<<
>>

9.2. Государственное регулирование национальной экономики

9.2.1. Направления и механизмы государственного регулирования

Направления государственного регулирования экономики

Государственное регулирование необходимо для решения важнейших проблем, обеспечивающих устойчивое развитие на­циональной экономики.

Прежде всего, государство должно обеспечить правовую основу рынка.

Субъекты рыночной экономики должны быть защищены законодательно. Видный английский социолог Карл Поппер от­мечал: "...промышленное общество, основанное на рыночных отношениях... немыслимо без правовой системы, власти зако­на"1.

В качестве первостепенного должно быть обеспечено право собственности. Собственник, не уверенный в ее неприкосно­венности, не будет проявлять активности и инициативы.

Важное значение имеет антимонопольное законодатель­ство, ограничивающее произвол монополий, направленное про­тив недобросовестного соперничества.

Совершенно необходима многоплановая законодательная база по защите прав потребителей на различных видах рын­ков, ограждающая их от недобросовестного бизнеса.

Важным направлением государственной политики является производство общественных товаров. К ним относятся: рас­ходы на средства вооружения, содержание правоохранитель­ных' органов, государственного аппарата, социальные нужды и т. д. Они служат интересам общества в целом, поэтому издер­жки на их производство берет на себя государство.

Вместе с тем в условиях значительности управленческих расходов, утяжеления за их счет издержек производства това­ров, государство решает проблему минимизации трансакционных издержек. Проблема их сокращения чрезвычайно важ­на, является одной из приоритетных при принятии конкретных экономических решений.

Активное развитие научно-технического прогресса обусло­вило значительность побочных эффектов, связанных с загряз­нением окружающей природной среды, ухудшением экологии и т.

д. Это обусловило необходимость законодательных актов, направленных на осуществление контроля за отрицательны­ми внешними эффектами. В настоящее время наряду с эконо­мическими, административными и иными санкциями за загряз­нение окружающей природной среды предпринимаются попыт­ки создания рыночных механизмов в форме купли-продажи ли­цензий на право "выброса" вредных отходов, направленных на усиление контроля за характеризуемыми процессами, их воз­можную минимизацию.

Наряду с этим предприятия, деятельность которых связана с положительными эффектами — в сфере здравоох­ранения, образования и т. д., поощряются с помощью субсидий, поскольку от их деятельности выигрывает общество в целом.

Таким образом, с помощью экономических рычагов осуще­ствляется перераспределение доходов и ресурсов.

Важным объектом государственного регулирования явля­ются макроэкономические колебания, нарушающие пропорци­ональное развитие макроэкономики, требующие стабилизации экономического развития.

Методы регулирования

В меру необходимости государство "исправляет" несовер­шенства рыночного механизма.

1 Поппер К. Открытое общество и его враги. М., 1992. Т. 1. С. 8.

Различают два основных метода государственного регули­рования экономики: прямого и косвенного регулирования.

Прямое регулирование осуществляется по отношению к предприятиям, находящимся в государственной собственности, которая, как правило, формируется двумя путями:

1) путем национализации или выкупа собственности;

2) путем создания собственных или долевых предприятий новейших отраслей экономики, порождаемых НТР.

К методам прямого регулирования можно отнести государ­ственные заказы, устанавливаемые с победителями на конкур­сной основе.

К реализации наиболее актуальных проблем фирмы при­влекаются, как правило, на конкурсной основе. С победителями заключаются соглашения в форме государственных заказов. Ха­рактеризуемая деятельность получила наибольшее распрост­ранение в США.

В современных развитых странах существует более или менее значительный государственный сектор. Как правило, это отрасли естественных монополий - угольная промышленность, электроэнергетика, железнодорожный, воздушный транспорт, авиация, космонавтика и т. д., т. е. отрасли, имеющие важное стратегическое значение, высокую инвестиционную стоимость. Наряду с этим государство имеет долевую собственность в раз­личных структурах.

Независимо от доли государственной собственности во мно­гих странах обнаруживается тенденция роста доли государ­ственных расходов в ВВП. В конце XIX в. эта доля в среднем составляла 8,3%, а в таких странах, как США, равнялась 4%, во Франции - 12,6%.

Значительный рост государственных расходов наблюдал­ся в 20-30-е гг. XX в. В 20-е гг. средний показатель по развитым странам составил 15,4%, в 30-е - 27,9%.

В начале 80-х гг. доля государственных расходов в ВВП со­ставила 42,6%. Причем ни в одной стране она не опустилась ниже 30%. В 1993 г. доля государственных расходов в ВВП США рав­нялась 38,7%, Японии - 34,9%, ФРГ - 50,8%, Франции - 54,2%, Англии - 54,8%. В 1994 г. средний показатель по развитым стра­нам составил 47,2%.

Государство превратилось в мощный фактор экономичес­кого роста, стало залогом стабильности и устойчивости всего общественного развития.

К методам прямого государственного регулирования отно­сится законодательство.

