<<
>>

4. Проблема человека в философии ХХ в.

– Экзистенциализм

Эта философия, бывшая чрезвычайно популярной боль- шую часть ХХ в., сделала все, что может сделать наука, что- бы запутать представления обычного человека о самом себе.

Несмотря на то, что к ней себя причисляли не только атеисты, но и теисты, их голоса в общем антигуманистическом хоре слышны были слабо. Основной проблемой экзистенциализ- ма, которой просто не может существовать для человека хри- стианской культуры, является проблема существования.

Главный тезис экзистенциализма ХХ в., выраженный Ж.П. Сартром, звучит так: сущность человека есть его су- ществование. Это означает, что человек не обладает сущ- ностной природой; он обладает лишь возможностью сде- лать из себя все, что захочет. Человек рождается в социу- ме и ограничен его законами и повседневностью существо-

вания. Но он чувствует неполноту самовыражения, реализа- ции своих возможностей и стремится восполнить недоста- ющее. Это и является стимулом к познанию. Но познание у экзистенциалистов возможно только через чувство и толь- ко через самопознание.

В такой ситуации нет и не может быть объективной истины, истин столько, сколько людей. Признание субъективности истины разрушает человеческое общежитие. Как может существовать социум, в котором у каждого человека своя истина? Это разрушительная фи- лософия. Даже семья, в которой нет общих для всех ее чле- нов, подлежащих уважению и исполнению истин, не жизне- способна. Законы и вся правовая система основаны на при- знании общих для всех правил поведения, которые в опре- деленном смысле являются истинами.

Личность не только существо разумное, но и свобод- ное. Личность вообще не есть готовая данность, это за- дание, идеал человека. Личность – это никогда не осущест- вляющееся стремление быть человеком. Проблема лич- ности это проблема иного порядка, чем отношение души и тела.

Личность – не душа, а целостный образ челове- ка, в котором духовное начало овладевает всеми душевны- ми и телесными силами человека. Спасибо, экзистенциали- стам, что в данном постулате они признают наличие в чело- веке духовного начала.

Хайдеггер писал, что человеческое существование мож- но описать только с помощью таких «экзистенциалов», как страх, тревога, смерть, решимость, заброшенность, вина, со- весть, свобода. Человек, согласно Хайдеггеру, способен дей- ствовать, не подчиняясь нормам, заданным кем-то или чем- то. Ничто не может направлять действия решившегося инди- вида – ни Бог, ни социальные условности, ни законы разума, ни нормы или принципы. Мы должны быть самими собой, мы должны сами решать, куда идти. Наша совесть – это при-

зыв к нам самим. Этот призыв не сообщает нам ничего кон- кретного, это не голос Бога или осознание вечных принци- пов. Он зовет нас к нам самим, от жизни добропорядочного обывателя, от повседневных разговоров, от рутины, от при- способленчества – этих главных соблазнов быть частью какого-либо целого. Не случайно Хайдеггер состоял в на- цистской партии до самого конца войны и после войны под- вергался суду. В этой фразе слышен голос Ницше, отрицаю- щий Бога, условности, т. е. мораль и разум. Крайний инди- видуализм, озабоченный только собственными интересами, полное пренебрежение другими – вот суть его рассуждений.

Проблема существования

Поэтому главным для экзистенциалистов является спо- соб существования, которое может быть подлинным или не- подлинным. Либо мы существуем как часть общества, как члены стада как винтики большого социального организ- ма, тогда мы не вышли из животного состояния и в луч- шем случае можем считать себя супершимпанзе. Либо мы живем подлинной жизнью, и тогда мы живем в состоянии страха потерять себя, не быть самими собой (т. е. жить по шаблонам и стандартам, не нами созданным), в состо- янии тревоги и отчаяния, ибо жизнь никогда не получает- ся, живем перед лицом смерти, поскольку человек должен жить так, как если бы этот день был последним.

