<<
>>

§ 5. МЕХАНИЗМ СВЯЗИ ПРЕДМЕТА И МЕТОДА

1. Гражданское право регулирует разнообразные общественные связи по закреплению благ за субъектами, по обмену материальными благами и услугами, обслуживает различные виды хозяйственной деятельности в системе общественного разделения труда. Оно опосредует как хозяйственные отношения между социалистическими организациями, так и связи по всестороннему удовлетворению потребностей граждан. В рамках одной из его составных частей—обязательственного права—объединяются различные по содержанию деятельности связи: по передаче имущества, по выполнению разнообразных работ, а том числе таких специфических, как работы по капитальному строительству, проектированию, научным исследованиям, бытовому обслуживанию граждан, оказанию всякого рода услуг, в том числе транспортных, по обеспечению граждан жилым помещением и т.

д. Эта отрасль права опосредует отношения, существенно отличающиеся друг от друга по своему экономическому содержанию. Так, оно регулирует связи по возмездной и безвозмездной передаче имущества, по передаче имущества в собственность и во временное пользование, в собственность и в оперативное управление субъектов и т. д.

Бесспорно, что перечисленные отношения отличаются друг от друга по их субъектам, объектам, сферам, направленности конкретной хозяйственно-экономической деятельности, составляющей содержание отношений. Но бесспорно также и то, что они принимают в целом единую гражданскоправовую форму, регулируются одним гражданскоправовым методом. В то же время общественные связи по передаче имущества, осуществлению некоторых видов работ опосредуются и иными отраслями: административным, трудовым, колхозным, земельным правом.

Из этих фактов действительности иногда делается вывод о возможности применения одного правового метода к разнородным отношениям и разных методов — к однородным. Так, В. В. Лаптев полагает, что к отношениям в сфере хозяйства по

54

вертикали и горизонтали могут применяться «одинаковые методы регулирования» 1; «вместе с тем существует и такое явление, как использование разных методов для регулирования одинаковых хозяйственных отношений. Например, проектирование осуществляется либо по договорам между проектными и иными организациями, либо по нарядим вышестоящих органов хозяйственного руководства» 2.

Действительно, проектирование, как и любая деятельность по созданию благ, приобретает в разных условиях различные правовые формы 3. Кроме административного при гражданского права, она опосредуется в одной из ее сторон также трудовым правом.

История развития нашего общества также дала примеры того, что одни и те же отношения в разные периоды регулировались с применением различных отраслевых методов. Так обстояло дело с правовой формой отношений по государственным заготовкам сельскохозяйственных продуктов. С начала 30-х годов и до 1958 года значительная часть сельскохозяйственных продуктов приобреталась государством от колхозов путем проведения обязательных поставок, в регулировании которых ведущая роль принадлежала административному праву. Происшедшие начиная с 1952 года изменения в содержании, а с 1958 года — и в порядке проведения государственных заготовок колхозной продукции привели к усилению гражданскоправовых начал в регулировании данных отношений. С 1961 года эти связи в целом приобрели гражданскоправовой характер, который в последующие годы, особенно с 1965 года, был значительно усилен. Гражданскоправовыми с 1961 года стали и отношения по реализации продукции совхозов, которые до того носили административно-правовой характер.

Подобного рода явления послужили основанием для выводов о том, что «экономическое содержание отношений не предопределяет прямо метода правового регулирования, а лишь составляет основу для сознательного выбора таких методов, которые позволяют наиболее эффективно использовать все возможности правового воздействия на общественные отношения в интересах наиболее рационального решения хозяйственных и политических задач»4. Этот 'вывод, если признать его правильным, означает отсутствие непосредственной зависимости правовой формы от опосредуемых отношений и весьма широкую свободу законодателя в выборе правовых форм.

1 В. В. Лаптев. Предмет и система хозяйственного права. «Юридическая литература», 1969, стр. 67.

2 Т а м же, стр. 68.

3 Е. А. Панфилов. Гражданскоправовое регулирование деятельности государственных проектных организаций. Автореферат. Свердловск, 1964, стр. 7—15.

4 В. В. Лаптев, указ. соч., стр. 69.

55

Из него вытекает, что круг опосредуемых гражданским правом отношений непосредственно определяется не их характером, а усмотрением законодателя.

