<<
>>

Трансфилософия и ее тенденции

Неклассическая философская парадигма переключила внимание на «шизонарциссического» индивида и его этико-эстетическое, коммуникативно - временное, пространственно - экзистируемое освоение мира, культуры, тела, рельефа, структур повседневности, практики коммунологического бытия, воли, желания и жеста.

Переход к трансфилософии как реальности культуры, раскрепощение человеческой чувственности и структур бессознательного, поиски нового гуманистического идеала, включающего ненасилие, экологизм и феминизм, требует смены онтологий или их гетерогенное со-существование, и включение в философский дискурс эффекта теории, вносимого в тот или иной объект исследования деформацию, идущую от проникнутого соответствующим теоретическим сознанием субъекта.

Рефлексирующий субъект получает осмысленный доступ к своему собственному существованию, согласно П.Рикеру, через знаки, а самость может вернуться к нам лишь как результат интерпретации. Исходя из событийной философии, современный мыслитель должен подвергать рефлексии собственную позицию и вводить в свою теорию поправки, учитывающие те искажения реальности, которые несет с собой «частичность», особенная ситуативность, мгновенная историчность его позиции, раскрывающая невозможность и недостижимость для социального теоретика абсолютной объективности, поскольку он включен в конкретный диспозиционный контекст социоисторического пространства. Это сознание конструктивного вмешательства в объект со стороны теоретика как субъекта разворачивается в гиперлингвистическом подходе поструктурализма.

Эта уверенность «конструктивного вмешательства» укрепляется через раскрытие интегральной природно-духовно-социальной человеческой реальности, в которой взаимодействуют предметно-чувственная, телесно - биологическая, социальная, идеальная, духовная реальности. При этом ясно, что вещество природы, включаясь в содержание общественных отношений, приобретает наряду с естественной формой существования и социальную, а общественное бытие немыслимо вне идеальной реальности – значений и смыслов. Коррелируется с этим убеждением и признание неоднородности философской онтологии, включающей в свой состав априорные (категориальные) представления, абстракции из науки и собственные умозрительные конструкции реальности, часто являющиеся продуктом свободного творчества мыслителей. На арене философского нарратива появляется и особая субъективная реальность, существующая особым образом (в феноменологии, экзистенциализме). Человеческая субъективность и сознание в их бытийственности являются, таким образом, предметом практической, т.е. творческой саморефлексии и самореализации. Так обосновывается антинатуралистическая и антисубстан-циалистическая трактовка субъективности и сознания. Эта декларация принципиальной необъективируемости «собственно человеческого» (бытия, субъективности, сознания) ведет к акцентации сугубо уникально - личностной, конечно-смертной, исторической и т.п. сущности всякого бытийно-экзистенциального опыта и его взаимоисключаемости относительно общезначимых установок. Философии уготована функция средства прояснения смысла индивидуального бытия, эпохи, теории, что она и делает.

Естественно, меняется и отношение к сознанию.

Картезианская модель сознания, включавшая этику личной ответственности за истину, конституирование философского «я» как непосредственной достоверности, методическую артикуляцию философского мышление как условие получения достоверного философского знания, центрирование мира в философском «я», которое только и определяет «что есть что» в мире, эта ставшей классической рационалистической установка не срабатывает. Формируются субстанциальная (сознание как материальная или идеальная субстанция), функциональная (сознание как средство адаптивно-преобразовательной деятельности, как устремленность к трансцендентному, как эпифеномен телесной организации), генетическая (от бессознательного к супер-эго), культурологическая (зависимость индивидуального сознания от окружающих социокультурных факторов; групповое, общественное сознание) концепции сознания. Основные положения данных программ реализуются в конкретно-научных разработках по психоанализу, когнитивной психологии, искусственному интеллекту, социологии личности и др.