Недоста- ет только выражения: «после нас хоть потоп». Если живешь среди людей, то ты – часть стада. Это концентрат ницше- анской ненависти к людям. Однако человек стал человеком в обществе и не может без общества сохранять свой чело- веческий облик. Своими рассуждениями экзистенциалисты вычеркивают себя из человеческой среды. Мы слышим ниц- шеанскую тему героя и стада, а также призыв: поспешить урвать со стола жизни как можно больше. Самый неприкры- тый индивидуализм, переходящий в ненависть к обществу.

Существование и истина

Экзистенциалисты считают, что никаких заранее зало- женных смыслов в этом мире нет. Истина всегда живая, она должна быть выстрадана. Жизнь, подчиняющаяся спущен- ным сверху принципам, – не жизнь, а смерть. Человек сам себе закон. К этому даже нечего добавить, если каждый сам себе закон, то как люди могут жить вместе? людям готовая истина не нужна, они отворачиваются от богов, чтобы пре- даться самостоятельному творчеству, творчеству индивиду- альному. Но творец без признания своего творения просто не может творить. Как осквернили искусство подобные твор- цы – можно рассуждать долго.

Существование и смерть

Человек всегда стоит перед лицом смерти. Смерть явля- ется необходимым условием жизни. Она присутствует вну- три каждого мгновения жизни. Для неживого и смерти нет, оно не может умереть, поскольку не жило никогда. Смерть существует только для живого, не только как конец, но и как постоянное, предельное самоиспытание жизни, предполага- ющее ее завершенность, целостность в любом акте, любом деле или поступке.

На всем лежит печать смерти: на близких людях, кото- рым предстоит умереть и уйти в недосягаемую бесконеч- ность, на будущем, которое станет настоящим и неизбежно уйдет в прошлое. Смерть освобождает нас от плена суетной, бестолковой жизни; забота о смерти, обеспокоенность смер- тью представляет собой то, что в экзистенциализме называ- ется условием свободы. Зацикленность на смерти – это на- вязчивая мания, шизофрения.

Экзистенциализм – философия пессимизма, индивидуа- лизма, отвращения к человеку, в ней есть все, кроме любви.

Языческий страх перед смертью и, конечно же, вольное или невольное отрицание всякой этики.

Постмодернизм

В постмодернизме основные категории теории культу- ры размываются, само понятие культуры оказывается пре- дельно общим, не считая нужным выделять ни концепту- альное, ни ценностное ядро.

Делез в работах «Ницше» (1965) и «логика смыс- ла» (1969) показал, что философ-постмодернист исследу- ет поверхностный слой событий и смыслов, не сводимый ни к глубинным субстанциям, ни к высоким идеям. Поня- тие поверхность (резома) становится главным в их слова- ре. Последователи постмодернизма поверхностное отноше- ние переносят на культуру, искусство, образование и отно- шения людей, что, в конечном счете, выливается в равноду- шие к окружающим и происходящему, скрашиваемое лице- мерным любопытством.

В постмодернизме нашло выражение общее состояние духовной культуры западного общества – падение прести- жа науки, утрата веры в социальный прогресс, дегуманиза- ция общественных отношений.

Постмодернисты низвергли идеи как верховную при- чину осмысленного бытия, отказались от употребления всех главных понятий, обосновывающих такое бытие: Бог, душа, Я, внешний мир и т.д. Они признают власть локаль- ных беспорядков и случая, видят себя в одном ряду не с ре- лигией и наукой, а с политикой и искусством.

Постмодернисты отказываются признавать значение гносеологической проблематики, пересматривают по- нятие истины или вообще отказываются от него. От- каз от истины дополняется отказом от законодательно- го разума, под влиянием которого развивалась философия и культура Европы, начиная с 17 в. Разум открыл методы постижения истины и признавал научную ценность толь- ко тех исследований, которые отвечали требованиям это-

го метода. Постмодернисты видят вину разума в том, что он «унифицировал истину насилием», использовал приемы, к которым традиционно прибегали церковь и государство.

Они объявляют претензии разума на познание истины гордыней и ложью. Сводя свои умствования к примитив- ной сексопатологии, основанной на теории Фрейда, Дерри- да в статье «Шпоры: стили Ницше» пишет, что истина имеет фаллогоцентристскую окраску, и «мужчина-ученый делает то же самое, что мужчина любовник: он срывает покрывало, завесу с женщины-природы, получая удовлетво- рение своих желаний.

