<<
>>

Гегель и Маркс

Школы Делла Вольпе и Альтюссера имели общие черты – враждебность к системе Гегеля. Подчеркивается решительно научный характер «Капитала» Маркса. Непримиримость типологий Колетти[117] и Альтюссера.

Тема отчуждения была заклеймена Альтюссером как архигегельяская, а ее отрицание – была предпосылкой научного материализма. Колетти, критикуя Гегеля радикально и глубоко, считал концепцию отчуждения центральной в работе зрелого Маркса и в исторического материализме как науке. Пересечение линий иногда далеко отстоит от марксизма по сути. Критика Альтюссера была направлена против Сартра, доминировавшего во Франции в 60-х годах. Колетти в основном критиковал Франкфуртскую школу и рассматривал двойственность марксизма как науки и революции. Есть парадоксальное сходство между Альтюссером и Адорно, хотя они совершенно непохожи. У Адорно марксизм – крайняя форма отказа от рассуждений о классах и политике, о которых больше всего рассуждал Альтюссер. Но мотивы работы «Негативной диалектики» (1966) и «Читать Капитал» (1965) Альтюссера схожи, как и Колетти «Гегель и марксизм» (1969). Адорно явно утверждает абсолютную гносеологическую первичность объекта, отсутствие всеобщего субъекта истории, пустоту концепции «отрицания отрицания». Альтюссер осуждал культ работ молодого Маркса в ущерб «Капиталу», антропоцентристские концепции истории и мягкую риторику гуманизма, сопутствующую им (Ответ Джону Льюису, 1973; Элементы самокритики, 1974); мифы о труде как источнике единственном общественного богатства в отрыве от материальной природы, его неотъемлемого компонента. Он утверждал, что теория есть форма практики, а сама практика –в высшем смысле теоретическое понятие. Здесь нет материалистической теории единства теории и практики.[118] Дополнительные связи каждого теоретика с различными течениями в современной буржуазной культуре углубляет проблему сходства и расхождения между западными марксистами.

Можно говорить и о двусмысленности в отношении западных марксистов к коммунизму, что нашло свое яркое интеллектуальное отражение в трудах Сартра. Не будучи членом компартии, он делал попытки развить практику марксистского политического вмешательства в ход классовой борьбы во Франции и в других странах мира и ее теоретической интерпретации. Это привело его к созданию серии полемических очерков «Коммунисты и мир», к последовавшему в результате этого разрыву с Мерло-Понти, к знаменитым статьям о сталинизме 50-х годов, а затем к написанию «Проблем метода» и «Критики диалектического разума». Но он столкнулся с трудноразрешимыми философскими проблемами отношений между структурой и субъектом, попытавшись создать «всеохватывающую тотализацию» антагонистических видов практики, которая должна была стать основой единства «множества противоречивых эпицентров действия». Очерк «Социализм, который пришел с холода» (1968), Сартра стал некрологом чехословацкому эксперименту.[119]

Проблема отношения между марксизмом и Гегелем по мнению итальянских марксистов стала ключевым вопросом в том постоянном пересмотре собственной феноменальной формы, который должен проделывать теоретический марксизм при подходе к конкретным проблемам определенной исторической фазы классовой борьбы. «Соотносить Маркса с Марксом» - это не филологическая операция, а классификация теоретических методов и самих теорий в данный конкретный период.

Возврат к Марксу означает постановку вопроса о значении тех орудий и методов, которые дали классики, а также о значении различных идеологических форм марксизма, выработанных на Западе начиная с 30-40-х годов. Джузеппе Вакка следующим образом характеризует и критикует их.[120] Во-первых, это марксизм историцистский, чьи категории и чей способ понимания отношения между субъектом и объектом (между классовой инициативой и историческим развитием) в общем оказываются ограничены проблематикой партии, представляют партию как субъект революции и сводят к этому все богатство и все теоретические и аналитические возможности исторического материализма, чье содержание определялось объективным уровнем классового антагонизма. Во-вторых, марксистский гуманизм или гуманистический марксизм конца 50-х, как неудачная попытка разрешить проблемы сталинизма. Недостатки и противоречия этого течения, быстро исчерпавшего себя и не получившего отклика в странах восточной Европы, в марксизме объясняются его корпоративным характером. Оно ставит проблематику социализма, исходя главным образом из исторического опыта обществ переходного периода; видит в интеллигенции главную силу и выделяет ее в социологическом плане; отделяет проблематику социализма от конкретной проблематики организации и развития производительных сил, как на Западе, так и в переходных обществах. Третья феноменальная форма марксистской теории - сциентизм, который поставил проблему научного определения теории, но при решении изолировал вопрос о методе и устранил классовую критику на уровне науки (ставил проблему научности в соответствии с традицией, окрашенной спиритуализмом и идеализмом).

Каждая из этих феноменальных форм теоретического марксизма исходило из проблемы Гегель-Маркс, что выводило на проблемы специфической роли исторического материализма, проблемы диалектики форм сознания и буржуазных институтов, законы развития буржуазной цивилизации, чьей сутью было не ее позитивные ценности и ее институты, а их противоречивость, хотя они были выражены в форме логического опосредования реальных противоречий.

С другой стороны С.Тимпанаро в «Мыслях о материализме» пишет, что грамшианцы, тольяттинцы, гегелевско-экзистенциалистские марксисты, марксисты неопозитивистские, фрейдистские, структуралистские, несмотря на все их глубокие разногласия, сходятся в одном – в боязни малейшего подозрения о их связи с вульгарным или механистическим материализмом. Из-за боязни этого подозрения они вместе с вульгарностью и механицизмом (посредством диалектики историцизма, марксистского гуманизма или соединения марксизма с эмпириокритической и прагматистской эпистемологией) отбрасывают прочь и материализм как таковой.[121]

<< | >>
Источник: Колесников А.С.. Мировая философия в эпоху глобализации. 0000

Еще по теме Гегель и Маркс:

  1. Постмарксизм в Германии. Триумф Гегеля над Марксом
  2. Научность и тенденциозность Маркса и Ленина. Некритическое отношение к Марксу и Ленину
  3. К. Маркс и Ф. Энгельс.
  4. Карл Маркс.
  5. 7.5. Вклад К. Маркса в развитие философии
  6. Основные идеи философии К. Маркса и Ф. Энгельса
  7. Маркс, марксизм и Восток
  8. IX. КАРЛ МАРКС. 1818—1883.
  9. Начало дружбы Маркса и Энгельса, Дальнейшая разработка революционной теории.
  10. По слѣдамъ мысли Маркса.
  11. Полифоничность и гетерогенность «марксизмов» привела, прежде всего, на Западе к поиску аутентичного Маркса.
  12. § 2. Концепция закономерного мирового процесса в работах К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина
  13. Г. Гегель.
  14. К.Маркс ЗАМЕТКИ О НОВЕЙШЕЙ ПРУССКОЙ ЦЕНЗУРНОЙ ИНСТРУКЦИИ. ДЕБАТЫ ШЕСТОГО РЕЙНСКОГО ЛАНДТАГА
  15. 2 Абсолютный идеализм В. Ф. Гегель.
  16. 8.4 Философская система Г.В.Ф. Гегеля
  17. Категория качества в логике Гегеля
  18. Учение о государстве и праве Г.-В.-Ф. Гегеля
  19. 3 Идеализм Гегеля. Философия природы.