<<
>>

Отметим формальные изменения в западном марксизме

.

Отказ от исследования экономических и политических структур сопровождался смещением центра тяжести европейского марксизма к философии. Наблюдается полное преобладание в западной традиции профессиональных философов и усиление академизма теории, создаваемой в новую эпоху. Произошло перемещение марксистской философии в университеты (профессорами были Лукач, Лефевр, Гольдманн, Корш, Маркузе, Делла Вольпе, Адорно, Колетти и Альтюссер).

Решающее событие - запоздалое открытие ранней работы Маркса «Парижских рукописей 1844 года» (опубл.

впервые в Москве). Расшифровывал их Лукач под руководством Рязанова. Рукописи показали ключевое значение философских основ исторического материализма на всех стадиях работы Маркса. В Париже отвечал за перевод Лефевр (написал книгу «Диалектический материализм» на их основе), как и Сартр («Материализм и революция» в 1947). В Италии Делла Вольпе публикует на итал. яз. «Парижские рукописи» и «Критику гегелевской философии права».

Формируются марксистские эпистемологические принципы систематизированного объяснения мира – принципы, которые сам Маркс четко так никогда и не изложил. Главное они посвятили время дискуссиям о методе, которому Маркс ни на одном из этапов эволюции своих взглядов не уделял внимания. Открыла эту дискуссию книга Лукача «Марксизм и Философия» (1923). Затем вышли – «Разум и революция» Маркузе, «Разрушение разума» Лукача, «Логика как позитивная наука» (Логика как историческая наука) Делла Вольпе, «Проблема Метода» и «Критика диалектического разума» Сартра, «Негативная диалектика» Адорно, «Читать Капитал» Альтюссера. Язык этих работ становится все более профессионально философским и непонятным для публики. Особенности их публикаций: у Лукача - перегруженная академичность, у Грамши - загадочная отрывочность, у Беньямина – афористическая краткость и уклончивость, у Вольпе - непостижимый синтаксис и самоцитирование, у Сартра - лабиринт неологизмов.

Характерная черта западного марксизма, – последовательно возникавшие в работах классиков разновидности того или иного европейского идеализма, под чьим влиянием он находился. Ф.Лентричиа называет их «стереофоническими сиренами идеализма». Широкий диапазон – от принятия идей до отказа от них, от заимствования – до критики. Лукач демонстрирует влияние Вебера и Зиммеля. Дильтея и Ласка, Грамши- Кроче и Де Санктиса, Франкфуртская школа - Фрейда, Гуссерля, Хайдеггера, Сартр - Гуссерля и Хайдеггера (его работа по Флоберу). Работа Альтюссера была задумана как принципиальная критика и полемика с Грамши, Лукачем, были заимствования у Башляра, Кангийема, Лакана (симптоматическое чтение), у Фрейда, структурализма. Башляр воодушевлял Лефевра, Сартра и Маркузе. Маркузе в ранний период (1928-1932) пытался объединить экзистенциализм Хайдеггера, диалектику и исторический материализм под знаком экзистенциализма, что дало право Хабермасу назвать Маркузе «первым Хайдеггер-марксистом». Однако философская генеалогия обязательно уходила в домарксистский период.

По сути западный марксизм берет свое начало с двойного отрицания философии Энгельса - со стороны Корша и Лукача – «Марксизм и философия» и «История и классовое сознание» соответственно. После того, как заслуги Энгельса были отвергнуты, стала более очевидной ограниченность наследия Маркса и возникла необходимость дополнить его. Мало отозвалась фраза Маркса из Тезисов о Фейербахе - не объяснять, а изменять мир.

Для западно-марксистской философии исключалась возможность революционного единства теории и практики, которого требует 11 тезис о Фейербахе. Маркс никогда не занимался анализом или стремился преодолеть всю прежнюю этику, метафизику, эстетику и даже не касался многочисленных коренных проблем классической философии. Вот почему и существуют постоянные попытки установить связь с домарксистскими философами.

