<<
>>

Классификация конституций

Вопрос о классификации конституций достаточно полно разработан в научной литературе. Критерии, по которым классифицируют конституции, самые разнообразные, поэтому говорить о сложившейся системе и структуре классификаций несколько затруднительно, в связи с чем, мы приведем в настоящей книге такие способы, которые нам в данный момент кажутся наиболее популярными в науке и наиболее адекватными действительности.

Чаще всего, характеристику и классификацию конституции начинают со следующей триады: юридическая/фактическая конституция; реальная/фиктивная конституция и живая/мертвая конституции. Эти три пары, чаще всего, называют, когда хотят охарактеризовать главные подходы к оценке конституции.

Что такое юридическая и фактическая конституция, как соотносятся эти два понятия? Самый популярный и понятный термин – юридическая конституция.

Юридическая конституция – это конституция в собственном смысле слова: нормативный акт, который имеет определенную сложившуюся форму, акт, который принят по установленным правилам.

Этот акт имеет определенный набор статей, название. То есть, это реальное воплощение главного закона. Иногда это называют конституцией в материальном смысле. Очень удачно определяют юридическую конституцию американские государствоведы. По их выражению, юридическая конституция – это такая конституция, которую можно положить в карман.

Фактическая конституция – это формула, которая обозначает не нормативный акт, а сложившуюся систему общественных отношений, причем систему, связанную с устоями данного общества, систему отношений в сфере реализации государственной власти, деятельности высших органов управления, в сфере реализации и регулирования прав и свобод граждан, т.е. в сфере самых главных институтов конституционного права.

Фактическая конституция – это сложившийся порядок в конкретной стране.

Фактическая конституция – это ответ на вопрос, как люди живут, как действует государство. Почему эти два понятия называются в паре? Потому что одно предполагает другое, одно зависит от другого, одно характеризуется другим. Если то, что записано в юридической конституции фактически существует, значит, эти понятия практически совпадают. В этом случае используется вторая группа терминов – реальная и фиктивная конституция.

Если фактическая и юридическая конституции идентичны, то юридическая конституция реальна. Она соответствует действительности. Если же какие–то нормы, записанные в конституции, не существуют в жизни (например, в конституции записано, что президент избирается каждые четыре года, а он не избирается лет шестнадцать, под предлогами чрезвычайного положения или «по просьбе трудящихся»), то конституция становится фикцией – ее называют фиктивной конституцией. Есть примеры, когда конституции бывают реальными и когда бывают фиктивными. Стопроцентной реальности и стопроцентной фиктивности не бывает. Но если фикция или реальность превышают какой–то определенный предел, грань, то совсем необязательно, чтобы это было сто процентов. Если 2–3 основных государственных института не работают, то конституцию можно считать фиктивной.

Понятия «живая/мертвая» конституция наиболее характерны для американского государствоведения, и не вполне совпадают с ранее названными. Под живой конституцией понимаются не только действующие, реальные нормативный акт, а еще и сложившиеся традиции, обычаи, которые дополняют конституцию. Живая конституция – это всегда нечто большее, чем просто нормы права. Например, для США живая конституция – это еще и сотни толкований Верховного Суда (так называемые «кейсы»), так как многие из них содержат конкретные правила и толкования законов. Конституционное право США (американское конституционное право) – это не просто несколько страничек американской конституции и комментарии к ним. Это еще и несколько томов решений Верховного Суда и других судов, это обычаи, традиции.

Обычаи и традиции характерны для стран англосаксонской системы, поэтому они есть и в США. Мертвая конституция – обозначение того, что писаная конституция, юридическая конституция, не действует, т.е. нормативный акт является просто мертвой буквой. Обычно такая ситуация присутствует в странах с очень жестким тоталитарным режимом.