Определенное развитие получило прогнозирование нацио­нальных экономик в зависимости от страновой специфики, ее приоритетов, ориентированное как на конкретные сроки, так и конкретные проблемы социально-экономического развития.

Исследователи выделяют три варианта прогнозов:

• оптимистический — ориентированный на развитие пози­тивных процессов, достижение высоких показателей, макси­мально возможных результатов;

• пессимистический — ориентированный на развитие не­гативных процессов, сформированный на базе "минимизирован­ных" показателей;

• базовый - ориентированный на реалистические тенден­ции и показатели, как правило, принимается за основу.

Планирование в наибольшей мере характерно для обособ­ленных подразделений. При этом механизмы планирования со­риентированы, как правило, на ряд периодов: краткосрочный - на один год, среднесрочный - на три-пять лет, долгосрочный - на 10-20 летит, д.

Некоторые страны проявляют тенденцию к планированию экономического развития в национальном масштабе.

Косвенное регулирование осуществляется главным образом с помощью денежно-кредитной и финансовой политики.

При этом денежно-кредитная политика регулирует денеж­ную массу в обращении, финансовая — манипулирует денеж­ными средствами, поступлениями в форме налогов.

Направлениями макроэкономического регулирования мо­гут выступать:

• инвестиционная политика;

• политика занятости;

• экспортная политика;

• ценовая политика и др.

При этом благодаря перераспределению доходов и расхо­дов, регулированию денежных потоков можно решать актуаль­ные с точки зрения национальной экономики проблемы.

Рассмотрим важнейшие модели государственного регули­рования.

9.2.2. Кейнсианская модель

Обусловленность формирования

Кейнсианская модель макроэкономического регулирования явилась своеобразной реакцией на деструктивные процессы, происходящие в развитых странах в первой половине XX в. Воз­никнув в 30-е годы, около полувека весьма успешно функцио­нировала на Западе.

Основоположником механизмк макроэкономического регу­лирования явился Джон Мейнард Кейнс, создавший поистине революционную теорию государственного регулирования на­циональной экономики.

Его воззрения начали формироваться в 30-е гг., были пре­рваны войной и получили широкое развитие лишь в послевоен­ный период. Наиболее полно использовались в США, Англии.

Практическая необходимость в разработке механизма го­сударственного регулирования экономики вытекала из потреб­ностей времени. Глубочайший кризисный спад экономики, имев­ший место на Западе в период Великой депрессии, невозмож­ность преодоления деструктивных явлений на микроуровне потребовали создания механизма макроэкономического регули­рования, способного решить возникшие проблемы, адекватно ре­агировать на происходящие процессы.

В сложившихся условиях конструктивным представился принципиально новый механизм, ориентированный не на ры­нок, а на государственное регулирование экономики.

1 См.: IMF Survey. 1996. February 19. P. 68.

Поскольку выход из кризиса виделся в развитии произ­водства, проблемы его стимулирования явились основным на­правлением новой модели макроэкономического регулирования.

Ориентация на "эффективный спрос"

В отличие от классиков, делавших ставку на эффективное предложение1, в основу концепции Д. Кейнса положен принцип "эффективного спроса"

Д. Кейнс выдвинул два фактора, на которые прежде всего дол­жен быть ориентирован рост производства и эффективный спрос:

1) личное потребление;

2) производительное потребление (или инвестиции в про­изводство).

В отличие от Сея, полагавшего, что предложение автома­тически рождает свой собственный спрос, Д. Кейнс не призна­вал автоматизма, считал необходимым стимулирование эф­фективного спроса.

Одной из составляющих эффективного спроса является личное потребление, зависящее, в свою очередь, от уровня за­нятости. Поэтому важным фактором эффективного спроса вы­ступает занятость.

Занятость создает предпосылки для потребления и сбе­режения. Сбережения выступают основой инвестиций.

Д. Кейнс считал, что функция потребления является устой­чивой, поэтому необходимо сосредоточить внимание на инвестициях. Поскольку размер инвестиций зависит от прибыли и уровня банковского процента, основным направлением макро­экономического регулирования должны стать денежно-кредит­ная и финансовая сферы.

Таким образом, основными направлениями стимулирова­ния эффективного спроса являются занятость, процентная и финансовая политика. Эти важнейшие направления макро­экономического регулирования исследованы Д. Кейнсом в его ос­новной работе "Общая теория занятости, процента и денег"(1936).

В кейнсианской модели совокупные расходы общества со­стоят из четырех компонентов:

1) личного потребления;

2) инвестиционного потребления;

3) государственных расходов;

4) чистого экспорта.

Проблема "включения" их в систему эффективного спроса важнейшая составляющая его научного анализа.

1 По А. Смиту — товар вначале производится, затем предлагается рынку. Если предложение эффективно, товар обладает привлекательно­стью, он покупается. При этом возможность продажи зависит от эффек­тивности предложения.

