<<
>>

§ 1. Преемство в праве собственности, праве оперативного управления и в других абсолютных правах

1. Преемство в праве собственности (праве оперативного управления) означает переход этого права в порядке производного правоприобретения от одного субъекта к другому. Основанием (юридическим фактом) перехода может быть прежде всего договор об отчуждении имущества: купля-продажа, поставка, мена, дарение.

Таким основанием может быть административный акт (в особенности в отношении основных средств государственных предприятий), юрисдикционный акт (судебное или арбитражное решение). Наконец, к наследственному правопреемству приводит юридическое событие — смерть человека.

Во всех случаях преемства в праве собственности (праве оперативного управления) с неизбежностью возникает проблема надлежащей управомоченности отчуждателя.

Эта проблема должна быть рассмотрена раздельно в отношении правопреемства, основанного на договоре об отчуждении имущества, и относительно правопреемства, основанного на административном акте или акте юрисдикционном.

При отчуждении имущества требуется наличие, у отчуждателя отчуждаемого права, а также правовой способности распорядиться этим правом лично или через представителя.

При этом в отношении отчуждателя — юридического лица это последнее требование означает также надлежащее формирование воли (волеобразование), направленной на отчуждение данного имущества, и надлежащее ее изъявление.

2. Первое требование, предъявляемое к надлежащей управомоченности отчуждателя,—требование наличия у него отчуждаемого права для приобретения

права собственности (права оперативного управления) приобретателем вещи — последовательно проводится в советском гражданском праве. Вместе с тем допускаются в определенных, случаях изъятия из этого правила в пользу добросовестного приобретателя.

Статья 183 ГК РСФСР устанавливает, что право продажи имущества имеет собственник, - а также другие лица, управомоченные на отчуждение вещи.

Представляет интерес, в особенности, отчуждение вещи несобственником от своего имени, например, комиссионером (ст. 275-а Г.К РСФСР и следующие, особенно ст. 275-г ГК РСФСР).

В ст. 183 ГК РСФСР предусмотрено исключение из общего правила. Добросовестный приобретатель, купивший вещь от лица, неуправомоченного на ее отчуждение, приобретает право собственности в тех случаях, когда прежний собственник вещи не вправе ее истребовать от добросовестного приобретателя в силу ст. ст. 59 и 60 ГК РСФСР.[56]

Таким образом, если покупатель не. знал и не должен был знать, что покупает вещь от лица, не управомоченного на ее отчуждение, т. е. приобретает добросовестно (примеч. 1 к ст. 60 ГК РСФСР), и притом вещь, не принадлежавшую государству и выбывшую из владения собственника не против его воли (в частности, не путем похищения или утери), он приобретает право собственности, несмотря на отсутствие у продавца правомочия на отчуждение вещи своей или чужой.

Представляется спорным вопрос о наличии в этих случаях правопреемства. Приобретение права собственности от неуправомоченного отчуждателя следует считать не производным, а первоначальным приобретением. Оно не опирается на право отчуждателя, поскольку у последнего такого права не было. Оно не опирается и на право действительно управомоченного правопредшественника, .поскольку отчуждатель не был управомочен на предоставление отчуждаемого права, в том числе он не был управомочен на отчуждение вещи[57].

В интересах добросовестного приобретателя придается значение видимости права, а следовательно, и видимости преемства в праве, чем и объясняются разногласия при решении данного вопроса. Однако, как видимость права .не равнозначна действительно существующему праву, так и видимость правопреемства не следует приравнивать к подлинному правопреемству.

Именно в связи с отсутствием настоящего правопреемства и первоначальным характером правоприобретения право приобретается свободным от обременений, установленных в интересах третьих лиц, в частности от залогового обременения.

Советскому гражданскому праву известно освобождение вещи от залогового обременения в случае ее приобретения добросовестным приобретателем, не знающим о нахождении в Налоге купленной им вещи. Здесь добросовестное незнание приобретателя права собственности на вещь о наличии залогового ее обременения в силу закона прекращает действие этого обременения.[58]

Статья 98 1"К РСФСР предоставляет залогодержателю петиторный вещный иск об истребовании заложенной вещи во многих отношениях сходный с виндикационным иском собственника (ст. "ст. 59 и 60 ГК РСФСР).[59]

При залоге с передачей владения право залогодержателя на истребование предмета залога у всякого владельца, в том числе у собственника, ограничивается подобно праву личного собственника на виндицирование вещи от незаконного владельца, случаями, когда предмет залога похищен у залогодержателя или потерян им.

