<<
>>

Глава 4. Реальность

Никаких отличий термина “реальность” от термина “бытие”, кроме лингвистических, мне выявить не удалось. Термин “реальность” (от позднелатинского realis — дейс­твительный), как и термин “бытие”, обозначает и признак (реальность объективного мира), и носитель признака (объективная реальность)15.

Но в ряде контекстов термин “реальность” удобнее: мы говорим об объективной и субъ­ективной реальности, а не об объективном и субъективном бытии, хотя смысл имеют оба эти выражения. Объективной реальностью называют ту часть бытия, которая существует вне человеческого сознания, субъективной — содержание самого сознания. Проанализируем сходство, различие и взаимосвязь этих двух частей реальности.

Объективная реальность

Реальность своего собственного сознания не отрицает никто. По вопросу же о существовании объективной реаль­ности философы делятся на два лагеря: тех, кто отрицает её существование, называют субъективными идеалистами или солипсистами (от лат. solus — единственный и ipse. — сам), а тех, кто признает её существование, — реалистами. С лингвистической точки зрения, это, конечно, нестрого, поскольку реальность (субъективную) признают и солипсис­ты. Несмотря на то, что солипсизм теоретически неопровер-

15 Возникает соблазн отождествить “реальность” не только с “бытием”, но и с “действительностью”. Но последний термин обычно рассматривают в паре с возможностью.

34

жим, в истории философии он встречается лишь как объект критики. Даже Д. Беркли, классик субъективного идеализма, не проводит его последовательно: признавая существование сознаний других людей и Бога, он фактически пропаганди­рует объективный идеализм.

Термин “субъективная реальность” для реалиста имеет иной смысл, чем для солипсиста. Для последнего это его собственное сознание. Если же реалист будет понимать субъективную реальность так же, то получится, что твоё со­знание — объективная реальность для меня, а моё — для тебя.

Разница между объективной и субъективной реальностью релятивизируетея, и спор между реалистами и солипсистами запутается. Чтобы сохранить ясность своей позиции, реалист под субъективной реальностью должен понимать совокупное сознание всего человечества (включая своё собственное), а под объективной — мир, существующий вне этого совокуп­ного сознания. Впрочем, в полемике с солипсистом реалист, чтобы найти с ним общий язык, может исходить из его пони­мания субъективной реальности.

Первоначально философы считали существование объек­тивной реальности чем-то само собой разумеющимся. Лишь к XVII веку культура философского мышления выросла на­столько, что этот постулат был подвергнут методологическому сомнению. Декартовское “мыслю, следовательно, сущест­вую” (cogito ergo sum) входит в первую пятерку философс­ких афоризмов именно потому, что предлагает средство для разрешения этого сомнения: несомненность для меня моей субъективной реальности, того факта, что я мыслю, является основанием не сомневаться в существовании меня самого как мыслящего. А это уже реальность, за границами моей субъективной реальности, объективная реальность. Осталось расширить этот плацдарм до масштабов всего универсума. Но решить эту задачу Декарту не удалось. Именно под влиянием этого обстоятельства возник субъективный идеализм Д. Берк­ли16. Вот аргумент, которым он обосновывает свою позицию: “Для меня достаточное основание не верить в существование

16 Хотя его зародыши усматривают уже в тезисе Протагора о человеке как мере всех вещей.

35

чего-нибудь, если я не вижу основания верить в это”17. Как показал К. Поппер, это ошибка: отсутствие оснований при­знавать существование объективной реальности не является основанием отрицать его. Строже рассуждает Д. Юм, остав­лявший на этом основании открытым вопрос, сушествуют ли объекты, вызывающие наши впечатления.

Этот вопрос остается нетривиальными для современной философии. Разработано множество способов как решить, так и обойти его.

Наиболее курьезный — утверждение, что один и тот же объект, в зависимости от точки зрения, может быть представлен как существующий и вне сознания, и внут­ри него. Наиболее же распространенный — утверждение, что выбор между субъективным идеализмом и реализмом опре­деляется личной верой, а не научным доказательством.

