Страхование…

добровольное // Новая адвокатская газета. 2007. № 2. С. 14.

3 См.: Закон Российской Федерации от 27 ноября 1992 года № 40151 «Об организации

страхового дела в Российской Федерации» (с послед. измен. и доп.) // СПС Консультант

Плюс.

177

адвоката, в котором должен быть, в том числе перечень страховых случа

ев. Именно по этой причине в России до сих пор (после 1 января

2007 года) нет обязательного страхования гражданской ответственности

адвоката за нарушение условий заключенного с доверителем соглашения

об оказании юридической помощи. Более того, сначала эта причина бы

ла констатирована в корпоративном1, а затем в законодательном поряд

ке2.

Введению в России обязательного страхования адвокатских рисков

препятствуют еще две веские причины:

1) низкие доходы значительной части адвокатовзащитников3;

2) массовое недоверие адвокатов к страховщикам, условия страхова

ния у которых изначально лишают страховой защиты адвокатов и их до

верителей4.

Вторая из этих двух причин тесно связана с вопросами, решать кото

рые адвокаты и страховые компании пока предлагают поразному. Среди

таких вопросов следует выделить защиту режима адвокатской тайны при

заключении и исполнении договора страхования5, а также определение

1 Подробнее см.: Решение совета Федеральной палаты адвокатов Российской Федера

ции от 28 ноября 2006 года, протокол № 8 // Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ.

2007. № 1. С. 24—26.

2 См.: Федеральный закон от 3 декабря 2007 года № 320ФЗ «О внесении изменения

в статью 7 Федерального закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской

Федерации”» // Собрание законодательства РФ. 2007. № 50. Ст. 6233.

3 По мнению Е. В. Семеняко, «труд адвоката превратится в фикцию», если из фиксиро

ванного вознаграждения 80% российских адвокатов (исключая Москву и СанктПетер

бург), занимающихся защитой по уголовным делам по назначению, будут еще и вычитать

деньги на страховку. Подробнее см.: Семеняко Е. Указ. соч.

4 В частности, в некоторых страховых компаниях непременным условием для получе

ния страховой выплаты является предоставление адвокатом страховщику решения совета

адвокатской палаты о наличии в действиях адвоката проступка с указанием примененной

к нему меры дисциплинарной ответственности. Разумеется, что нормальный адвокат пред

почтет урегулировать конфликт с доверителем без такой «помощи» страховщика. Подроб

нее см., напр.: Обозов А. Страхование адвокатской ответственности, или страховщики на

чинают и выигрывают // Адвокатские вести. 2007. № 3. С. 12—13; Он же. ОСАГО для адво

катов. Защитников заставят страховать свои ошибки. Многие против принудиловки //

Российская газета. 2007. 10 апреля.

Есть страховщики, которые требуют от адвоката совместного определения «плана за

щиты от имущественной претензии» доверителя при наступлении страхового случая вме

сто содействия адвокату в улаживании конфликта с доверителем. См., напр.: Федонкин А.

Страхование профессиональной ответственности адвокатов: будущее начинается сего

дня // Адвокат (журнал). 2004. № 2. С. 5.

5 Страховые компании, как правило, требуют от адвокатовстрахователей всю «доку

ментацию по делу» для подтверждения и анализа страхового случая, адвокаты же считают

подобное требование страховщиков недопустимым вследствие нарушения адвокатской

тайны. Подробнее см.: Осипов С. В., Сапожников Н. Ю., Марков М. В. Указ. соч.

Полагаю, что адвокатская тайна не является абсолютной, договорные отношения ме

жду адвокатом и страховщиком предполагают раскрытие части информации, являющейся

адвокатской тайной (прим. авт.).

178

минимального размера страховой суммы и, соответственно, страховой

премии1.

Проанализированные выше три причины делают институт обязатель

ного страхования профессиональной ответственности адвоката недопус

тимым и дискредитируют саму идею подобного страхования в современ

ной России. Страхование любых адвокатских рисков должно быть доб

ровольным.

Обоснование добровольного страхования самими адвокатами обычно

сводится либо к саморекламе — желанию конкретного адвоката повы

сить свою профессиональную «привлекательность» перед потенциаль

ными доверителями, либо к необходимости минимизации рисков рабо

ты по конкретному делу «сложного клиента»2. Страх совершения адво

катской ошибки или упущения (ненадлежащего исполнения или

неисполнения стандартов адвокатской деятельности) обычно не упоми

нается адвокатами в качестве причины для страхования своей профес

сиональной имущественной ответственности, так как количество исков

доверителей к адвокатам не превышает 10—15 случаев по всей стране «за

все обозримое время существования адвокатуры»3. Представляется, что

имеет смысл страховать адвокатские риски бизнесадвокатов, которым

часто приходится делать самостоятельный выбор между различными ва

риантами действий по конкретному делу без согласования с доверителем

в сжатые сроки в условиях неопределенности (сложности учета множест

ва факторов). Для судебной адвокатуры в целом это не характерно. Дея

тельность адвоката по наиболее распространенным категориям уголов

ных и гражданских дел не предполагает таких рисков.