Более простым способом классификации является деление действующих конституций по времени их принятия. С известной степенью условности, но на основе реальных фактов, действующие зарубежные конституции можно разделить на четыре группы: старые зарубежные конституции, новые конституции, новейшие конституции и сверхновейшие конституции.

К старым конституциям относят конституции, принятые за очень большой период времени. Данную группу можно обозначить так: это конституции, принятые в период с конца XVIII века по 18 год нынешнего века. Почему именно такие даты?

Конец XVIII века – это принятие первой писаной конституции (США, 1787 г.). А 18 год XX века – окончание Первой мировой войны. Конечно, такой отрезок достаточно условен. Но все–таки именно в этот период принимались так называемые «старые» конституции.

Старые конституции – юридически закрепляли определенные экономические и политические события. Долгое время в нашей литературе писали, с известной степенью утрирования, что эти конституции были продуктом буржуазных революций. Если чуть–чуть отвлечься от классовых ярлыков («пролетарский», «буржуазный»), то, примерно, то же самое можно сказать иначе. Первые конституции, которые мы называем старыми, – это юридическое оформление перехода ряда стран Западной Европы и Северной Америки к новому типу общества – индустриально–рыночному обществу. Юридически закреплялся переход от феодальных отношений в экономике и политике к индустриально–рыночному способу производства, который долгое время назывался и называется буржуазным. Но дело было не в том, что он буржуазный или рыночный – это все словесные клише. Дело в том, что изменилась жизнь, изменились отношения между людьми.

Новые отношения нужно было по–новому закрепить юридически.

Первые буржуазные революции происходили в Англии и Голландии. Но поскольку эти страны были первыми, то эти революции происходили там долго, «вяло», и не всегда сопровождались такими яркими событиями, как, например, взятие Бастилии во времена Великой Французской революции или «бостонское чаепитие», начавшее войну за Независимость в США. Там переход к новым экономическим отношениям сопровождался постепенными и неявными победами и отступлениями. Не было настолько эффектных событий, после которых можно было бы сказать, что революция свершилась и ее надо закрепить в виде юридического и политического документа. Такие яркие и эффектные события как раз и происходили во Франции и будущих Соединенных Штатах, и, видимо, поэтому там и были приняты первые писаные конституции. Кроме того, важную роль в этом сыграла и, так называемая, ментальность народа. Хотя, возможно, в этих утверждениях и есть определенная доля фантазии и допущения.

Первые конституции появились не на пустом месте. Первоначально возникла определенная идеология, которая содержалась в работах виднейших мыслителей того времени. К их числу можно отнести англичанина Джона Локка, француза Шарля Луи де Монтескье, которые сформулировали и развили теорию разделения властей. Ряд других мыслителей, в том числе, знаменитый философ Вольтер, или писатель и философ Жан–Жак Руссо, также писали о новом характере государства, о том, что абсолютизм не может считаться достойной формой правления; писали о правах и свободах, о необходимости уничтожения сословного неравенства и т.д.

Конечно, не случайно появились такие великие умы, потому что данные идеи вызревали в обществе, а они их «всего лишь» точно формулировали. Эти идеи были популярны не только среди просвещенных слоев, а падали на «взрыхленную почву», были популярны и среди третьего сословия, и среди самого простого народа.

Как известно Шарль Луи де Монтескье писал, что в обществе, если оно желает быть свободным, а не деспотичным, власть должна быть закреплена за тремя основными органами: законодательная власть должна быть поручена парламенту, исполнительная – правительству, судебная – судебным органам, работающим на основе закона и подчиняющимся только закону.

Так случилось, что первой писаной конституцией была американская конституция. Но «отцы основатели» (люди, которые писали эту конституцию) хорошо знали теорию разделения властей, были знакомы с работами французских, английских мыслителей, поскольку получали образование не только у себя в США, но и в Европе. После того, как недостатки абсолютизма стали явными, как стало очевидным, что сословное деление людей несправедливо, что оно мешает даже производству, поскольку крепостные крестьяне не могут наниматься на работу и продавать свой труд, стало также очевидным, что соединение в одних руках всех видов власти не только несправедливо, но и нерационально и неразумно, после этого и произошли эти знаменитые буржуазные революции, которые повлекли за собой выдающиеся перемены в сфере экономики и политики.