Вполне понятно, что размеры личного потребления зави­сят от общего объема дохода. На уровень потребления оказы­вают влияние объективные и субъективные факторы. Субъек­тивный психологический закон, по мнению Д. Кейнса, состоит в склонности людей увеличивать потребление, но не в той мере, в какой увеличивается доход. С ростом дохода человек начинает лучше питаться, одеваться и пр., при этом растет абсолют­ный размер потребления. Вместе с тем относительный уро­вень потребления сокращается.

Наряду с увеличением потребления с ростом дохода рас­тут сбережения. Однако при абсолютном росте тех и других относительные размеры потребления сокращаются, а сбере­жения - увеличиваются.

Склонность к сбережению проявляют не только индивиду­умы, но и предприниматели, предпочитающие не вкладывать деньги в производство, а отдавать их в ссуду, получая высокую и устойчивую норму процента.

Важнейшей задачей государства в этих условиях Д. Кейнс считал обеспечение высокого объема "эффективного спроса": а) населения - на предметы потребления; б) предпринимате­лей - на инвестиционные товары; в) государства - на эконо­мические и социальные цели.

Ориентация на их эффективный уровень обусловила иссле­дование предельных зависимостей - предельной склонности к потреблению и предельной склонности к сбережению. Д. Кейнс исходил из посылки, что предельная склонность к сбережению является дополняющей до единицы величиной по отношению к предельной склонности к потреблению.

Доминирующая склонность людей к сбережению прояв­ляется не только на уровне отдельных хозяйств, но и в обще­стве в целом. Она оказывает влияние на инвестиции.

Джон Кейнс придавал большое значение инвестициям как такой независимой переменной величине, которая влияет на за­висимые от нее переменные величины - доход нации, заня­тость, потребительский спрос населения и т. д. Он утверждал, что расширение инвестиций ведет к увеличению занятости, а потому и дохода общества, и тем самым - к повышению потре­бительского спроса.

Уровень инвестиций зависит от ряда факторов - вели­чины налогов, уровня инфляции и т. д. Важнейшим фактором, влияющим на уровень инвестиций, является процентная став­ка. Исходя из органичности их взаимосвязи Кейнс сделал вы­вод, что инвестиции есть функция процентной ставки.

Несмотря на то, что уровень инвестиций зависит от уровня сбережений, их динамика определяется во многом разными про­цессами. Это связано с тем, что субъекты сбережений и инвес­тиций, как правило, разные лица. Субъекты сбережений - чаще всего широкие слои населения; инвестиций - предпри­ниматели, имеющие возможность использования не только соб­ственных, но и заемных сбережений.

Несовпадение "сбережений" и "инвестиций" нарушает мак­роэкономическое равновесие.

Вместе с тем национальная экономика, как и всякий живой организм, проявляет тенденцию к равновесию.

Если сбережения окажутся больше инвестиций, часть то­варной продукции перестанет находить сбыт, увеличатся товар­но-материальные запасы, фирмы, производящие товары, нач­нут сокращать производство.

Сокращение товарно-материальных запасов, в свою оче­редь, явится сигналом для бизнеса, побуждающим к расшире­нию производства, стимулированию эффективного спроса.

В отличие от представлений классической школы в модели Д. Кейнса равенство между инвестициями и сбережениями до­пустимо и при неполной занятости. "Модель" не исключает со­кращения производства и увольнения рабочих. Вместе с тем де­лается ориентация на оживление инвестиционного процесса, могущего привести к состоянию полной занятости.

Основной постулат кейнсианской теории - равенство объе­мов сбережений и инвестиций, обеспечивающее макроэконо­мическое равновесие.

Государственная политика должна стимулировать дости­жение этого равенства.

Д. Кейнс считал, что имеющиеся сбережения люди с выго­дой для себя могут преобразовать в инвестиции, т. е. производ­ственные капиталовложения, если ставка процента сделает выгодным обращение сбережений в инвестиции. Уровень про­цента должен регулировать и уравнивать объемы сбережений и инвестиций.

Основываясь на том, что инвестиции есть функция процен­та, а сбережения - дохода, Д. Кейнс исследует зависимость между всеми четырьмя составляющими: сбережениями, инве­стициями, уровнем процента и уровнем дохода. При этом исполь­зует два метода.

1. На основании разработанной Джоном Хиксом1 модели "Investment - saving - IS" (инвестиции-сбережения) рассматривает механизмы равновесия на реальном рынке, т. е. рынке товаров и услуг.

2. Другой метод "национальный доход — совокупные рас­ходы" предполагает определение равновесного уровня нацио­нального дохода на основе взаимодействия потребления и ин­вестиций.

• Предпосылками анализа являются рассмотренные ранее по­ложения о том, что национальный доход используется по двум каналам: на потребление и инвестиции, а совокупные расходы — на личное и производительное потребление.

В условиях стагнирующей экономики склонность к потреб­лению невелика. Уровень национального дохода в связи с ра­венством доходов и расходов на личное потребление устанав­ливается на уровне нулевого сбережения (рис. 9.4).

' Хикс Джон - лауреат Нобелевской премии 1972 г. за работы по те­ории общего экономического равновесия и экономики благосостояния.

