<<
>>

2.5. Характерные особенности древнегреческой научной мысли

В Античности разграничительная линия между философией и наукой была достаточно подвижной. Однако не вызывает сомнения то, что зарождающаяся философская рефлексия стала отправной точкой развития научного знания.

И если ранее мы уделяли преимущественное внимание философской рефлексии, то сейчас остановимся на особенностях развитии основных областей античной науки. 2.5.1. Историография

Разные эпохи и разные цивилизации проявляли интерес к своей истории, но только в европейской культуре, уходящей корнями в Античность, познание прошлого приобрело, по общему признанию, социальное и политическое значение. В процессе общественного развития менялись способы изучения прошлого и повествования о нем, неизменной оставалась лишь традиция искать в истории ответы на насущные вопросы современности. Историческое знание было одним из важнейших источников формирования античной культуры и европейской цивилизации в целом. Идеология, система ценностей, социальное поведение в значительной степени складывались в соответствии с тем, каким образом современники понимали и объясняли собственное прошлое.

В начале своего развития античная историография была жанром художественной прозы. Место ее рождения – Малая Азия, в частности, город Милет. Ионийские философы рассматривали человеческое общество как часть единого мира природы (Космоса). Они подвергали пересмотру присущие эпической традиции представления о Космосе, богах, об известных древним грекам землях и народах. Появились произведения нового типа – прозаические описания, противостоящие традиционной поэзии и мифологии. Интерес авторов был направлен как на окружающую действительность, так и на прошлое, которое помогало понимать настоящее.

Основой для реконструкции служили эпос и мифы. Традиционные предания не только пересказывались, но и подвергались критическому переосмыслению.

Так создавались первые хроники, этнографические описания местностей и городов. Для всех авторов было характерно наивное представление о том, что мифы, исторические предания воспроизводят подлинную, возможно несколько приукрашенную действительность. Если факты казались бессмысленными, им пытались придать более разумное объяснение. Творцов таких сочинений называли логографами[78].

Логографы брали сведения в устных и письменных источниках. Устными являлись новеллы городского фольклора, эпические предания о богах и героях. Письменными источниками выступали погодные списки должностных лиц и победителей Олимпийских игр, описания путешествий, которые велись для нужд торговли и мореплавания. В V в. до н. э. логографами были созданы масштабные произведения, объединившие рассказы о прошлом целых стран (описание Персии Хароном, Лидии – Ксанфом). Отличительной чертой стало стремление снабдить читателя точными и достоверными сведениями посредством объединения вокруг одной темы разрозненных рассказов без попыток раскрытия внутренних связей между ними и их синтеза.

Геродот (490/80 – ок. 425 до н. э.). Греческая историография начинается с Геродота, которого Цицерон назвал «отцом истории». Историк посетил многие страны современного ему культурного мира и изучил образ жизни, нравы, прошлое и религиозные обычаи древних народов. Не зная местных языков, он был вынужден пользоваться рассказами переводчиков, проводников, жрецов, поэтому многие его сообщения относятся к области фольклора и иногда передают факты в искаженном виде. Однако большая часть сообщаемых им сведений подтверждается археологическими раскопками или другими источниками.

В отличие от логографов Геродот объединил разнородный материал темой противостояния Востока и Запада. Он начинает свою «Историю» с установления причин конфликта между Азией и Европой. Греко-персидские войны, вдохновившие Геродота написать свой труд, укладываются в четверть века, но для освещения этих событий он прибегает к исторической ретроспективе, прослеживая истоки конфликтов втянутых в него стран и народов.

Военно-политическая история стала основной темой его «Истории», но Геродот собрал в ней массу разнообразных, нередко единственных в своем роде сведений по исторической географии, археологии, этнографии, истории мореплавания и торговли, религии и мифологии.

Предмет истории, по Геродоту, составляют великие и достойные удивления деяния. Задача историка виделась им в сохранении знания о минувшем, чтобы «прошедшие события с течением времени не пришли в забвение»[79]. Он первым подошел к историческому сюжету как проблеме, ставя перед собой задачу поиска ответа на вопрос: почему эллины и варвары воевали друг с другом.