Первую новую интерпретацию марксизма, сыгравшую существенную роль, представил Лукач. Предложил новое толкование Гегеля, которого не изучали широко во втором Интернационале, кроме как утратившего влияние предшественника Маркса. Он возвысил Гегеля и сделал доминантной фигурой в предыстории мысли Маркса. Главное же в том, что он заимствовал у Гегеля два теоретических тезиса. Речь идет о концепции пролетариата как «идентичного субъект-объекта истории», чье классовое сознание преодолевало проблему социальной относительности знания, и о тенденции рассматривать «отчуждение» в качестве внешней объективации человеческой объективности, обретение которой вновь было бы возвращением к первоначальной внутренней субъективности, что позволило Лукачу относить достижение рабочим классом истинного сознания самого себя ко времени совершения соц.революции. Сам он спустя сорок лет назвал эту работу попыткой «перегегельянить Гегеля». В дальнейшем он пытался неоднократно открыть категории теории Маркса в теории Гегеля, а не вводить категории Гегеля в марксизм. (Молодой Гегель-1938- указывает на прямую преемственность и установлено на прочтении Рукописей 1844 г.).

Маркузе три года спустя публикует «Разум и революцию», с подзаголовком – «Гегель и подъем социальной теории» – это была первая попытка провести марксистский анализ всего развития мысли Гегеля во всех ее фазах с т.зр. подготовки и предпосылки работы Маркса.[116] Сартр пересмотрел эту оценку и придал вес философии Кьеркегора как нейтрализующей влияние Гегеля на марксизм. По его мнению, Маркс преодолел антиномию Кьеркегора и Гегеля, но марксизм превратился в застывшее неогегельянство в ХХ в. Вольпе в Италии критиковал гегелевскую философию заявляя, что мысль Маркса представляет собой полный разрыв с Гегелем. Место Маркса он усматривает в нисходящей линии от Аристотеля через Галилея к Юму; все они в свое время критиковали гипостазис, так же как Маркс по отношению к Гегелю. Ученик Вольпе Колетти написал систематизированную работу против гегельянства «Гегель и марксизм»- Гегель бы христианским интуитивным философом, а основная задача его - уничтожение объективной реальности и принижение разума в угоду религии, т.е. он – антипод Маркса. Подлинным предшественником Маркса – является Кант, который предвосхитил тезис материализма о не сводимости бытия к мышлению. Вольпе и Колетти утверждали, что Маркс не осознавал, что опирается в своей политической теории на Руссо. Альтюссер не затрагивал понятийный аппарат Маркса и включил всю домарксистскую философию в марксизм. Предшественником Маркса объявлялся Спиноза, как беспрецедентная теоретическая революция в истории философии. Альтюссер заимствовал новые марксистские понятия из Спинозы, даже скрытый монизм его, объединяющий два полюса этого дуализма. Альтюссерианская «всеобщая сущность производства» - общая для мышления и бытия, была переводом максимы Спинозы (порядок и связь идей есть то же самое, что и порядок, и связь вещей). Радикальное устранение философской проблемы критериев знания и истины также следовало монизму Спинозы.

Точно так же центральная концепция «структурной причинности» способа производства в работе «Читать Капитал»- было секуляризированной версией представления Спинозы о боге как о кауза имманентс.

Он систематически вводит идеи Спинозы в исторический материализм. Относительное безразличие Спинозы к истории заставило Альтюссера дополнить свою идею о философской родословной Маркса второй линией наследования от Монтескье (который открыл концепцию социальной тотальности), чтобы установить между ними связь, подобную той, что обнаружилась между Кантом и Руссо в генеалогии Колетти. Гольдманн избрал Паскаля в качестве ключевого предшественника диалектического материализма в книге «Скрытый Бог», Лефевр – Шеллинга в качестве философской предтечи. Адорно и Хоркхаймер ввели в марксизм концепцию Шеллинга «падшей природы». Маркузе обратился к эстетизму Шеллинга. У Грамши - заимствования Макиавелли. Сама революционная партия превращается в современный вариант «государя» с единоличной властью. Проблема исторического блока пролетариата и крестьянства рассматривается у него через призму прообраза его планов в отношении флорентийской народной «милиции». Типология государственных систем основывается на его триаде: территория, власть, согласие.