Что было закреплено в «старых» конституциях? Можно отметить несколько их самых характерных особенностей. Эти особенности есть существенные и второстепенные. К числу самых важных особенностей «старых» конституций можно отнести следующие:

1. Закрепление принципа разделения властей. Это означает, что в конституциях того времени были закреплены, так называемые, «ветви власти». Классическим примером этого закрепления является американская конституция, первые три статьи которой сформулированы на основе принципа разделения властей. Первая статья начинается с того, что всей законодательной властью наделяется Конгресс, статья вторая – с того, что исполнительной властью наделяется Президент США, а статья третья начинается с того, что судебной властью наделяется Верховный суд США и те нижестоящие суды, которые может создать Конгресс. Это классическая триада. «Разделение властей» стало основным принципом построения государственной власти, который в США был дополнен системой «сдержек и противовесов».

2. Новая структура власти как реализация принципа разделения властей. Новые государственные доминанты, новое построение власти, получившее затем название «парламентаризма», т.к. самое характерное для большинства европейских конституций того времени было господство парламентской власти.

Парламент, при равенстве других властей, занимал доминирующее место. Парламентаризм был фактически одним из принципов старых конституций.

3. Закрепление комплекса прав и свобод личности. На знаменах Французской революции было написано «Свобода, равенство, братство». Равенство означало, прежде всего, правовое равенство, т.е. одинаковые возможности для всех по закону. Было устранено существовавшее до сих пор феодальное неравенство, которое распространялось на все сферы жизни, вплоть до уголовного судопроизводства (например, показания одного дворянина можно было опровергнуть показаниями только четырех или трех крестьян, поскольку они были неравны, и слово слову не равнялось). Вместе с этими свободами произошло уничтожение сословий – дворянства, мещанства, купцов, крестьян – было введено новое понятие – гражданин. Об этом речь пойдет в следующих разделах нашей книги. Комплекс прав включал как бы важнейший минимум прав и свобод – личных и политических.

4. Конституционное (законодательное) закрепление охраны и защиты частной собственности. Закреплялась собственность как правовой институт и частная собственность как право личности. Знаменитая Декларация прав человека и гражданина, принятая во Франции в эпоху Французской революции провозгласила, что частная собственность священна и неприкосновенна. Эти слова, над которыми долгое время насмехались большевики, на самом деле заслуживают всяческого уважения, потому что человек без собственности, или государство, в котором собственность человека не охраняется – это ненормальное явление. Человек без собственности – это то, что у нас сейчас называют «бомж». Это человек, у которого нет никаких привязанностей, нет своего дома, земли, лошади, автомобиля и т.д. Это человек, который даже ради каких–то пустых обещаний любого демагога на государственной должности готов на все. Он зависит от государства и принадлежит государству, государство может приказать ему все, что угодно. Это несвободный человек.

Государство, которое покушается на собственность человека – тоталитарное государство. Свобода, охрана и защита частной собственности – очень важный принцип свободы вообще, он нарушался при феодализме, но стал краеугольным камнем нового экономического устройства в индустриально–рыночной экономике.

5. Можно назвать еще один (пятый) важный принцип, который был характерен, может быть, не для всех государств, не для всех конституций того периода (для некоторых больше, для некоторых меньше). Речь идет о новом принципе взаимоотношений центральной власти с территориальными единицами. В одном случае это был принцип федерализма (США), по которому центральная власть и субъекты федерации строили свои отношения на условиях почти партнерства, во всяком случае, на основе разделения компетенции. Не в такой мере, но все–таки также новые принципы были положены в основу отношений между центральной властью и административными единицами и в других странах. Появились полномочия, принадлежащие только центральной власти, и полномочия, входящие в компетенцию провинций, регионам и т.д.