Изложенное требует уяснить механизм соотношения предмета и метода гражданского права. Необходимо установить, в какой мере второй определяется первым, доходит ли степень этой предопределенности до автоматизма или законодатель обладает свободой в выборе метода. Требуется также выяснить, не означает ли признание свободы отказа от тезиса о предопределенности правовых форм базисными отношениями, каковы рамки этой свободы, можно ли утверждать, что на каждый данный момент гражданское право, с одной стороны, опосредствует все отношения, которые по своему экономическому содержанию требуют гражданскоправовой формы, а с другой — не «захватывает» иных отношений, не типичных для его предмета.

2. В праве органически сочетаются объективные и субъективные начала. Прямолинейно и односторонне относить его только к объективной или только к субъективной сферам. Надстроечный характер права, а также то, что оно выступает в качестве социально-субъективного фактора, не исключает ни объективности бытия права, ни необходимости материалистического истолкования его системы 1.

С этих позиций должны быть решены вопросы соотношения объективного и субъективного в таких явлениях, как принципы, методы, система права.

В гносеологическом аспекте принципы, методы правового регулирования, - система права—объективная реальность, как и само право. Иное означало бы, что каждый исследователь может по-своему конструировать систему права, привносить в него «свои» принципы и методы. Неверно, например, с одной стороны, оспаривать положение, что научно сформулированное понятие правового принципа является отражением реально закрепленных в праве принципов, а с другой—утверждать, будто правовые принципы порождаются сознанием2. Энгельс писал: «Отражение экономических отношений в виде правовых принципов... необходимо ставит эти отношения на голову... Юрист воображает, что оперирует априорными положениями, а это всего лишь отражения экономических отношений» 3.

1 О. А. Красавчиков. Советская наука гражданского права. Ученые груды Свердловского юридического института, т. 6, 1961, стр. 250. Подробнее об объективном и субъективном в праве см.: С. С. Алексеев. Об объективном в праве. «Правоведение», 1971, № 1, стр. 112—118; В. Ф. Яковлев. Об объективном и субъективном в методе правового регулирования. «Правоведение», 1970, № 6, стр. 55—60.

2 Г. Н. Полянская, Р. Д. С а п и р. Соотношение объективного и субъективного в праве.

«Советское государство и право», 1969, № 6, стр. 23.

3 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 37, стр. 418,

56

Научное формулирование правового принципа означает лишь констатацию воплощения в нормах права какой-то существенной черты общественных отношений. Например, принцип сочетания общественных и личных интересов является принципом социалистического права не потому, что весьма привлекательно внедрить его в сознание всех людей (в отсутствие объективных предпосылок никакие благие побуждения не способны это сделать), а потому, что нормы права отражают объективную основу данного принципа, заключенную в самих производственных отношениях социализма.

Такой подход соответствует учению марксизма-ленинизма о надстроечной сущности права, зависимости правовых форм от экономического строя общества. Он обязывает юристов искать объективные основания деления права на отрасли в закономерностях, присущих регулируемым отношениям. Задача исследователя, если он не только на словах исходит из объективности, права,—обнаружить характерные черты отношений, которые требуют специфической формы регулирования.

3. Рассмотрим теперь метод в ином аспекте—в его соотношении с сознанием и волей творца права—законодателя. Можно ли утверждать, что законодатель сознательно «создает» отраслевой метод правового регулирования, по своему «усмотрению» выбирает тот или иной метод для регулирования определенной группы отношений? На первый взгляд можно. Объясняется это тем, что субъективная сторона права «лежит на поверхности». Право регулирует сознательное, волевое поведение людей; нормы права создаются людьми, являются результатом их сознательной деятельности. Практика тоже как будто свидетельствует о возможности применения разных методов регулирования к одним и тем же отношениям по выбору законодателя. Напрашивается вывод о субъективной основе выбора форм регулируемых отношений. «Кажется,—писал Энгельс,—что юридическая форма—это все, а экономическое содержание ничто. Государственное и частное право рассматриваются как самостоятельные области, которые имеют независимое историческое развитие...» 1.

Однако, во-первых, регулируемые правом отношения, будучи проявлением производственных отношений, должны быть облечены в такую правовую форму, которая соответствует лежащим в основе волевых отношений объективным закономерностям. Во-вторых, сознание законодателя, принимающего правовые решения, .предопределено классовыми интересами, складывающимися в конкретных экономических условиях.

