<<
>>

§ 2. Общественное производство и общественное богатство

Производство — это целесообразная деятельность людей, направленная на удовлетворение их потребностей. В этом процессе взаимодействуют основные факторы производства

— труд, капитал, земля, предпринимательство.

Результатом производства является создание материальных и нематери­альных благ, удовлетворяющих человеческие потребности. Таким образом, для понимания закономерностей процесса производства необходимо более подробно охарактеризо­вать категории потребностей, блага и факторов производ­ства.

Потребности человека можно определить как состояние неудовлетворенности, или нужды, которое он стремится преодолеть. Именно это состояние неудовлетворенности заставляет человека предпринимать определенные усилия (осуществлять производственную деятельность). Класси­фикация потребностей отличается огромным разнообрази­ем. Многие экономисты предпринимали попытки «разло­жить по полочкам» все многообразие потребностей людей. Так, А. Маршалл, ссылаясь на немецкого экономиста Гер-

Первый тип взаимосвязей в марксистской терминологии принято называть производительными силами, а второй тип — производственными отношениями.

Немарксистская экономическая теория не пользуется эти ми терминами. Тем не менее смысловые эквиваленты этих понятий можно найти у различных ученых. Взятые сами по себе, категории производительных сил и производственных отношений в учении К. Маркса могут и не вызывать возражения. А вот достаточно жесткая соподчинен ность, иерархия этих категорий (см.предисловие «К критике политической экономии» К. Маркса) — вкупе с так называемой надстройкой образующих так называемую общественно-экономическую формацию — представля­ется небезупречной. Сам формационный подход к оценке исторического развития человечества — не единственный в общественных науках

46

манна, отмечает, что потребности можно подразделять на абсолютные и относительные, высшие и низшие, неотлож­ные и могущие быть отложенными, прямые и косвенные, настоящие и будущие и др.

(Маршалл А. Принципы эко­номической науки. M., 1993, т.1. С.153). В современной учебной экономической литературе чаще всего использу­ется деление потребностей на первичные (низшие) и вто­ричные (высшие). Под первыми подразумеваются потреб­ности человека в еде, питье, одежде и т.д. Вторичные потребности связаны главным образом с духовной, интел­лектуальной деятельностью человека — потребности в об­разовании, искусстве, развлечении и т.п. Деление это в известной степени условно: роскошная одежда миллионера не обязательно связана с удовлетворением первичной по­требности, а, скорее, с представительскими функциями. Кроме того, деление потребностей на первичные и вторич­ные сугубо индивидуально для каждого отдельного челове­ка: для некоторых чтение — первичная потребность, ради которой они могут отказать себе в удовлетворении потреб­ностей (хотя бы частично) в одежде или жилище.

Потребности человека не остаются неизменными; они развиваются по мере эволюции человеческой цивилизации и это касается прежде всего высших потребностей. Часто встречается выражение «человек с неразвитыми потребно­стями». Конечно, здесь имеется в виду неразвитость вы­сших потребностей, так как потребность в еде и питье заложена самой природой. Изысканная кулинария и сер­вировка свидетельствуют скоре всего о развитии потребно­стей высшего порядка, связанных и с эстетикой, а не только с простым насыщением желудка.

Благо — это средство для удовлетворения потребностей. А.Маршалл определяет благо как «желаемую вещь, удов­летворяющую человеческую потребность». Ж.-Б.Сэй опре­деляет блага «как средства, которые мы имеем для удов­летворения наших потребностей». А.Шторх подчеркивает что «приговор, произносимый нашим суждением насчет полезности предметов... делает их благами» (см.подробнее' Менгер К. Основания политической экономии. Австрии екая школа в политической экономии. M., 1992. С. 39) Свойство какого-либо предмета, которое позволяет удов­летворять определенную потребность человека, еще не делает его благом.

На этот факт особое внимание обращает один из виднейших представителей австрийской школы

47

К.Менгер. Так, корень женьшеня способен поднять жиз­ненный тонус человека. Но пока людьми не была постав­лена в причинно-следственную связь потребность в оздоров­лении организма с целительной силой женьшеня, это рас­тение не носило характера блага. Другими словами, способность предмета удовлетворять какую-либо потреб­ность должна быть осознана человеком.

Факторы производства (труд, капитал, земля, предприни­мательство) будут подробно охарактеризованы в гл.9. Здесь же мы только подчеркнем, что под капиталом как факто­ром производства понимаются отнюдь не отношения экс­плуатации. Если воспользоваться терминологией австрий­ской школы, то капитал — это блага высшего порядка (в отличие от благ низшего порядка). Так, хлеб является бла­гом низшего порядка, потому что он удовлетворяет потреб­ность в еде непосредственно. А вот печь (или другое приспособление для изготовления хлеба) удовлетворяет нашу потребность в хлебе не непосредственно, а косвен­ным путем. По мере развития человеческой цивилизации значение благ высшего порядка (или средств для производ­ства, по выражению К.Менгера) все более увеличивается. Классификация благ, так же, как и потребностей, отлича­ется большим разнообразием. Но здесь мы только отметим, что блага низшего и высшего порядка иногда именуются соответственно как блага прямые и блага косвенные, или как предметы потребления и средства производства. В дан­ном случае под капиталом подразумеваются средства про­изводства.