По Закону (статье 25) юридическую помощь оказывают исключитель

но адвокаты, что влечет их личную гражданскоправовую ответствен

ность за некачественную юридическую помощь. Какаялибо ответствен

ность коллегий адвокатов и адвокатских бюро, в том числе субсидиар

ная, по обязательствам адвокатов не допускается Законом (пунктами 12,

16 статьи 22, пунктами 2, 10 статьи 23). К юридическим консультациям

этот порядок должен применяться по аналогии закона (статье 6 ГК РФ).

Недопустимо в России и страхование риска ответственности адвоката

за нарушение соглашения об оказании юридической помощи не самим

1 Если адвокаты предлагают определить минимальную страховую сумму в размере 100

минимальных размеров оплаты труда (МРОТ) — 10 тысяч рублей или 50 МРОТ — 5 тысяч

рублей, то страховые компании — 100 тысяч рублей. Подробнее см.: Шаров Г. Страхование

риска ответственности адвоката // Российская юстиция. 2004. № 5. С. 47; В совете Феде

ральной палаты // Российский адвокат. 2006. № 1. С. 3; Крохмалюк А. Указ. соч. С. 5.

2 См., напр.: Осипов С. В., Сапожников Н. Ю., Марков М. В. В обязательном страхова

нии нет необходимости // Новая адвокатская газета. 2007. № 4. С. 2.

3 См.: Куликов В. Ошибка адвоката станет платной. Федеральная палата адвокатов раз

рабатывает правила страхования защитников // Российская газета. 2007. 6 марта; Обозов А.

Указ. соч.

179

адвокатом, а его адвокатским образованием (статья 932 ГК РФ). Между

тем, например, в ФРГ адвокатские фирмы имеют право оформить «фир

менную страховку», по условиям которой будут возмещены убытки кли

ента, не покрытые страховкой гражданскоправовой ответственности

конкретного адвоката, работающего в этой фирме1.

Режим личной гражданскоправовой ответственности адвоката имеет

особенности применительно к адвокатам — партнерам адвокатского бю

ро. Они несут солидарную ответственность по неисполненным общим

обязательствам в отношении доверителей и третьих лиц, но только с мо

мента прекращения партнерского договора (пункт 7 статьи 23 Закона).

В период же действия партнерского договора адвокатом, несущим ответ

ственность перед доверителем, является только тот адвокат, который не

посредственно исполняет соглашение об оказании юридической помо

щи, если иное не предусмотрено партнерским договором (подпункт 4

пункта 4 статьи 23 Закона, статья 321 ГК РФ)2.

Примечательно, что в СШАэволюция организационноправовых

форм адвокатской деятельности в 1970—1990е годы от индивидуальной

практики и простых товариществ к юридическим лицам с ограниченной

ответственностью (профессиональным корпорациям, компаниям и парт

нерствам, партнерствам со смешанным составом участников — полными

и ограниченными в своей ответственности партнерами) привела к множе

ственности форм личной и корпоративной ответственности за некачест

венную юридическую помощь3. В России же с 1990х годов продолжают

обсуждать вопрос о допустимости и целесообразности появления адвокат

ских фирм, оказывающих юридическую помощь и, следовательно, несу

щих гражданскоправовую ответственность от своего имени4.

Представляется, что потребность в дифференциации (множественно

сти) форм адвокатских образований и соответствующих им личной

1 См., напр.: Кратенко М. В. Указ. соч. С. 244.

2 Подробнее см.: Рыжаков И., Прохоров В. Просто товарищ или партнер? //

эжЮРИСТ. 2002. № 39. С. 11; Рахмилович А., Маргулян Э. Адвокатское бюро. Особенности

правового регулирования // Коллегия. 2003. № 5. С. 43; Проняев Н. Е. Партнерский дого

вор — инструмент в механизме распределения убытков и прибыли адвокатского бюро //

Российская юстиция. 2007. № 7. С. 72.

3 См., напр.: Щуковская О. М. Формы деятельности по оказанию юридических услуг //

Адвокат (журнал). 2001. № 10. С. 64; Она же. Организационноправовые и иные формы

деятельности по оказанию юридических услуг // Адвокат (журнал). 2001. № 12. С. 36—37.

4 См., напр.: Пухова Т. Российская адвокатура серьезно больна, но выздоровление воз

можно // Российская юстиция. 1999. № 8. С. 24—26; Резник Г. В адвокатуре завелся вирус

коммерции, но эпидемия предотвратима // Российская юстиция. 1999. № 11. С. 23—25; На

пороге перемен. В 2008 году Россия вступает в ВТО. О том, в каком положении окажутся

адвокаты, рассуждают наши коллеги: Геннадий Шаров, член Совета ФПАРФ, главный ре

дактор журнала «Вестник ФПАРФ» и Владимир Игонин, член Экспертноконсультатив

ного совета Совета Федерации ФС РФ, заслуженный юрист РФ // Российский адвокат.

2007. № 4. С. 12—13.