Методы, дифференциация, система права для законодателя не самоцель. Он не стремится создать тот или иной метод регу-

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 21, стр 311.

лирования по заранее намеченной схеме. Законодатель ищет правовые способы наиболее эффективного воздействия на общественные отношения с позиций классовых интересов и целей, предопределенных производственными отношениями. Тот или иной метод правового регулирования складывается под воздействием характера регулируемых отношений и классовых интересов, выражаемых законодателем. Этот процесс не имеет ничего общего с «выбором» законодателем одного из нескольких априорных методов. Методы воздействия, которыми располагает та или иная система права, отражают объективные закономерности общественных отношений, потому сами в основе своей объективны.

Но закономерности общественных отношений находят в методах правового регулирования отнюдь не автоматическое отражение. «Политическое, правовое, философское, религиозное, литературное, художественное и т. д. развитие основано на экономическом развитии. Но все они также оказывают влияние друг на друга и на экономическую основу. Дело обстоит совсем не так, что только экономическое положение является единственной активной причиной, а все остальное является лишь пассивным следствием. Нет, тут взаимодействие на основе экономической необходимости, в конечном счете всегда прокладывающей себе путь» 1. Энгельс писал также: «В современном государстве право не только должно соответствовать общему экономическому положению, не только быть его выражением, но также быть внутренне согласованным выражением, которое не опровергало бы само себя в силу внутренних противоречий. А для того чтобы этого достичь, точность отражения экономических отношений нарушается все больше и больше»2.

Приведенные положения раскрывают корни относительной самостоятельности права вообще и субъективных факторов в применении методов правового регулирования в частности3. Говоря о том, что гражданское право санкционирует нормальные экономические отношения в обществе, Энгельс отмечал, что «форма, в которой дается эта санкция, может быть различна», и далее: «Если, стало быть, нормы гражданского права представляют собой лишь юридическое выражение экономических условий общественной жизни, то они, смотря по обстоятельствам, могут выражать их иногда хорошо, а иногда и плохо»4.

' К. М а р к с и Ф. Энгельс. Избранные письма. Госполитиздат 1948 стр. 469—470.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 37, стр. 418.

3 С. Н. Б.ратусь обоснованно указывает на то, что относительная самостоятельность метода правового регулирования составляет основную часть проблемы относительной самостоятельности права (С. Н. Б р а т у с ь. Предмет и система советского гражданского права. «Юридическая литерчтура» 1963, стр. 50).

4 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т.. 21, стр. 311.

58

Под воздействием конкретно сложившихся условий законодатель может выбирать и действительно выбирает тот или иной правовой способ воздействия на определенную группу отношений. Однако полная свобода законодателя в избрании правовых форм—свобода лишь воображаемая, ибо человек не может быть свободен от экономических закономерностей, действующих в данном обществе. Энгельс определял свободу как способность людей принимать решения на основе познанной необходимости. Только в этом и можно видеть действительную свободу законодателя в выборе правовых форм и методов.

Свобода выбора метода зависит от степени познания и использования объективных закономерностей. Но не всегда законодатель обладает этой свободой. Под влиянием конкретных условий он может избрать такой метод регулирования определенной группы общественных отношений, который не соответствует их объективным закономерностям. Это происходит по разным причинам. Либо закономерности отношений остаются невыявленными, либо законодатель сознательно не использует их, имея в виду решение какой-либо первоочередной задачи, либо он не может сразу найти оптимального соотношения методов различных отраслей права, взаимодействующих в данной сфере общественных отношений, вследствие чего происходит «смещение» методов, «поглощение» одного другим.

О. С. Иоффе правильно указывает, что избрание государством метода регулирования той или иной группы общественных отношений предопределяется не только предметом, но и совокупностью всех потребностей общества, вырастающих из материальных условий его жизни. Он считает, что одни общественные отношения предполагают единственно возможный метод их правового опосредования, а другие по своему характеру допускают возможность применения к ним различных правовых методов 1. Действительно, существуют отношения, которые нуждаются в правовом регулировании, но «собственного» метода не требуют и не порождают, т. е. могут регулироваться методом, вызванным к жизни иными отношениями. Однако отмеченное касается всякого рода «сопредельных» отношений, не основных для данной отрасли права, не составляющих «ядро» ее предмета. Как правило, определенные общественные отношения требуют единого, «своего» метода правового воздействия. «Найти» метод, «выбрать» его для данной группы отношений и установить надлежащее соотношение с иными методами—в этом и состоит основная задача законодателя, призванного обеспечить наиболее эффективное воздействие на общественные отношения

1 О. С. Иоффе. Правоотношение по советскому гражданскому праву. Изд-во ЛГУ, 1949, стр. 37—40.