Эти пять основных моментов наиболее характерны для старых конституций. Однако кроме этих черт, можно назвать несколько особенностей второго ряда. К числу иных особенностей можно отнести то, что старые конституции были невелики по объему, достаточно просты (если не сказать, примитивны) по структуре. Если их оценивать с сегодняшней точки зрения, то написаны они архаичным, а иногда не вполне внятным языком. Иногда они включали какие–то случайные моменты, туманные статьи или строки, которые не ясны для читателей.

Чем объяснить эти особенности? Мы полагаем, что эти объяснения просты – каждый исторический этап имеет свой колорит, свои особенности. Естественно, старые конституции были невелики по объему, потому что не было накоплено достаточно опыта, чтобы писать развернутые юридические тексты. Писали обычно столько, сколько могли придумать самых важных постулатов на тот момент. Главным образом, закреплялась структура власти, конкретные органы власти, при этом иногда забывались какие–то важные институты. Если вспоминать американскую историю, то даже противостояние федералистов и антифедералистов не оправдывает все–таки невключение главы (по по–американски – статьи) о правах и свободах в конституцию – это существенная оплошность, какую бы историческую подоплеку под это ни подводили. Этот недостаток был, как бы исправлен, т.к. появилось десять, так называемых, поправок к конституции. Но все равно, это было некое дополнение (хотя его назвали Биллем о правах), а не полностью органичная часть конституции. Такие примеры есть и в других странах.

Конституции были написаны архаичным языком, потому что не было опыта писать документы подобного рода, авторы пытались заимствовать из древних норм старинные обороты (иногда умышленно, иногда нет) для придания тексту особенной торжественности, иногда просто в силу традиции. Слово «конституция» было взято из древних римских нормативных актов, так начинались указы императоров Рима (Constitutio – учреждаю, устанавливаю). В некоторых случаях такие «специфические особенности» делались умышленно. Например, многими источниками приводится знаменитая фраза Наполеона, который, напутствуя своих юристов, писавших для него конституцию, сказал им, что будущая «конституция должна быть краткой и туманной». Требуя краткости, Наполеон подразумевал, что конституция должна быть удобна для использования, а, говоря о туманности, он полагал, очевидно, что она должна быть таковой для того, чтобы юристы, в сложных случаях, могли толковать эти «туманные» места так, как это выгодно государству, а в лице государства ему – Наполеону Бонапарту.

В американской конституции и сейчас можно прочесть прямые упоминания о рабстве, поскольку, когда писалась конституция США, рабовладение было вполне законным делом. Первый президент, Джордж Вашингтон, был плантатором и рабовладельцем, как и многие другие его товарищи. Прямо писать об этом «отцам–основателям» было неудобно, особенно знавшим работы французских просветителей. С другой стороны, без компромисса с южными штатами, которые не мыслили своей экономики без рабовладения, невозможно было написать конституцию. Поэтому в качестве отражения определенного исторического этапа в конституции США можно увидеть упоминание о рабовладении. (См., к примеру, ст.1, раздел 2, абз.3).

В любом случае, старые конституции – это очень важный этап всемирной истории государства и права. Именно эти старые конституции легли в основу для принятия затем более совершенных. Их нельзя оценивать однозначно – хорошие они или плохие. Они такие, какими они могли быть в свое время. В настоящее время осталось очень немного старых действующих конституций. Среди них – американская конституция 1787 года, швейцарская 1874 года и еще нескольких стран (Норвегии 1814 г., Люксембурга 1868 г.). Конечно, таких конституций осталось очень мало. Например, одна из самых старейших конституций – конституция Бельгии 1831 года – была в 1994 году заменена на новую. Если процесс обновления конституций будет идти дальше, то, скорее всего, из «старых» конституций останется все та же первая и единственная федеральная американская конституция 1878 года.

