<<
>>

§ 4. Нравственные принципы и нормы, их структура. Правила правильности норм

Число нравственных норм, принципов[368] неопределённо. Система нравственных норм, принципов предстаёт открытой, но возможна их классификация. Так, нравственные нормы можно подразделить на требования и позволения.

В свою очередь, требования подразделяются на обязанности и обязательства. Позволения также можно подразделить на адиафорные и сверхдолжные позволения.

Требования отличаются тем, что имеют строго обязательный, категорический характер. В то время как позволения носят желательный, ассерторический характер. Отличительной чертой требования является также то, что его отрицание невозможно, - нарушение требования выводит субъекта за сферу добра в сферу зла. Требования могут предстать как всеобщие («естественные») и простые обязанности. Всеобщие обязанности должны выполняться всеми. Примером всеобщих обязанностей являются так называемые «общечеловеческие» нормы нравственности, типа «Не убий!», «Не укради!», «Почитай отца и мать!». Всеобщие обязанности отличаются среди нравственных норм наибольшей категоричностью.

Естественными обязанностями предстают обязанности следовать совести, чувству долга и т.п.

Схема структуры нравственных норм[369]

требования
нормы

позволения

сверхдолжные
адиафорные
обязательства
обязанности

Всеобщие обязанности связаны, прежде всего, с фундаментальными моральными ценностями, а также с базисными и являются формой их осознания, оценки.

Простые обязанности отражают системные моральные ценности. Они представляют собой обыденные нормы поведения и являются наиболее массовыми, историческими, относительными.

Обязательства как требования являются нормой только для определённых субъектов. Императивность данных норм детерминируется условиями их применения, т.е. обязательства выполняются при определённых условиях. Такими обязательствами предстают, например, нормы любой «профессиональной» этики или нормы «профессиональных кодексов», которые связаны со спецификой деятельности или социального положения индивида. Обязательства отражают предметные ценности, характерные для тех или иных видов предметной деятельности, для тех или иных социальных статусов. Среди нравственных норм обязательства отличаются наибольшей гипотетичностью, условностью.

Позволения носят возможный, желательный характер. Среди них выделяются те, которые выходят за пределы «усреднённого долга» или сверхдолжные. Такими, например, являются принципы самопожертвования, «любви к врагам», безбрачия, абстиненства и т.п. Данные «сверхдолжные» нормы предстают как идеал для человека, их исполнение есть несомненное добро, невыполнение не является ни злом, ни грехом; и этим они отличаются от адиафорных позволений. Об адиафорах речь уже шла выше. Здесь же отметим, что адиафорные позволения регулируют лишь безразличные для греха действия, но не для добра и зла. Невыполнение адиафорных норм не предстаёт грехом, но всё же является злом.

Сверхдолжные позволения, как и всеобщие обязанности, очень существенны для нравственного бытия человека, ибо через них раскрывается сущность и реальная возможность духовного совершенствования личности, перспективы развития нравственного миропорядка.

В качестве примера, иллюстрирующего применение понятия «сверхдолжного», укажем на этику св. Феофана Затворника. Сверхдолжные нормы в нравственности св. Феофан Затворник обозначил как «советы». Он делил все нравственные нормы на 1)обязанности, которые являются законами наших действий, 2) советы и 3) безразличные, считающиеся «позволительными всякому».

«Заповеди, или обязанности, составляют основание, устройство и твёрдость нравственного царства; советы – выше закона (Злат.); то, что позволительно – ниже его».[370] Советы даны и для сильных, и для слабых духом, - первых они воодушевляют, вторых – утешают. Но «вообще нельзя найти прочного основания, по коему можно бы снять с нас обязательство избирать лучшее».[371] Отказ от лучшего есть унижение в себе христианина и переход на более низшую степень «естественной нравственности».