У Геродота сочетаются рациональный и мифологический принцип описания истории. Первый основывается на фактах, очевидцем которых был сам историк, второй на сведениях о далеком прошлом, почерпнутым из устной традиции. Он иногда подвергает сомнению рассказы о чудесах, но факт божественного вмешательства остается для него очевидным. По Геродоту, главный принцип миропорядка – закон меры, который определяет линию жизни человека. Персам была отведена Азия. Они ослушались и посягнули на территорию, отданную богами эллинам. Из этого следовало, что персам не миновать поражения: слепой рок наказывает каждого, кто захватывает больше, чем ему отведено.

В своем изложении деяний греков и варваров историк следует эпической традиции. Он стремится доставить читателям наслаждение, но главная его цель состоит в том, чтобы великие деяния не остались в безвестности. Каждый эпизод его истории подается как цельный и законченный, вписанный в широкую историческую концепцию, которая охватывает все многообразие собранных фактов.

Передавая сюжеты преданий, Геродот приводит все доступные ему версии и при этом указывает, какая из них кажется ему предпочтительней. Он считает необходимым передавать все, что рассказывают, даже то, что отвергает как неправдоподобное. В ряде случаев Геродот отделяет собственные наблюдения, от того, что знает только по слухам. Нередко он ссылается на хорошо знакомые предания, используя их как контрастный фон, оттеняющий его личный взгляд на события.

Без всякой заносчивости и враждебности по отношению к варварам Геродот бесстрастно и спокойно повествует о странных для грека событиях и обычаях и в отдельных случаях признает превосходство «варваров» (например, под впечатлением древних памятников египетской культуры) над эллинами[80].

Фукидид (ок. 460 – ок. 396 до н. э.). В отличие от Геродота Фукидид не выходил за границы эллинского мира и освящал события Пелопоннесской войны (394/3 – 391/390 до н. э.). Задача историка сводилась им к изучению недавнего прошлого с целью отыскания причин событий настоящего. Он писал современную ему историю как очевидец, приводил подлинные тексты договоров и других источников, ссылался на поэтов и логографов, полемизировал с Геродотом. В частности, Фукидид писал, не называя имени Геродота, что не считает правильным передавать услышанное от первого встречного. Он противопоставлял свое изложение истории, определив его термином «описывать», методу своих предшественников, по отношению к которым использовал слово «слагать». Фукидид заявлял, что не будет приукрашивать события и исключит из своего труда все мифическое и недостоверное.

Работа Фукидида сохраняла свойственный античности характер художественного повествования. Драматизм повествования достигался с помощью контрастной группировки событий и разработке отдельных эпизодов, например, надгробной речи (эпитафии), посвященной Периклу, описания эпидемии чумы, сицилийской катастрофы. Два последних эпизода считаются шедеврами мировой литературы. В эпитафии, посвященной Периклу, Фукидид рисовал картину «золотого века» афинской демократии, направляемой великим вождем. С вершины этого исторического момента Фукидид освещал весь ход войны.

Характерной особенностью его стиля было использование прямой речи персонажей, включенной в историческое изложение. Этот прием использовался им как средство исторического осмысления событий. Нередко он высказывал собственное мнение от лица разных персонажей, чтобы осветить вопрос с противоположных позиций, стараясь, при этом, придерживаться принципа максимального самоустранения.

В речах своих персонажей Фукидид представлял блестящие образцы политического красноречия.

Фукидида называют родоначальником прагматической историографии, основанной на рационалистических методах объяснения событий и тщательном отборе достоверных свидетельств. Ее особенностью стало, во-первых, понимание истории как цепи событий, в которых отражена борьба за власть, преобладание и господство. Все люди в частной и публичной жизни, по мнению Фукидида, действуют, руководствуясь стремлением к власти, почестям, богатству либо из страха. Поскольку человеческая природа равна сама себе, то и побудительные мотивы в политике будут оставаться неизменными. Второй чертой прагматической истории была «практическая полезность», заключенная в непреходящей ценности ее уроков.

Фукидид избегал биографических и политических подробностей. Особенностям психологических, моральных и социальных качеств он отводил незначительную роль. Если враждующие партии в Элладе возлагали ответственность за начало войны друг на друга, то Фукидид стремился различать причины и поводы, из-за которых разразилась война. Объективную причину войны он усматривает в тайной борьбе противоположных сил, приведших политическую жизнь Эллады к болезненному кризису. Такой подход поднимает историка над борьбой партий и снимает вопрос о виновниках войны. Из него вытекает требование большей точности в исследованиях прошлого и настоящего, критической оценки показаний свидетелей, воздержания от собственных оценочных суждений.

