<<
>>

Полифоничность и гетерогенность «марксизмов» привела, прежде всего, на Западе к поиску аутентичного Маркса.

Итогом изысканий было обоснование важного методологического принципа: целостность марксизма в его генезисе во многом определяется субъектом (носителем, создателем) возникающей и развивающейся теории.

Изучение эволюции взглядов К.Маркса от «молодого» к «зрелому», от философии к политической экономии и политике позволило тесно увязать марксизм с развивающейся целостностью европейской философской обществоведческой культуры, с целостностью исторического процесса. Неокантианец М.Г.Ланге, марксолог И.Фетчер заявили, что марксизм не плод «восточного склада ума», а коренится в философской и социалистической традиции Запада. Г.Маркузе утверждает, что интерпретация Рукописей поставила на твердую почву дискуссию об истинном смысле исторического материализма. Ю.Хабермас полагал, что, если «истинный Маркс» – Маркс ранних произведений, то необходимо произвести переоценку его поздних произведений и пересмотреть их в духе философско-антропологического периода.[114] Протестантские религиозные философы Е.Метцке, И.Фетчер, Л.Ландгребе, Е.Тир, доминиканец И.Бохенски заявляют о дегенерации у «зрелого» Маркса (у Энгельса и в ленинизме) начальной антропологической линии «молодого» Маркса и «возрождении» «европейского», «неазиатского», «аутентичного» марксизма. Было заявлено об отсутствии диалектики в вещах и природе (Т.Адорно, Г.Веттер, А.Шмидт, Ж.-П.Сартр, К.Поппер), а Маркс редуцировал диалектику на практику, на отношение субъекта и объекта, и понимал ее не онтологически, а как метод «исторического сознания». В этом случае не материя, а субъект является конституирующим для объекта (Р.Гароди, Л.Колаковски, М.Кангри). Предметом философии объявляется «тотальный человек» как инкарнация всего творческого.

В результате этих исследований были получены интересные аргументы в пользу того, что марксизм лишь дал ответы на вопросы, поставленные самой историей. С другой стороны, социальные науки предложили и иные ответы на эти же вопросы истории, что осталось вне внимания обществоведческой науки. Для научно обоснованного вывода об органической включенности марксистской теории в социокультурный европейский процесс Х1Х-ХХ вв., сторонникам «аутентичного» марксизма потребовалось привлечь эпистолярное и рукописное наследие, осуществить широкий круг источниковедческих исследований. Так, публикация с 1955 г. серии работ О.Корню по биографии Маркса и Энгельса положило начало перемещению научной школы Меринга и Рязанова во Францию. Однако только появление трудов Луи Альтюссера в 1960-1965 гг., в которых он выступил против сближения позднего Маркса с ранним, послужило сигналом резкого повышения уровня теоретических дискуссий (О молодом Марксе. «Пансе».1961. №96; Противоречие и сверхдетерминация. Пансе.1962. № 105; О материалистической диалектике. Пансе. 1963. №110).

Как проходило развитие французского марксизма? Из важных фактов такие- в 20-х гг. создана компартия, в 1928 г. переведена работа Ленина «Материализм и эмпириокритицизм», в 30-е гг. А.Кожев и Жан Ипполит вывели на французскую интеллектуальную сцену Гегеля. Французский марксизм основывался главным образом на серии лекций, прочитанных Кожевым в 1933-1939 гг. и от перевода гегелевской «Феноменологии духа» (1939-1941) с комментариями Ипполита.

Гегель представлен экзистенциалистом, который своим противоречием между господином и рабом натолкнул Маркса на мысль о классовых противоречиях как движущей силе истории. Такое толкование в значительной мере строилось на книге М.Хайдеггера «Бытие и время» (1927), философии К.Ясперса и на большом интересе к Кьеркегору в 30-е гг. В 1932 г. опубликована юношеская работа Маркса «Экономико-философские рукописи». Последнее стало важнейшим вдохновением во французской дискуссии о марксистской философии истории.

