<<
>>

§ 1. Универсальное правопреемство при реорганизации юридических лиц

1. Универсальное правопреемство между юридическими лицами наступает при их прекращении путем реализации, а отчасти и ликвидации. Прекращение существования юридического лица так же, как и его возникновение наступает в установленном законом порядке, т, е.

при наличии предусмотренного законом юридического состава фактов. При этом, по общему правилу, одни и те же органы правомочны разрешить вопрос о возникновении и о прекращении существования юридического лица.

В отношении государственных юридических лиц действует распорядительный порядок их возникновения и прекращения, причем распорядительный акт о прекращении соответствующего государственного юридического лица должен исходить от того же (или вышестоящего) государственного органа, которому дано право своим распоряжением создать данное юридическое лицо.[128] Такой акт может также исходить от вышестоящего органа, например, Президиума Верховного Совета СССР или союзной республики.

Сложнее происходит прекращение юридических лиц — кооперативных организаций, как добровольных объединений граждан.

Именно добровольный характер кооперативных объединений приводит к тому, что нормальным порядком прекращения деятельности[129] этих объединений является самоликвидация.

Вместе с тем и в отношении кооперативных юридических лиц может иметь место распорядительный порядок прекращения, т. е. прекращение распорядительным актом государства иногда в сочетании с, самоликвидацией. Такой порядок имеет применение в случаях прекращения или реорганизации целой системы кооперативных организаций или определенной части данной системы.

В частности, можно сослаться на преобразование железнодорожных и некоторых других потребительских обществ в отделы (управления) рабочего снабжения в 1932—1934 гг.[130]

Далее следует указать на ликвидацию охотничьей кооперации и реорганизацию интегральной кооперации в 1933 году, когда были ликвидированы Союзохотцентр, а также краевые, областные и республиканские охотничьи союзы, районные и межрайонные охотничьи товарищества, а все имущество этих организаций (товарные и материальные ценности, где бы они ни находились, расчеты с третьими лицами, задолженность Госбанку и другим кредиторам и все остальные статьи актива и пассива) были переданы Союзпушиине Наркомвнешторга СССР[131].

Такой же характер носила ликвидация в 1935 году потребительской кооперации в городах с передачей их функций и имущества государственной торговле[132] ,и ряд других преобразований государственных юридических лиц в кооперативные и кооперативных в государственные.

Следует различать два основных вида прекращения юридических лиц: ликвидацию и реорганизацию. Наряду с этим в некоторых случаях имеют место смешанные виды преобразования юридического лица, включающие черты ликвидации и реорганизации с преобладанием тех или других. Именно такие виды преобразования юридических лиц вызывают на практике особые трудности.

2. При проведении ликвидации юридического лица последнее прекращает свое существование, а следовательно, и свою деятельность полностью и окончательно не оставляя универсальных правопреемников. Остатки имущества ликвидируемого юридического лица передаются вышестоящим органам государства, кооперативным или иным общественным организациям без передачи им его функций.

В этих случаях производится ликвидация дел и имущества ликвидируемого юридического лица. Незаявленные в установленные ликвидационной комиссией сроки претензии кредиторов, а также претензии, не выявленные самой ликвидационной комиссией до утверждения ликвидационного отчета, признаются утратившими силу. Таким образом, орган, которому переданы остатки имущества ликвидируемой организации, не становится ее универсальным правопреемником. Он приобретает лишь права на переданные ему денежные суммы и прочие материальные ценности, но не принимает на себя ответственность по обязательствам ликвидированного юридического лица. Именно данными чертами характеризуется понятие ликвидации юридического лица в цивилистической литературе.[133]

Эта характеристика основывается на Положении о государственных промышленных трестах 1927 года (ст. 58)[134] и Положении о порядке прекращения кооперативных организаций при их ликвидации, соединении и разделении, утвержденном ЦИК и СНК СССР 15 июля 1927 г.

(ст. 17—26, 27)[135].

Иная точка зрения проведена в практике Госарбитража при Совете Министров СССР, который признает, что орган, который принял остатки имущества юридического лица, не будучи в точном смысле универсальным правопреемником, тем не менее несет обязанности ликвидированного юридического лица в пределах принятых остатков имущества после удовлетворения всех выявленных кредиторов.[136] Только истечение общего срока исковой давности прекращает возможность реализации права требования погашения задолженности кредиторов ликвидированной организации. Таким образом, практика Госарбитража при Совете Министров СССР значительно смягчает строгие черты ликвидации, сочетая их с ограниченной ответственностью органа или организации, принявших остатки имущества ликвидированного юридического лица) в пределах стоимости этого имущества.

Госарбитраж при Совете Министров СССР применяет это положение, в частности, в разрешении споров, возникающих при ликвидации кооперативных организаций с передачей вышестоящей кооперативной организации сумм, вырученных при ликвидации имущества нижестоящей организации. Соответствующая вышестоящая кооперативная организация отвечает по долгам ликвидированной нижестоящей организации лишь в пределах сумм, полученных в результате ликвидации этой организации.