Вопрос о необходимости принятия новых конституций – дело очень субъективное, и в каждой конкретной стране это происходит по–разному. За те же двести лет, во время которых действует американская конституция, во Франции уже сменилось, как минимум, 14 (разные источники называют разные цифры). Сейчас действует пятнадцатая. Чем объяснить эту ситуацию? Очевидно тем, что появление каждой конституции свидетельствует об определенных изменениях, происходящих в данной стране. Некоторые государства более податливы на изменение конституции, а некоторые считают это нецелесообразным и вредным. Например, во Франции сменилось несколько режимов, сменилось четыре республики, сейчас действует пятая. Почти каждый из новых режимов, принимал новую конституцию. А США пережили и гражданскую войну, и сильные экономические потрясения, а конституция была почти неприкосновенна.

Конституции новые. К ним мы относим конституции, принятые в период между Первой и Второй мировыми войнами. Это достаточно интересный период времени (1918–1945 гг.). Период между войнами представляет собой очень насыщенный событиями отрезок человеческой истории. Происходило определенное переустройство мира по итогам Первой мировой войны и появления ряда новых государств. Произошло дальнейшее развитие демократии и демократических традиций. Это был хоть и короткий период, но весьма насыщенный. Для конституционных процессов того времени наиболее характерны следующие моменты.

Появился ряда новых конституций, которые были приняты в новых государствах (Польша, Финляндия, Чехословакия, Югославия, Венгрия и т.д.). Поскольку появился десяток новых государств, каждое из которых приняло свою конституцию, и они, конечно, воплощали новое видение мира. Кроме того, старые конституции тоже изменялись, но они изменялись примерно в том же стиле, что создававшиеся новые.

Новые конституционные тексты закрепили демократизацию избирательной системы, поскольку цензовое избирательное право, которое господствовало до Первой мировой войны стало политически неудобным, стало осознаваться обществом как нечто отжившее и неправильное. Вместо того, что в выборах участвовали только собственники (имущественный ценз долгое время был непререкаем), оно стало всеобщим. Кроме того, избирательное право стало предоставляться женщинам. Это характерно для новых конституций, а в связи с этим такие изменения стали включаться и в действующие старые конституции.

Происходило совершенствование правовой техники. Конституции этого периода стали более объемными, включали новые главы, увеличили перечень прав и свобод, т.е. стали более совершенными и с формальной точки зрения. К числу действующих конституций того времени можно отнести конституции Финляндии, Ирландии, княжества Лихтенштейн, и некоторых других государств.

Третья разновидность конституций – конституции «новейшие». Это конституции, принятые после 1945 года до конца 70–х – начала 80–х годов. Они делятся на две подгруппы.

После Второй мировой войны, когда была разгромлена гитлеровская Германия и ее союзники, вместо тоталитарных режимов сразу появилось много государств с демократическими режимами, демократическими формами правления. Этим государствам были нужны и новые конституции. Волна демократизации и была отмечена в этих конституциях.

Среди первой волны «новейших» конституций была Конституция Франции 1946 года, Конституция Италии 1947 года, Конституция Японии 1947 года, основной закон ФРГ 1949 года. Это были конституции тех государств, которые были агрессорами. Естественно, после войны в этих государствах писались конституции с «обратным знаком». В создании некоторых таких конституций принимали участие самые широкие демократические силы. Например, в написании итальянской конституции принимали участие социалисты, коммунисты, и другие «левые» деятели, которые воевали против тирании и приняли участие в устройстве нового государства. В написании конституции Японии принимали участие американцы, которые хотели, чтобы в будущем никаких военных конфликтов между ними и Японией не было. В этих конституциях просматривается самый широкий спектр прав и свобод личности, там предусмотрены различные, необычные доселе, нормы. Так в конституции Италии гарантируется право на труд, оговаривается право рабочих участвовать в управлении производством, а в конституции Японии есть совершенно необычные статьи, как, например, запрет участвовать в войнах как в способе разрешения конфликтов и даже запрещение иметь вооруженные силы. Это все достаточно необычно.