На историю с точки зрения экзистенциализма смотрел Анри Лефевр в кн. «Диалектический материализм» (1939). Не порывая со сталинским диаматом, он пытался показать, что в философии Маркса речь шла по существу об освобождении человека. Центральная у Маркса – теория отчуждения и возможность преодоления его в революционной практике. Поэтому материализм Маркса был гуманизмом, ставил в центр человека, а не строился на метафизическом понятии о решающем воздействии объективной материи на развитие истории. Сартр и Мерло-Понти разрабатвали проблему человека в экзистенциалистской фабуле. Понятие полной свободы включалось в философию истории. Сартр отвергает диалектику природы Энгельса и видит человека как проект, т.е. как действующее существо, имеющее намерения относительно будущего. Но на практике - он продукт своих продуктов. (После 1968 г. он сближается с анархистами и маоистскими группами). Этому способствовал и взгляд на коммунизм как политическое движение. Осуждение культа личности (1956) и вторжение в Венгрию стоил выходом из компартии тысяч интеллектуалов. Луи Альтюссер реставрировал марксизм как объективную науку об обществе и истории.

Р.Гароди ратовал за социализм с «человеческим лицом» и отстаивал «персоналистский марксизм», устанавливая преемственность философии Фихте и Маркса, ибо последний соединил фихтеанскую идею человека-творца с открытием социально-исторических условий развития человека. Гароди довел до конца мысли А.Лефевра (1901-1979), Л.Гольдмана (1913-1970) и Ж.-П.Сартра. Лефевр отметил, что неокапитализм разобщил рабочий класс и превратил его в класс потребителей общества мнимого благосостояния. Гольдман в социологии культуры пытался освободить марксизм от диамата. Сартр утверждал человека как «практического проекта», осужденного быть свободным. Гароди требует радикальной трансформации общества через творческое воображение в сферах школы и культуры, религии и веры, жизненного смысла и любви, философии и революции, как и через диалог марксизма и христианства. В работе «Альтернатива» (1972) он утверждает, что изменение структур должно сопровождаться изменением сознания.

К середине 60-х появились «новые левые», которые утверждали, что рабочий класс интегрирован теперь в капиталистическое общество, «обуржуазился» и выдвигают на передний план качество человеческого освобождения, т.е. эксплуатация наемных рабочих определяется не жизненным уровнем или определенным уровнем заработной платы, а отчуждением наемных рабочих. Марксизм вводится в университетах.

Кризис марксизма и его интерпретации

Все это позволило получить совершенно новое представление о взаимосвязи различных аспектов теории в рамках развивающейся целостности. Примером тому является концепция отчуждения, отчужденного труда, которая в рамках неосталинской интерпретации выглядела чуждым элементом марксистского наследия. Одной из причин подобной трактовки являлась устойчивая тенденция представления одномерного Маркса, у которого философские, политэкономические взгляды, концепции социалистического будущего являются лишь дополнением центральной проблемы политической доктрины – учения о классовой борьбе и диктатуре пролетариата. Ограниченность «одномерного» прочтения марксистской теории подтверждается и тем фактом, что одни и те же взгляды ученого и идеолога получают различную оценку, интерпретацию, понимание теории и тактики в один и тот же момент, но у одних в условиях жесткого идеологического кризиса, а у других – в условиях социальной стабильности. При этом оказалось, что от интерпретаторов и уровня развития общественного сознания зависит степень сохранения принципов и оснований теории при изменении ею своего статуса – переходе в элемент общественного сознания, от теории к идеологии и истории. Так, Бухарин не видел различий между американским фермером и русским общинным крестьянином, Ленин придерживался догматической иллюзии и трактовал русского крестьянина как мелкого буржуа.