Если задолженность ликвидированной организации превышает полученные суммы, то расчеты с кредиторами производятся с соблюдением установленной законом очередности удовлетворения претензий.[137]

Такая же точка зрения высказана Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда СССР в определении от 4 августа 1951 г. по делу № 36/690 по иску прокурора, предъявленному в порядке ст. 2 ГИК

РСФСР, о взыскании с артели «17 лет промкооперации» 71208 руб. в пользу колхоза.[138] Судебная коллегия призвала: «Поскольку в данном случае артель «17 лет промкооперации» ликвидирована и на основании ст. 52 Устава промкооперативной артели остатки имущества ликвидированной артели переданы промсоюзу, Ташкентский облпромсоюз правильно привлечен по делу в качестве ответчика».

Судебная коллегия отменила решение Верховного Суда Узбекской ССР по этому делу ввиду того, что суд не установил стоимость имущества, переданного ликвидкомом артели Ташкентскому облпромсоюзу, и не проверил обоснованность исковых требований колхоза по размеру иска. Установление стоимости переданного имущества было необходимо, поскольку Судебная коллегия признала, что на вышестоящую организацию, в систему которой входила артель, ответственность по долгам последней может быть возложена только в пределах стоимости имущества, принятого от ликвидированной артели.

Интересная точка зрения была высказана Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда СССР в определении № 1034 от 10 декабря 1942 г. по иску колхоза «Дубровка» к горпищекомбинату.[139]

Обязанность погашения задолженности горпищекомбината Калинина, ликвидированного в связи с оккупацией города немецкими войсками, была возложена Судебной коллегией на вновь созданный Калининский горпищекомбинат. В определении было указано, что «даже в том случае, если ответчик и не является формально правопреемником ранее существовавшего горпищекомбината (как утверждает исполком Калининского горсовета), но тем не менее пользуется в какой-то части его имуществом, то в пределах стоимости этого имущества он должен отвечать по долгам прежнего собственника этого имущества».

Необходимо, конечно, учитывать то обстоятельство, что упомянутая ликвидация была произведена в условиях военной обстановки без соблюдения установленных правил, в частности, без назначения ликвидкома и т. д. Поэтому кредиторы ликвидированной организации не имели возможности заявить свои требования ликвидкому и получить от последнего их удовлетворение. Вместе с тем, несмотря на чрезвычайный характер ликвидации, и интересно то общее положение, которое выдвинула Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда СССР.

3. Иначе складываются отношения при реорганизации юридических лиц, когда имущество и деятельность прекращенного юридического лица передаются другому или другим юридическим лицам с возложением на последних всей совокупности прав и обязанностей реорганизованного юридического лица.

Именно такие случаи во всем их многообразии в полной мере относятся к проблеме универсального правопреемства, при котором имеет место как бы преемство правосубъектности в целом.

Правопреемники реорганизованного юридического лица продолжают его деятельность. В связи с этим к ним должны переходить все права и обязанности последних в целом. Они становятся его универсальными правопреемниками, носителями всех его прав и обязанностей, как учтенных, так и неучтенных в передаточном балансе, в том числе в разделительном балансе.

Состав имущества (имущественных прав), переходящего к каждому из правопреемников в собственность или оперативное управление, определяется административным актом (постановлением) о данной реорганизации и уточняется в разделительном балансе. Этими же документами определяется и момент перехода соответствующих имуществ в оперативное управление правопреемников реорганизованного юридического лица.

В случае возникновения споров по поводу отдельных объектов, входящих в передаваемое имущество, между правопреемниками, эти споры должны разрешаться на основе тех же документов, в частности, в соответствии с разделительным балансом. Последнему принадлежит решающее значение в отношении правовой судьбы учтенных в нем имущественных объектов. В известной мере он может быть принят во внимание также при разделе объектов, выявленных после утверждения баланса.

Разделительный баланс не имеет решающего значения во взаимоотношениях между правопреемниками реорганизованного юридического лица и кредиторами последнего, особенно в случаях применения солидарной ответственности правопреемников. С другой стороны, поскольку передаточный, в том числе разделительный баланс уточняет состав имущества, переходящего к правопреемнику, он может явиться основанием требований последнего к третьим лицам, незаконно удерживающим у себя отдельные объекты, принадлежавшие юридическому лицу,— правопредшественнику.

Реорганизация может состоять в слиянии двух или нескольких юридических лиц в одно юридическое лицо; присоединении одного или нескольких юридических лиц к одному существующему юридическому лицу; разделении одного юридического лица на два или несколько юридических лиц; выделении из одного юридического лица одного или нескольких новых юридических лиц.[140]

При слиянии два или несколько юридических лиц прекращают свое существование и возникает объединяющее их новое юридическое лицо.