Второй волной «новейших» конституций были конец 50–х – 60–е годы. Это было время крушения системы колониализма и принятия нескольких десятков конституций бывших колоний. Это был очень интересный этап в конституционной истории мира. Для этих конституций характерно дальнейшее развитие правовой техники. В написании конституций этих постколониальных государств часто принимали участие выдающиеся специалисты, поэтому там иногда создавались замечательные образцы конституционного строительства. Было несколько вариантов создания таких конституций. Например, в некоторых странах государство–метрополия вместе с актом о независимости одновременно предоставляла бывшей колонии конституцию, как одно из условий независимости. Предполагалось, что по такой конституции бывшая колония будет жить какой–то определенный период времени, достаточный для того, чтобы сохранить стабильность в стране и преемственность государственных традиций, выгодных бывшей монополии.

В некоторых странах конституции разрабатывались специалистами международных организаций – например, ООН. Естественно, Организация Объединенных Наций старалась привлечь лучших специалистов. Созданные ими конституции были достойными юридическими документами. Бывали варианты, когда конституции писали местные специалисты (если они были), но с привлечением иностранных профессоров, практиков, что тоже давало неплохие результаты. В любом случае, этот период характеризовался новой волной новых конституций.

До настоящего времени дожило очень немного из тех конституций. Причиной тому – субъективные факторы. К этим факторам следует отнести, прежде всего, политическую нестабильность в этих странах – перевороты и революции, экономические кризисы и т.д. – в результате чего зачастую очень неплохие конституции отменялись, правительство, не умея улучшить жизнь, «улучшало» конституцию. Принимались новые конституции. Приходили новые правительства – принимали еще более новые конституции. В настоящее время конституции 60–х годов уцелели лишь где–нибудь в двух–трех освободившихся странах.

Четвертая разновидность конституции – сверхновейшие конституции. Конечно, такое наименование тоже условно. К сверхновейшим конституциям отнесем конституции примерно последних двадцати лет. Для данного периода характерна дальнейшая демократизация в сфере государства и права. В этот сравнительно небольшой период пало несколько тоталитарных режимов (например, режим диктатора Франко в Испании, режим диктатуры в Португалии, режим «черных полковников» в Греции). Каждое установление демократии знаменовалось в большинстве случаев принятием новой конституции. Поэтому мы можем знакомиться со сверхновейшими конституциями – Испании 1978 года, Португалии 1976 года, конституция Греции 1975 года. После свержения диктатуры появилась и конституция Бразилии 1988 года. К самым сверхновейшим конституциям можно отнести конституции государств, возникших в последние пять лет – т.е. бывших республик СССР и бывших стран «социалистического содружества». В большинстве из них уже приняты сверхновейшие конституции – это конституции Болгарии, Венгрии, Чехии, Словакии, Македонии, Украины, Казахстана, стран Средней Азии, Молдавии, Литвы, Эстонии и других республик.

Некоторые из новых государств не принимали новые конституции, а восстанавливали старые. В Чили, после восстановления демократии, в конституцию были включены ряд демократических дополнений, которые изменили ее сущность. Но, поскольку мы говорим о сверхновейших конституциях, мы, прежде всего, будем рассматривать конституции новые и по форме, и по содержанию, и по времени принятия.

Конституции делятся на писаные и неписаные. Это деление достаточно условно, но очень традиционно. Писаными конституциями являются конституции, которые имеют конкретную юридическую форму. Такая конституция – это определенным образом кодифицированный сборник норм, который имеет четкую структуру, название, принимается в установленном законом порядке. Писаных конституций большинство.