Следовательно, адаптация марксизма в России, переход к новой исторической эпохе и механический перенос аутентичной марксистской теории в новые условия невозможен без отчуждения, трансформации марксизма из взглядов автора во взгляды «проповедников» и формы «священного писания» или, наоборот, релятивизацию и размывание сущности его принципов. Марксизм приобретает своеобразные национальные формы, он неизбежно был приспособлен, переосмыслен применительно к особенностям исторического развития стран и регионов, национальным культурам и традициям. Первым опытом этого прочтения был вывод Бернштейна о коренном изменении социального места пролетария в буржуазном обществе, превращающегося из паупера в гражданина общества, как результата роста производительных сил и производительности труда, успехов борьбы за человеческие условия труда и радикального изменения функций государственной власти в обществе. Выводы современных обществоведов говорят, что содержание социалистической идеи в эпоху постиндустриальной цивилизации и единого информационного общества должны быть заново определены, ибо любая модель будущего должна опираться на национальную культуру и традиции, должна уходить своими корнями глубоко в многовековую историю страны, всех составляющих ее народа. При этом должен быть равноправный диалог с инакомыслящими, способность к самокритике, к саморазвитию, ибо противоречивость теории – это симптом и выражение противоречивости человеческой истории.

Разговор о кризисе марксизма приобретает иную плоскость. Надо ответить на вопросы: 1) сохраняет ли содержательную значимость теоретико-методологические принципы материалистического понимания истории и преобразованной на этой основе общефилософской теории; 2) в какой мере не утрачивает свою значимость экономическая теория Маркса для существенно изменившегося современного капитализма и для социализма; 3) меняется ли подход к Марксову учению о социализме как осмыслению положительного и негативного опыта реального движения от общества частных собственников к социуму, основанному на общественной собственности. Ответ на первый вопрос многослоен. «Капитал» Маркса и является конкретно-научным экономическим сочинением, в котором раскрывается суть и теоретико-методологическое значение материалистического понимания истории. Естественная гибель капитализма в результате обострения присущих ему противоречий не подтвердилась, как и идея построения социализма как планомерного развивающегося социума. Это общие положения (фиксирующие сущность), а не конкретные явления. С другой стороны, в обществе действуют два рода законов: ибо это материальная система и совокупность людей, их связей. Капитализм сознательно выработал регулятивы сохранения и устойчивого развития системы, но не устранил экономических основ социального, политического и духовного неравенства. И, наконец, потерпела крах идея волюнтаристского социализма, не более.[115] При этом необходимо помнить слова Энгельса, что миропонимание Маркса не доктрина, а метод, дающий отправные пункты для исследования и метод этого исследования.

Необходимо иметь в виду, что теоретическое ядро классической политэкономии А.Смита и Д.Рикардо заключено в понятии стоимости. Идея трудовой стоимости стала основой теории революции Маркса, которая должна была положить конец институту частной собственности и открыть эру коммунистического общества. Однако, в 1871 г. (четыре года спустя после выхода первого тома «Капитала») Карл Менгер (1840-1921) опубликовал в Вене «Принципы политической экономии», а в Англии У.С.Джевонс (1835-1882) - «Теорию политической экономии». «Элементы чистой политической экономии» француза Леона Вальраса (1834-1910) вышли в свет в 1874 г. Эти сочинения знаменовали собой рождение неоклассической экономии, которая отвергла трудовую теорию стоимости и выдвинула закон убывающей предельной полезности. Как писал Менгер, теория, согласно которой количество затраченного труда и производственные затраты регулируют товарообмен, оказалась в противоречии с практикой и при дальнейшем рассмотрении оказалась недостаточной. Множество предметов, несмотря на солидные затраты и высокую себестоимость, на рынке не находят покупателя и продаются за бесценок, тогда как дары природы часто достигают огромных цен. Притом однажды затраченный труд, по Джевонсу, не влияет более на будущую стоимость предмета: труд исчезает как таковой. Стоимость товара зависит исключительно от конечной степени его полезности (Джевонс). Австрийскую школу Менгера продолжил Е.Бём-Баверк (1851-1914) – «Капитал и прибыль» (1884), «Позитивная теория капитала» (1889), «Критика теории Маркса» и Ф.Визе (1851-1926) в «Теории общественного хозяйства» (1914), а также их ученик Людвиг фон Мизес (1881-1973), который в ряде работ (Теория денег и кредиты (1913), Социализм (1923), Человеческое действие (1940), Всемогущее государство и бюрократия (1956) Антикапиталистический менталитет (1956)) показал неизбежность краха социалистической системы, основанной на обобществлении средств производства и запрете частной собственности. И, наконец, Д.М.Кейнс (1883-1946) показал, что кризиса капитализма можно избежать путем наращивания инвестиций и стимулирования потребления. Все эти факты говорят о том, что современному марксизму необходимо учитывать открытия и изменения в мире, как и отмежеваться от дискредитировавших себя политических режимов, неверных программ и установок, а также привести теорию «классиков» в соответствие с современными ситуациями – экономической экспансии развитых капиталистических стран, сохранения и упрочения буржуазной демократии, развитии науки, техники, философии, гуманитарных наук.