До сих пор речь шла главным образом о материальных благах. Но процесс производства включает в себя и оказа­ние материальных услуг. Например, транспортировка гото­вой вещи от производителя к потребителю. В данном случае производство подразумевает не создание вещи, ко­торую можно потрогать, а перемещение ее в пространстве..

Когда А. Смит писал свое знаменитое произведение «Ис­следование о природе и причинах богатства народов», господствующим в экономической теории и в обыденном сознании было представление о материальных благах и услугах как воплощении богатства.

Хотя уже в XVIII — начале XIX вв. высказывались предположения о иных формах благ — нематериальных. Так, Ж.-Б.Сэй причислял к благам и адвокатские конторы, и круг покупателей купца, и славу военного предводителя. Особое внимание немате-

риальным благам уделял и А. Маршалл. Действительно, потребности людей не ограничиваются лишь использова­нием в своих целях материальных благ. И услуга адвоката, и лекция в университете, и цирковое представление удов­летворяют определенные человеческие потребности, и по­тому мы можем говорить о производстве нематериальных благ и услуг. Значение этого рода деятельности неизмеримо возросло во второй половине XX века по сравнению даже с веком XIX, не говоря уже о более ранних стадиях чело­веческой цивилизации. Таким образом, современное пони­мание процесса производства включает в себя создание как материальных благ и услуг, так и нематериальных благ и услуг. Соответственно, различают материальное производ­ство (промышленность, сельское хозяйство, транспорт и т.п.) и нематериальное производство (образование, здраво­охранение и т.п.).

Этот параграф имеет в своем названии словосочетание «общественное производство». Почему потребовался этот эпитет? Разве понятие производства как такового недоста­точно для того, чтобы уяснить необходимость взаимодей­ствия основных факторов производства? Дело в том, что процесс производства осуществляется не изолированными субъектами хозяйства, а в обществе, в системе обществен­ного разделения труда (см.гл.5). Даже отдельный ремеслен­ник или фермер, полагая, что он действует полностью независимо, на самом деле связан тысячами хозяйственных нитей с другими людьми. Здесь же можно отметить, что метод Робинзонады, когда в качестве примера рассматри­вается отдельный человек (один из широко применяемых методов исследования в экономической теории), живущий на необитаемом острове, не противоречит утверждению об общественном характере производства. Робинзонада помо­гает лучше уяснить механизм рационального экономиче ского поведения отдельного человека, но этот механизм не перестает действовать, если от модели Робинзона мы пере­ходим к реалиям общественного производства.

Может по­казаться, что с изучением общественного производства связан только раздел «макроэкономика», а «микроэконо­мика» имеет дело только с отдельными хозяйствующими индивидуумами. Действительно, при изучении микроэко­номики нам чаще всего придется брать в качестве примера отдельного производителя или потребителя. Но при этом нужно помнить, что эти субъекты действуют в системе

48

49

общественного разделения труда и в системе ограничений, налагаемых общественными институтами (например, инс­титутом собственности).

Общественное богатство выступает как результат процес­са производства. Традиционное понимание общественного богатства, восходящее к основоположникам классической школы, характеризует его как воплощенный в материаль­ных благах накопленный прошлый труд предшествующих и настоящего поколений. А К.Маркс отмечаи, что все, что «не является результатом человеческой деятельности, ре­зультатом труда, есть природа и в качестве таковой не является социальным богатством» (Маркс К., Энгельс Ф Соч., т.26, ч.З. С.446). Не вдаваясь сейчас в полемику о том, каков вклад каждого из факторов производства в создание богатства (а разные школы в экономической теории по-разному освещают эту проблему), заметим, что А.Смит, Д.Рикардо, К.Маркс отводили именно труду решающую роль. Правда, К.Маркс подчеркивал мысль У.Петги о том, что «труд — отец богатства, земля — его мать», и это выражение еще встретится на страницах нашего учебника в связи с теориями стоимости. Сейчас же важно подчерк­нуть, что современная западная экономическая мысль все чаще критикует тезис о материальном содержании богат­ства. Так, американский экономист П.Хейне говорит о том, что «слово материальный на самом деле не имеет смысла в сочетании с такими словами, как богатство или же благо­состояние» (Хейне П. Экономический образ мышления. M., 1991. С.172). Экономический рост, по мнению Хейне, состоит не в увеличении производства вещей, а в увеличе­нии богатства. А богатство — это все, что люди ценят. Такое определение богатства позволяет включить в это понятие и профессиональные знания, и природные ресурсы, и природные способности человека, и свободное время (о последнем как о специфической форме богатства писал еще К.Маркс).