Однако, несмотря на провозглашаемое стремление к точности и беспристрастности, Фукидид часто субъективен, что нашло отражение в замалчивании некоторых фактов, одностороннем подборе событий. Он убежден в духовном превосходстве Афин, дающем право на гегемонию в Элладе, и стремился убедить в том читателя. Преемники Перикла просто не справились с поставленными перед ними задачами. Длительная междоусобная война привела, по словам Фукидида, к вырождению человеческой натуры. Честолюбие, жадность, корыстолюбие сделали Афины самым ненавистным из греческих государств: вся Эллада стала желать уничтожения афинской мощи.

Пользу своего труда Фукидид видел в раскрытии неизменности свойств человеческой природы. Независимо от этнической принадлежности, пола, возраста все люди имеют некоторые общие черты: стремление к свободе, эгоизм, зависть, мстительность, жестокость, безрассудные надежды и стремления, желание властвовать над другими. Под давлением обстоятельств человеческая натура изменяется в направлении к «зверству» и вырождению либо облагораживается под влиянием стремления к свободе, как это было в Афинах времен Перикла. Основное же свойство человеческой природы и истории в целом сводится к тому, что сильный всегда господствует над слабым, т. е. угнетает окружающих. Отсюда вытекает и практическая задача: сообщить государственным деятелям знания о психологии и поведении отдельных личностей и политических групп.

В соответствии с античной традицией Фукидид отводил решающую роль в политической истории господству «слепого случая» (непредвиденные стечения обстоятельств, землетрясения, эпидемии и т. д.), который нарушает причинные связи исторических событий, проявляясь как во внезапных ударах судьбы, так и в человеческом поведении. Эта безличная, иррациональная сила оказывает решающее влияние на успех человеческих замыслов, вредя или помогая людям. С другой стороны, все то, что восходило к людским планам и решениям, историк стремился объяснить, исходя из законов человеческого мышления, расчетов и воли. События, представлявшиеся современниками трагическими несчастьями, он раскрывает как необходимые и неизбежные. С точки зрения Фукидида, выдающиеся государственные деятели могут предвидеть ход исторических событий и влиять на них. Если им на время удается обуздать «заносчивость» демоса и «раздражение» толпы, то наступает краткий период процветания. Потом события вновь набирают силу, достигая кульминации во время войн и междоусобиц, за ними следуют возмездие и катастрофа.

Вкладом Фукидида в историческую науку считается использование им документальных источников, установление хронологии, а также применение открытого им метода реконструкции прошлого путем ретроспективных заключений, опирающихся на характеристику сохранившихся пережитков[81]. Вопросы для самопроверки Кто такие логографы и что привнесли они в развитие исторического знания? Вклад Геродота в становление исторической науки. Отличительные особенности историографии Фукидида.

<< | >>
Источник: Бранденбург В.Я.. Историко-философский анализ развития научного знания. Часть 1. Становление науки: от истоков до коперниканского переворота. 2009

Еще по теме 2.5. Характерные особенности древнегреческой научной мысли:

  1. § 3. Период расцвета древнегреческой политико-правовой мысли (V — первая половина IV в. до н.э.)
  2. Период расцвета древнегреческой политико-правовой мысли (V – первая половина IV в. до н. э.)
  3. РАЗВИТИЕ НАУЧНОЙ МЫСЛИ
  4. 2.3. Научно - техническая революция, ее сущность, характерные черты и противоречия. Влияние НТР на положение человека в системе общественного производства
  5. Движение научной мысли ХХ в. и его значение в геологической истории биосферы.
  6. 4. Каковы были характерные особенности крупных полисов Греции: Афины и Спарты?
  7. Российское правосознание формировалось на протяжении столетий и в разное время имело характерные особенности.
  8. Раздел 5 Альтернативы и модели мирового развития в эпоху научно-технической революции Глава 1 Начало и особенности современной научно-технической революции
  9. Научная статья - законченное авторское произведение небольшого объема, представляющее результаты оригинального научного исследования (первичная научная статья) или посвящённое рассмотрению ранее опубликованных научных работ, связанных обще
  10. 3. ОСОБЕННОСТИ НАУЧНОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ
  11. 1. Особенности научного знания
  12. § 1. Концепции построения системы криминалистики по типу «общая—особенная части»: научный анализ