А открытие Л. Иригарэя состоит, в том, что, как он считает, на смену фаллическому сим- волизму должен прийти вагинальный. В этом видится тор- жество фрейдизма, сводящего всю деятельность человека к сексуальному инстинкту.

Постмодернист Барт утверждает, что он извлекает на- слаждение из «зрелища обыденности» и его не волнует ве- личие таких ценностей, как «Истина, Смерть, Прогресс, Борьба, Радость и т.п.»

Тексты философов-постмодернистов непривычны для читателей. Они считают, что логика и грамматика искажа- ют мысли, поэтому могут быть нелогичными и бессвязны- ми или попросту бессмысленными. Они выразили мировоз- зрение свободное не только от веры в Бога, но и в человека, науку, истину и духовное развитие. Следование животным инстинктам их идеал.

А. Солженицын называл их философию «натужной игрой на пустотах», перспективы которой «безжизнен- ны». Французский автор Р. Барта характеризует пост- модернизм, как «пустое в интеллектуальном отношении»,

«софистичное в вербальном», «опасное в моральном», обя- занное своим успехом «одному только снобизму» «маньяков расшифровки, воображающих будто и прочие люди рассу-

ждают о литературе с точки зрения Каббалы, Пятикни-

жия или Нострадамуса».

Итак, философы-постмодернисты выразили мировоз- зрение, свободное от веры в Бога, науку, истину, человека и его духовные способности.

Нигилизм – получил свое дальнейшее развитие, назван- ное заумным словом – постмодернизма. Он утверждает аб- солютную свободу. Ему мало разрушить любовь и семью, он идет дальше, разрушая церковь, государство, истину, нау- ку, разум, язык и, в конечном счете, всю культуру, проводя оскотинивание человечества. Ищи пойло в корыте под нога- ми и не смотри в небо. Постмодернизм реализует желание сильных мира сего отвлечь массы от социальных противоре- чий и предотвратить социальные взрывы, отняв у большин- ства людей способность логически мыслить, сопоставлять, делать выводы. По этой причине он отрицает существова- ние вечных ценностей, совести, истины и справедливости.

– Французские постмодернисты о человеке

Постмодернизм средины и второй половины ХХ столе- тия был наиболее ярко представлен французскими и амери- канскими философами. Они пытаются уйти от примитив- ной схемы человек-животное. Но выбор не велик. Кроме животных, существуют машины, наиболее совершенными из них являются компьютеры. Французам удается изобрести вместо человека духовного «номадическую сингулярность» (кочевое одиночество), завершенное состояние эгоцентриз- ма и индивидуализма, человека «перекати-поле», не связан- ного ни семейными, ни какими бы то ни было родственны- ми или дружескими связями, так как они их потеряли.

Недостатком всех теорий, выдвинутых постмодерни- стами, является их несостоятельность. Человек не помеща- ется в границах, очерченных ими. Но их влияние на дегра- дацию человечества несомненно.

Жиль Делёз (1925-1995) – профессор в университете Парижа, покончивший жизнь самоубийством. Совместно с Гваттари написал широко известную книгу «Капитализм и шизофрения». Делез выступает против классического ра- ционализма и метафизики. Для людей он придумал новое название – номадические (кочевые) сингулярности (оди- ночный) или кочевые одиночества, которые бродят по миру в хаотическом беспорядке. (Перекати-поле).

Он считает, что существуют бессубъектные «маши- ны желания» (микросоциальности), отдельные люди, кото- рым противостоят «социальные машины» – семья и госу- дарство (макроуровень) и которые, следовательно, требу- ется выводить из строя. Вот в чем состоит бунт против об- щества – уничтожение семьи и всего святого, что составля- ет сущность человека.

По мнению Делеза, высшие ценности – это «тяжести и груз», которыми философы после Сократа «добровольно и утонченно» поработили себя на века.

– Американские постмодернисты о человеке

Американцы идут в ногу со временем и рассматривают человека, его разум и сознание как биологический компьютер, в котором беспрерывно идут нейробиологические импульсы.