Уже марксисты Второго Интернационала (1889-1917) идеи Маркса прочитывали либо сквозь позитивистские очки, либо с точки зрения эволюционной теории, при этом ревизия осуществляется через концептуальный аппарат неокантианства. Третий Интернационал (1919), легитимировав победу большевизма, воспринимает Маркса уже с поправкой на гегелевскую диалектику. Э.Бернштейн (1850-1932), которому Энгельс доверил редактирование и публикацию своих работ после смерти, в своих работах показал, что нарастающий пауперизм, пролетаризация среднего слоя, ужесточение классовых конфликтов, учащение экономических кризисов, крах капитализма - все эти прогнозы не нашли подтверждения в реальности. Он настаивает на неустранимости этического аспекта в практике марксизма и против волюнтаризма якобинского и бланкистского типа, критикует диалектику как «коварный элемент марксизма», выступает против революции и диктатуры пролетариата, раскрывает ошибочность марксистского понимания природы и роли государства как репрессивного органа, действующего от имени собственников, отстаивает демократию как «высшую школу компромиссов»

Лидер ортодоксальных марксистов К.Каутский (1854-1938) защищает марксистский тезис об утверждении капитализма через колонизацию и серию кризисов, реформирует исторический материализм, ратует за эволюционистский фатализм, против чего резко выступает Р.Люксембург, как и против методов Ленина. Австромарксисты (М.Адлер, К.Раннер, Р.Гильфердинг, Г.Экштейн, Ф.Адлер, О.Бауэр) в основание своей работы положили доказательство научности марксизма и обоснование социализма как ценности. Коммунистическую идеологию О.Бауэр назовет «утопической иллюзией, в ловушку которой обычно попадает плебейская часть революционной буржуазии». М.Адлер (1873-1937) считал, что прогресс у марксистов принадлежит как понятие не законам природы, а духа, и он наступает, когда реализуется одна из ценностей (справедливость, свобода, равенство).

В западной историографии закрепилось мнение, что «западный марксизм» начинает формироваться в трудах Лукача, Корша (неогегельянская ревизия философии марксизма) и Блоха. Д.Лукач (1885-1971) известен как автор «Истории и классового сознания» (1923), в которой он утверждает, что марксизм ценен своей ортодоксальностью по отношению к методу, отказ от которого ведет к потере познаваемости истории, рассуждает о тотальности членов общества и диалектике базиса и надстройки. Классовое сознание – это осознание исторической ситуации класса. При достижении пролетариатом классового сознания, познание трансформируется в действие. Только пролетарское сознание может указать выход из нескончаемых кризисов. Его критикуют ортодоксальные марксисты за субъективизм. В работе «К онтологии общественного бытия» он пытается систематически изложить социальное бытие с органической точки зрения, противясь «нигилистическому релятивизму» историцизма, механистическому материализму, экзистенциалистскому индивидуализму. К.Корш (1886-1961) в книге «Марксизм и философия» (1923, второе изд. 1930) не приемлет гносеологическую теорию отражения Ленина за «примитивные, дотранцсендентальные и додиалектические представления об отношении сознания и бытия». Диктатуру пролетариата он трактовал как диктатуру над пролетариатом со стороны партийной верхушки. Материалистическую диалектику Корш считал возможным применять только конкретным образом – в решении противоречий между капиталом и пролетариатом и замены буржуазного обществе бесклассовым коммунистическим. В эмиграции в США он публикует работу «Карл Маркс» (1938), где называет марксизм «формой сугубо эмпирического исследования», критикой общества и экономическим его анализом. При этом он считал, что материализм как научно обоснованное поведение, руководствуется тремя методологическими принципами – спецификации, изменения и критики. «Философия надежды» Э.Блоха (1885-1977) примыкает к неомарксизму. В своих многочисленных работах он утверждает, что пренебрежение диалектикой Гегеля ведет к непониманию историко-диалектического материализма. В центре его философии не бытие, не познание, не государство и не сознание, а – надежда, ибо изначально человек устремлен в будущее. Только действующий и познающий человек может построить из подвижных конструкций дом и родину, царство человека. Где надежда, там и религия, но его эсхатология – земного плана.