Присоединение означает также объединение двух или нескольких юридических лиц, но прекращает свое существование только присоединяемое (или присоединяемые) юридическое лицо. Наоборот, сохраняет свое существование то юридическое лицо, к которому присоединено другое, прекратившее как таковое свое существование. В этих случаях можно говорить о поглощении одного юридического лица другим. При разделении одного юридического лица на два или несколько новых разделяемое юридическое лицо прекращает свое существование и передает свои права и обязанности новым юридическим лицам. При выделении из одного юридического лица одного или нескольких новых сохраняет свое существование и лишь уменьшается в объеме то юридическое лицо, из которого произведено выделение определенной его части.

Таковы те виды реорганизации, которые предусмотрены Положением, о государственных промышленных трестах 1927 года (раздел ix) и названными выше законами о ликвидации и реорганизации государственных предприятий и хозяйственных организаций, а также кооперативных организаций. Однако перечисленными случаями не исчерпываются все возможные виды реорганизации юридических лиц, имеющие значение при изучении проблемы правопреемства. Иногда имело место преобразование кооперативных организаций, в частности, транспортных потребительских обществ, строительных транспортных потребительских обществ и некоторых других специализированных потребительских обществ транспорта и промышленности в Управления или Отделы рабочего снабжения (Урсы, Орсы)[141]. В этих и других подобных случаях правопреемником кооперативной организации становилось государственное предприятие, в связи с чем возникали интересные теоретические и практические вопросы, требующие особого внимания.

Такое преобразование имело место при реорганизации промкооперации по постановлению ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 14 апреля 1956 г. № 474 «О реорганизации промысловой кооперации»[142], а также при окончательном упразднении промысловой кооперации е I960 году. В том и другом случае передача имущества происходила в соответствии с постановлением от 14 апреля 1956 г.

Передача государственным органам предприятий промысловой кооперации производится безвозмездно со всеми активами н пассивами по балансу на 1 число месяца. Числящаяся на балансах предприятий задолженность но ссудам банкам на индивидуальное жилищное строительство, покупку скота, на жилищное строительство и т. д. сохраняется на балансах передаваемых предприятий. Паевые взносы возвращаются членам артелей.

Таким образом, и при частичной реорганизации и при окончательном упразднении промысловой кооперации происходила передача предприятий промысловых артелей безвозмездно со всеми активами и пассивами в порядке универсального правопреемства. Лишь часть задолженности государству при этом была списана.

Универсальный характер этого правопреемства не вызывает сомнений в практике Госарбитража. Так, по инициативе Главного арбитра при исполкоме Ленинградского областного Совета депутатов трудящихся был возбужден ряд дел по взысканию с государственных предприятий, правопреемников упраздненных артелей Леноблиромсовета, штрафов за поставку артелями продукции ненадлежащего качества.[143]

Вместе с тем при преобразовании кооперативного предприятия в государственное правопреемство приобретает некоторые особенности, обусловленные различием двух форм социалистической собственности и установленным для них правовым режимом. В частности, при преобразовании артели промысловой кооперации в государственное предприятие может в некоторых случаях иметь место ограниченный переход на правопреемника договорных обязательств упраздненной артели. Эти ограничения могут быть обусловлены, например, различным порядком снабжения сырьем и реализации продукции кооперативных и государственных предприятий.

Промартель «Всеволожский химик» заключила в 1960 году с Метизохозяйственной базой Леноблпотребсоюза договор на поставку своей продукции, в том числе тертых красок и олифы, за счет децентрализованных заготовок сырья и перевыполнения плана выпуска продукции. После преобразования артели в государственный завод договор был продлен сторонами на 1961 год. В апреле 1961 года завод «Всеволожский химик» был передан на правах цеха в другой завод, который таким образом стал правопреемником упраздненной артели. По иску этого завода Госарбитраж при Леноблисполкоме решением от 31 августа 1961 г. признал упомянутый договор расторгнутым в части поставки красок тертых и олифы ввиду отсутствия у завода соответствующих нарядов на олифу и запрещения расходовать растительное масло на выработку олифы сверх установленного плана. Поставка же указанных изделий за счет сверхплановой выработки не может быть осуществлена. Кроме того, арбитраж сослался на отсутствие плана распределения Леноблисполкома на эти товары для базы Леноблпотребсоюза на 1961 год. .В результате оказалось невозможным для завода выполнение договора поставки данной продукции (дело № 11254—1961. г.).

С другой стороны, переход предприятия от кооперативной организации к государственной, может отразиться на обязательстве по оплате переданного одной промысловой артелью другой оборудования, возникшем да реорганизации Промкооперации. Поскольку правопреемники артелей—передавшей и принявшей оборудование — являются государственными предприятиями, передача основных средств между ними производится по общему правилу безвозмездно.