Следовательно, если заложенная вещь не похищена у залогодержателя и не потеряна им, а, например, передана им на хранение или в залог другому лицу, истребование ее от добросовестного приобретателя исключается. Если же предмет залога оставлен у должника (залогодателя), т. е. при залоге без передачи владения, залогодержатель вправе истребовать его только у недобросовестного приобретателя.

Таким образом, при залоге без передачи владения, когда залогодержатель доверил предмет залога залогодателю (ст. 92 ГК РСФСР), он не вправе истребовать предмет залога у третьего добросовестного приобретателя.[60]

Если же залогодержателем является государственный орган, в частности банк, он в обоих случаях, т. е. при залоге с передачей и без передачи владения заложенной вещью, имеет право истребовать предмет залога от всякого приобретателя, как недобросовестного, так и добросовестного. В ст. 98 ГК РСФСР прямо указано это положение для залога без передачи владения но по аналогии с виндикацией (ст. 60 ГК РСФСР) следует применить эту норму и к залогу с передачей владения.

Ответчиком по иску об истребовании предмета залога залогодержателем может быть всякий владелец вещи, как незаконный, так и законный, в том числе собственник.

В связи с этим добросовестность или недобросовестность приобретателя заложенной вещи касается не управомоченности отчуждателя, т. е. не самого приобретения вещи, но исключительно знания или незнания о том, что приобретаемая вещь заложена. Именно поэтому «приобретатель имущества, снабженного знаками залога, предполагается недобросовестным». Приобретая такое имущество, он должен знать, что оно находится в залоге.

В данном случае закон вносит ясность в распределение бремени доказывания добросовестности или недобросовестности приобретателя предмета залога. Развивая мысль примечания к ст. 98 ГК РСФСР, следует прийти к выводу, что приобретатель имущества, не снабженного знаками залога, предполагается добросовестным. Таким образом, устанавливается презумпция добросовестности приобретателя имущества, не снабженного знаками залога, и обратная презумпция недобросовестности приобретателя, если имущество снабжено знаками залога. Из сказанного вытекает, что приобретатель имущества в собственность (от лица управомоченного на отчуждение или не управомоченного), в том числе покупатель, приобретает имущество свободным от залога, если он добросовестно не знает и не должен знать, что данное имущество заложено.

Таким образом, по советскому гражданскому праву добросовестное приобретение права собственности от неуправомоченного отчуждателя должно быть отнесено к первоначальным способам приобретения права собственности, т. е. не основанным на правопреемстве.[61]

Вместе с тем в советском праве приобретение права собственности является договорным, поскольку к его юридическому составу относится договор об отчуждении имущества.

Сторонники теории производного приобретения вещи добросовестным приобретателем от лица, не управомоченного на ее отчуждение, в качестве основного аргумента выдвигают необходимость отчуждательно-приобретательской сделки.[62] Таким образом, допускается смешение производного характера приобретения с его договорным основанием.

Производный характер этого приобретения вещи добросовестным приобретателем означает у сторонников этой теории лишь приобретение при помощи двусторонней отчуждательной сделки, т. е. договорное приобретение. Это положение вполне согласуется с первоначальным характером добросовестного приобретения, т.е. с отсутствием правопреемства и причиной связи между правом прежнего собственника и правом добросовестного приобретателя.

Для приобретения права собственности через распоряжение неуправомоченного отчуждателя необходимы следующие условия: 1) распорядительная сделка, которая сама по себе была бы достаточным основанием для приобретения права, если бы распоряжающийся был управомочен на распоряжение; 2) добросовестность приобрететателя, оправданная всей обстановкой приобретения; 3) пригодность приобретаемой вещи к приобретению от неуправомоченного отчуждателя (она не может быть истребована от добросовестного приобретателя на основании ст. 60 ГК РСФСР).[63]

Изложенные соображения позволяют заключить, что первое требование, предъявляемое к управомоченности отчуждателя вещи, требование наличия у него отчуждаемого права как таковое не знает исключений. Во всех случаях приобретения вещи в собственность от несобственника и притом от лица неуправомоченного на отчуждение право собственности приобретателя на приобретенную вещь возникает в первоначальном порядке, а не в порядке правопреемства. Что же касается отчуждения вещи, хотя и не собственником, но лицом управомоченным на ее отчуждение (комиссионером, залогодержателем и т.д.), то в этих случаях право собственности переходит на законном основании в порядке правопреемства от собственника вещи, управомочившего отчуждателя, к ее приобретателю.