Если к расходам на личное потребление добавить инвести­ции, линия "С" сдвинется вверх по вертикали и займет положе­ние "C+I". Точка пересечения кривой линии равенства доходов и расходов будет приближаться к уровню, соответствующему полной занятости (F).

Чем больше размеры инвестиций, тем выше поднимается кривая инвестиций и сбережений, значительнее приближение к уровню полной занятости.

Если государство будет не только стимулировать частные инвестиции, но и осуществлять собственные расходы, кривая сбережений и инвестиций сольются в кривую, отражающую совокупность сбережений, инвестиций и государственных рас­ходов — C+I+G.

С учетом внешнеторговых операций, чистого экспорта (Хп) величина совокупных расходов окажется равной

Наращивание инвестиций ведет к росту национального до­хода и полной занятости. При этом формируется так называе­мый умножающий или мультипликационный эффект.

Д. Кейнс исследовал теорию мультипликатора (лат. multiplikator - умножающий, увеличивающий), которая определяет эффективность добавочных инвестиций с точки зре­ния их воздействия на объем производства. Считал, что уве­личение инвестиций приводит к росту национального дохода общества, причем на величину большую, чем первоначальный рост инвестиций. Как камень, брошенный в воду, вызывает круги на воде, так и инвестиции, ^"брошенные" в экономику, вызывают цепную реакцию в виде роста дохода и занятости.

По мнению Кейнса, мультипликационный эффект, порож­даемый своеобразной цепной реакцией, предполагает, что пер­вичные капитальные вложения в одну отрасль вызывают по­требность в росте производства (соответственно — дохода) во многих смежных отраслях, поставляющих строительные мате­риалы, сырье, машины, энергию и т. д., "когда происходит при­рост общей суммы инвестиций, то доход увеличивается на сум­му, которая в "к" раз превосходит прирост инвестиций"1.

В зависимости от расширения или сжатия инвестиций мультипликационный эффект действует в режиме расширения или сжатия национального дохода.

Рост национального дохода с учетом мультипликационного эффекта определяется по формуле

Поскольку величина мультипликатора связана с предельной склонностью к потреблению, определяемой отношением прироста потребления (ДС) к приросту дохода (AY), т. е. —,к = . После преобразований формула приобретает вид

Отсюда следует, что мультипликатор находится в прямой зависимости от прироста национального дохода и в обратной — от прироста потребления за соответствующий период.

Д. Кейнс отводил важную роль государству в создании пер­воначального "инвестиционного толчка".

Инвестиционные проекты могут реализоваться в различ­ных видах работ.

Для вывода экономики из депрессивного состояния считал наиболее предпочтительными общественные работы, финанси­руемые государством, - строительство плотин, дорог и т. д.

Ориентацию именно на общественные работы в условиях перепроизводства товаров считал весьма выгодным мероприятием, способствующим созданию дополнительного плате­жеспособного спроса (эффективного спроса) без выброса на ры­нок дополнительного количества не пользующихся спросом товаров.

Парадокс бережливости

В отличие от классической школы, считавшей сбережения благом для экономики, Кейнс исходил из обратного - если на­селение хочет сберегать больше, чем инвесторы хотят расходо­вать, - сберегатели потерпят неудачу.

При стагнирующей экономике, находящейся в состоянии неполной занятости, увеличение склонности к сбережению обус­ловливает сокращение склонности к потреблению. Сокращение потребительского спроса делает невозможной реализацию про­изведенных товаров, не способствует новым капиталовложени­ям. Производство начнет сокращаться, национальный доход па­дать. В результате нация становится не богаче, а беднее.

Отсутствие равновесия между сбережениями и инвестици­ями может привести к двум отрицательным для экономики эффектам.

1 Кейнс Д. Общая теория занятости, процента и денег. М., 19 7 8. С. 17 9.

1.Инфляционному разрыву, когда инвестиции превышают сбережения. Предложение сбережений отстает от инвестици­онных потребностей. При этом возможностей для реального уве­личения инвестиций нет. В результате приостанавливается про­изводство. Население большую часть доходов направляет на по­требление. Спрос на товары и услуги растет. В силу эффекта мультипликатора возрастающий спрос давит на цены, разви­вается инфляция.

2.Дефляционному разрыву, когда сбережения превышают потребности в инвестировании. При этом текущие расходы на товары и услуги низкие, большая часть доходов уходит в сбере­жения, наблюдается падение производства и уровня занятости. Мультипликационный эффект способствует дальнейшему со­кращению занятости, обусловливает ее вторичное и т. д. сокра­щение.

Методы денежно-кредитного регулирования, ограниченность механизма

В противовес классикам, обосновывающим эффективность гибкой заработной платы, Д. Кейнс ориентируется на исключе­ние отрицательного механизма и отрицательных последствий гибкой заработной платы за счет проведения гибкой денежно-кредитной политики. По его представлению, увеличение ко­личества денег приведет к понижению нормы процента, росту цен и предельной эффективности инвестиций, что будет сти­мулировать не только инвестиционный спрос, но и занятость.

