<<
>>

3.3. "Реалии", "потенции" и "виртуальности"

Итак, "Идеальный мир движений" содержит информацию о динамике огромного множества систем, открывает скрытые "механизмы" движений", показывает все возможности развития.

Остановимся подробнее на его структурных составляющих. Как уже говорилось в предыдущих разделах, практически все реальные системы на макроскопическом уровне являются нелинейными, а значит, мультистабильными. Мультистабильность означает, что указанные системы могут двигаться по-разному в зависимости от начальных условий, задавая начальные условия мы определяем. реализацию одного из возможных движений. Именно этим определяется устройство "Идеального мира движений", который содержит три основных вида движений, отличающихся "степенью воплощенности" в актуальном физическом мире, образующие три онтологически разнородных слоя "Идеального мира".

Первый вид идеальных движений – движения, соответствующие воплотившимся, актуализировавшимся движениям, которые и наблюдаются в физическом мире. Последние могут быть упорядоченными или хаотическими, им соответствуют простые или странные аттракторы. Изучая их, мы получаем информацию о процессах, происходящих в "реальном", чувственном мире. Сами актуальные движения в физике называют реализациями, т.к. они реализуются, воспринимаются перцептуально и фиксируются измерительными приборами, их идеальные образы мы будем называть "реалиями". "Реалия"- это всегда аттрактор, причем тот аттрактор, в бассейн притяжения которого попадают начальные условия актуального движения. При данных значениях параметров системы и при заданных начальных условиях в актуальном мире наблюдается единственное движение рассматриваемой системы (иначе существование было бы множественным), в "Идеальном мире" его образом является единственная "реалия". Итак, реалия всегда единственна.

Второй вид движений, существующих в "Идеальном мире", - движения, которым в актуальном мире соответствуют "короткоживущие" переходные процессы, упорядоченные или хаотические. Идеальными образами таких движений являются седловые циклы и метастабильные хаотические множества. Они не являются аттракторами, поэтому фазовая траектория на них долго не задерживается. В физическом мире их трудно наблюдать, приборы фиксируют лишь их "следы", например, нестационарность спектра или реализации. В простейших случаях мы можем видеть их "следы" и непосредственно, правда в течении очень короткого по сравнению с характерными для системы временными масштабами времени. Представление о таком движении можно получить, представив остро наточенный карандаш в неустойчивом положении равновесия, т.е. стоящим на острие. Очевидно, что карандаш тут же упадет и займет устойчивое положение равновесия, ложась на ребро, а процесс падения и будет "следом" существования у этой системы неустойчивого равновесия. По аналогии с квантовой механикой такие движения имеет смысл называть виртуальными, а соответствующие им идеальные образы – "виртуальностями". Виртуальные движения в некотором смысле подобны мнимой единице: эта величина, такая абстрактная, тем не менее каким-то непонятным для большинства образом определяет характер колебательных и волновых процессов, устойчивость и неустойчивость состояний квантовомеханических систем, геометрию пространства-времени (так, она определяет индефинитную метрику пространства Минковского, в результате чего оно приобретает отрицательную кривизну). Такие мнимые, виртуальные объекты и движения всегда занимали философов. П. Флоренский так писал о геометрических мнимостях: "…мнимость параметров тела должна пониматься не как признак ирреальности его, но - лишь как свидетельство о его переходе в другую действительность. Область мнимостей реальна, постижима…" [44].

Если "реалия" всегда единственна, "виртуальностей" может быть множество.

Поскольку виртуальные движения активно проявляют себя во взаимодействиях, более того, являются их носителями, и, хотя бы опосредованно могут быть обнаружены, их следует считать не "невоплотившимися", а "недовоплотившимися". Это "призраки" движений, "духи". Выше мы говорили о том, что для нелинейной динамики типичными являются превращения седловых движений в аттракторы, т.е. устойчивые и притягивающие, и наоборот. Это означает, что "реалии" постоянно превращаются в "виртуалии", и напротив. "Недовоплощенные" движения получают энергию от реализовавшихся, "призраки" "материализуются", "реалии" теряют воплощение. Эти весьма загадочные процессы являются примером чрезвычайной сложности нелинейной динамики и многообразия возможностей развития. Каждый раз, когда аттрактор теряют устойчивость, а седловое движение становится аттрактором, процесс развития меняет свое направление, делает "поворот", выбирая новую дорогу. "Недовоплощенный" и "воплотившийся" слои "Идеального мира" все время сложным перемешиваются.