Существенное значение для перехода права собственности от отчуждателя к приобретателю имеет также второе требование, предъявляемое к управомоченности отчуждателя. Последний должен обладать правовой способностью распоряжения вещью путем продажи, дарения, мены или иной отчуждательной сделки.

Вопрос об отсутствии такой способности может встать как по отношению к гражданину, так в особенности и по отношению к юридическому лицу.

Известны случаи, когда собственник вещи — гражданин временно лишен права на ее отчуждение или ограничен в этом праве. Такое положение предусмотрено, в частности, ст. 182 ГК РСФСР. Собственник дома не вправе его продать, если от его имени, от имени его супруга, или его несовершеннолетних детей уже имело место отчуждение домовладения менее, чем за три года до данного отчуждения. Как. известно, имеется также запрещение продажи личным собственником своей автомашины в течение трех лет со дня ее покупки. Индивидуальный застройщик, получивший ссуду в Госбанке, обеспеченную наложением запрещения на возводимое и возведенное за счет ссуды строение, ограничен в своем праве распоряжения строением. Он не имеет права продать или передать строение без разрешения банка. В полном объеме застройщик приобретает право распоряжения лишь после погашения ссуды и снятия нотариального запрещения.[64]

Возможны также другие случаи временного лишения собственника права отчуждения принадлежащей ему вещи или ограничения этого права.

Имеются также факты ограничения юридических лиц в праве распоряжения определенными видами имуществ, принадлежащих им на праве собственности или на праве оперативного управления.[65] Сказанное относится прежде всего к основным средствам, например, к предприятиям, зданиями и сооружениям[66], к порядку реализации излишних, неиспользуемых материалов, оборудования, транспортных средств и других материальных ценностей.[67] В отношении реализации продукции фабрик и заводов, как известно, действует определенный плановый порядок распределения. Сделки, направленные на внеплановую и бесплановую реализацию продукции в нарушение планового распределения, признаются недействительными.

В случаях нарушения установленного порядка реализации отчуждательные сделки (договоры поставки, купли-продажи, мены) должны быть признаны недействительными в связи с неуправомоченностью отчуждателя или связи с несоблюдением им особого порядка.

Второе требование управомоченности означает также надлежащее формирование воли юридического лица, направленной на отчуждение определенного имущества.

Так, например, отчуждение определенных видов колхозного имущества председателем, совершенное с превышением его компетенции, в частности, без требуемой санкции общего собрания в тех случаях, когда она требуется, повлечет недействительность отчуждательной сделки, а следовательно, будет опорочивать переход права собственности к приобретателю.[68]

Существенно важным является также надлежащая уполномоченность представителя юридического лица в тех случаях, когда орган юридического лица выступает не непосредственно, а через поверенного. Впрочем, последующее одобрение сделки управомоченным на то органом данного юридического лица способней снять этот дефект сделки (см. ст. 269 ГК РСФСР).

Таким образом, наступление юридического эффекта сделки об отчуждении имущества обусловлено выполнением двух. требований, предъявляемых к управомоченности отчуждателя: переход права собственности (права оперативного управления) от отчуждателя к приобретателю имеет место лишь при наличии у отчуждателя отчуждаемого права и правовой способности распорядиться этим правом. Только при соблюдении этих условий происходит производное приобретение права собственности и наступает правопреемство.

В случаях допускаемого законом добросовестного приобретения права собственности от неуправомоченного отчуждателя приобретение права собственности носит первоначальный характер. Преемство в праве собственности при этом не имеет места, несмотря на известную видимость правопреемства.

3. Наряду с надлежащей управомоченностью отчуждателя необходимо остановиться на другом весьма существенном вопросе — о составе договора об отчуждении имущества как распорядительной сделки и, таким образом, о моменте перехода права собственности от отчуждателя к приобретателю по договору купли-продажи, поставки, мены, дарения.