Кроме того, уменьшение процента по депозитам будет спо­собствовать сокращению сбережений (поскольку денежные вклады окажутся невыгодными) и увеличению потребления.

Наряду с мерами денежно-кредитной политики значитель­ное внимание в теории Д. Кейнса отводится активной бюджет­но-финансовой политике.

Активная инвестиционная деятельность предполагает пере­распределение с помощью налоговых ставок национального до­хода в пользу государства. При этом изъятые с помощью налого­вой системы денежные средства должны использоваться госу­дарством для расширения инвестиционного спроса и занятости.

Помимо стимулирования предпринимательской деятель­ности за счет полученных средств может осуществляться бюд­жетное финансирование нерентабельных отраслей, комму­нального хозяйства, выплата пособий и т. д. Однако в услови­ях дефицитного финансирования это может способствовать ин­фляции. Поэтому государство должно регулировать размеры бюджетного дефицита и денежной эмиссии.

Бюджетное расширение спроса выступает одним из реша­ющих факторов рассасывания безработицы, решения соци­альных проблем.

Разработанная Д. Кейнсом концепция легла в основу прак­тики государственного регулирования макроэкономических процессов в западных странах, что позволило ослабить цикли­ческие колебания в них в течение более чем двух послевоенных десятилетий.

Однако изменение условий воспроизводства, проявившее­ся к середине 70-х гг., изменило отношение к практической це­лесообразности использования кейнсианской модели.

Одновременный рост в ряде стран безработицы и инф­ляции при проведении кейнсианской политики привели к необ­ходимости непрерывной накачки денежных средств и раскру­чивания инфляционной спирали. В новых условиях государство не смогло разрешить проблемы стимулирования производства, не препятствуя увеличению безработицы и инфляции.

Кейнсианская модель не вписывалась в требования, дик­туемые НТР, предполагающие возможность быстрой обновля­емости производств. Их реализация потребовала свободы пред­принимательства, более мобильно реагирующего на достиже­ния научно-технического прогресса. Вместе с тем изъятие зна­чительной части прибыли через налоговую систему стало тор­мозом предпринимательской активности, осуществления необ­ходимых обществу структурных преобразований.

Экономический кризис 1974-1975 гг. стал не просто очеред­ным циклическим кризисом, но кризисом кейнсианской модели макроэкономического регулирования. На смену ей вновь при­шли неоклассики, предложившие новую модель макроэкономи­ческого регулирования.

9.2.3. Модель командно-административного управления экономикой

В отличие от кейнсианской модели, ориентированной на уп­равление экономическими рычагами, стимулирующими пред­принимательство, модель командно-административного уп­равления базируется на распорядительно-приказных меха­низмах, методах внеэкономического принуждения.

Характерными чертами системы выступают:

• прямое управление предприятиями из центра;

• полный контроль государства за производством и рас­пределением;

• управление с помощью административно-приказных методов.

Элементами, связующими систему, являются структуры, осуществляющие руководство из единого народнохозяйствен­ного центра.

Распорядительно-приказной механизм управления возмо­жен в странах с разным социальным устройством. Он может со­четаться с общественной собственностью на основные средства производства - как это имело место в России, или частной - как это имело место в Германии (фашизм).

Приказное управление оправдано при чрезвычайных об­стоятельствах, вызванных войной, хозяйственной разрухой, голодом. В этих условиях оно способно быстро сосредоточить материальные и людские ресурсы на решающих участках, ус­пешно решать актуальные народнохозяйственные задачи. В эк­стремальных условиях данный тип может оказаться един­ственно возможным и по-своему эффективным.

Впервые командное управление экономикой было введено в Германии в 1916 г. Тяжелое военное и хозяйственное положе­ние заставило государство взять на себя контроль за производ­ством, распределением дефицитных сырьевых и энергетичес­ких ресурсов, а также непосредственно распределять продо­вольствие. Центральная власть стала регулировать и трудовые отношения на предприятиях. Был введен закон о трудовой по­винности граждан с 16 до 60 лет, установлен военный режим на производстве, введен 12-часовой рабочий день.

В нашей стране административное управление хозяйством связано с началом Гражданской войны и иностранной военной интервенцией. Нужды обороны потребовали централизации уп­равления национальной экономикой. Была введена продразвер­стка, всеобщая трудовая повинность. Предприятия были лише­ны всякой самостоятельности. Система чрезвычайных обстоя­тельств была дополнена характерной для постреволюционной экономики общественной собственностью, требующей специфи­ческих механизмов управления.

Централизованно управляемая система просуществовала в стране около 70 лет.

Экономической основой командно-административной систе­мы управления (КАСУ) явилось централизованное планирование.

Централизованный план в условиях монополизма государ­ственной собственности являлся обязательной директивой, необходимой для выполнения, доводимой до регионов, отраслей, отдельных производств, включая сельское хозяйство.