59

с позиций целей классов, интересы которых государство выражает.

4. Большая роль принадлежит здесь экономической и юридической наукам, которые призваны изучать содержание экономических отношений и обнаруживать наиболее эффективные способы воздействия на них со стороны государства. Именно поэтому XXIV съезд КПСС в деле совершенствования планирования и управления народным хозяйством возложил большие задачи на экономическую науку. Несомненно, что выводы и рекомендации науки должны основываться на глубоком анализе практики социалистического хозяйствования. Общественная эффективность государственноправового регулирования экономических отношений с позиций задач коммунистического строительства — вот тот основной критерий, который должен использоваться для поисков правовых форм и методов регулирования общественных отношений и оценки их пригодности, правильности их выбора.

Эффективным может быть и правовое регулирование, не соответствующее экономическому содержанию одосредуемых отношений. Такая эффективность имеет временный, преходящий, тактический, но не стратегический характер, т. е. регулирование эффективно с позиций отдельных, относительно частных задач. Так, отношения по государственным заготовкам продукции колхозов всегда по своему экономическому содержанию были отношениями собственности. Однако в их регулировании в течение определенного времени преобладали административноправовые элементы, что позволяло осуществлять заготовки на началах неполной эквивалентности в целях направления средств на развитие тяжелой индустрии, которая могла бы послужить базой для дальнейшего развития всего народного хозяйства и обороноспособности страны. Когда появилась возможность равномерного развития всех отраслей народного хозяйства, в том числе и сельского, отношения по заготовкам сельскохозяйственной продукции стали все в большей степени строиться на началах эквивалентности, что позволило отказаться от регулирования их, главным образом, в административноправовом порядке. В настоящее время договор контрактации, являющийся правовой формой государственных закупок продукции колхозов и совхозов, представляет собой гражданскоправовой институт. Именно данная форма отношений по закупкам, поскольку последние строятся как отношения собственности, оказывается наиболее эффективной с позиции решения задач коммунистического строительства, ибо она служит единственной формой, адекватной экономическому содержанию данных отношений.

1 Материалы XXIV съезда КПСС. Стр. 70.

Итак, говорить о выборе законодателем метода правового регулирования можно лишь условно, с рядом оговорок. Методы складываются постепенно, вырастают из характера регулируемых отношений. Априорных методов нет и быть не может. Как правило, выбор метода, т. е. распространение одного из сложившихся методов на определенный вид отношений, возможен без ущерба для них лишь постольку, поскольку данный метод отвечает социально-экономическому содержанию регулируемой общественной связи. Выбор выражается также в установлении оптимального соотношения правовых методов, взаимодействующих в регулировании сложных общественных отношений. Большей свободой выбора законодатель обладает в регулировании тех общественных отношений, которые не формируют собственного метода, регулируются аналогично сходным отношениям.

Под влиянием конкретных условий избранный метод может оказаться не вполне соответствующим регулируемым отношениям или быть случайным. Однако рано или поздно законодатель избирает тот метод, который отвечает сущности регулируемого отношения, и тогда оно занимает должное место в составе предмета регулирования данной отрасли права. «Экономическое движение,—писал Энгельс,—как необходимое в конечном счете прокладывает себе дорогу сквозь бесконечное множество случайностей...» 1.

Динамизм общественных отношений, регулируемых правом, изменение исторических условий и задач, решаемых на каждом из этапов социалистического, коммунистического строительства, вносит динамизм и в правовую систему, которая находится в состоянии постоянного изменения и развития2. Меняются правовые формы конкретных видов отношений, устанавливается различное соотношение отраслевых методов в опосредованин той или иной сферы отношений, складываются новые методы. Задача совершенствования правового регулирования, выбора наиболее адекватной экономическому содержанию отношений правовой формы—задача постоянная. Марксистско-ленинской диалектике противоречил бы вывод о полном соответствии правовой формы регулируемым отношениям. Относительная самостоятельность развития права как особого общественного явления, отставание его как формы от более активного содержания—общественных отношений, наличие в праве случайных субъективных моментов — все это исключает полное соответствие отношений их правовому опосредованию.

