<<
>>

Интеллектуальные сопротивления колониальному дискурсу

Противодискурс, который был ясно сформулирован франкоязычной африканской элитой в 1930-ых, говорил о деморализации и вопиющей имперской гегемонии этого дискурса. Их ответ был облегчен кризисом Европейской цивилизации в 30-х годах ХХ в.

Разочарование в традиционном гуманизме Европы, отраженной в литературе и философии этого периода, обеспечило соответствующий контекст для голосов диссидентов, высказанных в идеологических работах колонизированного франкоязычного черного интеллектуала.[507] Марксизм и сюрреализм были первичными влияниями, которые формировали французских мыслителей в межвоенные годы, и усилили определенный тон выражения лидирующих фигур франкофонноного африканского движения. Специальный интерес в этом отношении представляет органический национализм Мориса Барра и анти-интеллектуалистская философия А. Бергсона. Оба мыслителя представляли сплав расы и культуры, который обеспечил базу Барру для исключительного видения национального сообщества.[508] Бергсон продвигал специальное почтение тех некогнитивных способов опыта, реализованных в формах художественного выражения в реакции против доминирующей рационалистической традиции. Оба они создали основу для более позднего воспевания негритюда Сенгора как черного расового вклада, и дали язык для его формулировки.

Как это ни парадоксально, антропология, в которой новый дух культурного релятивизма начал преобладать, обеспечила сам источник интеллектуального поражения оружия франкоязычного африканского ответа на колониальную идеологию. Усилия французов, ученых Роберта Делавне и Мориса Делафосс, объяснить африканские формы социального и культурного выражения, в итоге завершились работой Марселя Грюле.[509] Артикуляция в этой работе сложной космологии Dogon, родственной африканскому мудрецу Оготоммели, показала очевидную символическую и концептуальную организацию в африканской культуре, что способствовало переоценке континента и народов.

«Философия Банту» Пласиде Темпельса (1945) была решающая в предоставлении философской ориентации к появляющемуся дискурсу культурного национализма во франкоязычной Африке. Цель Темпельса состояла в том, чтобы показать существование рефлексивного предрасположения среди Luba, этнической группы в тогдашнем Бельгийском Конго. Он приписал им коллективную философию, выдающуюся онтологию,[510] что раскрыло происхождение работы Темпельса от идей Бергсона: понятие «жизненная сила», которым он стремился характеризовать Банту, напоминает «жизненный порыв» последнего. Реконструкция Темпельсом умственной структуры «коллективных представлений», дорогих для Дюркгейма и его учеников во французской школе антропологии, использовала метод Леви-Брюля, хотя аннулировала его теоретический импорт и идеологические значения. Философия Банту обеспечила образец и концептуальную структуру для строительства первоначальной африканской философии и осталась центральной ссылкой философских споров в Африке.

Философия негритюда также стояла в центре дискуссий. Жан - Поль Сартр был первым, кто дал ему концептуально расширенную философскую формулировку. Его эссе «Черный Oрфей» (1949)[511] было экспансивным отражение термина, который был употреблен Мартиниканским поэтом Аимом Сезаром в контексте его поэмы (1939), чтобы обозначить появление освобожденного черного сознания.

В эссе Сартр предложил определение негритюда в хайдеггерианско / экзистенциалистских понятиях, как 'the-being-in-the-world-of-the-Negro'. Усиливая это определение ссылкой на ортодоксальный марксизм, он полагал, что расовое сознание, обозначенное негритюдом, и проект коллективной свободы провозглашает в исторической перспективе мудрость, диалектически предназначенную быть трансцендированным приходом бесклассового и безрасового мирового общества.

Так негритюд получает новую ориентацию. Термин скорее означает комплекс объективных факторов, которые формируют африканский опыт, реализованный в формах жизни на континенте и проявляющийся в способах мысли и чувствах людей, следовательно, ближе определению Сенгором негритюда как «общей суммы африканских культурных ценностей».[512] Так негритюд принимает форму фиксации отличительного способа африканского отношения к миру. Сенгор предоставляет первенство эмоциям как отличающий африканский способ подхода к миру. Но эмоции - не просто психологическое состояние, но способ предчувствия, «схватывание интегрального бытия - тела и сознания - неопределенного мира».[513] Мы имеем здесь эпистемологическую основу африканского мировоззрения и коллективного духа, интерпретацию Сенгором африканского этоса через интегральное схватывание действительности, включающей континуум от царства природы до сверхъестественного. Принцип информирования этого Weltanschauung и система социальной организации, исходящей от этого мировоззрения равносильна спиритуализму, который наделяет все явления сакральным характером. Африканский социализм провозглашался им как стратегия для примирения императивов современности – социального и экономического развития в западных терминах – с африканским этосом. Для Сенгора этот социалистический идеал руководствуется необходимостью вливать гуманистические ценности традиционной Африки в новые структуры коллективной жизни в современном распределении. Поэтому, африканский социализм представляется не меньше, как строительство конкретной социальной программы, чем как аксиология.