С теоретической точки зрения подобное понимание богатства позволяет высветить многие грани этой экономической категории. Однако, когда речь идет о статистических расчетах и международных сопоставлениях национального (общественного) богатства, это широкое определение делает затруднительным и если вообще воз­можным и конкретные цифровые подсчеты. Нельзя забы­вать и о том, что общественное богатство можно предста­вить как в натуральной, так и в денежной форме, следова-

50

тельно, изменение стоимости самих денег может привести и к различным оценкам одного и того же количества материальных благ (подробнее об этом — в гл.11). Измене­ние оценок людей может привести к изменению реальных размеров богатства той или иной страны. Так, в бывшем Советском Союзе производилось в год такое количество обуви, которое превышало аналогичный показатель Анг­лии, Франции и ФРГ, вместе взятых. Абсолютные размеры производства цемента, металлорежущих станков и др. так­же превосходили показатели развитых промышленных стран. Но было ли действительно создание всех этих вещей богатством, если, например, отечественную обувь потреби­тели покупали лишь тогда, когда не находили импортной? Богата или бедна Россия? Можно услышать прямо проти­воположные ответы на этот вопрос. Да, мы бедны, потому что у нас не хватает продовольствия, одежды, жилищ по доступным ценам для большинства населения страны. Да, мы богаты, потому что обладаем огромными запасами природных ресурсов, квалифицированными кадрами, при­оритетом во многих научных исследованиях. Иногда воп­рос ставится и так: если мы так богаты, то почему мы так бедны? Стали ли мы богаче, если, например, увеличили производство хлопка ценой засоления и эрозии почвы?

Очевидно, что современное понимание категории богат­ства неразрывно связано с понятием эффективности, а эффективность также зависит от оценок людей. Поэтому в дальнейших параграфах этой главы будут рассмотрены категории эффективности в производстве и эффективно­сти в распределении (экономической эффективности).

Еще раз подчеркнем, что понимание богатства как эко комической категории зависит от оценок. Это оценоч­ная категория и вне суждений человека о ценности того или иного блага не существует. Можно дать такую харак­теристику понятия богатства: это все, что расширяет выбор человека (альтернативные возможности). С этой точки зре­ния и вещи, и деньги, и знания, и природные ресурсы, и свободное время расширяют наш выбор и могут расцени­ваться как богатство.

Богатство всегда необходимо рассматривать в контексте удовлетворения потребностей человека. Так, если матери альные и нематериальные блага и услуги имеются в коли честве, способном удовлетворить наши потребности до

51

полного их насыщения и эти блага нам доступны, можно говорить, что мы богаты. Но вновь нужно обратить внима­ние на относительность категории богатства. Богат ли йог, обходящийся минимумом пищи и сосредоточенный на постижении Бога? Богат ли миллионер, прикованный па­раличом к постели и потерявший умственную и физиче­скую дееспособность? Что означает широко распростра­ненное выражение «Главное богатство — здоровье»? Или «Главное богатство — свобода»? Возможно ли быть свобод­ным, не обладая тем количеством материальных благ, которое признано прожиточным минимумом?

Так много вопросов при анализе категории богатства поставлено для того, чтобы подчеркнуть значение относи­тельных категорий и величин в экономической теории. Это станет яснее в последующем, после анализа категорий ценности, меновой ценности, условий равновесия потре­бителя и производителя на рынке, процента и т.д.

<< | >>
Источник: Чепурин M. H.. КУРС ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. 1996

Еще по теме § 2. Общественное производство и общественное богатство:

  1. 1. Формы совокупного общественного продукта: натуральная и стоимостная. Два подразделения общественного производства
  2. 3. ОСНОВЫ ОБЩЕСТВЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА: ПРОСТЫЕ МОМЕНТЫ ПРОЦЕССА ТРУДА, ОБЩЕСТВЕННЫЙ ПРОДУКТ И ЕГО ДВИЖЕНИЕ
  3. Тема 2. Общественное производство. Экономическая организация производства.
  4. ОБЩЕСТВЕННОЕ ПРОИЗВОДСТВО
  5. Тема 2. Общественное производство. Экономическая организация производства.
  6. § 11. Формы общественного производства
  7. Нарушение правил несения службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности (ст. 343 УК РФ)
  8. 2.2.2. Общественный продукт и особенности общественного воспроизводства
  9. Общественное производство и его составляющие
  10. 1.2.5. ОБЩЕСТВЕННОЕ ПРОИЗВОДСТВО
  11. ОСОБОЕ ИСКОВОЕ ПРОИЗВОДСТВО ПРОИЗВОДСТВО ПО ЗАЯВЛЕНИЯМ О ЗАЩИТЕ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ПРАВ ГРАЖДАН И ОБЩЕСТВЕННЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ, УЧАСТВУЮЩИХ В ВЫБОРАХ, РЕСПУБЛИКАНСКОМ РЕФЕРЕНДУМЕ
  12. ОПРЕДЕЛЯЮЩАЯ РОЛЬ ОБЩЕСТВЕННОГО БЫТИЯ ПО ОТНОШЕНИЮ K ОБЩЕСТВЕННОМУ СОЗНАНИЮ
  13. § 40. Результаты общественного производства и его эффективность