Человечество использует для решения вопроса о сущест­вовании объективной реальности гипотетико-дедуктивный метод: в своей практической деятельности люди исходят из веры в её существование; каждый практический успех, до­стигнутый на основе этой веры, подтверждает и тем усиливает её. Но абсолютно она не будет обоснована ни на одном конк­ретном этапе человеческой истории. Никогда, следовательно, не будет завершен спор между реалистами и солипсистами. Но чаша весов постепенно склоняется в пользу первых.

Спор идет и между реалистами — философами, признаю­щими существование объективной реальности. В его основе лежит деление реалистов на монистов и плюралистов. Мо­нисты утверждают, что мир состоит из единого субстрата, плюралисты — что из многих.

Монисты также делятся на два лагеря: материалистов и объективных идеалистов. Материалисты утверждают, что первосубстратом мира является материя. Что до объективного идеализма, то нам важно различать две его разновидности. Объективный идеализм первого типа отличается от матери­ализма только пониманием субстрата объективной реаль­ности: он имеет ту же при роду, что и субстрат Человеческого сознания. Эта идеальная объективная реальность первична.

17 Беркли Д. Соч. М., 1978. С 309.

36

Примерами объективного идеализма этого типа является пантеизм и объективный идеализм Гегеля18.

Вторая разновидность объективного идеализма сходна с первой постулатом об идеальности объективной реальности, но дополняется утверждением, что и она, и субъективный мир индивида порождены ещё одной внебытийной идеальной сущностью — Богом.

Итак, согласно солипсизму, мир исчерпывается субъективной реальностью, согласно материализму— вне субъективной существует материальная объективная. Согласно первой разновидности объективного идеализма, эта объективная реальность так же идеальна, как и субъективная, согласно второй разновидности объективного идеализма, кроме этой бытийной объективной реальности существует внебытийная, создающая и бытийную объективную, и бытийную субъективную реальность.

Теперь — о плюрализме. Термин “плюрализм” (от лат. pluralis — множественный) ввёл X. Вольф. В противополож­ность монизму, плюрализм утверждает, что объективная реальность состоит не из одной, а из множества качественно различных, не зависимых и не сводимых друг к другу первосущностей. Простейшей разновидностью плюрализма является дуализм, согласно которому этих первосущностей всего две — дух и материя.

Итак, в дуализме в максимально простом виде выступает взаимосвязь всех трех дефинитивных признаков плюрализ­ма: отрицание всякого сходства духа и материи; отрицание взаимосвязи между ними и отрицание взаимного перехода этих противоположностей друг в друга. Всё вместе это озна­чает отказ от теоретического объяснения процессов познания и практики. Поэтому в истории философии последовательный дуализм встречается не чаще, чем последовательный монизм. Даже классический дуализм Р. Декарта не полностью подходит под теоретическое определение дуализма. Мир, с его точки зрения, образован двумя конечными субстанциями — мыс-

18 Если отождествлять не субстрат объективной реальности с субстратом субъ­ективной, а наоборот, то мы получим уже не объективный идеализм, а вульгарный материализм. Хрестоматийным примером последнего является концепция Бюхнера, утверждающего, что мозг так же выделяет мысль, как печень — желчь.

37

лящей и материальной, Но они порождены, в свою очередь, третьей, бесконечной субстанцией — Богом. Эта общность происхождения не позволяет говорить об их абсолютном несходстве. Не осознает Декарт во всей остроте и психофи­зиологическую проблему: процессы, происходящие в протя­женной материальной субстанции, и процессы, протекающие в непротяженной душе, взаимодействуют у него через “шишко­видную железу”. Ключевой вопрос: “Как это возможно?”, над которым философия бьется с момента своего возникновения, остается у него без ответа. Лишь третий атрибут плюрализма — отрицание взаимоперехода первосубстанций — проведен Декартом последовательно. Таким же непоследовательным является и дуализм Канта, признающего воздействие вещи в себе на сознание (что возможно лишь при допущении их субстратного сходства), но отрицающий её познаваемость. С гносеологической точки зрения, плюрализм вообще и дуализм в частности — частный случай эклектики, которая никогда не считалась философской добродетелью.