Исходя из этих соображений Госарбитраж при Леноблисполкоме решением от 27 апреля 1961 года отказал в иске Кожевенно-галантерейной фабрике № 4 (правопреемнику артели «Лахтинский галпром») о взыскании 9521 р. 97 к. с Выборгской обувной фабрики (правопреемника артели «Выборгский обувщик») за переданное в 1960 году оборудование (дело № 4455/2—1961 г.).

Наряду с преобразованием кооперативных предприятий в государственные представляют большой интерес случаи реорганизации юридических лиц, связанные с передачей некоторых функций государственных органов общественным организациям.

Так, постановлением Совета Министров СССР от 10 марта I960 г. № 3Э5 «О передаче профсоюзам санаториев и домов отдыха»[144] были переданы до 1 мая 1960 г. в ведение профсоюзов все действующие на хозяйственном расчете санатории (кроме туберкулезных), дома отдыха, курортные лечебницы и поликлиники, пансионаты и т. д. министерств здравоохранения союзных республик. Эта передача была произведена безвозмездно со всем оборудованием, транспортом, вспомогательными предприятиями и подсобными хозяйствами, сооружениями, жилыми домами, земельными участками, паркамипо состоянию на 1 января 11960 г.

Раздел имущества между санаториями, передаваемыми профсоюзам, я туберкулезными санаториями,. оставляемыми в ведении Министерств здравоохранения союзных республик, в соответствующих случаях производился в зависимости от нахождения на балансе того или иного санатория или курортного управления. Именно так был, в частности, решен Госарбитражем при Ленаблнспол1коме спор между Ленинградским территориальным курортным управлением профсоюзов н Северо-Западным зональным управлением специализированных санаториев о возврате Выборгскому приморскому курорту автогрейдера (дело № 12618/2—1960 г.).

4. Как уже отмечено, наряду с фактами ликвидации и реорганизации в чистом виде, имеют место факты преобразования юридических лиц, занимающие промежуточное место. Иногда происходит ликвидация с некоторыми чертами реорганизации, в частности с возложением ограниченной ответственности по долгам ликвидированной организации на созданную на ее основе новую организацию. В других случаях можно усмотреть реорганизацию с отдельными чертами ликвидации. что выражается в существенном ограничении ответственности организации — правопреемника peopraнизованного юридического лица.

В этом отношении большой интерес представляет создание совхозов на базе экономически слабых колхозов.[145] Преобразование отдельных слабых колхозов имеет место на основе всестороннего изучения хозяйственной целесообразности такого мероприятия (увеличения производства и удешевления себестоимости сельскохозяйственной продукции) с учетом обеспечения интересов членов преобразуемых колхозов.

Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 3 мая 1957 г. «О порядке передачи колхозного имущества при преобразовании колхозов в совхозы» было установлено, что при преобразовании колхозов в совхозы колхозное имущество передается совхозам без выкупа, а расходы, связанные с выплатой колхозникам их заработка по трудодням, расчеты с организациями и погашение задолженности колхозов по ссудам и другим платежам производятся за счет средств государства[146].

Положением о порядке передачи совхозам земель и общественного имущества колхозов при преобразовании их в совхозы и о порядке расчетов с колхозниками, утвержденное тем же постановлением[147], установлены на началах добровольности следующие правила для проведения такой реорганизации.

Во всех случаях она может производиться союзными республиками с санкции Совета Министров СССР, на основе предварительного решения общего собрания колхозников о переходе в совхоз. При этом на базе колхозов в некоторых случаях образуются новые совхозы, в других происходит передача земель и имущества уже существующим совхозам.

При наличии санкционированного Советом Министров СССР и ЦК КПСС постановления Совета Министров республики и ЦК Компартии республики о переводе данных колхозов на положение совхозов вопрос о преобразовании колхоза в определенный совхоз решается большинством голосов на общем собрании колхозников в присутствии не менее двух третей членов артели. Принятое решение о преобразовании в совхоз утверждается исполкомом районного Совета депутатов трудящихся. После этого считается прекращенной деятельность колхоза и руководство всей производственной работой переходит к директору совхоза. Последний принимает по акту закрепленные за колхозом земли и принадлежащие артели постройки, скот, машины, подсобные предприятия, посевы, семена, корма и другое имущество.

Для передачи совхозу и оценки материально-имущественных ценностей колхоза, а также для производства расчетов с колхозниками и с кредиторами артели райисполкомом создается комиссия по прекращению деятельности колхоза в составе председателя колхоза, бухгалтера (счетовода) и председателя ревизионной комиссии артели, а также представителей райисполкома и совхоза.