Гражданский кодекс РСФСР (ст.ст. 66 и 67) установил различный правовой режим для вещей индивидуально определенных и вещей, определенных родовыми признаками.

В то время, как при договорном отчуждении вещей индивидуально определенных право собственности приобретателя возникает с момента совершения договора, право собственности на вещи, определенные родовыми признаками, переходит к приобретателю с момента передачи. Таким образом, при отчуждении вещей индивидуально определенных обязательственному договору об отчуждении вещи (купле-продаже, поставке, мене, дарению) было придано свойство распорядительной сделки, непосредственно переносящей право собственности.[69] Это положение в корне изменилось с принятием Основ гражданского законодательства СССР и союзных республик. Статья 30 Основ устанавливает, что «право собственности у приобретателя имущества по договору (а у государственных организаций—право оперативного управления имуществом) возникает с момента передачи вещи, если иное не предусмотрено законом или договором».

Таким образом, в соответствии с общим правилом, установленным Основами гражданского законодательства СССР и союзных республик, для перехода права собственности (права оперативного управления) на вещи помимо договора об отчуждении в собственность приобретателя, должна иметь место передача вещи, которая вместе с договором входит в единый юридический состав, приводящий к переходу права собственности (права оперативного управления) от продавца или поставщика к покупателю, от дарителя к одаряемому. Договор об отчуждении, как договор консенсуальный, порождает обязанность отчуждателя передать вещь в собственность приобретателя, но сам по себе не переносит права собственности (права оперативного управления) .которое до передачи остается у отчуждателя[70].

Статья 30 Основ распространяет нормы о моменте перехода права собственности также на переход по договору права оперативного управления, в том числе, следовательно, и по договору поставки. При действии ст.ст. 66 и 67 ГК РСФСР этот вопрос был предметом спора.

Е. А. Флейшиц, О. С. Иоффе и Д. М Генкин[71] правильно считали, что ст.ст. 66 и 67 ГК подлежат применению и в отношениях по поставке товаров между социалистическими организациями, вопреки противоположному утверждению К. А. Граве[72], который считал, что право оперативного управления между государственными организациями переходит в момент акцепта платежного требования.

В настоящее время действующие правила, применяемые в расчетных правоотношениях между социалиcтическими организациями, допускают использование поступившего груза также и до его оплаты. В этом случае покупатель лишается права отказаться от акцепта требования в полной сумме. Следует признать, что при отказе от акцепта уже перешедшее на покупателя право собственности (право оперативного управления) на товар возвращается к поставщику. Происходит поворот права собственности совершенно также, как при расторжении договора купли-продажи вследствие недостатков проданного имущества на основании ст. 199 ГК РСФСР. И в том, и в другом случае (при поставке и при купле-продаже) покупатель Обязан обеспечить сохранность уже не принадлежащего ему товара, в том числе приняв его на ответственное хранение, и затем возвратить поставщику (продавцу) или передать третьей организации по указанию поставщика.

Требуемая для перехода права собственности передача отчуждаемой по договору вещи не является Самостоятельной сделкой. Ее следует рассматривать наряду с отчуждательным договором в качестве неразрывной части юридического состава, приводящего к переносу права собственности на вещь. Следует согласиться с Д. М. Генкиным, что передача в советском праве носит не абстрактный, а каузальный характер.[73] Передачей признается не только вручение вещей приобретателю, но также сдача транспортной организации для отправки приобретателю и сдача на почту для пересылки приобретателю вещей, отчужденных без обязательства доставки. К передаче приравнивается передача коносамента или иного распорядительного документа на вещи[74].

Таким образом, не только непосредственная передача вещи приобретателю, но и передача вещи органам транспорта или связи для перевозки (пересылки) и вручения таковой приобретателю, а также передача ему распорядительного документа являются способами осуществления передачи.

Все перечисленные способы обеспечивают сразу или в конечном счете переход вещи из владения передающего во владение приобретателя. При этом недостаточно одной индивидуализации вещи, остающейся во владении приобретателя, за исключением того случая, когда уже переданная приобретателю вещь оставляется им на хранение, в наем или безвозмездное пользование отчуждателю. Нужно также признать, что передача уже совершена, если вещь и ко времени ее отчуждения уже находилась во владении приобретателя по договору или на ином основании. Требование наличия отчуждательного договора и передачи отчуждаемой вещи следует признать выполненными в этом случае.