Подобные расхождения в значительной степени способствовали поддержанию внутренней жизнеспособности и разнообразию этой традиции. Для западного марксизма характерно то, что он сам никогда точно или в какой-либо степени не определял свой собственный интеллектуальный ландшафт. Но самая поразительная черта - отсутствие с 1920 г. в ней интернационализма, как и радикальный отход от канонов марксизма. Западные марксистские теоретики не участвовали в международных спорах. А если у них и есть упоминания о своих собратьях, то как небрежные замечания Сартра в адрес Лукача, разрозненные ссылки Адорно на Сартра, ожесточенные обвинения Колетти против Маркузе, полное отрицание Альтюссера со стороны Вольпе, или «ответы» Альтюссера Джону Льюису. Нет ни одного обстоятельного обсуждения между мыслителями-марксистами разных стран и континентов, или конфликта между школами. Хотя обсуждения внутри итальянских («Ринашита» 60-е гг. по поводу концепции Делла Вольпе) или французских (по поводу теорий Лефевра, Гароди, Альтюссера) марксистов проводились.

Предпринимались попытки четкого разграничения линий в западном марксизме – в 60-е гг. Альтюссером и Колетти. Оба свелись к объединению всех других систем, кроме своей собственной, в единый философский блок и отрицание этого конгломерата как восходящего к Гегелю. Непосредственное отношение к Марксу имеют только их работы, утверждали они.

Было толкование Альтюссером всей традиции как историзм (Лукач, Корш, Грамши, Сартр, Гольдманн, Вольпе, Колетти). Это идеология, в которой общество становится круговой и экспрессивной тотальностью, история – однородным потоком линейного времени, философия – самосознанием исторического процесса, классовая борьба - битвой коллективных «субъектов». Капитализм - универсумом, характеризующимся главным образом отчуждением, а коммунизм – состоянием подлинного гуманизма вне отчуждения. Большинство этих тезисов исходит от Гегеля, а научная теория истмата – результат разрыва с ним Маркса в Капитале.

Колетти, раннего Лукача, Адорно, Маркузе, Хоркхаймера и Сартра объединяли общие нападки на науку и отрицание материализма, что коренилось в утверждении о том, что противоречие есть принцип реальности, а не разума – при том, что диалектический материализм, которого придерживались Лукач и Альтюссер, был лишь натуралистической разновидностью того же с крытого идеализма. Оба были производными метафизической критики мышления Гегеля, целью которой было философское уничтожение материи.

<< | >>
Источник: Колесников А.С.. Мировая философия в эпоху глобализации. 0000

Еще по теме Отметим формальные изменения в западном марксизме:

  1. Что же мы можем отметить нового в теории западного марксизма?
  2. 3. Формальные изменения
  3. 4. Западный марксизм: новое в теории
  4. 2. Становление западного марксизма
  5. Андерсон П.. Размышления о западном марксизме. 1974, 1974
  6. Современный (западный) марксизм (неомарксизм).
  7. Теоретическая посылка «плюрализации» марксизма — полное и абсолютное «отлучение» марксизма от науки.
  8. Изменения западной государственной организации
  9. Социально-экономические, политические и этнические изменения в Западной Европе в V—VI вв.
  10. Учитывая изложенное, можно отметить, что апелляцию следует рассматривать в трех ипостасях:
  11. Следует отметить, что в настоящее время используется Единая система идентификации и аутентификации (ЕСИА)
  12. В связи с вышеизложенным следует отметить, что Киевская Русь имела достаточно развитую по тем временам правовую базу
  13. Сидоний Аполлинарий ЧАСТНАЯ ЖИЗНЬ, ЗАНЯТИЯ И НРАВЫ ВЫСШЕГО ЗАПАДНОГО ДУХОВЕНСТВА В ЭПОХУ ПАДЕНИЯ ЗАПАДНОЙ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ
  14. Включение западной Беларуси в состав БССР и СССР. Народное (национальное) собрание Западной Беларуси и его государственно-правовые акты.
  15. Формальна логіка
  16. Формально-психологическое определение.
  17. Формальные и неформальные группы и команды
  18. Формальные операции.
  19. Формальные операции.
  20. Прежде всего нужно отметить, что частная собственность не была отменена в Мюнстере; не было отменено и право наследования.