Совершенствование управления хозяйством, проводимое в нашей стране, направлено на повышение эффективности госу-

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 37, стр. 395.

2 С. С. Алексеев. Объективное в праве. «Правоведение», 1971, № 1. стр. 116.

61

дарственного, правового воздействия на экономические отношения. Эффективность государственноправового воздействия во многом зависит от адекватности избираемой формы воздействия и экономической сущности общественных отношений. С точки зрения правовой экономическая реформа выражается в установлении юридических форм, максимально отвечающих социально-экономической сущности регулируемых отношений, в устранении случайных, субъективных элементов в государственном руководстве экономикой. Именно поэтому XXIV съездом КПСС поставлена задача дальнейшего внедрения экономически обоснованных методов государственного руководства народным хозяйством 1.

5. Изложенные методологические положения объясняют, почему гражданское право охватывает не все отношения, которые по своему характеру должны входить в его предмет, а в то же время регулируют сходные, сопредельные отношения. Но эти явления, отражающие относительную самостоятельность права, не снимают вывода о том, что в целом гражданское право регулирует отношения, единые по их социально-экономическому содержанию.

Все многообразные отношения по обмену материальными благами и услугами, поскольку они регулируются гражданским правом, имеют то общее, что представляют собой отношения собственности в их динамике. На основе имущества, находящегося в собственности или оперативном управлении субъектов, осуществляется разнообразная хозяйственная деятельность. Если отношения по реализации результатов этой деятельности строятся как отношения собственности, то они регулируются гражданским правом. Напротив, если отношения, например, по выполнению определенной работы и не передаче ее результатов строятся как властно-организационные связи и не обладают чертами отношений собственности, то они принимают административноправовую форму.

Те стороны хозяйственной деятельности, которые принимают вид иных общественных отношений (например, по директивному планированию деятельности проектных организаций вышестоящими органами хозяйственного управления, по организации труда работников проектных организаций), всегда регулируются правовыми методами, свойственными этим отношениям, соответственно методами административного и трудового права.

Следовательно, не виды хозяйственной деятельности, а типы общественных отношений, складывающихся в процессе деятельности, определяют применение того или иного отраслевого метода регулирования.

1 Материалы XXIV съезда КПСС. Стр. 65—71.

6. Поскольку гражданское право регулирует общественные связи, складывающиеся по типу отношений собственности, постольку метод гражданскоправового регулирования должен отражать те черты, которыми характеризуются отношения собственности, т. е. имущественно-распорядительную самостоятельность субъектов, их равенство, начала эквивалентности. Именно эти черты отражаются в содержании прав и обязанностей гражданских правоотношений и через типичные элементы многообразного юридического содержания гражданского права выливаются в соответствующие черты гражданскоправового метода.

Неразрывная связь гражданскоправового регулирования с имущественными отношениями, обладающими названными признаками, отчетливо прослеживается через всю историю развития в нашей стране экономических отношений и их правовых форм 1.

1 Д. М. Генкин, И. Б. Новицкий, Н. В. Рабинович. История советского гражданского права (1917—1947). Изд-во Министерства юстиции СССР, 1949.

<< | >>
Источник: Яковлев В.Ф.. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений :Учебное пособие /Науч. ред. Г. И. Петрищева -Свердловск, 1972. -210 с.. 1972

Еще по теме § 5. МЕХАНИЗМ СВЯЗИ ПРЕДМЕТА И МЕТОДА:

  1. Розділ І | ПРЕДМЕТ І МЕТОД ЗАГ ПРЕДМЕТ І МЕТОД ЗАГАЛЬНОЇ ТЕОРІЇ ДЕРЖАВИ І ПРАВА
  2. 11.2.1.Механизмы замыкания временной (условной) связи
  3. § 1. Общее равновесие и механизм обратной связи
  4. 6.2.2. Метод биологической обратной связи
  5. Предмет и метод исполнительного права
  6. § 4. Предмет, метод и система науки гражданского процессуального права
  7. Предмет и метод правового регулирования
  8. 1.1. Предмет и методы юридической психологии
  9. § 2. Предмет и метод правового регулирования
  10. Предмет и метод земельного права
  11. 4.Предмет и методы правового регулирования
  12. Глава 1. Предмет и метод экономической теории
  13. § 2. Предмет, методы и принципы информационного права