Существуют ли какие-либо формальные правила, касающиеся нравственных норм, т.е. правила правильности их формирования? Дж. Ролз выделяет 5 формальных ограничений для нравственных принципов: 1) они «должны быть общими»[372]; 2) они должны быть универсальными в применениях; 3) они должны удовлетворять принципу публичности; 4) они должны быть транзитивными, с тем чтобы «упорядочивать конфликтующие притязания»[373]; 5) «пятое и последнее условие – окончательность. Стороны должны оценивать систему принципов в качестве окончательного апелляционного суда в практическом разуме».[374]

Общность нравственных норм по Ролзу свидетельствует, что нравственные нормы ни в коем случае не должны быть олицетворёнными, т.е. при их формулировке не должны использоваться собственные имена. «Предикаты, которые используются в формулировке принципов, должны выражать лишь общие свойства и отношения».[375] Принцип общности, собственно, означает при договорной концепции морали, которую разделяет Ролз, что норма должна выполняться всеми субъектами договора без исключения.

Универсальность, по Дж. Ролзу, значит обязательность выполнения норм всеми субъектами как моральными личностями. Это правило ставит верхний предел сложности для принципов. Согласно данному правилу исключаются также принципы, носящие самопротиворечивый или саморазрушительный характер. Общность и универсальность, в их определении Ролзом, не совпадают. Так, принцип эгоизма - «Служите все мне – Петру» - является универсальным, но не общим.

Принципы «классовой морали» являются общими, но не универсальными.

Правило публичности означает, что все субъекты договора знают о нормах всё, что они должны знать, и понимают их. Данное правило особенно важно при договорной точке зрения на мораль, как в случае со «справедливостью как честностью» Дж. Ролза.

Правило упорядоченности состоит в том, что система нравственных норм должна упорядочивать возникающие конфликты, в этом проявляется её правильность. Упорядочение, в свою очередь, должно удовлетворять требованиям полноты и транзитивности. Полнота здесь означает упорядочение всех притязаний, а транзитивность – строгую иерархию, ранжированность проводимого упорядочения. Так, если 1-е устройство структуры выше рангом 2-го, а 2-е – 3-го, то 1-е выше рангом 3-го. Это правило, например, запрещает разрешать спор через насилие, через использование своего социального положения и т.п.

Правило окончательности означает, по Дж. Ролзу, что «нет более высоких стандартов, к которым должны адресоваться аргументы в поддержку притязаний; заключение, следующее из этих принципов, должно быть окончательным».[376] Можно сказать, что моральный суд есть суд в последней инстанции.

Таковы правила правильности для нравственных норм, предложенные Дж. Ролзом в рамках теории общественного договора, с позиций которой он подходит к морали, в частности, к справедливости. Это заставляет критически отнестись к вышеприведенным положениям, имеющим в то же время несомненную содержательную значимость.

Первое правило «общности» надо принять, но с некоторыми уточнениями. Здесь, действительно, отражены реальные свойства нравственных норм, на которые обратил внимание ещё Кант. Однако в концепции Дж. Ролза общность нравственных норм может распространяться только на субъектов договора. И с этим положением согласиться нельзя, ибо это противоречит нравственному опыту. Давно отмечено, что нравственные требования носят всеобщий и универсальный характер, в том смысле, что распространяются на всех людей, находящихся в аналогичных условиях.

В морали субъект и объект требования совпадают.[377] Следовательно, правило общности надо принять в значении распространения нравственных норм на всех разумных и свободных существ.

Правило «универсальности» вызывает сразу же возражение, поскольку оно кажется противоречащим таким видам нравственных норм, как «сверхдолжные» и «обязательства». В самом деле, нельзя отрицать как нравственную норму самопожертвования, или нормы монашеской жизни, представленные, например, в «Добротолюбии», только за то, что их выполнить могут не все люди. Одно из назначений нравственности состоит в поднятии уровня духовности, в раскрытии новых возможностей нравственной свободы человека. Равным образом некоторые нормы сословной рыцарской нравственности, которые уже отошли в прошлое, не стали от этого вне моральными.

