<<
>>

5.4. Верховенство норм международного права и национальные интересы России

Следует признать, что в настоящий период происходит сложная тектоническая трансформация всей международной системы правопорядка. Созданные после Второй мировой войны механизмы поддержания международного мира и правопорядка неадекватны вызовам и угрозам начала нынешнего столетия – это признают все ведущие ученые мира. Как универсальные, так и региональные международные военно-политические организации уже не способны существующими методами управлять мировыми кризисами и отвечать таким современным вызовам, как терроризм, наркотрафик, транснациональная преступность.

Бомбардировки Югославии, госперевороты и уничтожения государственности Ирака, Ливии, Сирии, перманентная гражданская война в Египте показывают, что ни универсальная система коллективной безопасности, действующая в рамках ООН, ни региональные системы не могут существенно повлиять на конфликты, разжигаемые крупными мировыми державами в своих геополитических и геоэкономических интересах.

Для России особую опасность представляет рост национального и религиозного экстремизма, особенно в регионах Поволжья, Северного Кавказа, подогреваемый рядом исламских государств, таких, как Саудовская Аравия, ОАЭ.

Одной из угроз является переинтерпретация норм международного права. Неправительственные общественные организации, правозащитники и иные активисты делают различные структуры международного и национального уровня инструментами для международно-правовой защиты своих идей. Например, через авторитетные институты – договорные органы ООН – такие, как Комитет по правам ребенка и по ликвидации всех форм дискриминации женщин, Комитет по правам человека, некоторые структуры Совета Европы, включая даже Европейский суд по правам человека, навязываются идеи защиты прав гомосексуалистов, однополых браков, гендерного равенства, ювенальной юстиции, эвтаназии, педофилии и многое другое. Организованные группы сторонников радикальных социальных идей, направленных на противоестественное переустройство общества, влияют с помощью этих ресурсов на создание международных документов и принятие решений. Затем, используя полученные международные ресурсы, они активно вовлекают в деятельность общественные организации разных стран, финансируя их деятельность. Соответственно, такие организации влияют на власти своих стран, заставляя их исполнять неправомерные рекомендации, выдаваемые за «международные стандарты».

При этом под этими стандартами понимают так называемые «замечания общего порядка», даваемые комитетами в ходе толкования международных договоров. Таким образом, их нормы, получают новое осмысление, переинтерпретируются, меняя свой смысл. Например, Комитет по ликвидации всех форм дискриминации женщин неоднократно требовал от независимых государств пересмотра их конституций: требовал у государств отменить такие праздники, как «День матери» и «День отца»; обеспечить конституционно право на «легкий и быстрый» аборт; легализацию проституции и право несовершеннолетних девочек без ведома родителей пользоваться контрацепцией и иными медицинскими услугами по их «сексуальному здоровью». Или другой пример, Комитет по ликвидации дискриминации женщин и Комитет по правам ребенка в своих рекомендациях неоднократно настаивали на необходимости обеспечить обязательный доступ всех детей, мальчиков и девочек, к полному сексуальному образованию. Комитет по правам ребенка особо настаивал, что оно должно обеспечиваться независимо от воли их родителей.

В 2006 г. группа экспертов, отстаивающих т.н. «права сексуальных меньшинств», одобрила документ под названием «Джокьякартские принципы». Путем перетолкования существующих международных правовых норм, его авторы попытались создать новые права, не имеющие реальных оснований. Этот документ, в частности, заявляет, что «гендерная идентичность» – это «глубокое осознание тем или иным лицом внутренних и индивидуальных особенностей гендерной принадлежности, которая может как совпадать, так и не совпадать с полом по рождению». Несмотря на ясные возражения целого ряда государств, на это определение впоследствии не раз ссылались должностные лица ООН, а затем его аналоги начали появляться и в документах официальных лиц Совета Европы.

Другой пример, Всемирной организацией здравоохранения был разработан документ, озаглавленный «Стандарты сексуального образования в Европе: документ для лиц, определяющих политику, руководителей и специалистов в области образования и здравоохранения». Он предусматривает необходимость сексуального образования детей, начиная с момента рождения. Понятно, что для национальной безопасности России реализация таких «стандартов» катастрофична.

С этой целью, 6 декабря 2013 года Конституционный суд РФ постановил, что только он может разрешить вопрос о применимости законодательных норм, которые препятствуют исполнению постановления Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), но не были ранее признаны неконституционными. Дело в том, что согласно ст.15 Конституции РФ правила международного договора России выше по юридической силе тех правил, которые предусмотрены законами Российской Федерации. Российская Федерация в ст. 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней» признала юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней.

Постановления Европейского суда, принимаемые в отношении Российской Федерации, являются составной частью правовой системы России. Однако только Конституционный суд может решить проблему соответствия Конституции той или иной норме законов, а следовательно, в случае непротиворечия Основному закону нормы, препятствующей исполнению постановления Европейского суда по правам человека, предложить «возможные способы реализации решения международной инстанции», как сказано в Постановлении.

В контексте суверенитета России важно отметить и вопрос о верховенстве международных договоров Российской Федерации. Основополагающая норма содержится в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ: «Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». При этом не всегда международный договор Российской Федерации непосредственно изменяет положения российского законодательства. Федеральный закон от 15.07.1995 № 101-ФЗ (ред. от 12.03.2014 № 29-ФЗ) «О международных договорах Российской Федерации» в статье 6 прямо указывает формы выражения согласия Российской Федерации на обязательность для нее международного договора. Согласие Российской Федерации на обязательность для нее международного договора может выражаться путем: подписания договора; обмена документами, образующими договор; ратификации договора; утверждения договора; принятия договора; присоединения к договору; применения любого другого способа выражения согласия, о котором условились договаривающиеся стороны. При этом решения о согласии на обязательность для Российской Федерации международных договоров принимаются органами государственной власти Российской Федерации или уполномоченными организациями в соответствии с их компетенцией, установленной Конституцией Российской Федерации иными актами законодательства Российской Федерации.

<< | >>
Источник: НЕИЗВЕСТНЫЙ. НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ. 2016

Еще по теме 5.4. Верховенство норм международного права и национальные интересы России:

  1. Тема 4. СООТНОШЕНИЕ НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО И НАЦИОНАЛЬНОГО ПРАВА
  2. СООТНОШЕНИЕ НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА И РОССИЙСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
  3. 1.3. Национальные интересы России: понятие и виды
  4. 5.2. Национальная безопасность, международное право и внешняя политика России
  5. § 4. Опыт реализации норм международного права и отечественного законодательства, регулирующих правовой статус иностранных военнопленных, находящихся на территории России в годы Первой мировой войны
  6. Новикова Е.В. Наумова А.В.. Верховенство права и проблемы его обеспечения в правоприме­нительной практике, 2010
  7. Тема 5. Международное право и национальная безопасность России
  8. § 6. Соотношение международного и национального права
  9. Имплементация норм, принципов и институтов международного права
  10. 5.1. Роль международного права в обеспечении национальной безопасности
  11. 2.2.3. Регулирование международной торговли услугами на национальном и международном уровнях
  12. Социальное государство и национальные интересы