<<
>>

компаративный подход

Осмысляя возможности и границы познания, философия с неизбежностью сталкивается с феноменом веры на всех уровнях деятельности познающего сознания: на обыденном, естественнонаучном, гуманитарном, религиозном, в сфере искусства и нравственности.

Во всех областях знания вера присутствует в той или иной степени, принимает самые разнообразные формы и несет в себе различные смыслы и ценность, поэтому философия не может ограничиваться трактовкой веры только как религиозного феномена в традиционном понимании. Ее задача - выйти за пределы конкретно - исторических форм самопостижения веры, каждая из которых претендует на исключительность.

Философия стремится выявить непреходящую актуальность обращения к анализу веры, понимаемой не как разъединяющий, но, напротив, всеобъемлющий и всеобъединяющий феномен, обращающий человека к истокам бытия в целом и лежащий в основе всякой познавательной и практической деятельности. Этот факт становится особенно важным в новейшее время - время диалога культур и поиска взаимопонимания в мире. Исключительно актуальным представляется критическое философское осмысление феномена веры, поскольку в рамках бытийствования определенных исторически сложившихся ее форм, изнутри религиозного сознания невозможно адекватно высветить нравственное содержание веры как феномена, имеющего общечеловеческую ценность.

Только философия в пространстве свободного вопрошания, критически заинтересованного диалога, при установке на открытость и собеседование может дать ключ к пониманию истоков псевдорелигий, утопического мышления, нигилизма во всех его проявлениях, религиозного догматизма, фанатизма, всех тех форм, в которых выступает искаженное содержание веры, вытесняющее ее истинную свободно - разумную природу. Нравственное осмысление веры, осуществляемое философией, должно указать на те мощные силы, заключенные в ней, которые способствуют самоограничению, открытости, коммуникации, стремлению к объединению различных общностей людей, терпимости к инакомыслию. Нравственная проблематика веры вбирает в себя такие фундаментальные вопросы как преодоление религиозной нетерпимости, утверждение ценности каждого человека, человеческого достоинства, возможности культурного диалога, свободы духа в разных традициях.

Поиск новых перспектив развития человека и общества невозможен без возврата к вечным ценностям и идеалам общечеловеческого характера, классическим философским традициям, метафизическому опыту человечества в самом широком смысле: в сфере искусства, религии, философии. Забвение их ведет к манипулированию искаженным содержанием веры, а значит к возведению различного рода идолов и божков, создающих иллюзию защищенности и ненужности собственного тернистого пути свободы мысли. Преодоление следствий этого забвения, таких как национальная вражда, войны, социальные религии, научное суеверие, религиозный фанатизм, составляет настоятельную задачу современности и делает актуальным обращение к классическому этическому наследию, его новое прочтение и интерпретацию в контексте современных проблем. Необходимым элементом в русской философской традиции является разработка проблематики веры как в теоретическом так и в практическом аспекте и сравнение ее с иными толкованиями.

В рамках национальной духовной традиции исключительно важное значение имеет нравственное содержание русской религиозной философии. Перспективным и интересным представляется опыт ее нового прочтения в сопоставлении с проблематикой не только европейской, но и азиатской, японской философии. Исследование проблемы «Восток-Запад» позволяет увидеть отличие русской философии от западной, и от восточной, поскольку культурно-исторические особенности Российского государства накладывают отпечаток на менталитет российского народа и, в первую очередь на, философов, мыслителей, вообще интеллигенции. Русская философия интравертна – она направлена во внутрь духовной жизни человека, исследует национально-региональные черты через призму многонациональности и региональности страны, что выводит ее на Всеединство, ибо Всеединство в новых условиях может приблизить российское общество к гармоничному союзу, в интересах не только сегодняшнего выживания, но и будущего развития. Русская идея Всеединства раскрывает характер взаимодействия двух ее миров-сторон, обладающих единой духовной сущностью. В этом особенность российского общества, и в этом нуждается цивилизованный мир Востока и Запада.

Философия русских мыслителей характеризуется двуединством восприятия мира, что определяет иной – ни восточный, ни западный – взгляд на культуру. В современных условиях Всеединство открывает путь не только к эффективному взаимодействию регионов Российской Федерации, но и к диалогу со странами «ближнего зарубежья», поскольку новое объединение возможно лишь при условии взаимопонимания и обоюдного согласия. Но для реинтеграции нужна четкая самоидентификация народов и этносов, образующих евразийскую (российскую) цивилизацию, понимание ее целостности, общих интересов и единой судьбы взаимосвязанных народов. Таким образом, в диалоге противоположные стороны взаимно дополняются и формируют всеединое начало целой культуры.