В качестве примера плюрализма, признающего существо­вание более чем двух независимых Первосущностей, обычно приводят мировоззрение Эмпедокла. Он учил, что мир об­разован четырьмя элементами — землей, водой, воздухом и огнем, которые вечны, неизменны, не влияют друг на друга и не переходят друг в друга.

Плюрализм, убеждение, что мир состоит из множества пер­восущностей, естественен для человека, начинающего размыш­лять над природой объективной реальности. Он видит перед собой качественное разнообразие окружающих его явлений, и мысль, что все они представляют собой различные формы существования одного и того же, представляется ему противоре­чащей очевидности. Сомнения ватой очевидности возникают, когда он пытается объяснить наблюдаемые процессы.

Ещё древние пришли к выводу, что в основе любого объ­яснения природных процессов должны лежать три принци­па. Первый Аристотель формулирует так: “Ни одна вещь не возникает из небытия, но все — из бытия”19. Позже он был назван принципом сохранения, или законом сохранения.

19 Аристотель. Метафизика. M , 1934. 1062b.

38

Второй принцип гласит, что возникающая вещь должна быть подобна той, из которой она возникает. Небелое, по­ясняет эту мысль Аристотель, возникло бы из ничего, если бы не было тем же самым, что и белое. И, наконец, согласно третьему принципу, подобными являются не только вещи, превращающиеся друг в друга, (например, белое и небелое), но и взаимодействующие объекты. Этот третий принцип необходимо строго отличать от первых двух. Он выражен в афоризме “Подобное испытывает от подобного”. Подобие при этом понималось строго и просто: как сходство родовых признаков при различии видовых. Отрицая эти три принципа, плюралист лишал себя возможности понять и взаимодейс­твие, и взаимное превращение объектов, существующих вне сознания, а также, что особенно важно, взаимодействие своего сознания с объективной действительностью. Это взаимодействие состоит из двух процессов. С одной сторо­ны, объективная реальность отражается в образах сознания, а с другой, образы сознания воплощаются практикой чело­века в формы объективно существующих вещей.

Итак, первые философы ставили перед собой задачу объяс­нить два взаимодействия между объективной и субъективной реальностью — познание и практику — на основе трёх мето­дологических принципов: 1) из ничего ничто не возникает; 2) подобное возникает из подобного; 3) подобное взаимодейс­твует с подобным. Исторически первую попытку решить эту задачу предпринял Эмпедокл. Он утверждал, что образ земли сам является землей, образ воды — водой и т.д. Эту концепцию позже назвали вульгарным материализмом. Аристотель возра­жал Эмпедоклу: “Душа должна быть или этими предметами, или формами их; но сами предметы отпадают — ведь камень в душе не находится”20. Следовательно, из действительности в душу переходит не предмет, а лишь “форма предмета”21. Но образ предмета идеален. Следовательно, идеальна и “по­добная” ему форма объективно существующего предмета. Так, с помощью чисто логических рассуждений над фактами повседневного опыта идеальное, первоначально понимаемое

20 Аристотель. О душе М.. 1937. С. 102. 21 Там же.С.7.

39

как субстрат субъективной реальности, оказывается одним из двух субстратов объективной: последняя состоит из иде­альной формы и материальной материи. К этому же выводу приводили и размышления о природе человеческой практики: форма, которую человек придает бесформенной материи, например, горшечник — глине, — это его идея, перенесённая в материю. Следовательно, форма вещей идеальна.

Интересно, что Бог первых религий отличался от горшеч­ника лишь масштабами своей деятельности. Бесформенная материя ему, как и горшечнику, была предзадана. Он вносил в нее лишь форму, точно так же, как горшечник — в глину.