В то же время, в правиле универсальности, как его понимает Дж. Ролз, содержится здравая интуитивная идея о равенстве всех людей перед законами морали. И данное формальное равенство определяется их ценностным равенством как личностей. Но нравственные законы касаются и социальных положений субъектов, которые различны и, следовательно, связаны с разными ценностями. При этом нравственные законы не исключают субъекта от выполнения обязанностей, в частности от всеобщих, но они могут «прибавить» к ним новые обязанности и обязательства, связанными с особыми социальными статусами. Уже отмечалось, мораль едина и любая «сословная» или «профессиональная» нравственность должна строиться на единой основе, не входя в противоречие с фундаментальными и базисными ценностями.

Различие между общностью и универсальностью у Дж. Ролза определяется именно договорной концепцией морали, которой он придерживается. Правило общности распространяется на всех субъектов договора, а правило универсальности «распространяет» сам договор на всех людей. Правило универсальности исходит, следовательно, из интуитивной идеи всеобщности моральных норм, их распространения на всех без исключения действительных или возможных субъектов регуляции.

И это имеет место, но не в силу всеобщности договора, такого просто не существует, а в силу объективности моральных ценностей, - такое наиболее, с нашей точки зрения, рациональное объяснение данного факта.

Таким образом, если мы подходим к морали как к объективному, органически развивающемуся феномену, а не как к определённому договору, то общность и универсальность отождествляются, и мы не принимаем правило универсальности, поскольку оно покрывается правилом общности в нашем его понимании как обязательности нравственных норм для всех действительных и возможных субъектов, каковыми являются все разумные и свободные существа при данных условиях.

Общность моральных норм получила выражение в языке норм. В самом деле, в языковом термине, обозначающем всеобщую обязанность, отсутствует гипотеза и санкция, есть лишь диспозиция, выраженная безличной дескрипцией, типа «Не убий», «Не укради» и т.п. Но это означает, что норма обращена ко всем лицам, а её обязанность не оговорена какими-либо условиями, - она безусловна, категорична. Отсутствие же санкций свидетельствует о чистоте моральной мотивации.

Нормы, являющиеся обязательствами, имеют определённые гипотезы, которые могут и не быть явно выраженными, а следуют из контекста, что свидетельствует как об их категоричности, так и гипотетичности. Примером таких обязательств являются нормы: «Врач должен оказывать медицинскую помощь каждому больному» и т.п.

Правило публичности можно принять в значении общедоступности нравственных норм. Нравственная норма должна быть выражена в форме и на языке, которые понятны для любого разумного человека. Норма не должна содержать в себе сверхсложных и неясных выражений, она должна быть элементарной по форме.

Правило упорядоченности, связанное с полнотой и транзитивностью, на чём настаивает Дж. Ролз, с нашей точки зрения, предстаёт как правило иерархичности. Нравственные нормы образуют определённую систему со своей иерархичной структурой. Именно эта внутренняя иерархия и позволяет добиваться транзитивности. Иерархия предстаёт всеобщим объективным свойством системы норм, отражающим иерархичность ценностей, - поэтому и выделяется нами иерархия как особое автономное правило. Упорядоченность же является частным, и не всегда сопутствующим следствием иерархичности принимаемых норм.

Так, определяющими в мире ценностей являются фундаментальные ценности, и связанные с ними всеобщие обязанности. За ними следуют как подчинённые базисные ценности и соответствующие им обязанности. Затем в иерархии ценностей, как ниже рангом, располагаются системные ценности и соответственно в мире нравственных норм, принципов – обязанности, через которые выражаются те или иные системные ценности. Далее в мире ценностей и норм находятся предметные ценности и обязательства. Замыкают данную иерархическую систему норм позволения, в частности, адиафорные нормы, которые часто могут предстать как так называемые «профессиональные нормы». Особое положение занимают сверхдолжные нормы, которые и замыкают данную систему и открывают её, являясь сверхдолжными для всех ситуаций, т.е. предстают уместными для любого выбора, для любого множества норм.