Комиссия по прекращению деятельности колхоза обязана в пятидневный срок известить всех дебиторов и кредиторов колхоза о прекращении ею деятельности, взыскать дебиторскую задолженность с различных лиц и организаций, произвести расчеты с кредиторами, в том числе по заработной плате с лицами, работавшими в колхозе пo найму, а также с колхозниками. Для производства этих расчетов она открывает в учреждении Госбанка специальный счет, на который начисляются все остатки денежных средств колхоза. При недостаточности средств на этом счете для производства расчетов с колхозниками и кредиторами совхоз перечисляет комиссии недостающую сумму за счет кредита банка, предоставляемого в пределах общей суммы стоимости материальных ценностей, принятых совхозом от колхоза.

Для ускорения реализации актива преобразованного колхоза государственные, кооперативные и общественные организации — дебиторы колхоза — обязываются погасить задолженность не позднее десяти дней со дня их извещения комиссией. Дебиторская задолженность, числящаяся за организациями и разными лицами, не взысканная за время работы комиссии по прекращению деятельности колхоза, в дальнейшем взыскивается совхозом в общем порядке.

На запрос Госарбитража при Иркутском областном исполкоме Главный арбитр Государственного арбитража при Совете Министров ССCP ответил, что в случае прекращения деятельности колхозов и преобразования их в совхозы иски хозяйственных органов к совхозам по операциям этих колхозов (разрядка моя.—Б. Ч.) подлежат рассмотрению в органах Государственного арбитража на общих основаниях.[148] Впоследствии Госарбитраж при Совете Министров СССP отменил это указание своим разъяснением от II апреля 1959 г. № И-1-28, признав, что иски к совхозам по задолженности колхозов приниматься на рассмотрение не должны[149]. Это разъяснение представляется весьма спорным. Оно не может относиться к взысканиям в пользу совхоза задолженности дебиторов колхоза, а также к взысканию задолженности по требованиям, своевременно заявленным в комиссию по прекращению деятельности колхоза, н признанной подлежащей удовлетворению.

Действующим законодательством разрешен вопрос о порядке выплаты гражданам сумм в возмещение вреда, причиненного их здоровью, причитающихся с колхозов, на землях которых создаются государственные предприятия и организации. Комиссия по прекращению деятельности колхоза обязана внести в Госстрах необходимую сумму на основании постановления ЦИК и СНК СССР от 23 ноября 1927 г.[150]. В тех случаях, когда необходимая сумма не внесена колхозом в органы Госстраха, указанная выплата возмещения за вред производится совхозами или другими государственными предприятиями и организациями, созданными на землях этих колхозов.

Примером может служить определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РСФСР от 30 августа 1961 г. по делу о взыскании в пользу Дегтяревой 1492 руб. с колхоза имени Калинина в возмещение ущерба, причиненного ее здоровью. По истечении установленного судом срока платежей Дегтярева вновь обратилась в суд с иском о взыскании с колхоза сумм, израсходованных ею на лечение в связи с полученной по вине ответчика травмой. Народный суд Туапсинского района в приеме искового заявления отказал, мотивировав отказ тем, что колхоз имени Калинина был преобразован в совхоз и его земли и общественное имущество были переданы Георгиевскому совхозу, который не должен нести ответственности по долгам колхоза. Отказ был подтвержден Краснодарским краевым судом и президиумом того же суда. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР согласилась с протестом заместителя прокурора РСФСР и признала отказ в приеме искового заявления необоснованным, так как при преобразовании колхоза в совхоз суммы, причитающиеся к выплате гражданам в возмещение вреда, ранее причиненного здоровью, в том случае, если колхоз не внес необходимые для этого средства в органы Госстраха, подлежат взысканию с совхоза или другой организации, созданной на землях колхоза[151].

Таким образом, при преобразовании колхоза в совхоз, вновь для этого создаваемый или уже существующий, имеет место своеобразное универсальное правопреемство. К. совхозу-правопреемнику переходит право взыскания всей дебиторской задолженности, не взысканной за время работы комиссии по прекращению деятельности колхоза. Вместе с тем на совхоз возлагается обязанность погашения, кpeдитopскoй задолженности преобразованного колхоза, которая ограничивается общей суммой материальных ценностей, принятых им от колхоза. В соответствующих пределах Госбанк предоставляет совхозу ссуду на погашение этой задолженности. Следовательно, совхоз обязан погасить задолженность за счет ссуды, полученной им от Госбанка.

Такая обязанность совхоза-правопреемиика носит дополнительный (субсидиарный) характер, 0на возникает только в том случае, если комиссия по прекращению деятельности колхоза не погасила полностью все требования колхозников и кредиторов колхоза.

Ограничение обязанности совхоза по уплате задолженности колхоза, разумеется, не распространяется на обязанность возврата имущества, принадлежащего другой организации и находившегося во. временном пользовании колхоза.