Но после решения этого вопроса возникал новый: если никакая вещь не возникает из небытия, то из какого бытия возникают такие “вещи”, как материя мира и божественное сознание? Имеют они независимое происхождение или одна из них порождает другую? В последнем случае, какая из них первична, а какая — вторична? В явной форме эти вопросы была сформулированы неоплатонистами в III веке. Они же попытались и решить их. Реальный мир понимался ими как результат эманации духовного, божественного первоединства, а материя — как продукт полного угасания этой эманации. В итоге дух-демиург превратился в духа-Бога, который не фор­мирует мир, а творит его целиком — и форму, и материю — последняя является инобытием формы и, следовательно, духа. Так возник последовательный объективный идеализм. Он базировался на теории эманации вплоть до XVII века. Ещё Лейбниц трактовал мир как продукт излучений (fulgurations) Божества, понимаемого им как первичное Единство22. За­вершающий шаг в развитии объективного идеализма сделал Гегель. Он истолковал объективную реальность не как резуль­тат эманации, а как итог саморазвития абсолютной идеи. Источником её саморазвития он считал внутренне присущее ей противоречие. Но если мир — продукт саморазвития идеи, то из чего возникает сама идея? Открывается угроза дурной бесконечности, которую Шеллинг и Гегель устраняют тем, что выводят идею из чистого бытия, тождественного ничто. Для последнего вопрос “Из чего?” уже лишен смысла.

22 Лейбниц Г.В. Соч.: В 4 т. T.I. M.. 1982. С.421.

40

Материализм легко истолковывает на основе принципов монизма оба процесса, протекающие в объективном мире: и взаимное превращение, и взаимодействие объектов. А способен ли он монистически истолковать две формы взаимодействия между объективной и субъективной реальностью, две формы человеческой деятельности — познание и практику? Попытка Эмпедокла решить эту задачу на основе принципов вульгарно­го материализма был убедительно опровергнута Аристотелем. Возможно ли отрицание отрицания — возвращение к матери­ализму за счет отрицания концепции Аристотеля?

Аристотель прав, утверждая, что в душу в процессе поз­нания переходит не сам предмет, а только его форма. Форма же переходит из субъективной реальности в объективную и в процессе практической деятельности. Но он не прав, умозаключая на этом основании, что форма объективно су­ществующих вещей идеальна. Форма существует в двух видах: материальном и идеальном. Переходя из объективной реаль­ности в субъективную, она перестает быть материальной, но остается формой; переходя из субъективной реальности в объективную перестает быть идеальной, но остается формой. На мой взгляд, именно это имел в виду Маркс, когда писал, что идеальное — это не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней.

Но перед материализмом встает и ещё один аспект взаимо­связи объективной и субъективной реальности, не существу­ющий ни для субъективного, ни для объективного идеализма. Согласно материализму, сознание существовало не вечно, а возникло на определенном этапе развития материального мира. Однако, согласно принципам сохранения и монизма, ничто не возникает из ничего, и любое нечто возникает не из чего угодно, а лишь из чего-то подобного себе. Но если так, то из какого свойства, присущего всей материи и по­добного сознанию, исторически возникает само сознание? Можно принимать или не принимать конкретные ответы на этот вопрос, но невозможно отрицать его осмысленности для материализма. Мне представляется заслуживающим внимания следующий ответ на него, разрабатывавшийся в отечественной Философии.

41

Самым отдалённым “предком” человеческого сознания является отражение — способность тел неживой и живой при­роды изменяться сообразно характеру внешнего воздействия. С появлением растений и низших животных эта способность трансформируется в раздражимость — способность изменяться в соответствии с характером не только внешнего воздействия, но и внутренних потребностей организма. Появление нервной системы делает возможной очередную трансформацию этого свойства: появляется субъективный образ объективного мира. С появлением человека он трансформируется в сознание.

Некатегориальные значения термина

Исследование каждой категории Аристотель начинал с выявления значений, в которых употребляется обозначаю­щий её термин. В заключение я считаю полезным перечис­лить эти значения. Смысл термина “реальность” решающим образом зависит от того, в паре с каким другим термином он употребляется.

Реальность — иллюзия

Предметы объективного мира, которые даны человеку в его восприятиях, субъективно слиты с воспринимаемыми предметами, осознаются как сами предметы. Поэтому мы нередко ставим вопрос: иллюзия перед нами или реальность, снится мне это или происходит на самом деле. Существует даже житейский совет, как ответить на этот вопрос: нужно ущипнуть себя. Отсутствие боли укажет на иллюзорность происходящего. Способность отличить реальность от иллюзии — условие не только развития, но и самого выживания человечества.