Статьей 30 Основ гражданского законодательства СССР и союзных республик правилам, определяющим момент перехода права собственности при отчуждении по договору, придан диспозитивный характер. В связи с этим иное правило может быть установлено законом для отчуждения отдельных видов имуществ (например строений). Оно может быть предусмотрено соглашением отчуждателя с приобретателем имущества.

Рассмотренные изменения, внесенные ст. 30 Основ гражданского законодательства СССР и союзных республик, потребуют коренной перестройки сложившейся судебной и арбитражной практики. Существенно важным будет надлежащее установление упомянутых в статье изъятий из установленного общего правила.

4. Для производного приобретения права собственности на основании административного или юрисдикционного акта необходимо, чтобы соответствующий акт исходил от компетентного органа государства и притом с соблюдением установленного порядка.

Сказанное относится, например, к переходу права собственности к государству в порядке конфискации, к переходу права оперативного управления от одного органа государства к другому, а также к передаче государственных предприятий, зданий и сооружений от государственного органа к кооперативной или иной общественной организации.

При нарушении компетенции или установленного порядка административный, или юрисдикционный акт подлежит отмене.[75]

5. Интересные вопросы возникают также относительно приобретения залогового права. Общим правилом является производный характер установления залогового права. Залогодатель должен быть собственником заложенного имущества. Вместе с тем при установлении залогового права имеет место конститутивное, а не транслятивное правопреемство. При предоставлении собственником залогового права на свою вещь он не утрачивает права собственности и никому не передает его. Вместе с тем право залога возникает на основе права собственности и как бы проистекает из принадлежащего собственнику права распоряжения.

На основании ст. 86 ГК РСФСР залогодателем может быть как сам должник, так и третье лицо. 3алогодатель должен быть собственником заложенного имущества. Если он заложил чужое имущество, соответственно применяются ст. ст. 59 и 60 гражданского кодекса.

Следовательно, наряду с добросовестным приобретением права собственности от лица, не управомоченного на его предоставление, советскому гражданскому праву известно добросовестное приобретение залогового права также и от лица, не управомоченного на его предоставление. При этом для приобретения залогового права от неуправомоченного лица .необходимо наличие тех же условий, как я для добросовестного приобретения права собственности.

Применение ст. ст. 159 и 60 ГК РСФСР к залогу означает, что от добросовестного приобретателя залогового права заложенное имущество может быть истребовано только в тех случаях, когда это имущество было похищено у собственника или утеряно им, или принадлежало государственному органу и было незаконно отчуждено каким бы то ни было способом. В остальных случаях добросовестный приобретатель залогового права не обязан возвращать заложенное ему имущество собственнику, и по смыслу ст. 86 ГК РСФСР приобретает залоговое право на это имущество.

В правовой литературе ст. 86 ГК РСФСР, вводящая добросовестное приобретение залогового права от несобственника, далеко не всеми авторами была правильно понята и изложена.[76]

На правильной позиции по этому вопросу стояли Агоштон и Кобленц[77].

Они относили правила добросовестного приобретения права собственности и к случаям залогового обременения имущества, а потому считали, что добросовестному залогодержателю предоставляется право залога при наличии тех же условий, какие создают для добросовестного приобретателя .право собственности на вещь, приобретенную от неуправомоченного отчуждателя. Тачкой же правильной точки зрения придерживались М. М. Агарков[78] а также А. В. Карасе[79].

О. С. Иоффе справедливо указывает, что применение к залогу чужого имущества ст. ст. 159 и 60 ГK РСФСР означает, что «право залога признается возникшим при условии, что предмет залога не составляет государственной собственности, что заложенное имущество не выбыло из обладания собственника помимо его волн и что залогодержатель добросовестен, поскольку он не знал и не должен был знать о получении в залог имущества от несобственника»[80].

Таково значение и содержание добросовестности приобретателя залогового права от несобственника. Необходимо определить, к какому моменту или периоду времени должна быть приурочена эта добросовестность. Как и при добросовестном приобретении права собственности, этот вопрос следует разрешить на основе анализа юридического состава возникновения залогового права.