Согласно плану производственным единицам выделялись ресурсы — производственные фонды, определяющие производ­ственные возможности предприятий. Помимо того, админист­ративный центр определял фонд заработной платы, а также номенклатуру выпускаемой продукции, "диктовал" цены рынку и пр.

Таким образом, производственные и рыночные условия были объединены в единый "блок" механизмами безальтерна­тивного плана.

В противовес, фактором эффективного предприниматель­ства считается конкурентная рыночная система, предполагаю­щая ориентацию и поощряющая наиболее передовые, исполь­зующие научно-технические достижения, хозяйства.

Традиционно выделяется ряд факторов, представляющих "негативы" плановой и "позитивы" рыночной системы.

Прежде всего — это используемые факторы производства. В рыночной экономике факторы производства "шлифуют­ся" и "отбираются" механизмом конкурентного рынка. Фактор­ные доходы — способствуют эффективному распределению ре­сурсов.

Монополизированная экономика исключает альтернатив­ность факторов производства: они распределяются, фондиру­ются государственной монополией на безальтернативной ос­нове. Факторные доходы также не допускают альтернативно­го выбора. В частности, заработная плата не является рычагом эффективного распределения труда. Единые механизмы и уровни заработной платы практически исключают возмож­ность выбора, что подрывает свободную предприимчивость ра­ботников и их материальную заинтересованность в результа­тах труда.

Единая процентная ставка не является средством эффек­тивного распределения инвестиций. В условиях централизованной инвестиционной политики она выполняет вспомогательную роль.

Такой важнейший ресурс, как земля, практически исполь­зуется бесплатно, что исключает стимулы рачительного хозяйствования.

Отсутствие рынков труда, капитала, земли, как и других рынков, не способствует эффективному производству.

Недопустимость конкуренции создает предпосылки для производства немодной, порой некачественной, не пользующей­ся спросом продукции, лишает потребителей возможности вы­бора, реализации потребительских предпочтений.

Неконкурентная система допускает существование как прибыльных, так и убыточных производств. При этом при­быльные значительную часть выручки перечисляют в государ­ственный бюджет, а убыточные — дотируются, в том числе за счет средств, перечисляемых в централизованный фонд при­быльными структурами. Характеризуемый механизм не созда­ет оснований для реального хозяйственного расчета, т. е. дея­тельности, ориентированной на рачительное хозяйствование, са­моокупаемость, заинтересованность, прибыльность.

Финансово-кредитный механизм, финансовая и денежная политика в такой системе всецело определяются центром.

Заимствования, выдаваемые кредитными структурами, имеют выборочный и субъективный характер. Возможность пос­ледующего списания задолженности фактически исключает за­интересованность и ответственность за их использование.

Повсеместная ориентация на централизованные механиз­мы ставит предпринимательские структуры в рамки специфи­ческой системы бюджетных ограничений, препятствующей от­ветственному хозяйствованию.

Я. Корнаи выделяет следующие формы бюджетных огра­ничений:

1) директивные цены;

2) жесткую систему налогообложения;

3) отсутствие безвозмездной государственной помощи;

4)отсутствие возможности получения кредита;

5) невозможность внешних финансовых вложений1.

По мнению автора, в рыночной экономике существует пред­ставленная жесткая система бюджетных ограничений, сти­мулирующая эффективное хозяйствование, материальную за­интересованность и материальную ответственность за исполь­зование денежных средств. Вместе с тем командно-админист­ративная экономика ориентируется на мягкую систему бюд­жетных ограничений, для которых характерно:

• налоговые льготы; отсрочка от уплаты налогов; безвозмез­дная финансовая помощь в форме дотаций, субсидий и т. д.;

• выдача кредитов и при отсутствии гарантий;

• заимствования не всегда имеют обоснованное целевое на­значение, могут использоваться для погашения задолженности и т. д.

Характерной чертой КАСУ является товарный дефицит, обусловленный "жесткостью системы", невозможностью в рам­ках централизованного плана мобильно реагировать на изме­няющийся потребительский спрос, индивидуализированные предпочтения. Недостаток продукции при растущем спросе трансформируется в ажиотажный спрос на товары.

Вместе с тем огосударствленная на базе общественной соб­ственности экономика, по сути своей ориентированная на об­щенациональные и общенародные интересы, в случае необхо­димости может "собрать" силы национальной экономики "в один кулак", имеет развитую и достаточно сильную социальную си­стему, что, безусловно, является ее позитивом.

1 См.: Корнай Я. Дефицит. М., 1990. С. 49.

Итак, возникает вопрос: командно-административная сис­тема управления - эффективная или неэффективная эконо­мическая система? Представляется, что ответ на этот непрос­той вопрос не может быть однозначным.

Командно-административная система управления являет­ся позитивной формой хозяйства, пригодной для особых, чрез­вычайных исторических условий, когда жизнь страны или ее граждан находится под серьезной угрозой. При этом с помощью директивных методов система может сконцентрировать зна­чительные денежные и иные ресурсы для решения важнейших задач переживаемого периода. По мере "исчерпания" чрезвы­чайных обстоятельств командное управление экономикой ста­новится ненужным и неэффективным.

