<<
>>

Структурный марксизм 1: школа Альтюссера

Основные идеи «структуралистского марксизма» (так его квалифицировал английский историк Е.Томпсон) изложены в работах Л.Альтюссера и Н.Пулантцзаса (1936 г.р.) в 60-е годы. Их концепция была противопоставлена «волюнтаризму» и «экономизму» теоретического марксизма.

Авторы декларировали «очищение» марксистской истории и показа действительных утверждений Маркса, но Альтюссер по-своему развивает и интерпретирует многие классические идеи. Их работы способствовали появлению глубоких исследованиям по многим социальным дисциплинам (по философии науки в Великобритании – Р.Баскера[128], по классовой структуре Э.Райта[129] в США и д.).

Структуралистский марксизм пытается максимально широко осмыслить социальную реальность, двигаясь от общества к поведению личности. Методологические противоречия обнаружились у Альтюссера сразу – они в смешении марксистских и структуралистских «метафизических предположений».[130] С одной стороны, наблюдаемый мир в некоторой степени «создается» структурой используемой теории (наши представления о мире и есть сам мир), а с другой – как марксист он утверждает «научность» своих конструкций, поскольку они являются подлинным отражением реальности и способны ее объяснять, прогнозировать и изменять. Пытаясь преодолеть это противоречие, он вводит критерии «научности» теории: открытость по проблематике, определенным «порядком экспозиции» (логически стройной и рациональной).

Альтюссер заявил о разрыве Маркса с теоретическим гуманизмом и, следовательно, с идеей субъекта. «Именно в телеологии, — писал он, — и запрятан истинный гегелевский Субъект. Уберите, если это возможно, телеологию, и у вас останется философская категория, которую унаследовал от Гегеля Маркс: категория процесса без субъекта».[131] Маркс первым заявил о «смерти субъекта», когда стал оперировать категорией класса, не обращая внимания на индивида. Однако, Альтюссер, выступая против гегелевского субъекта истории, вовсе не отказывался от самой категории субъекта. Он выработал концепцию интерпелляции, согласно которой субъект производится дискурсом, причём это производство является ответом на «запрос власти». Субординация субъекта, по Альтюссеру, происходит через язык, каковой есть эффект властного обращения. Дж. Батлер отождествляет эту концепцию с тезисом Фуко о дискурсивном производстве субъекта, и выглядит это довольно убедительно. Ведь и у Фуко субъект не предшествует властному запросу, но производится им.

Используемые понятия (практика, структура, их соединение - социально-экономическая формация) восходят к марксистской терминологии. Практика выступает синонимом деятельности, действия, моделью ее служит экономическая деятельность (акт производства чего-либо), состоящая из трех элементов – исходного материала (мотивы, опыт, сырье), средств производства (способов достижения цели) и конечного продукта (результата действия). Из всех видов практики он выделяет три основные: экономическую (первоочередную), политическую и идеологическую (с собственной совокупностью элементов, логикой их связи и «относительной автономностью»), которые включают в себя большинство аспектов социальной жизни.

При этом выделяет значимость их взаимоотношений, совокупность их связей, организация и логика этих элементов. Логика взаимоотношений, или это «структура» основных практик, составляют соответствующие «уровни обществ», взаимоотношения которых и составляют социальную формацию (структуру структур). Индивидуальные черты практики становятся выражением логики соотношения основных практик. Движущей силой развития общества являются противоречия (усиливающие другу друга – в результате революция, или взаимно погашающие, тогда стагнация и упадок), имеющиеся на каждом уровне (но наиболее важные - экономические, скрытые внешними политико-идеологическими), так что изменения социальной системы есть результат взаимоотношения противоречий разных уровней во внутренней структуре структур. Соотношение противоречий в структуре структур называется сверхдетерминацией. В Октябрьской революции Альтюссер считает основное противоречие между теми кто, испытал сильное влияние западных идей демократии и прогресса и людьми, отстаивающими традиционные ценности и формы жизни. По Альтюссеру, доминирующий уровень различный в различных типах общества.

В совместной работе с Э.Балибаром (Читать «Капитал») он определяет способ производства как логику взаимоотношений элементов экономической практики (средства производства), в которых важную роль играют «социальные позиции» (работающих и не участвующих в производстве людей). Связи между элементами неизменные и делятся на отношения собственности и отношения контроля. Комбинация этих отношений между тремя элементами (и механизм присвоения прибавочного продукта) дают четыре типа способа производства – феодализм, промежуточный, капитализм, социализм. Н.Пулатцзас подводит различие между формальным и реальным владением собственностью. Подобное (структуралистское) рассмотрение способа производства дает интересную концепцию классовой структуры общества. Скальпель упрощает взгляд на жизнь, как и структура.