Так, Госарбитраж при Леноблисполкоме решением от 25 августа 1961 г. обязал совхоз «Свекловичный» (правопреемника колхоза «Смена») возвратить Балтийскому заводу имени Орджоникидзе пилораму, переданную заводом колхозу во временное пользование по договору аренды и своевременно не возвращенную по требованию завода (дело №11180/1—1961 г.).

В случаях преобразования колхозов в совхозы имеет место сочетание черт ликвидации и реорганизации с преобладанием последних, поскольку в лице совхоза-правопреемника продолжается производственная и хозяйственная деятельность преобразованного колхоза н имеет место преемство во всей совокупности прав и обязанностей, хотя и с ограничением ответственности по долгам колхоза и оказанием для этого помощи государства.

Иная точка зрения высказана Л. Шевченко и М. И. Бару,[152] которые отрицают черты реорганизации и правопреемства при преобразовании колхозов в совхозы. К сожалению, авторы ведут рассмотрение этого допроса без учета постановления Совета Министров СССР и ЦК КООС от 3 мая 1057 г. Приведенное в их статье судебное дело не столько подтверждает, сколько опровергает высказанную ими точку зрения, так как позиция, занятая Президиумом Верховного суда УССР, явно противоречит постановлению Совета Министров СССР и ЦК КПОС от 3 мая 1957 г. о субсидиарной ответственности совхоза по задолженности, не погашенной ликвидкомом колхоза.

Следует учесть то обстоятельство, что при преобразовании колхоза в совхоз последний в полной мере продолжает деятельность своего предшественника на базе всего его имущества, а потому анормальным было бы применение к этому преобразованию ликвидации с образованием как бы нового предприятия.

Примером смешанного типа преобразования юридических лиц явилась передача Центросоюзу функций (упраздненного) Всесоюзного объединения «Заготживсырье» Министерства заготовок СССР с республиканскими, краевыми, областными, межрайонными и районными конторами. При этом Центросоюзу по состоянию на 1 января 1956 г. были переданы все заготовительные и производственные базы, автотранспорт, научно-исследовательские учреждения и учебные заведения, фонды по материально-техническому снабжению за 1956 год, штатная численность и фонды зарплаты. Вместе с тем в данном случае не было универсального правопреемства в полном смысле этого понятия, хотя и было преемство в совокупности прав упраздненной государственной организации, а также в определенной три передаче совокупности ее обязанностей. Именно поэтому совместной телеграммой Министерства заготовок и Центросоюза от 6 февраля 1956 г. было предусмотрено, что организации потребительской кооперации несут ответственность только по обязательствам, в том числе по штрафным санкциям, учтенным в передаточных балансах упраздненных контор «Заготживсырье».

В соответствии с указанием Министерства финансов на запрос Центросоюза (письмо от 12 мая 1956 г.) расчеты с потребителями за отгруженное животноводческое сырье и пушнину, отраженные по передаточному балансу на 1 января 1956 г., должны были производиться Центросоюзом в установленном порядке.

Предъявляемые промышленностью претензии по качеству по необезличенным партиям отгруженной шерсти подлежали отрегулированию с теми колхозами и совхозами, с которыми еще не были полностью закончены расчеты. Таким образом, ответственность по этим претензиям .не переходила на Центросоюз.[153]

Существенной особенностью всех рассмотренных случаев реорганизации юридических лиц, является то, что при этом не происходит ни разделения (выделения), ни слияния (поглощения), вообще не меняется количество юридических лиц, но происходит существенное изменение природы данного юридического лица, происходит изменение формы социалистической собственности. Вместе с тем имеет место универсальное правопреемство, хотя в ряде случаев с определенными ограничениями.

Иначе обстоит дело при изменении ведомственной подчиненности юридического лица, при которой предприятие или организация остается самим собой, а потому не наступает и правопреемства, хотя в некоторых таких случаях происходит изменение объема и территории деятельности юридического лица. Так, например, при организации советов народного хозяйства экономических административных районов сам по себе факт передачи хозяйственных организаций и предприятий в .их подчинение не приводил к правопреемству. Иначе при образовании сбытовых и снабженческих .контор совнархозов, к которым перешли функции снабов и сбытов ликвидированных промышленных министерств.

5. Существенно отлично решается вопрос об ответственности преемников по долгам реорганизованного юридического лица в случаях слияния (поглощения), с одной стороны, и разделения (выделения)—с другой. В первой группе случаев активы и пассивы нескольких объединенных юридических лиц сливаются воедино. Поэтому для кредиторов реорганизованных юридических лиц не возникает никаких затруднений при выяснении той организации, к которой вместе с активом перешел и весь пассив прекративших свое существование юридических лиц, а следовательно, и обязанность погашения задолженности по данному обязательству.