Правило окончательности является обоснованным только в той степени, в какой мораль предстаёт автономным феноменом. Однако учитывая определённую гетерономность моральных ценностей и, соответственно, нравственных норм, нельзя абсолютизировать нравственную оценку, даваемую человеком и представлять нравственный суд людей как окончательный. С нашей точки зрения, здесь следует говорить о правиле автономности нравственных норм как их определённой независимости, с учётом и их относительности.

К разобранным правилам общности, публичности, иерархичности и автономности следует добавить правило идеальности нравственных норм, означающих чистоту нравственной мотивации при выборе. О «незаинтересованности» нравственного мотива писали в этике неоднократно. Так, О.Г. Дробницкий к характерным чертам нравственности в целом относил «идеальный характер нравственной санкции и обусловленную этим «незаинтересованность» морального мотива (в смысле отсутствия расчёта на компенсацию)»[378].

Идеальность нравственных норм находит основание в природе моральных ценностей, стоящих за нравственными нормами, а именно в их трансцендентности, самоценности. Это свойство получает отражение и в языке. Так, нравственная норма, как правило, не включает в свой состав санкцию, собственно, её может санкционировать лишь высшая ценность. В ряду ценностей любая моральная ценность имеет особое место.

<< | >>
Источник: Матвеев П.Е.. Моральные ценности. 2004

Еще по теме § 4. Нравственные принципы и нормы, их структура. Правила правильности норм:

  1. 2. Социальные нормы как одно из средств социального регулирования. Понятие и признаки социальных норм. Виды социальных норм: нормы морали, обычаи, корпоративные и религиозные нормы, юридические нормы (позитивного права).
  2. Структура нравственных норм
  3. 10.4. ПОНЯТИЕ МОРАЛИ (НРАВСТВЕННОСТИ). НРАВСТВЕННЫЕ ВЗГЛЯДЫ И НОРМЫ
  4. Тема 2. ПРАВОВЫЕ НОРМЫ И ИСТОЧНИКИ РОССИЙСКОГО ПРАВА 2.1. Понятие, структура и виды норм права
  5. 1. Понятие и признаки нормы права. Структура логической нормы права и нормы-предписания. Виды гипотез, диспозиций и санкций.
  6. Нормы права. Структура норм права. Лекция, 2016
  7. ВОПРОС 4 Понятие и структура административно-правовой нормы. Формы реализации административно-правовых норм
  8. 5. ГРАЖДАНСКИЕ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ НОРМЫ (ПОНЯТИЕ, ВИДЫ, ОСОБЕННОСТИ, СТРУКТУРА). ДЕЙСТВИЕ ГРАЖДАНСКИХ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ НОРМ ВО ВРЕМЕНИ И В ПРОСТРАНСТВЕ
  9. Нормы права. Структура норм права
  10. 8.1. ПОНЯТИЕ НОРМЫ. ТЕХНИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ НОРМЫ. ОСНОВНЫЕ ВИДЫ СОЦИАЛЬНЫХ НОРМ
  11. Современные нравственные нормы гуманизированы.
  12. § 4. Основні вимоги до правильного застосування норм права
  13. Лекция 2. Структура нормы права. Соотношение нормы права и статьи нормативного правового акта
  14. § 2. Структура нормы права. Способы изложения элементов нормы права в статьях нормативных актов
  15. Источником нравственных норм философии Просвещения
  16. СТРУКТУРА НОРМ ПРАВА (НОРМ - ПРАВИЛ ПОВЕДЕНИЯ)
  17. 14.3. Структура нормы права. Соотношение нормы права и статьи закона
  18. Определенный плюрализм морально-нравственных норм существует в каждом обществе.
  19. Тема 5. Основные законы (принципы) правильного мышления