Реальное — прошлое — будущее

Обычно реальным называют мир, который существует од­новременно с человеком, т.е. современный ему мир. Прошлое для меня — уже не реальность, будущее — ещё не реальность. В этом контексте понятие “реальность” сливается с понятием “настоящее” и противостоит не только прошлому и будущему, но и возможному.

В философских текстах реальностью называют также любой неиллюзорный объект (и мир в целом, и любой его

42

фрагмент), рассматриваемый в единстве его настоящего, прошлого, будущего и возможного.

Реальный — илеальный

Эта пара понятий употребляется в двух существенно различных смыслах. Во-первых, реальным миром называют объективную реальность, идеальным — субъективную. Воз­можно, именно на этом противопоставлении основано име­нование реалистами всех философов, признающих объектив­ную реальность. Во-вторых, эта дихотомия порождена также делением нашего рационального знания на эмпирическое и теоретическое. Эмпирическое знание описывает реальные, неиллюзорные объекты, локализованные в пространстве и времени, теоретическое — идеальные объекты, созданные особой познавательной процедурой — идеацией — и не только не существующие в реальности, но и не способные к такому существованию: движение без трения, абсолютно чёрное тело и т.д. Способность различать реальные и идеальные объекты — условие развития науки.

Реальный — номинальный

В социальной действительности объекту нередко созна­тельно дают имя, которого он не заслуживает: страну назы­вают свободной, деньги за работу — зарплатой и т.п. Чтобы подчеркнуть это, говорят о реальной и номинальной свободе, реальной и номинальной зарплате и т.д.

На реальные и номинальные делят не только уже существу­ющие объекты, но и возможности. Реальной называют возмож­ность, предпосылки для реализации которой имеются. В этом же смысле говорят и о реальных планах. Номинальной называют возможность, не исключаемую законами логики и природы.

Оппозиция “реальный — номинальный” фигурирует и в споре по традиционной проблеме универсалий: филосо­фов, утверждающих, что общие имена (nominis communis) ничему в действительности не соответствуют, называют но­миналистами, философов, признающих реальность общих предметов, задаваемых общими именами, — реалистами.

Из перечисленных значений термина “реальность” основ­ным является первое — выступающее в паре с “иллюзией”. О нем и шла речь выше.

<< | >>
Источник: Левин Г. Д.. Философские категории в современном дискурсе. 2007

Еще по теме Глава 4. Реальность:

  1. Глава 17 Пласты реальности
  2. Глава 12 Игры с виртуальной реальностью
  3. Глава 3. Виртуальная реальность в «век информации»
  4. ГЛАВА 5. СВЯЗЬ СНОВИДНОЙ И ОБЪЕКТИВНОЙ РЕАЛЬНОСТИ
  5. Глава III НЕПОСТИЖИМОЕ КАК БЕЗУСЛОВНОЕ БЫТИЕ И РЕАЛЬНОСТЬ
  6. Глава 11 СОВЕТСКАЯ МИЛИЦИЯ В ОБЕСПЕЧЕНИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ В СССР: МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ'
  7. Виртуальное и виртуальная реальность по эту сторону реальности
  8. НЕПОСТИЖИМОЕ КАК САМООТКРЫВАЮЩАЯСЯ РЕАЛЬНОСТЬ Глава V НЕПОСТИЖИМОЕ КАК НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ САМОБЫТИЕ
  9. c. Трансфинитность реальности
  10. Индивидуальная объективная реальность
  11. 10.1. Естественная реальность
  12. Реальность сознания
  13. 3. СУБЪЕКТИВНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ
  14. Техническая основа проекта виртуальной реальности. Компьютерная симуляция
  15. РЕАЛЬНОСТЬ – ЭТО ГОЛОДВИЖЕНИЕ
  16. Виртуальная реальность и Интернет
  17. 10.2. Искусственная реальность
  18. ЧТО ТАКОЕ РЕАЛЬНОСТЬ?
  19. 8.2. Научная реальность