Исходя из отмеченного, говорить об эффективности или неэффективности КАСУ можно лишь применительно к конк­ретным странам, конкретной экономике, нуждающейся в столь специфичных механизмах управления, а не вообще о сис­теме, которая весьма специфична, не имеет расширительных характеристик и применима в конкретных, как правило, чрез­вычайных условиях, в конкретных странах.

Вместе с тем, как и всякая экономическая система, коман­дно-административная система управления в соответствующих условиях способна изменяться. При этом в соответствии с по­ставленной целью, задачами, особенностями экономического развития комплекс механизмов централизованного управления может оказаться достаточно эффективным, обеспечивающим возможность ее длительного поступательного развития.

Что касается нашей страны, представляется, что специфи­ческие условия Гражданской войны, иностранной интервенции и последующего развития обусловили целесообразность ее ис­пользования.

Внутренняя ориентация системы на народнохозяйственные интересы позволила решить ряд важных проблем развития на­циональной экономики: противостоять в войне и иностранной интервенции, осуществить индустриализацию, коллективиза­цию сельского хозяйства и т. д. К 40-м гг. страна начала концен­трировать усилия на мирном фронте. Однако Вторая мировая война прервала созидательный процесс. Противостояние во Вто­рой мировой войне и послевоенный восстановительный период также потребовали значительной концентрации денежных средств и усилий государства.

Таким образом, с учетом специфических особенностей раз­вития страны в течение достаточно продолжительного времени командно-административная система управления в нашей стра­не являлась достаточно правомерной и эффективной.

В мирное время представленная безальтернативная конст­рукция КАСУ интегрировала со значительным числом научно-исследовательских структур, занимающихся исследованием ак­туальных проблем национальной экономики. Это и проблемы ме­жотраслевого баланса, оптимального использования ресурсов, высокоэффективные разработки в области военных технологий, производства средств вооружения и средств производства и т. д. Достаточно эффективно решались социальные проблемы. Мощный рычаг КАСУ - контроль над мерой труда и мерой по­требления базировался, с одной стороны, на определяемых на научной основе рациональных нормах трудозатрат и вознаграж­дения, с другой — на научно обоснованной системе ценообразо­вания. При этом жесткий контроль над ценами не допускал "пе­рекосов", произвольной трансформации уровней меры труда и меры потребления. Системы образования, медицинского обслу­живания на достигнутом уровне были доступны для всего насе­ления. Не было бродяг, люмпенов. Общественные фонды потреб­ления выполняли важную социальную задачу — пополнения доходов низкооплачиваемых слоев населения. Получаемые до­ходы практически повсеместно обеспечивали возможность вос­производства рабочей силы нормального качества.

На научную основу были поставлены проблемы уровня, а потом и качества жизни.

Можно назвать еще целый ряд важных позитивов социа­лизированной советской экономики.

Развитая система экономических и социальных институтов весьма существенно корректировала основополагающие меха­низмы КАСУ, во многом трансформируя их в позитивы.

Важнейшая посылка оппонентов об отсутствии конкурен­ции в механизме экономической системы абстрактно теорети­чески справедлива. Действительно, скоординированная эконо­мическая система нивелировала потребность в конкуренции, допуская лишь в известной мере ее трансформацию в механиз­мы соцсоревнования. Вместе с тем на бесконкурентной основе в плановом порядке исследовательские центры весьма успешно разрабатывали соответствующую уровню технического прогресса продукцию военной, космической и ряда других отрас­лей экономики.

Таким образом, в условиях трансформируемой экономики командно-административная система управления в Советском Союзе достаточно успешно решала сложные экономические и социальные проблемы.

. Вместе с тем к середине 60-х гг. восстановительно-созида­тельные задачи специфического механизма командно-админи­стративного управления экономикой в значительной мере ока­зались исчерпаны. Для динамично развивающейся экономики потребовались новые механизмы. Попытки реформирования экономики предпринимались Н. С. Хрущевым, А. Н. Косыгиным. Они отражали позитивную тенденцию "отхода" от командных методов управления, знаменовали, по сути дела, трансформа­цию КАСУ, все более ориентирующуюся на научно разработан­ные параметры и механизмы, в плановую экономическую сис­тему (ПЭС), способную к интеграции с экономическими меха­низмами.

Такой ориентир был вполне правомерен, поскольку коман­дно-административная, как и рыночная экономика, достаточ­но динамична. В условиях чрезвычайных обстоятельств, войн и т. д. она в большей мере "тяготеет" к командным механиз­мам, в условиях мирного времени, решения созидательных за­дач — к экономическим механизмам. При этом централизован­но управляемая система может весьма успешно интегрировать с этими механизмами.

Однако реалии советской экономики - неизменность об­щественной собственности, недооценка важности и малопод­вижность системы в отношении производства предметов потреб­ления обусловили неуспех реформ.