Для приобретения залогового права по договору на основании ст. ст. 92, 93 ГК РСФСР необходимо наличие залогового, договора и (за исключением залога строений) передача вещи во владение залогодержателя, которая, по соглашению сторон, может быть заменена опечатанием, а при залоге индивидуально определенной вещи — наложением знаков, свидетельствующих о залоге. Приобретатель залогового права во всех этих случаях должен быть добросовестным при заключении залогового договора и до момента передачи или опечатания включительно.

При залоге индивидуально-определенной вещи, если стороны договорились об ее оставлении у залогодателя,залоговое право .возникает с момента совершения договора. В этих случаях и добросовестность приобретателя должна иметь место во время заключения договора, включая (см. ст. 90 ГК РСФОР) и его нотариальное удостоверение (при залоге строений).

Следовательно, добросовестность всегда требуется ко времени приобретения залогового права, она должна охватывать весь период иакопления юридического состава этого пpиoбpeтaния.

Не может быть сомнений, что добросовестное приобретение залогового права от несобственника распространяется и на залог договорный и на залог, возникающий в силу специального указания закона (ст. 69 ГК РСФОР). Например, при возникновении залогового права комиссионера по ст. 275-р ГК РСФСР «на товары, ценные бумаги и иное имущество комитента, состоящее, согласно договору комиссии, в распоряжении комиссионера», последний приобретает соответствующее залоговое право, хотя бы комитент не имел или не приобрел права собственности на указанное имущество (ср. ст. 275-г ГК РСФСР). Добросовестность комиссионера должна быть при получении имущества от комитента для продажи и т. д. и при приобретении имущества в собственность для комитента.

6. В итоге следует признать, что ст. 86 ГК РСФСР выполняет в отношении приобретения залогового права ту же роль, какую ст. 163 ГК РСФСР выполняет в отношении приобретения права собственности по двусторонней отчуждательно-приобретательной сделке. В обоих случаях за основу берется принцип «никто не может дать того, чего не имеет», «никто не может передать другому больше прав, чем сам имеет». Однако в обоих случаях это правило .претерпевает исключения в пользу добросовестного приобретателя. При определенных условиях добросовестный приобретатель приобретает право собственности от лица, не управомоченного на его предоставление. В соответствующих случаях добросовестный приобретатель приобретает залоговое право от несобственника, т. е. от лица, не управомоченного на его предоставление. Последующее отпадение этой добросовестности не оказывает влияния на уже приобретенное право собственности и залоговое право.

<< | >>
Источник: Правопреемство.

Еще по теме § 1. Преемство в праве собственности, праве оперативного управления и в других абсолютных правах:

  1. Глава 7. Общие положения о праве собственности и вещном праве. Приобретение и прекращение права собственности.
  2. § 2. Преемство в авторском и изобретательском праве
  3. ПРАВО ОПЕРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ ИМУЩЕСТВОМ, ОТНОСЯЩИМСЯ К ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИЛИ МУНИЦИПАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ
  4. УЧЕНИЕ О ПРАВЕ СОБСТВЕННОСТИ § 1. Понятие и виды права собственности
  5. Жилищная собственность в российском праве
  6. Реформирование положений о праве собственности
  7. Обращение взыскания на долю должника в праве общей собственности
  8. ГЛАВА 1 УЧЕНИЕ О ПРАВЕ СОБСТВЕННОСТИ
  9. Обращение взыскания на имущество должника, принадлежащее ему на праве общей собственности
  10. Системы управления корпорациями в зарубежном праве
  11. ЛЕКЦИЯ № 27. Выдача свидетельства о праве собственности на долю в общем имуществе супругов. Совершение протестов векселей
  12. Проблемы корпоративного управления в российском праве
  13. § 1. ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ КОЛЛЕКТИВНЫМИ ИНВЕСТИЦИЯМИ В ПРАВЕ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН
  14. § 2. ИНСТИТУТ ДОВЕРИТЕЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ ПАЕВЫМ ИНВЕСТИЦИОННЫМ ФОНДОМ В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ
  15. Глава 10 Обращение взыскания на имущество, принадлежащее должнику на праве ОБЩЕЙ собственности
  16. § 2. ограничения «раСПределения имущеСтва» корПораций в англо-американСком Праве 1. Защита кредиторов корпораций в американском праве