Ричард Рорти выступил в середине 60-х гг. со своим ва- риантом решения классической проблемы «сознание – тело». Дилемма «ментальное» и «мозговые процессы» разрешалась Рорти однозначно в пользу языка нейрофизиологии, описы- вающего человеческие состояния в терминах нейронов и воз- буждений коры головного мозга. Того, что привычно называ- ется «ощущениями», просто не существует.

Рорти распространяет на все сферы культуры истори- ческий подход, настаивает на преодолении разделений на естественные и гуманитарные науки, а также на пере- смотре прежних представлений о философии, которые от-

водили ей роль главного арбитра в решении всех научных споров и противоречий внутри культуры. Вместо понятия об истине предлагается «социальное оправдание верова- ния», «согласие между исследователями».

Он отказывается от представления о некоей человече- ской природе, о человеческой самости как структуре с не- ким центром, сущностью или природой, для него человек – это скорее «гибкая система верований, желаний и убежде- ний, в произвольном порядке друг с другом сплетенных, как наборе атрибутов без субстрата-подлежащего, без центра».

Предпосылкой и исходным пунктом формирования нравственного облика индивида является осознание им соб- ственной принадлежности к определенному конкретно- историческому сообществу (или традиции), и такое пред- ставление не является «ни безответственным, ни социаль- но вредным или опасным».

Деннет

Изоморфизм (в данном случае – подобие) психической де- ятельности, реализуемой мозгом, и компьютерных программ, обнаруживающийся при рассмотрении этой деятельности «с точки зрения третьего лица», позволяет Деннету трактовать саму психику в компьютерном смысле. Психика – тоже своего рода программа или вычислительная активность мозга. Прав- да, в отличие от компьютерных программ, имеющих фиксиро- ванную логическую структуру, психические алгоритмы, счи- тает Деннет, не поддаются однозначной интерпретации».

Дарвиновская теория эволюции является одной из основ теории психики у Деннета. Он пытается распространить принципы дарвиновского эволюционизма на культуру.

Дэвид Чалмерс пришел к шокирующим выводам о су- ществовании примитивных форм сознания у компьюте- ров, термостатов и вообще у всего. Долгое время он, прав- да, утверждал, что, по крайней мере, одна из аксиом здравого

смысла (установок по умолчанию) отвергается им. Речь идет о существовании личности как чего-то отличного от тела.

Человеческий мозг – орган, сформировавшийся в ре- зультате эволюции как особое устройство по обработке ин- формации. Соответственно, и психика должна рассматри- ваться в качестве «системы вычислительных органов, спро- ектированных естественным отбором для решения тех ти- пов задач, с которыми сталкивались наши предки в своей первобытной жизни».

– Пинкер считает большой ошибкой абсолютизировать ценности культуры, придавать чрезмерное значение наци- ональным культурным различиям и т. п. Пинкер показыва- ет, что «моральное чувство», трактуемое им как совокуп- ность альтруистических эмоций, таких как стыд, сострада- ние, справедливость и т. д., как и другие компоненты чело- веческой природы, является продуктом эволюции. Альтру- изм является выгодной приспособительной тактикой. Но это не значит, что мораль можно отождествить со скрытой формой эгоизма.

<< | >>
Источник: В.А. Мальцев. Гуманистическая этика: ИСТОРИЯ И ПРОБлЕМЫ. 2013

Еще по теме 4. Проблема человека в философии ХХ в.:

  1. XXIV. ЧЕЛОВЕК КАК ПРОБЛЕМА ФИЛОСОФИИ
  2. Семинар 1. Становление философии. Роль философии в жизни человека и общества
  3. ХХ век: проблема человека как проблема эпохи
  4. 3. Проблема бытия человека. Человек в условиях отчуждения и «пограничных ситуаций».
  5. Материализм как философия обыденного бытия человека, идеализм и персонализм как философия духовного бытия
  6. Проблема философии.
  7. II. религиозные философы о человеке, духовности и этике
  8. Корень проблемы философии.
  9. Философия как проблема
  10. 1.3. Роль философии в жизни человека
  11. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ ТЕХНИКИ