180

и корпоративной имущественной ответственности адвокатов и адвокат

ских образований в современной России является следствием имеюще

гося состава доверителей: физических и юридических лиц, сильно отли

чающихся по своим запросам к форме и содержанию юридической по

мощи. В связи с этим целесообразность оказания юридической помощи

от имени адвокатских образований не вызывает сомнений. Такой поря

док увеличил бы финансовые и репутационные гарантии гражданской

ответственности адвокатских образований перед доверителями.

Результаты проведенного автором анкетирования 120 адвокатов из 26

субъектов Российской Федерации позволяют, в частности, сделать два

основных вывода в отношении российской адвокатуры:

1) в ней преобладают сторонники ограничительного подхода к граж

данскоправовой ответственности адвоката перед доверителем;

2) в целом она остается судебной адвокатурой.

Первый вывод основан на том, что только 18 адвокатов (15%) отрица

ют имущественную ответственность адвоката перед доверителем, тогда

как 71 адвокат (59,2%) считают необходимым ограничить ее размер

и лишь 52 адвоката (43,4%) признают обязательное страхование профес

сиональной имущественной ответственности адвоката целесообразным1.

Второй вывод сделан потому, что 66 адвокатов (55%) затруднились

с ответом на вопрос о допустимости и целесообразности внесения изме

нений в Закон о наделении коллегии адвокатов и адвокатского бюро

правом оказывать юридическую помощь от своего имени и лишь 25 ад

вокатов (20,8%) сочли это целесообразным2.

Оба вывода подтверждаются еще и тем, что только 39 адвокатов

(32,5%) полагают целесообразным субсидиарную ответственность колле

гии адвокатов и адвокатского бюро перед доверителями своих членов,

а также субсидиарное страхование коллегиями и бюро адвокатских рис

ков своих членов, причем в обоих случаях только по желанию учредите

лей коллегии или бюро3.

1 Подробнее см.: Приложение 12 — ответы на 16й вопрос анкеты адвоката о случаях,

при наличии которых адвокат должен нести имущественную ответственность перед дове

рителем; ответы на 18й вопрос анкеты адвоката о возможности ограничения размера иму

щественной ответственности адвоката; ответы на 19й вопрос анкеты адвоката об обяза

тельности страхования риска профессиональной имущественной ответственности адвоката

(прим. авт.).

2 Подробнее см.: Приложение 12 — ответы на 15й вопрос анкеты адвоката о внесении

изменений в Закон о наделении коллегии адвокатов и адвокатского бюро правом оказы

вать юридическую помощь от своего имени (прим. авт.).

3 Подробнее см.: Приложение 12 — ответы на 20й вопрос анкеты адвоката о внесении

в Закон дополнений о субсидиарной ответственности коллегии адвокатов и адвокатского

бюро перед доверителями своих членов; ответы на 21й вопрос анкеты адвоката о субсиди

арном страховании коллегиями и бюро риска профессиональной имущественной ответст

венности своих членов перед их доверителями (прим. авт.).

181

Эти два вывода не препятствуют реализации изложенных выше пред

ложений об ограничении по Закону гражданскоправовой ответственно

сти адвоката за некачественную юридическую помощь, о разработке

и введении в действие стандартов адвокатской деятельности, об отказе

от обязательного страхования адвокатских рисков и внесении дополне

ний в Закон о предоставлении адвокатским образованиям права заклю

чать соглашения об оказании юридической помощи от своего имени, что

привело бы к увеличению финансовых и репутационных гарантий граж

данскоправовой ответственности адвокатских образований за оказан

ную ими некачественную юридическую помощь.

<< | >>
Источник: Поспелов О. В.. Формы адвокатских образований в России. — М.: Российская Академия адвокатуры, 2008. — 256 с.. 2008
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме 3.5. Гражданско)правовая ответственность адвокатов и адвокатских образований за некачественную юридическую помощь:

  1. 2.1. Адвокатские образования и адвокатские палаты как формы деятельности и объединения адвокатов
  2. 3.4. Содействие адвокатских палат и адвокатских образований повышению квалификации адвокатов
  3. Лекция 10. Особенности оказания адвокатом юридической помощи в гражданском судопроизводстве
  4. 2.2. Право адвоката на выбор формы адвокатского образования
  5. 3.2. Налогообложение адвокатов и адвокатских образований
  6. 17. Обслуживание организаций адвокатскими образованиями и юридическими фирмами
  7. 2.4. Коллегия адвокатов и адвокатское бюро как формы коллективной деятельности адвокатов
  8. Особенности оказания адвокатом юридической помощи осужденным
  9. Тема 5. Порядок и способы обжалования некачественной и неквалифицированной медицинской помощи
  10. Лекция 7. Порядок оказания адвокатом юридической помощи и оплаты его труда
  11. Тема 5. Порядок и способы обжалования некачественной и неквалифицированной медицинской помощи
  12. Тема 5. Порядок и способы обжалования некачественной и неквалифицированной медицинской помощи
  13. Тема 5. Порядок и способы обжалования некачественной и неквалифицированной медицинской помощи