Результатом последовательно проводимой социализиро­ванной политики, направленной на рост денежных и других до­ходов населения при неизменности и даже снижении цен, яви­лось накопление значительных денежных средств на руках и сберегательных книжках большинства населения, которые не на что было израсходовать. В условиях товарного дефицита указанное обстоятельство привело к повсеместной и стремитель­ной трансформации потребительского спроса в ажиотажный спрос на товары потребительского назначения.

Продолжающаяся при этом ориентация экономики на про­изводство средств производства, военной продукции и других отраслей производственной сферы со временем приходила все в большее противоречие с динамичными потребностями насе­ления в товарах потребительского назначения. Централизованно управляемая экономика, по природе своей ориентированная на решение общих, социальных, национальных проблем, не созда­ла механизмов и не смогла решить проблем, ориентированных на потребителя.

В 90-е гг. достаточно очевидной становится необходимость коренного реформирования экономики в направлении развития рыночных отношений, по опыту Запада прежде всего ориентированных на производство продукции потребительского на­значения. В отличие от предшествующих преобразований, их развитие потребовало не только формирования новых механиз­мов хозяйствования, но и реформирования отношений соб­ственности.

Таким образом, по мере решения проблем чрезвычайного периода, с учетом общественной динамики закономерной ста­новится трансформация экономической системы на новые ме­ханизмы, соответствующие позитивному развитию экономики в новых экономических условиях.

Преобразовательные процессы в нашей стране, ориентиро­ванные на проблему потребительских предпочтений, официаль­но были представлены как "переход к рынку":

Вполне понятно, что значительность и фундаментальность преобразований, связанных с переходом к рынку, необходимо­стью формирования новых экономических структур и механиз­мов, требует продуманности и обоснованности, исключает их неоправданную стремительность.

Вместе с тем экономические преобразования в нашей стра­не пошли как раз по представленному сценарию - стремитель­ности и непродуманности преобразований, приведших страну на край катастрофы, в результате возникла необходимость ори­ентации не только на прогресс, но и вообще выживаемость.

Отсутствие четкой концепции преобразований в условиях плюрализма мнений, лидера, способного осуществить перемены, привели к тому, что пришедшие к власти, поднявшиеся на пере­строечной волне реформаторы, осуществили преобразования в основном в интересах бизнеса. Вместе с тем в большинстве своем преобразования привели к антисоциальным результатам.

В настоящее время в связи с трансформационными процес­сами в российской экономике вновь предпринимаются попытки прогнозирования "будущего" — тенденций и наиболее вероят­ных механизмов пострыночного развития.

Прогнозируемый вариант — пострыночная плановая, орга­низованная экономика, нивелирующая недостатки рыночного развития.

Не пытаясь оценить правомерность концепции, важно от­метить доминирующую сегодня ориентацию на возрастание роли государства и "организованности" экономики. При этом, с одной стороны, развитие высокотехнологичной экономики, ин­формационных систем и пр. позволяет минимизировать или практически исключить производство на неизвестный рынок, что придает экономике организованность, с другой — органи­зованная экономика ориентируется на систему институтов, оп­ределенным образом координирующих экономический процесс, обеспечивающих пропорциональность ее развития.

Такая ориентация довольно четко проявляется в западной экономике на протяжении практически всего XX в. С перехо­дом к постиндустрианализму процесс "управляемости" усили­вается.

Вместе с тем вопреки имеющемуся опыту и здравому смыс­лу в начале перехода к рынку в России государство самоустра­нилось от участия в преобразовательных процессах, считая, что рынок сам все отрегулирует. Практически полный отказ от го­сударственного регулирования привел к развалу реального сек­тора экономики, социальной катастрофе.

В противовес полагаем, что при продуманности концепции ориентированная на научную основу плановая социалистичес­кая экономика могла интегрировать с рынком достаточно мягко и эффективно. Не разрушая накопленного потенциала, следо­вало осуществлять переход не к свободной, а регулируемой ры­ночной экономике, как, например, сделали китайские реформа­торы. Россия этот шанс упустила.

Рыночные преобразования оказались трудными и проти­воречивыми.

<< | >>
Источник: Океанова З.К.. Экономическая теория. 2008

Еще по теме 9.2. Государственное регулирование национальной экономики:

  1. 3. Формы, методы и инструменты государственного регулирования национальной экономики
  2. Глава 24. Государственное регулирование национальной экономики
  3. Раздел YII Национальная экономика. Макроэкономическое равновесие Глава 17. Национальная экономика и общественный продукт
  4. Государственное регулирование экономики
  5. 15.3. Государственное регулирование экономики
  6. § 47. Сущность и методы государственного регулирования экономики
  7. Тема 12. Государственное регулирование экономики.
  8. § 6. Долгосрочное государственное регулирование экономики
  9. Вопрос 52. Политика государственного регулирования экономики
  10. Государственное регулирование экономики.
  11. § 3. Государственное регулирование экономики: основные инструменты
  12. § 49. Основные модели государственного регулирования экономики и их эволюция
  13. Глава 17. Государственное регулирование экономики
  14. Объективные предпосылки государственного регулирования экономики
  15. Глава 17 ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