<<
>>

6.2. Адекватность научного познания

Анализ работ зарубежных и отечественных философов показал, что все они рассматривают в общем одну проблему: адекватность научного знания. В самом деле, в философской литературе, посвященной истинности современного научного знания, распространено расширительное толкование истинности как многостороннего соответствия, подчиненного множеству критериев, в то время как в естественно-научной литературе заметно сведение истинности к адекватности, принимаемой в качестве неанализируемого свойства.

В первом случае истинность растворяется в совокупности явно определяемых соответствий, во втором – в неявной многозначности соответствия. Каждое из этих определений истинности оправдывается, с одной стороны, сложностью и опосредованностью допущениями соответствия научного знания действительности и, с другой, – нестрогостью (и упрощенностью в наивно-реалистическом варианте) традиционного материалистического понимания истинности. Сходство между ними состоит в явном или скрытом сведении истинности к соответствию, допускающему различные толкования.

Анализ смысла понятий соответствия и адекватности показывает их эквивалентность. Все переводы термина «адекватность» включают «соответствие», наряду с «соразмерностью», «достаточностью», «эквивалентностью» и т.п., а пояснения термина «соответствие», наряду с прочими, включает термин «адекватность». Об эквивалентности этих двух терминов свидетельствует их употребление в качестве однопорядковых характеристик отражения. В.И. Ленин, рассматривая отношение сознания к объективной действительности, характеризовал его как «соответствие наших представлений с объективной природой вещей»29 и как «приблизительное верное (адекватное, идеально точное)… отражение»30.

С логической точки зрения вполне правомерно определять истинность путем подведения ее под более широкие понятия типа «соответствие» и «адекватность».

Но так как помимо большей широты (объема, охвата) этим понятиям свойственна смысловая многозначность, для определения истинности необходимо выделение смысла, аспекта соответствия или адекватности. В то же время любое знание обладает многими соответствиями, или, что то же самое, подчиняется единству многих соответствий. Если адекватность квалифицировать как обозначение единства различных соответствий, то выделенный вид соответствия можно рассматривать как аспект адекватности. При этом выделение аспекта адекватности обусловлено преследуемыми познавательными целями; вид же познавательных целей предопределяет прагматический, логический и гносеологический аспекты адекватности.

Принятие такого статуса понятия адекватности предполагает учет различия смыслов понятий истины и истинности, суть которого можно свести к следующему.

В определениях истины в литературе по диалектическому материализму истину так или иначе отождествляют со знанием (соответствующим объективному миру, верным, адекватным и т.п. отражением объекта). Истинность же – это необходимый определяющий признак знания, именуемого истиной. Истинность представляет собой особый вид отношения между знанием и отражаемым объектом.

Адекватность как гносеологическое соответствие объективному миру есть истинность. При этом адекватность не есть аспект истинности, существующий в ряду других аспектов (которые могли бы характеризовать истинность как неадекватность, несоответствие), – она выражает суть истинности как отношения знания к объективному миру. Адекватность объективному миру является исчерпывающей характеристикой истинности, но не истины.

Истина, будучи знанием, концентрирует в себе, наряду с соответствием, сходством, совпадением с объектом, несоответствие, несовпадение, несходство с ним, связанные с субъективностью, идеальностью, символичностью знания. Ясно, что применительно к истине истинность, адекватность объекту является лишь одним из отношений к нему, одним из аспектов истины. В то же время соответствием, адекватностью может характеризоваться отношение знания не только к объективному миру, но и к субъективным формам данности объективного мира и обусловленным ими явлениям сознания: знаниям, целям, побуждениям и т.п.

Об этом говорит широкое употребление термина «адекватность» в текстах и выступлениях научного и общественно-политического содержания31. Отсюда следует, что знание всегда обладает адекватностью в тех или иных отношениях и что допустимо выделение отношений, аспектов адекватности.

Определяя истинность как гносеологический аспект адекватности, необходимо отметить, что термин «гносеологический» здесь употребляется в специфическом смысле, подчеркивающем обусловленность знания, свойствами объекта безотносительно к средствам познания. В широком смысле термин «гносеологический» охватывает всю совокупность отношений знания к действительности, устанавливаемых или используемых в процессе познания. Но нельзя не заметить существования сложившихся самостоятельных аспектов исследования научного знания: логического, семиотического, лингвистического и т.п. Эти аспекты оставляют в стороне источник и характер обусловленности им знания, относя последние к гносеологическому аспекту. Так что можно считать оправданным употребление термина «гносеологический» в специфическом, узком смысле.

Причиной расхождения в понимании истины в науке служит, помимо принятия различных исходных гносеологических установок, смешение (отождествление) истинности как гносеологического аспекта адекватности с другими аспектами адекватности – логическим и прагматическим. Напрашивается рассмотрение адекватности научного знания в различных аспектах и выделение специфики истинности как гносеологического аспекта адекватности. Наряду с этим, употребляя адекватность в качестве несводимой характеристики научного знания, имеют в виду его приемлемость по соображениям, определяемым контекстом употребления. Так что проблема адекватности включает вопросы принятия, выбора знания по каким-либо критериям.

<< | >>
Источник: В. В. Будко. ФИЛОСОФИЯ НАУКИ. 2007

Еще по теме 6.2. Адекватность научного познания:

  1. 7.2. Адекватность и эквивалентность альтернатив в научном познании
  2. § 4. Научное и вненаучное познание. Специфика научного познания
  3. § 2. Формы рефлексивного осмысления научного познания: теория познания, методология и логика науки
  4. Научная теория познания
  5. § 17. Динамика научного познания
  6. 11.1. Методологические альтернативы в научном познании
  7. § 15. Эмпирический и теоретический уровни научного познания, их единство и различие
  8. 7.1. Плюрализм научного познания
  9. 6.1. Концепции истины в научном познании
  10. 1.17. Рационально-научное познание: значение и пределы
  11. . ЮРИСПРУДЕНЦИЯ В СИСТЕМЕ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ
  12. В философии мышлением занимаются специалисты по методологии научного познания.
  13. В философии мышлением занимаются специалисты по методологии научного познания.
  14. Плюрализм и эквивалентность альтернатив в научном познании
  15. III. СТРУКТУРА И ДИНАМИКА НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ
  16. V. ДИАЛЕКТИЧЕСКАЯ ЛОГИКАКАК МЕТОДОЛОГИЯ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ
  17. Научная статья - законченное авторское произведение небольшого объема, представляющее результаты оригинального научного исследования (первичная научная статья) или посвящённое рассмотрению ранее опубликованных научных работ, связанных обще