Однако существованием реализующихся и виртуальных движений многообразие "Идеального мира движений" не исчерпывается. Третий вид движений – движения, которые при данных параметрах и выбранных начальных условиях не реализуются, потому что реализуется другое движение, но которые могли бы реализоваться, если начальные условия изменятся. Эти движения, в отличие от виртуальных являются устойчивыми, долгоживущими, т.е. аттракторами, но существуют в иной, чем "реалия" области фазового пространства динамической системы. Задавая начальные условия из их бассейна притяжения в "Идеальном мире движений", мы можем наблюдать их, как реальные, однако в актуальном мире в настоящий момент они не наблюдаемы. Именно поэтому движения третьего вида следует назвать "потенциальными", а соответствующие им образы – "потенциями".

Как и "виртуальностей", "потенций" может быть множество. Если виртуальные движения сравнимы с призраками, то потенциальные движения "живы", но далеки от области наблюдения. Постоянно происходящее изменение начальных условий в актуальном мире может приводить и постоянно приводит к тому, что "реализующееся" движение перестает быть устойчивым, а потенциальное движение, которое до этого не наблюдалось, начинает реализовываться. Такие движения могут реализовываться при благоприятном для них стечении обстоятельств (это стечение обстоятельств и определяет начальные условия), а могут оставаться потенциальными в течение очень долгого времени или даже навсегда. Именно "потенции" представляют собой нереализованные возможности, другие пути развития. Переход от реализующихся движений к потенциальным, которые в этом случае сами становятся реализующимися, с точки зрения динамики коренным образом отличается от перехода к виртуальным движениям. Если во втором случае происходит бифуркация, в результате чего реализующееся движение становится неустойчивым, прекращает быть аттрактором, то в первом случае бифуркации не происходит, а смена режима происходит благодаря изменению начального состояния. При этом бывшее "реальное" движение остается аттрактором, но становится потенциальным, т.е. не реализуется при выбранных начальных условиях. Если вспомнить, что бассейны притяжения различных режимов в нелинейных системах часто бывают фрактальными, а это значит, что даже малое изменение начальных условий может привести к смене наблюдаемого режима, то становится ясным, что переходы от реализующихся движений к потенциальным, и наоборот, должны происходить достаточно часто. Переходы от одного движения к другому в сильно нелинейных режимах за счет изменения начальных условий являются более вероятными и энергетически более выгодными (ведь потенциальные движения не являются "духами", они "живые" и поэтому не требуют энергию для своего воплощения), поэтому случаи, когда "реалиями" становятся "потенции", а не "виртуальности", в общем, наблюдаются более часто. "Потенции" становятся "реалиями", "реалии" – "потенциями", при этом меняются пути развития системы, усложняя и без того сложную динамику реальных систем. Зачастую реальное и потенциальные движения бывают так похожи, что увидеть смену одного другим возможно лишь в "Идеальном мире динамики", в актуальном мире этот переход может остаться незамеченным. Напротив, иногдаэти изменения бывают очень заметными, а динамика просто преображается. "Потенциальный" слой "Идеального мира" постоянно перемешивается с "реальным" и "виртуальным", вся эта структура находится в непрерывно меняющемся сложном динамическом "равновесии". Следует добавить, что поскольку в каждой нелинейной системе одновременно может существовать множество движений, а реализуется лишь одно, то мир "потенций" оказывается более богатым и разнообразным, чем мир "реалий", неиспользованных возможностей оказывается много больше, чем использованных. Это позволяет задуматься над тем, какую роль в процессах развития реальных систем играет выбор начального состояния. Там, где это возможно, именно этот выбор должен быть очень тщательным, продуманным и осмысленным, ведь именно он во многом определяет последующую динамику, а не использованные возможности могут быть по некоторым критериям предпочтительнее реализаций.

Чрезвычайно важным является следующее обстоятельство. "Реалия" и "потенции" неразличимы в "Идеальном мире", они совершенно равноправны, имея своими образами аттракторы. Для того, чтобы отличить реальное движение от потенциального, необходимо знать результат актуализации, т.е. необходим выход в чувственный мир. Только сравнение с физическим, чувственным миром позволяет выделить "реалию" из множества "потенций". Это еще раз показывает, что любое идеальное знание не может происходить "само из себя" и должно некоторым образом опираться на актуальную реальность.