По логике Альтюссера, внутренняя структура экономического уровня (способ производства) позволяет обнаружить собственно внутренние структуры политического и идеологического уровней. Но в действительности Альтюссер и его последователи рассматривают «поверхностные» институты, ибо не признают «свободу воли» автономной «подсистемы личности». Анализ классовой структуры общества в работах Альтюссера и Пулантзаса[132] показывает, что они детерминируются всеми тремя уровнями, что разные экономические позиции порождают одинаковые политические установки, что существует класс гегемон и правящий класс. Классовая борьба альтюссерианцами объясняется или «экономическим предопределением», или (на манер Ж.Лакана) структурными нитями бездушной трехуровневой машины.

Кульминацией структуралистского подхода является двухтомная работа А.Катлера «Капитал» К.Маркса и капитализм сегодня» (1975), в которой он пересматривает марксизм с точки зрения стройности его логических построений. Очистить структуралистский марксизм от противоречий пытаются постструктуралисты-альтюссерианцы из Англии П.Хёрст и Б.Хайндесс.[133] Через анализ «контекста» и «ситуации» расовых, половых и национальных конфликтов они приходят к выводу о невозможности их интерпретации в марксистско-альтюссерианских категориях, отрицая саму идею социально-экономической формации. Только структурализм дает способ описания сущности «свободно текущих идеологических и политических явлений. Как правые, так и левые теоретики поставили под сомнение возвращение альтюссерианцев к «истинному смыслу» работ К.Маркса.

Таким образом, структурализм во Франции имел множество точек пересечения с марксизмом, поскольку оба течения развивались в сходных условиях. Фуко, как участник «структуралистского» движения в 1960-х гг., постоянно сталкивался с марксистской доктриной в ее различных интерпретациях. В молодости Фуко находился под сильным влиянием Альтюссера. Но все основные работы Альтюссера появились лишь в 1960-х гг., когда Фуко уже совершенно отошёл от марксизма и от коммунистических убеждений. Однако Альтюссерианское анти-гуманистическое прочтение Маркса было очень близко Фуко.

Заметим, что Фуко отошел от марксизма не столько из-за неудовлетворённости теоретическими декларациями партийных интеллектуалов, сколько на основании личного негативного опыта. Став членом компартии в начале 1950-х гг., Фуко имел дело со сталинистской его версией, догматизм которой вскоре стал для него вполне ясен. Однако оставался ещё сам Маркс. В работах Фуко 1960-х гг. влияние марксистских идей носит смешанный характер. Марксистское понятие практики у Фуко больше от Хайдеггера. Понятие формации, имеющей собственную экономику, напоминает марксизм, однако онтология здесь не подменяется экономизмом, но, напротив, онтологизируется, превращаясь в археологию, а потому Фуко говорит дискурсивных формациях. Сама же экономика анализируется с точки зрения её генеалогии, так что марксизм, в конце концов, оказывается у Фуко одной из многих теорий XIX столетия, обеспечивающих алиби гуманизму.

Все заканчивается заявлением Фуко, что противопоставление «реальной бороды» Маркса «фальшивому носу» Сталина – напрасная трата времени. Процесс создания порядка – это дифференциация хаоса значений, означение мира, описание различий. Источник порядка для Фуко – власть. Внешний «вне-дискурсивный» мир, институциональная структура воплощает в себе дискурсы, создающиеся и развивающиеся за ее рамками. Дискурсы включают в себя знание, которое имманентно обладает властью. Знания становятся способом порабощения человека. «Новые философы» и А.Клеман в ряде работ пытаются доказать, что любая попытка использования марксистских теоретических положений неизбежно ведет к диктатуре и концентрационным лагерям.[134] Авангардистская эстетика Запада 70-80-х гг., с другой стороны, осознает социальную и идеологическую функцию искусства, что дает право Анн Юберсфельд во влиятельной книге «Читать театр» (1977) открыто заявлять об определенной «марксичности» духа своей книги.