Все это по-новому заставляет взглянуть на творчество русских религиозных мыслителей, которые по-своему, в рамках христианской традиции, создавали модели человека и общества. Сегодня очевидно, что в основном эти социальные модели утопичны, но в любой из них есть моменты, подходы, направления, которые будут способствовать развитию социально-философской мысли, помогут лучше узнать человека, его качественные характеристики, связи с обществом, связи с другими культурами. Взаимодействие людей основано на «способе сохранения социальной преемственности – передаче от поколения к поколению накопленного предшественниками и закрепленного в социальных институтах опыта совместной жизни, разделения труда, обмена, познания, обогащения социальных структур и трудовых навыков новым знанием».[373]

Отечественная философия, основываясь на классической традиции, исследует Россию как самобытное государство ввиду ее непохожести ни на страны Востока, ни на страны Запада. В ней сочетаются остатки патриархальности и тоталитаризма, неоднородность национального состава и, как следствие, многообразие религиозных конфессий. Поэтому интерес к России ее собственных мыслителей закономерен, а их наследие требует изучения. Ведь и в новейшее время Россия не потеряла своеобразия и обладает уникальными возможностями, которые она сама еще полностью не раскрыла.

Философское осмысление веры является актуальной фундаментальной задачей в построении цельного научного мировоззрения, имеющего общезначимое значение. С точки зрения методологии науки мировоззрение включает в себя, помимо доказательного знания, обширнейшую область постижения, отнести которую можно только к сфере веры. В этой области критический философствующий разум преодолевает противоречие между разумом и верой, строго отграничивая собственное пространство веры и удостоверяя принципиальную необъективность, опосредованность ее утверждений. Из всего сложнейшего конгломерата мотивов и предпосылок веры именно нравственность придает положениям веры безусловность и необходимость. На пути анализа моральных предпосылок веры можно искать четкие ориентиры для определения критериев истинности знания, традиционно называемого метафизическим. В то же время, нравственная предпосылочность положений веры выводит ее на общекультурный уровень и позволяет рассматривать ее содержание с точки зрения общечеловеческих ценностей.

В период 60-х, 70-х, нач. 80-х годов вера попадает в поле зрения исследователей исключительно как религиозный феномен, и ее содержание соответственно критикуется как неистинное, иллюзорное знание, нуждающееся в преодолении. Веру относят на уровень обыденного сознания, и она выступает больше как психологический феномен, т.е. как чувство, нежели как элемент познавательного процесса (Иваненко С.И., Козырева А.К., Носович В.И., Платонов К.К., Хомутовский Ф.А., Шехтерман Г.И., Щедрин В.Н., Яковлев B.Г.). В ряде работ веру трактуют как предварительную ступень к формирующемуся, основанному на знании, убеждению. И в этом смысле она выступает как смысловая основа всякой деятельности. Благодаря вере-убеждению знание становится личным достоянием (Малеев СН., Назаров А.Д., Соболев В.П., Щербакова Г.В). С середины восьмидесятых годов феномен веры начинает рассматриваться в новом ракурсе. Во-пepвыx, выделают религиозную и нерелигиозную веру. Во-вторых, анализ религиозной веры становится объективнее и оценки более продуманными. Вера рассматривается с точки зрения общечеловеческих ценностей и культуры в целом. Исследуется ее гносеологический аспект в рамках работ по методологии науки. Выясняется специфика веры как особого знания со своими критериями истинности, признается обязательное присутствие веры на мировоззренческом уровне, выделяются различные аспекты рассмотрения веры: аксиологический (вера придает отвлеченному характеру знания ценностную окраску), праксеологический (вера задает определенную направленность человеческой деятельности), деятельностный (вера, переводя знание в личное убеждение, стимулирует деятельность) и пр. Сравнительно небольшой объем исследований посвящен анализу феномена веры на историко-философском материале. Нравственной проблематике веры в отечественных философских исследованиях внимания практически не уделялось.

Однако проблема веры как ценности все больше становится в центре диалога культур. Для того чтобы не разъединяться по экономическим, политическим и т.п. рангам, а идти к осуществлению стремления народов познать и понять не только культурные различия, но и разделяемые ими с другими народами общечеловеческие ценности, необходимо способствовать сглаживанию казавшихся неразрешимыми, противоречий с помощью межкультурной коммуникации. Одним из условий сохранения мира и культурного богатства мира становится признание того факта, что при всем многообразии сложившихся здесь социокультурых традиций, только общее «смысловое пространство» мировой культуры как целого позволит разным живущим ареальным обществам и цивилизациям установить партнерские отношения. Однако до сегодняшнего дня, при всем осознании важности исследования нормативно-ценностных отношений предпринимались лишь единичные попытки выведения на аксиологической основе общих (для различных социокультурных обществ) критериев. В то же время именно недостаточно адекватная интерпретация традиций, законов, обычаев и ценностных установок различных социокультурных сообществ, а также неразработанность критериев их конвергенции не позволяет создавать долгосрочные межгосударственные союзы, в которых учитывались бы интересы всех проживающих в них этнических групп.