Соотношение между реальными и потенциальными движениями определяется соотношением между аристотелевскими категориями "возможность" и "действительность". Реальное в физическом представлении тождественно актуальному и определяется категорией "действительное", потенциальные движения в этом случае определяются как "возможные". Однако в отличие от принятого классического определения это соотношение является "динамическим". Для нелинейных систем типичными являются бифуркации разных движений, меняющие их качества. При этом реальные движения становятся потенциальными или виртуальными, а потенциальные реализуются, затем может произойти обратный процесс и т.д. С онтологической точки зрения это означает, что возможность может превратиться в действительность, затем снова в возможность и т.д., такую же цепочку превращений может испытать действительность. Тем самым превращение возможность в действительность представляется не единственным необратимым актом, а динамическим процессом их взаимопревращений. Такое соответствие, по-видимому, наиболее полно отражает сложность протекающих в актуальном мире процессов. Более глубокое рассмотрение показывает, что сами превращения возможности в действительности или наоборот тоже могут быть двух онтологически разных видов. Если в реальное превращается виртуальное (а это может произойти лишь в результате определенной бифуркации), то это означает, что возможность превращается в действительность благодаря сложным процессам в самой системе, последняя сама меняет путь своего развития. Напротив, если в реальное превращается потенциальное, то бифуркации может не происходить, а переход от второго к первому определяется сменой начальных условий. Как мы уже говорили, задание начальных условий определяется взаимодействием системы с внешним миром, таким образом возможность может превращаться в действительность благодаря внешнему влиянию на систему, хотя система, безусловно, должна быть к этому внутренне подготовлена.

Интересно выяснить, как эти три вида движений участвуют в хаотических режимах. Образ детерминированных хаотических движений, странный аттрактор, представляет из себя, как мы говорили выше, "мешок", наполненный неустойчивыми траекториями. Эти траектории является ничем иным, как седловыми предельными циклами. Вообще, строго математически странный аттрактор определяется как счетное (т.е. бесконечно большое) множество седловых циклов. Поскольку именно седловые циклы и являются "виртуальностями", то детерминированное хаотическое движение представляется результатом взаимодействия огромного числа виртуальных "недовоплотившихся" движений, объединением бесконечного числа возможностей, каждая из которых не может полностью реализоваться именно из-за существования в непосредственной близости других таких же возможностей. Каждая из этих возможностей мешает "воплотиться" другой, зато результатом их совместного существования является хаотическое движение. Таким образом, Хаос представляется результатом взаимодействия огромного числа "недовоплотившихся" возможностей, т.е. виртуальностей, постоянным переходом от одной возможности к другой.

Соотношение "реалий" и "потенций" выражается также связью двух таких основных онтологических категорий, как "бытие" и "небытие". Именно качественная динамика как наука изучающая любые движения, любые процессы развития, даже рождение и смерть, позволяет не только осмыслить категории "бытие" и "небытие" с точки зрения реализации процессов и движений. Легкость, с которой качественная динамика моделирует процессы развития любых динамических систем дает возможность не только понять многообразие связей бытия и небытия, но и наблюдать их взаимные превращения, почувствовать их онтологическую близость. Представляется, что реальное – это полноценное бытие, потенциальное – то, что в настоящий момент бытием не является, но может им стать в будущем (или уже было в прошлом!), это нереализовавшаяся возможность бытия, виртуальное – "полубытие", неполноценное бытие. Удивительными с этой точки зрения представляются цепочки превращений "реальное-потенциальное-реальное…", онтологически представляющие собой превращения из бытия в небытие, затем опять в бытие и т.д. Проиллюстрировать это парадоксальное явление на наглядных примерах из обыденной жизни достаточно сложно, зато в нелинейной динамике подобных примеров предостаточно, но уже сам факт существования таких превращений заставляет задуматься о возможности динамического соотношения бытия и небытия как многократно (!) превращающихся друг в друга сущностей. Наблюдая множественность "жизней" какого-либо нелинейного движения, поневоле задумаешься о существовании такой же возможности для человеческой жизни. Во всяком случае качественная динамика нелинейных систем такую возможность не исключает, главное – правильно определить те параметры, при которых это может происходить. Не менее интересную трактовку имеют цепочки превращений "реальное – виртуальное - реальное…" или "реальное- виртуальное- потенциальное…", которые тоже имеют место в нелинейных системах. Таким образом, реальное, виртуальное и потенциальное представляют собой три вида, три "лика" бытия – полноценное бытие, неполноценное бытие и небытие.

