<<
>>

Ценностные установки философии техники

Уже создатель философии техники Эрнст Капп, по сути, обсуждал этические аспекты техники. Как и большинство авторов XIX в., Капп исключительно оптимистически оценивает возможности техники.

Он видит в ней средство культурного, нравственного и интеллектуального совершенствования и "собственного спасения" человечества.

Но философы техники нашего столетия чаще видят в технике источник сложных проблем, если непрямое зло. Мы уже отмечали, что, например, Хайдеггер основную проблему видит в том, что современная техника поставила на службу человека (превратила в "постав" — Gestell) и природу, и самого человека. (О том же говорит и Ясперс, утверждая, что человек становится одним из видов сырья, подлежащего обработке, и не может уже освободиться от власти созданной им техники.) В результате природа и человек деградируют (разрушаются), поскольку становятся простыми функциональными элементами и материалом бездушной машины — поставляющего производства.

"Техника — это состояние западного сознания, - утверждает X.

Сколимовски, - удобнее проклинать технику, чем рассматривать ее как симптом и выражение системы ценностей и жизненных ориентации, которые характеризуют наше мировоззрение... Современная техника в этом контексте должна рассматриваться как нечто изжившее себя, как странствие, которое хотя и не привело нас к земле обетованной, но, по крайней мере, указало нам, где земля обетованная не находится". Мэмфорд видит причину кризиса в другом: чрезмерном усилении в культуре значения "Мегамашин" (сложных иерархических организаций человеческой деятельности)2. Каково объяснение болезни — таковы и рецепты по ее излечиванию. Так, Хайдеггер предлагает, чтобы человек осознал, что он давно уже сам стал "поставом" (Gestell) и превратил в него природу.
Мэмфорд же призывает разрушить Ме-гамашину. Оба философа, и не только они, не верят, что можно решить проблемы, порожденные техникой, опять же с помощью техники, пусть даже более гуманной и совершенной. Например, Дж. Мартин, признавая, что "сегодня нам легче уничтожить нашу планету, чем ликвидировать нанесенный ей ущерб", тем не менее считает, что хотя "эта проблема создана технологией и, однако, единственное ее решение - не сдерживать технологию, а всячески развивать ее. Отказаться от технологии или остановить ее дальнейшее развитие, — считает он, — значит обречь мир на невиданные лишения... Необходимо выбрать и развивать те технологии, которые находятся в гармонии с природой". Полемизируя с подобным подходом, Сколимовски пишет: "Техника превратилась для нас в физическую и ментальную опору в столь извращенной и всеобъемлющей степени, что если мы даже осознаем, как опустошает она нашу среду, природную и человеческую, то первой нашей реакцией является мысль о какой-то другой технике, которая может исправить все это".

Итак, точки расставлены: одни философы полагают, что технику (технологию) необходимо гуманизировать, сделать сообразной природе и человеку, другие же (подобно Сколимовски) уверены, что любая попытка гуманизировать современную систему, внедряя в нее в большей степени, чем прежде, человеческие ценности, обречена на провал, поскольку система способна проявить по отношению к таким косметическим операциям совершенно исключительную стойкость. Интересно, что обе полемизирующие стороны выдвигают в поддержку своих взглядов достаточно убедительные аргументы. Впрочем, можно выделить еще одну точку зрения, которая прозвучала в выступлениях Ф. Раппа на международном совещании, проходившем в Институте философии АН СССР в начале 1989 г. Суть ее в том, что за техникой стоят механизмы культуры и ценности человека, поэтому можно решить проблему техники, совершенствуя общество, социальные институты, демократические механизмы контроля, образования.

Как же быть, чью сторону принять? Если бы речь шла только о философии, о системе взглядов, то все было бы проще: в сфере гуманитарной мысли существование противоположных взглядов - обычное дело, часто именно их борьба способствует развитию гуманитарных представлений. Однако вопрос о технике и ее сущности - не только теоретический, и оттого, как мы его решаем, зависят наши практические действия, причем их характер и цели, как правило, затрагивают миллионы других людей, природу и, может быть, саму жизнь на земле.

Сформулировав различные и даже противоположные взгляды на сущность техники и перспективы ее развития, современные философы, с одной стороны, обнаружили связь техники с другими сферами деятельности и практики (наукой, инженерией, проектированием, производством, идеологией, культурными традициями и образом жизни и т.п.), с другой стороны — пока не сумели создать отвечающее этим связям понятие техники. Впрочем, дело не только в понятии, необходимы широкие исследования (исследовательские программы, концепции), исходящие из более адекватных представлений, то есть учитывающие кризис технического и научного мышления, многообразные связи с другими видами деятельности и практиками, конечные цели и ценности общества (которые необходимо постоянно пересматривать и переосмыслять, учитывая как возможности человеческой деятельности, так и последствия ее для природы и самого человека). Размышления философов техники пошли по второму, а кое-где и по третьему кругу, потому что в рамках одной только философии указанные задачи решить невозможно. Философские размышления должны подтолкнуть и ориентировать исследования в других дисциплинах, прежде всего в методологии, культурологии, социологии, аксиологии, психологии, науковедении, истории, экологии. Исследования техники в этих дисциплинах, ее сущности, формирования, влияния на другие сферы жизнедеятельности, несомненно, позволят сделать следующий шаг и в самой философии техники, дадут ей новые проблемы, материалы, факты.