Приоритет динамическо-каузальных субординационных связей между фундаментальными и прикладными характеристиками сознания достраивается моделями сознания, признающими принципиально вероятностную природу структуры сознания и корреляционные связи между ее элементами. В центре структуры - когнитивное ядро, объемлющее формы субъективного овладения знанием, формы трансперсонального развития знания, механизмы субъективно-личностной деятельности. С этим ядром имеют связи национально-этнические и психофизические базисные характеристики сознания. Когнитивность интегрирует и диспозиционные характеристики – социально-политическую мотивацию, рефлексивно-критический компонент, эмоционально-волевые ресурсы, нравственно-эстетические установки, которые формируются непосредственно в процессе жизнедеятельности индивида. Такое резонансно-синергетическое взаимодействие составляющих сознания (Яковлев В.А.) включает в рассмотрение порождающие акты мысли.

Напомним, что П.Фейерабенд в «анархической эпистемологии» ввел принцип пролиферации, отражающий плюрализм науки и знания вообще, отсутствие строгих критериев познания, единого эмпирического базиса, логико-методологических стандартов и норм. Требования достоверности отмирают. Позже, пафосом археологии знания, генеалогической деконструкции, дискурс-анализа, постмодерна в целом – была антиидеология, которая в центр своего анализа ставила момент отхода сознания от непосредственного осязания жизни, от внимания к трепетной случайности сиюминутного уникального бытия и разрушается схемой, выстраиваемой как картина мира, под которую затем и подгоняется действительность. Современные инструменты интеллектуального анализа - феноменология, позитивный экзистенциализма, аналитическая философия, современный психоанализ, негативная диалектика, герменевтика, постструктурализм и их всевозможные флуктуации раскрыли эти проявления и пытались снять идеологическое ослепление, разломать, демонтировать машину власти, связанную с идеологией. В центр разоблачения помещается та философская и натуралистическая видимость, будто мир поддается глобальной трактовке.

Фуко, Деррида, Лиотар, однако, продемонстрировали, что экстазы разума были тоталитарными, а мнимое понимание мира было планом его покорения. Руководящего и организующего знания на все случаи жизни нет, а мировоззрение - не более как представление о мире в виде какой-то картины мира. Взамен предлагается очарование многообразием и непредсказуемостью мира. Так и становится критика европейской метафизики, новая рациональность конца ХХ века, когда бытие понимается как совокупность возможностей его реализации, и современная гносеология, связанная с деятельностью, психологией, лингвистикой, когнитивной философией, социологией, историей науки и техники, искусством, нарративом, нравственностью, традицией и т.п., оказывается культурно исторической. Предпосылками формирования новой рациональности являются этнографические и социо-культурные исследования, а также положения о неустойчивости и неравновесности окружающего нас мира. Для нее характерна идея Конструктивного Хаоса, порождающего многообразные человеческие миры, каждый из которых функционирует с неким «региональным» законом.

<< | >>
Источник: Колесников А.С.. Мировая философия в эпоху глобализации. 0000

Еще по теме Трансфилософия и ее тенденции:

  1. Ингерентные тенденции
  2. §1. Основные мировые тенденции преступности
  3. § 1. Основные мировые тенденции преступности
  4. § 2. Тенденции
  5. Тенденция к подтверждению
  6. 4. Современные тенденции развития мирового хозяйства
  7. § 7. Тенденции к унификации и объединению гражданского права
  8. Современные тенденции в использовании минеральных ресурсов.
  9. Две тенденции в развитии политической философии
  10. Современные тенденции отраслевой структуры
  11. ЗАНЯТИЕ 2. Особенности и тенденции развития современной мировой экономики
  12. 6.3.10. Левушкина А. Еда во Владивостоке: 5 гастрономических тенденций
  13. § 2. Тенденции развития внешней торговли
  14. Тенденции и закономерности развития государственности
  15. Тенденции ценообразования
  16. 2.2. Современные российские тенденции социального развития
  17. Стань личностью: характерные черты и тенденции становления
  18. Современные тенденции развития торгового права