Широкое возрождение этой школы идет от «симптоматического прочтения» Маркса учеником Башляра Л.Альтюссером (1918-1990). В работах «Читать «Капитал» (1965 в соавторстве) и «За Маркса» (1965) выступает против попыток представления Маркса под Гегеля или Гуссерля. Специфичность марксизма в том, что он выступает по мере своего развития в одной из трех функций – апологетической, экзегетической или практической. Последняя функция, делившая мир на основе классовых антагонизмов, а науку на «буржуазную» и «пролетарскую». Он разделяет науку и идеологию, которая предстает у него не описательной теорией реальности, а «волей, надеждой и ностальгией». Поиск новой концепции науки и отстаивание «радикальной специфичности» Маркса выливается у него в разделение сочинений раннего Маркса (предыстория, вначале он рационалист и либерал в духе Канта и Фихте, затем рационалист- «коммунитарий» и ученик Фейербаха и только с 1845 г. – переход в «эпистемологическом изломе» от идеологии к науке, в результате которого не сущность человека и отчуждение, а возобладали новые категории научного познания истории - производительные силы и производственные отношения. Поскольку гуманизм - идеология, ибо трактует о человеке «воображаемом», разговаривает о «людях-функциях» в определенной структуре, то теоретический антигуманизм (и антиисторизм) Маркса – это условие признания человеческого мира и его практической трансформации. Философия человека марксизма – это его правоидеалистическая интерпретация. История – бессубъектный процесс, проходит через серию изломов и не диалектика, а «сюрдетерминация» (конвергенция структурных цепочек) образует специфичность марксистского противоречия. Экономическое противоречие детерминировано разными уровнями и разными моментами социальной формации, а в лоне идеологии люди пытаются изменить свои «прожитые отношения с миром». История – непрерывная серия структурных сцеплений, ибо индивиды (классы) непонятны вне структур и их сцеплений.

К. Леви-Стросс (1908 г.р.) был первым, кто перенес структуралистский лингвистический анализ на общество, а психоаналитики Жак Лакан (1901-1981) и в немалой степени Мишель Фуко (1926-1984) пользовались структурным методом в своем анализе подсознательного и развития науки. Структура и субъект – работы Фуко, который заявил о «конце человека», свел марксизм к непроизвольному следствию устаревшей викторианской эпистемы. Наиболее влиятельное философское образование имело феноменологическое и экзистенциалистское довоенное происхождение и уходило корнями в творчество Кожева, Гуссерля и Хайдеггера. В 70-х гг. марксизм скатился на обочину парижской культуры. Флобер Сартра, Альтюссер, Леви-Стросс, Лакан, Фуко, Барт, Деррида, Делез и Гваттари продемонстрировали они победу над марксизмом во Франции на проблеме взаимосвязи субъекта и структуры? Могли. Преувеличение роли языка, распространение лингвистической модели на теорию психоанализа, Отношения между категориями языка и речи – неверный компас для формирования различных позиций структуры и субъекта в мире вне языка.

Верования Фуко в «Корабль дураков» и в басню о «Великом заточении» - все они представляют собой не столько личные недостатки или промахи, сколько нормальные и естественные допуски в свободной игры означения вне истины и лжи. С приходом Дерриды самоаннулирование структурализма и его переход в иную стадию состоялось, скрыто оно было еще у Леви - Строса и Фуко в обращении к музыке или безумию.

Все это провоцировало изменения в трактовке марксизма компартией. Центром альтюссерианства становится в Швеции Лунд, во Франции - Ульмский кружок (студенты были исключены из партии в 1966). Поскольку наука стояла отдельно от политики, по мнению Альтюссера, то интеллигенция в партии должна стоять выше остальных членов. Это попытка вживить научные притязания внутри марксизма, а затем марксизма-ленинизма быть единственной наукой вообще. К концу 70-х значение альтюссерианства стало убывать.

<< | >>
Источник: Колесников А.С.. Мировая философия в эпоху глобализации. 0000

Еще по теме Структурный марксизм 1: школа Альтюссера:

  1. Структурный марксизм П: логика капитала
  2. § 5. Возникновение и эволюция политической экономии до конца XIX в. Марксизм и современность. Историческая школа и маржинализм
  3. Теоретическая посылка «плюрализации» марксизма — полное и абсолютное «отлучение» марксизма от науки.
  4. Отметим формальные изменения в западном марксизме
  5. австромарксизм и франкфуртская школа
  6. Гуманистический марксизм (B)
  7. А. Марксизм
  8. Аналитический марксизм
  9. 87. Историческая школа права
  10. Историческая школа права
  11. Марксизм
  12. 85. Социологическая школа права
  13. 89. Нормативистская школа права