На какие же методологические ценности, требования и положения могут ориентироваться подобные исследования? Первое положение, которое здесь хотелось бы сформулировать, таково: так называемое чисто объективное, незаинтересованное изучение техники сегодня и мало продуктивно, и может лишь усугубить кризис, вызванный, конечно, не только техникой, но и техникой в том числе. Напротив, изучение техники предполагает признание неблагополучия, кризиса культуры и требование понять технику как момент этого неблагополучия. В этом плане техника является неотъемлемой стороной современной культуры и цивилизации, органически связанной с их ценностями, идеалами, традициями, противоречиями. Техническое мышление становится ориентиром общественной жизни, которая в конечном счете превращается в цивилизацию, целиком зависящую от технической аппаратуры и профессионализма. Данный процесс распространяется на социальные, политические, воспитательные сферы культуры.

Но кризис - не предмет любования, кризисы (особенно глобальные, угрожающие жизни) необходимо преодолевать. Следовательно, изучение техники должно помочь в разрешении кризиса нашей культуры, должно исходить из идей ограничения экстенсивного развития техники (или даже отказа от традиционно принимаемого технического прогресса), трансформации технического мира, концепций создания принципиально новой техники, то есть с которой может согласиться человек и общество и которая обеспечивает их безопасное раз-питие и существование.

Выступая в Институте философии АН СССР в 1989 г. на совещании по философии техники, Ю.Н. Давыдов, напротив, утверждал, что необходимо исходить из центрального онтологического факта (а не сущности), и таким фактом для нашего времени, по его мнению, является авария в Чернобыле. Вряд ли, впрочем, здесь - разные точки зрения: да, нужно исходить из сущности техники, но эту сущность нужно раскрыть так, чтобы ясно было решение и объяснение основных онтопологических проблем: превращение мирного атома в фактор смерти, разрушения природы, порабощение техникой человека и так далее.

По Хайдеггеру, сущность техники - это раскрытие потаенного в современной культуре, конкретно — превращение природы и человека в Gestell ("постав"). С нашей точки зрения, сущность техники более сложна. Говоря о сущности, мы имеем в виду такие представления, которые позволяют осмыслить технические явления, объяснить парадоксы технического развития, ориентировать теоретическую деятельность, направленную на изучение формирования и функционирования техники, построить знания, необходимые для решения прикладных задач философии техники (например, таких, как социальная экспертиза технических проектов, прогнозирование в сфере технической деятельности, этические ограничения и рекомендации и т.п.). Опыт построения определений техники, а также преодоление философского натурализма в понимании техники подсказывают, что сущность техники нельзя задавать как объект, как прямое описание того, что такое техника. Имеет смысл делать другое: наметить категориальное пространство, в котором техника может быть осмыслена и описана. Каждая координата подобного пространства указывает на определенные подходы и методы описания техники (теорию деятельности, культурологию, историю и другие). "Техника", описанная в таком категориальном пространстве, - это не техника, о которой мы обычно говорим, а сущность техники или, с методологической точки зрения, взаимосвязь подходов и методов, которые можно применять при задании и анализе техники, имея в виду указанные выше ценностные установки относительно техники.

<< | >>
Источник: Горохов В.Г., Розин В.М.. Введение в философию техники. 224

Еще по теме Ценностные установки философии техники:

  1. Гуманистическая философия — умонастроение мыслящих людей, осознанная установка на человечность без границ.
  2. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ ТЕХНИКИ
  3. 3. Отношение философии техники к смежным областям
  4. 2. Первые философы техники
  5. 1. Предмет, основные сферы и главная задача философии техники
  6. Горохов В.Г., Розин В.М.. Введение в философию техники.224, 224
  7. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ФИЛОСОФИИ ТЕХНИКИ
  8. ЧТО ТАКОЕ ФИЛОСОФИЯ ТЕХНИКИ
  9. VII. ФИЛОСОФИЯ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ И ТЕХНИКИ
  10. 3. Распространение технических знаний в России в XIX — начале XX в. как предпосылка развития философии техники
  11. Философия техники как самостоятельное направление существует уже почти столетие и конституируется не только в названии, но и во множестве текстов и социальных институтов в различных странах мира, прежде всего в Германии и США.
  12. § 31. Техника как объект философской рефлексии. Эволюция понятия техники. Человек и техносфера
  13. Статья 12.4. Нарушение правил установки на транспортном средстве устройств для подачи специальных световых или звуковых сигналов либо незаконное нанесение специальных цветографических схем автомобилей оперативных служб, цветографической схемы легкового такси или незаконная установка опознавательного фонаря легкового такси Комментарий к статье 12.4
  14. Ценностная цепочка.
  15. Нормативно - ценностное пространство
  16. 2. Готовность и установка
  17. Качество как ценностно-практическая категория
  18. 12.2. Ценностная суверенность науки