Имеется смысл, в котором негритюд Сенгора может интерпретироваться как африканская версия бергсонизма: проверка в африканской форме культурного выражения идеи относительно интуиции как признака опыта глубокого уровня сознания. Негритюд Сенгора представляет усилие, чтобы обеспечить всестороннее разъяснение сущности африканского. Масоло считает законным происхождение философского дискурса в Африке,[514] ибо начавшееся движение самоопределения вело к усилию во франкоязычной Африке способности генерировать африканскую философию из антропологической литературы, имеющей отношение к традиционным культурам на континенте. Школа мысли, порожденная этим усилием, известна как этнофилософия, представлена банту-руандийской философией Алексиса Кагаме в работе, задуманной как проверка и переформулировка суждений Темпельса в более строгих аналитических терминах.[515] Кагаме обратился к родному руандийскому языку, чтобы восстановить философию, лежащую в основе его народного мировоззрения. Он вывел четыре фундаментальных категории мысли Банту: человек, обеспечиваемый интеллектом, или muntu; будучи без интеллекта, типа животных, растений, полезных ископаемых, или kintu; пространственно-временной континуум, или hantu и модальность, или kuntu. Согласно Кагаме, эти термины функционируют и как маркеры неявных процессов мысли и транспортных средств явного философского дискурса, с очевидной ссылкой на руандийскую устную традицию.

Работа Кагаме не подразумевалась как реконструкция, но как описание, в строгом смысле слова, подлинной системы мысли Банту, которая соответствует системе Аристотеля для ее перевода в не-африканский язык и структуру референции. По этой причине работа поднимает вопрос языка в африканской философии и проблему, которую Бенвенист выделил как отношение между ' категориями языка и категориями мысли ' (1966). Пионерское действие Кагаме было развито исследованиями традиционных систем мысли в работе ученых, которых В. Мудимбе обозначил как философская школа Темпельса.[516] Представленная главным образом выходцами из Центральной Африки и находящимися под властью клерикалов, школа считала главной заботой необходимость идентифицировать те элементы африканской индивидуальности, которые совместимы с христианской доктриной. Их энергичная попытка способствовала появлению богословия, которое примиряет Запад и Африку через новую коллективную духовность.

Этнофилософия, как прямой приток негритюда, стремится определять африканскую идентичность в терминах онтологии. Другой поток культурного национализма, историческая школа связана с работой и индивидуальностью сенегальского ученого Шейха Анты Диопа, обнаруживает эту идентичность в том, что может называться африканским «долгим временем». Диоп лучше известен его книгой «Черные Нации и Культура», в которой он отстаивал тезис о том, что древний Египет - неотъемлемая часть черной африканской цивилизации.[517] В «Культурном единстве Черной Африки»[518] Диоп рассматривал Африку как отдельную, объединенную культурную область на основе непрерывности культурных форм и систем ценностей между древним Египтом и местными цивилизациями всей Африки. Этот аргумент был получен в итоге в ' Egypte ancienne et Afrique noire ' (1962). Философские значения работы Диопа в ее всестороннем видении исторической индивидуальности Африки, и ее духе конфронтации с философией истории Гегеля. Эрудиция и методологическое усилие, которое он вложил в строительство «исторической социологии», имели целью возвратить Африку к благородному месту в универсальной истории.[519] Работа Диопа установила линию исторического отражения и исследования во франкоязычной Африке, что иллюстрируется работами Джозефа Ки-Зербо (1972) и особенно Теофилом Обенга, наиболее успешным учеником Диопа. Его «L'Afrique dans l'Antiquite» (1970) представляет суммирование идей и методов школы, порожденной Диопом.[520]

<< | >>
Источник: Колесников А.С.. Мировая философия в эпоху глобализации. 0000

Еще по теме Интеллектуальные сопротивления колониальному дискурсу:

  1. Интеллектуальное и духовное сопротивление
  2. Новые направления колониальной экспансии. Изменение методов колониального господства
  3. УЧЕНИЕ О НООГЕНЕЗЕ, ЭВОЛЮЦИИ И ЭКОЛОГИИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ СИСТЕМ, ТЕОРИЯ ИНТЕЛЛЕКТА И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ ЭНЕРГИЯ
  4. КОЛОНИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА ЕВРОПЕЙСКИХ ДЕРЖАВ K КОНЦУ XVIII В. КОЛОНИАЛЬНЫЙ РЕЖИМ УПРАВЛЕНИЯ B ОКЕАНИИ
  5. ОПЫТЫ ПРИМЕРНЫХ РАСЧЕТОВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ЭНЕРГИИ И СРАВНИТЕЛЬНОГО АНАЛИЗА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СФЕРЕ
  6. Колониальная политика во второІ половине ХѴІІ—ХѴІІІ веке. Складывание колониальной системы капитализма
  7. Правила юридичного дискурсу
  8. 5.5. ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ (УПРАВЛЕНИЕ), ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА (ИСКУССТВО УПРАВЛЕНИЯ) В XXI ВЕКЕ
  9. Сопротивление трансформации
  10. 7.2 Сопротивление изменениям
  11. 1.3 Сила сопротивления воздуха
  12. 1.2 Сила сопротивления качению
  13. Дисциплінарна різноманітність раціонального дискурсу