Главным же является то, что бытие и небытие представляются динамическими понятиями, развивающимися и взаимо-превращающимися, они являются не статическими сущностями, а различными видами движений. С точки зрения нелинейной динамики некоторые явления, отвергаемые естественными науками, например, воскрешение из мертвых или самопроизвольное воссоздание ранее разрушенного, представляются не только вероятными, но вполне обыденными, если только найдется динамическая система, описывающая подобные процессы. Так же как и для превращения возможности в действительность, для превращений бытия в небытие, и обратно, существуют разные механизмы. В случае, когда реальное движение возникает из потенциального, бытие обуславливается многочисленными связями рассматриваемой системы с окружающим миром; если же реальное возникает из виртуального, то бытие определяется собственным развитием системы.

Итак, три возможных вида движений: реальные, виртуальные и потенциальные – сосуществуют и постоянно взаимопревращаются в "Идеальном мире движений". Первые наблюдаются, воспринимаются перцептуально и регистрируются приборами в актуальном физическом мире, вторые обеспечивают взаимодействие различных движений, "запускают" их скрытые механизмы, последние "ждут своего часа", т.е. того момента, когда начальные условия, определяющие дальнейшую динамику, попадут в область их реализации и представляют собой скрытые возможности реальных систем. Они образуют три перемешивающихся, взаимоперетекающих, но онтологически разнородных слоя в структуре "Идеального мира движений". Все вместе, в своей совокупности, эти движения определяют всю сложность и многообразие динамики любой нелинейной системы, развитие любых процессов в актуальном мире, в том числе превращения возможностей в действительность, и наоборот.

<< | >>
Источник: В.В. Афанасьева. К ФИЛОСОФСКОМУ ОБОСНОВАНИЮ ФЕНОМЕНА ДЕТЕРМИНИРОВАННОГО ХАОСА. 0000

Еще по теме 3.3. "Реалии", "потенции" и "виртуальности":

  1. 3. Соотношение понятий "учредитель", "промоутер", "инкорпоратор"
  2. "Качество и категории "вещь", "свойство", "отношение
  3. Качество и категории "вещь", "свойство", "отношение ”
  4. §4. "Благородный эксперимент": американская модель разделения властей. "Федералист": система сдержек и противовесов
  5. Глава 1. "Свежий" человек на дорогах истории и в науке: о культурно-антропологических предпосылках "новой науки"
  6. Критика чистого "общения": насколько гуманистична "гуманистическая психология"
  7. Техника "человек-поток", "человек-оборотень", "человек-сканер":
  8. 2. "Естественное" и "искусственное", природа и техника
  9. Говоря о новой физической парадигме, мы использовали термины "торсионное поле", "физический вакуум" и прочее, поскольку рассматривали физическую сторону явления.
  10. Статья 17.8.1. Незаконное использование слов "судебный пристав", "пристав" и образованных на их основе словосочетаний Комментарий к статье 17.8.1
  11. 4. Соотношение понятий "участие" и "право участия", "членство" и "право членства"
  12. "Человек сначала имеет дело (именно дело) не с именем и не со знанием, с бытием и небытием ["Теэтет"].
  13. "Кнут" и "пряник"
  14. Статья 5.24. Нарушение установленного законом порядка подсчета голосов, определения результатов выборов, референдума, порядка составления протокола об итогах голосования с отметкой "Повторный" или "Повторный подсчет голосов" Комментарий к статье 5.24
  15. Знание-"что" и знание-"как"
  16. "Недвижимости по закону" и "недвижимости по назначению"
  17. Счет 76 "Расчеты с разными дебиторами и кредиторами"
  18. Счет 73 "Расчеты с персоналом по прочим операциям,"
  19. "Вторжение" на межличностную территорию при хроническом дистрессе