Следовательно, назрела необходимость попытаться на базе систематизации и интеграции знаний, накопленных в философии, социологии, культурологии, психологии, биологии, обосновать и проанализировать феномен нормативно-ценностного пространства социокультурного сообщества путем выявления его структурных (в частности, иерархических) особенностей для различных социальных систем посредством вычленения его основных системных компонентов и проведения в них последующего анализа на основе конкретных исторических примеров с целью получения адекватного знания о ходе протекающих в обществе процессов.

Подтверждается гипотеза, что в ходе интерактивного взаимодействия социумов возможно формирование в них единого ядра, вбирающего в себя характерные для них особенности и которое, независимо от последующего взаимодействия контактировавших между собой периферий, навсегда связывает их между собой, детерминируя образование нового, ранее не существовавшего нормативно-ценностного пространства. Можно констатировать наличие в нормативно-ценностных пространствах не только Западной Европы и России, но Востока и России, общих по характеру, но независимо друг от друга возникших черт, которые могли бы способствовать (в определенной мере) интенсификации межгосударственного и межкультурного диалогов.

При этом ценности могут быть рассмотрены как комплексные системы свойств предметов материального и духовного мира, реализующие в своей основе дуальное единство идеальных умозрительных образцов с одной стороны и субъективно-эмоциональных интересов и потребностей с другой. Исходя из этого обстоятельства категорию «ценность» следует трактовать как двустороннюю единицу культуры, воплощающую в себе, с одной стороны, реальные предметы и их свойства, а с другой - их субъективное восприятие и отношение к ним носителей данной культуры. Две эти стороны находятся в постоянной, опосредованной сознанием взаимосвязи, составляя устойчивое, хотя и ассиметричное единство, несущее определенное, приданное ему тем или иным сообществом социокультурное значение, варьирующееся под влиянием смысловых коннотаций, привносимых в него субъектно-личностным восприятием и стремлением к утилитарному использованию. Конечно, следует учитывать механизм искаженной рефлексии ценностного знака, неадекватную интерпретацию ценностных установок меньшинства (политической элиты) большинством населения, что может привести к изменению его основного смысла.

Нормативно-ценностное пространство любого социокультурного сообщества характеризуется тремя основными признаками: универсализмом составляющих культуру компонента, применимости категории нормативно-ценностное пространство к системе культурных продуктов и уникальностью иерархического расположения ценностей на шкале приоритетов. Ведущая роль в культуре социума принадлежит в конечном итоге следующим пяти ее основным нормативно-ценностным компонентам: религиозно-нравственному, политико-правовому, экономико-институциональному, эстетико-традиционному и научному. Эти элементы обязательно присутствуют в составе нормативно-ценностного пространства любого общества, ибо каждая социокультурная общность всегда отражает один и тот же релевантный набор основных ценностных установок и соответствующих им регулятивных принципов. Любой культурный продукт может быть рассмотрен как синтезированное единство пяти элементов, отражающих в той или иной мере составные компоненты своего нормативно-ценностного пространства. В то же время нормативно-ценностное пространство является уникальным по своему качественному наполнению, что отражается в формировании соответствующей нормативно-ценностной иерархии, определяющейся, прежде всего, уровнем материального и духовного развития социокультурного сообщества. Важной характеристикой подобной иерархии является ее способность к инновационным изменениям под влиянием объективных исторических причин.

<< | >>
Источник: Колесников А.С.. Мировая философия в эпоху глобализации. 0000

Еще по теме компаративный подход:

  1. Компаративный анализ как метод познания
  2. Компаративный анализ, диалог культур и трансгрессия
  3. компаративные размышления в связи с «концом философии»
  4. В психологической литературе экстремальность, несмотря на разнообразие возможных подходов, чаще всего трактуется как «экстремальные условия», «факторы», «ситуации» и в целом согласуется с первым из шести выделенных нами подходов.
  5. Философский подход.
  6. Системный подход к исследованию
  7. Подходы к пониманию государства
  8. Психоаналитический подход
  9. Психоаналитический подход
  10. 2. Подходы к пониманию эмоциональной устойчивости
  11. Системный подход
  12. 10. Типология государства: формационный и цивилизационный подходы
  13. Негативный подход.