Значительно сложнее обстоит дело в случаях разделения юридических лиц или выделения нового юридического лица из состава реорганизованного. В этих случаях перед кредитором с неизбежностью встает вопрос, иногда приобретающий .значительную сложность, к кому из правопреемников реорганизованного юридического лица переходит обязанность по данному обязательству. В известной мере здесь может прийти на помощь разделительный баланс, но только в известной мере. Разделительный баланс не является бесспорным документом, а потому переход ответственности возможно доказывать и вопреки передаточному балансу. Невключение спорной суммы в баланс отнюдь не является препятствием к .возложению ответственности на всех, на часть или на одного из правопреемников, если эта претензия будет признана обоснованной.

Необходимо также учитывать, что на основании ст. 64 Положения о государственных промышленных трестах от 29 июня 1927 г. (СЗ СССР 1927 г. № 39, ст. 392) при выделении из треста части его имущества для образования другого треста (ст. 61) или разделении одного треста на два или большее число трестов (ст. 62) «устанавливается солидарная ответственность подлежащих трестов за долги третьим лицам, возникшие до момента регистрации происшедших изменений, причем в случае, предусмотренном ст. 61, солидарная ответственность нового треста ограничивается выделенным в его распоряжение активом».

Солидарная ответственность правопреемников реорганизованного юридического лица была установлена с целью обеспечения интересов кредиторов. Действительно, иногда при реорганизации юридических лиц, особенно при двух-трех последовательных разделениях, выяснение того из универсальных правопреемников, к которому перешла данная задолженность, представляется в высшей степени затруднительным. Необходимо учитывать особую сложность отыскания правопреемников в отношении задолженности по рекламациям и штрафам.

Государственная регистрация государственных, кооперативных и общественных хозяйственных организаций и предприятий отменена постановлением Совета Министров СССР от 20 октября 1956 г. № 1436 (СП СССР 1957 г. № 2, ст. 14).

Поэтому нельзя признать правильным безоговорочное отрицание солидарной ответственности предприятий-правопреемников реорганизованного юридического лица (в частности, при ликвидации трестов и преобразовании в «автономные» объединяемых ими предприятий), которое господствует в литературе[154] и в арбитражной практике.

По мнению А. В.Бенедиктова, С. Н. Братуся .и др., установленная ст. 64 Положения о государственных промышленных трестах солидарная ответственность правопреемников разделенного государственного юридического лица в настоящее время не имеет применения. В обоснование этого утверждения авторы ссылаются на ряд постановлений,[155] определявших порядок передачи дел и имущества (актива и пассива) при различных видах реорганизации. юридических лиц—государственных хозяйственных организаций и предприятий, а также порядок составления и утверждения передаточного (в том числе—разделительного) баланса. Действительно, в ст. 7 постановления СТО от 10 февраля 1932 г. говорилось, что, кроме .разделительного баланса, должен составляться перечень договоров, заключенных разукрупненной организацией, и ссуд, полученных ею от банка, «с точным указанием, кому переходят права и обязанности по договорам и соглашениям и т. д. и ответственность по долгам банку». Несмотря на то, что последующим постановлением СНК COOP от 2 марта 1938 г. это постановление СТО было отменено, следует допустить, что во всяком передаточном балансе или в акте передачи аналогичное распределение передаваемых прав и обязанностей имеет место.

Несмотря на кажущуюся убедительность приведенных соображений, едва ли можно признать их достаточными для утверждения об отмене этими постановлениями солидарной ответственности, предусмотренной ст. 64 Положения о государственных промышленных трестах 1927 года.

Прежде всего следует учесть, что специально относящееся к изучаемому вопросу постановление СНК СССР от 27 марта 1936 г. «О порядке слияния, присоединения, разделения и ликвидации трестов и других хозяйственных организаций и выделении из их состава отдельных предприятий» (СЗ СССР 1936 г. № 18, ст. 151) ничего не говорит об отмене ст.ст. 63—64, при наличии прямого указания на то, что оно издано во изменение ст.ст. 9, 59 и 60 Положения о государственных промышленных трестах 1927 года.[156]

Что же касается указания отдельных статей актива и пассива в передаточном (в т. ч. разделительном) балансе или приложенных к нему документах, то оно имеет основное значение для взаиморасчета и прочих правоотношений между правопреемниками юридического .лица, реорганизованного путем разделения (или выделения). В частности, оно имеет значение для разрешения регрессных споров между ними в тех случаях, когда уплатившая задолженность (в порядке солидарной ответственности) организация считает, что обязанность погашения данной задолженности полностью или в определенной части лежит на других организациях-правопреемниках.

В этой же связи надлежит отвергнуть соображение, что применение начала солидарной ответственности не соответствовало бы основным принципам хозрасчета, означало бы обезличивание ответственности хозрасчетного предприятия, нарушение индивидуализации ответственности[157]. Уплатившая организация имеет в соответствующих случаях право регресса к тому правопреемнику, к которому относится данная задолженность. Этим путем может быть в полной мере восстановлено применение начала индивидуализации ответственности.[158]

К тому же обращение к солидарной ответственности практически может быть допущено, когда спорная задолженность отрицается правопреемниками, а потому не нашла себе отражения в передаточном балансе и приложенных к нему документах. В этих случаях для кредитора реорганизованного хозоргана или предприятия, а также для арбитража может быть неясно, какая именно из организаций-правопреемников обязана принять спорную задолженность. Тогда неизбежно предъявление требования и иска ко всем правопреемникам как к солидарным должникам.