Как известно, западный марксизм продвигался в стороне от какой-либо революционной практики. На глубинном уровне судьба марксизма в Европе определялась отсутствием сколь-нибудь значительных революционных выступлений после 1920 г., за исключением периферии Испании, Югославии и Греции. Явно проявилась неспособность социалистической революции выйти за пределы России. Причем коммунизм исчез как реальная сила в рабочем классе Западной Европы. Формальное членство в рабочих партиях (Лукач, Делла Вольпе, Альтюссер), выход из них (Лефевр, Колетти), братский диалог с ними (Сартр), однозначный отказ от какой-либо с ними связи (Адорно, Маркузе)- все эти действия были неспособны, соединить марксистскую теорию с массовой борьбой.

Пропадала надежная опора на социальный класс, ради интересов которого теоретическая деятельность в марксизме лишь и имеет смысл. Сартр и Маркузе прошли этот путь по-своему. Личное участие Сартра в деле международного социализма не имеет равных. Он писал важные работы о Франции, Венгрии, Алжире, Кубе, Конго, Вьетнаме, Чехословакии, хотя и не оказал воздействие на рабочее движение. Маркузе – книги Одномерный человек и Советский марксизм.

Но такие сферы, как познание экономических законов развития капиталистического способа производства, анализ политического механизма буржуазного государства, стратегия классовой борьбы, необходимая для свержения этого государства, - не рассматривались. Послевоенные теоретики разочаровались в рабочем классе. С другой стороны, - был очевидный успех методов обновления современного капитализма, особенно в США.

При этом отметим, что буржуазно-демократическое государство никогда не было предметом исследования Маркса, Ленина, как и механизм представительной демократии как зрелой формы буржуазной власти.

<< | >>
Источник: Колесников А.С.. Мировая философия в эпоху глобализации. 0000

Еще по теме Полифоничность и гетерогенность «марксизмов» привела, прежде всего, на Западе к поиску аутентичного Маркса.:

  1. Прежде всего мы должны определить и анализировать вкратце могущественный, всего чаще бессознательный, всегда немного загадочный фактор, которым мы объясняем общественные явления, – подражание.
  2. Маркс, марксизм и Восток
  3. Основные изменения коснулись прежде всего:
  4. Инструментом предпринимательской деятельности яв­ляется прежде всего предприятие.
  5. Суть противостояния «троцкизма» и «ленинизма» для Сталина заключалась прежде всего в отношении к государству и власти.
  6. Обратим внимание, прежде всего, на два весьма распространенных в обыденном сознании предрассудка о природе знания.
  7. 1. Понятие владения, прежде всего титульного, и его защи­ты было и остается одним из дискуссионных в цивилистичес-кой науке2.
  8. Русская идея Права - это, прежде всего, идея Любви.
  9. Платоновский набросок действительности часто противопоставляется атомизму Демокрита1 и Левкиппа,2 как он передан нам традицией и прежде всего поэмой Лукреция.3
  10. Прежде всего нужно отметить, что частная собственность не была отменена в Мюнстере; не было отменено и право наследования.
  11. На протяжении длительного времени регулирование семейно-брачных отношений в России базировалось, прежде всего, на религиозных нормах, являлось важнейшей функцией церкви.
  12. Функционирование социального государства на изложенных выше принципах обеспечивается, прежде всего, с помощью соответствующих механизмов социальной по­литики.
  13. Приступая к раскрытию кражи, прежде всего необходимо установить, действительно ли в данном случае произошла кража, или налицо симуляция кражи.