Нельзя согласиться с мнением, что правопреемники несут только те обязанности, которые учтены в передаточном балансе. Последний отнюдь не является бесспорным документом независимо от его утверждения в установленном порядке. Госарбитраж при Совете Министров СССР правильно считает, что «иски кредиторов о взыскании с правопреемников документально подтвержденной задолженности подлежат удовлетворению, а возражения правопреемников о том, что к моменту предъявления иска не была оформлена приемка- передаточных балансов..., не должны приниматься во внимание»[159]. Следовательно, передаточная документация не является единственным доказательством, и тем более не является бесспорным доказательством наличия или отсутствия определенной задолженности.

Возвращаясь к обеспечению интересов кредиторов реорганизованного предприятия, ради которых закон (ст. 64 Положения) предусмотрел солидарную ответственность правопреемников, можно высказать сомнение в том, что эти интересы достаточно защищены утверждением передаточного баланса.[160] Необходимо учитывать, что министерство, в ведении которого находятся реорганизованное юридическое лицо и его правопреемники, а равно и Министерство финансов имеют перед собой только представленные на утверждение документы, в которых может полностью отсутствовать упоминание о задолженности отрицаемой (без основания) или пропущенной случайно. Таким образом, даже самая тщательная проверка представленных материалов утверждающей баланс организацией не снимает возможности последующих споров по задолженности, неучтенной в балансе или учтенной неправильно.

К тому же штрафные суммы, пока они не уплачены, не могут числиться по балансу. Между тем штрафная ответственность правопреемника за неисправность, допущенную правопредшественником, сомнений в арбитражной практике не вызывала.

Солидарная ответственность правопреемников реорганизованного юридического лица, предусмотренная ст. 64 Положения о государственных промышленных трестах 1927 года для случаев разделения государственных хозяйственных организаций и предприятий, должна применяться лишь в качестве вспомогательного средства, используемого для обеспечения законных интересов кредиторов реорганизованного юридического лица. К ней следует обращаться лишь в тех случаях, когда оказалось невозможным установить с достаточной точностью, к кому из правопреемников перешла (или должна перейти) данная спорная задолженность.

При таком ограниченном применении солидарной ответственности должны отпасть все выдвинутые против нее возражения.

<< | >>
Источник: Правопреемство.

Еще по теме § 1. Универсальное правопреемство при реорганизации юридических лиц:

  1. § 2. Универсальное правопреемство при наследовании имущества гражданами
  2. § 3. Универсальное наследственное правопреемство при переходе наследственного имущества в органам государства и общественным организациям по завещанию и в порядке выморочности
  3. Реорганизация и ликвидация юридических лиц
  4. Подраздел 4. Законодательство о реорганизации юридических лиц
  5. Вопрос 97. Каким образом осуществляется реорганизация и ликвидация объединений юридических лиц?
  6. Глава третья ВОПРОСЫ УНИВЕРСАЛЬНОГО ПРАВОПРЕЕМСТВА
  7. B сфере государственной регистрации юридических лиц, обеспечения соблюдения законности при их создании:
  8. Статья 355. Рассмотрение дел об урегулировании неплатежеспособности, о банкротстве индивидуальных предпринимателей и юридических лиц, ускоренной реабилитации и реабилитации юридических лиц
  9. 2. Юридические составы наследственного правопреемства
  10. О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ ПОЛНОМОЧИЙ НА СОВЕРШЕНИЕ СДЕЛОК
  11. Статья 97. Порядок обращения взыскания при реорганизации должника-организации
  12. Незаконное образование (создание, реорганизация) юридического лица (ст. 1731 УК РФ)
  13. Статья 97. Порядок обращения взыскания при реорганизации должника-организации
  14. 5.Правосубъектность физических лиц и правоспособность юридических лиц.
  15. § 2. гражданСко-Правовой СтатуС объединений гоСударСтвенных юридичеСких лиц в роССийСком Праве 1. Особенности гражданско-правового статуса государства и его юридических лиц
  16. Незаконное использование документов для образования (создания, реорганизации) юридического лица (ст. 1732 УК РФ)
  17. Допускается участие в суде в качестве представителей других лиц, имеющих юридическое образование, по просьбе лиц, участвующих в деле
  18. Статья 2.6. Административная ответственность иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц Комментарий к статье 2.6
  19. § 3.Особенности права собственности юридических лиц и публично-правовых образований 1. Особенности права собственности юридических лиц