Неписаная конституция – понятие условное. Под неписаной конституцией принято понимать определенный набор законов, который регулирует самые важные отношения в жизни государства и общества. Кроме того, в неписаную конституцию принято включать судебные решения, имеющие характер прецедента и некоторые правовые обычаи, а все вместе это считается неписаной конституцией. Считается, что есть три страны, в которых действует неписаная конституция: Великобритания, Новая Зеландия и Израиль. Великобритания имеет «неписаную» конституцию очень длительное время, и, по нашему мнению, авторы теории неписаной конституции – это, прежде всего, британские государствоведы, которые, вполне возможно, придумали такой термин, чтобы оправдать отсутствие у них единой кодифицированной конституции.

В число актов, составляющих неписаную британскую конституцию, принято включать законы, начиная с глубокой древности (с XIII века) и до наших дней, которые регулируют самые важные аспекты тех или иных сторон деятельности государственных органов и права жителей Британии. Самым старым актом подобного рода является «Великая хартия вольностей» 1215 года (по латыни – Magna Carta). Кроме этой хартии в группу наиболее известных законов входят Habeas corpus act 1679 года, Билль о правах 1688 года, Закон о престолонаследии 1701 года. Более современные – Закон о парламенте (1911 и 1949 годов), Акт о пэрстве (1963 года), Акт о расовых отношениях (1968 года), Акты о народном представительстве (1949 и 1969 года), Акт о местном управлении (1972 года) и ряд других. Такие законы получили название в британском праве «Статутное право» («статут» – закон). Кроме статутного, в неписаную британскую конституцию входит, так называемое, «Общее право» (Common law) – т.е. судебное (прецедентное право). Судебное право – это решения судов, которые используются в качестве норм. В числе прочего, например, в британскую неписаную конституцию входит судебное решение 1611 года об ограничении прав монарха, или решение 1922 года, где сказано, что исполнительная власть не может вводить налоги на граждан без решения Парламента. В 1936 году суд разрешил полиции входить в общественные места, если есть разумные основания подозревать, что там могут быть беспорядки. В неписаную британскую конституцию входят и конституционные обычаи, и даже используются доктринальные источники, о которых мы говорили выше.

Некоторые авторы называют британскую конституцию странным явлением. Мы полагаем, что понятие «неписаной» конституции – это просто «игра ума» английских государствоведов, из вежливости поддержанная за пределами Соединенного Королевства. По нашему мнению, Британия не приняла писаную конституцию потому, что такая конституция впервые появилась на территории бывших британских колоний, т.е. тех тринадцати территорий, которые образовали Соединенные Штаты. По нашему, конечно, чисто теоретическому предположению, британские правоведы и политики, возможно, посчитали обидным для себя, что на территории колоний, где проживали, как они полагали, необразованные, примитивные колонисты и, к тому же, «бунтовщики», вдруг приняли конституцию, а Британия отстала. Поэтому, возможно, они не стали ничего менять в своей системе, не стали принимать кодифицированную конституцию.

Бывший доминион Великобритании – Новая Зеландия – возможно, не принимала и не принимает конституцию в порядке солидарности, со своей «матерью–родиной», потому что абсолютное большинство жителей Новой Зеландии – это потомки англичан.

Достаточно интересна ситуация с неписаной конституцией Израиля. Есть несколько версий по поводу того, почему в Израиле нет писаной конституции. Одна из версий сводится к тому, что Израиль, хотя и является светским государством, но придает большое значение религиозным обрядам и традиционной религии – иудаизму. Израильтяне, не без основания, полагают, что им удалось сохранить свою национальную самобытность и культуру и восстановить государство, которого не было две тысячи лет, благодаря тому, что сохранились главные ценности израильского народа, благодаря сохранению их религии. Израильтяне называют свою страну «Страной книги», имея в виду под этой книгой священные книги Израиля – Пятикнижие, Талмуд и другие. При обсуждении вопроса, следует ли принимать конституцию, как свидетельствуют некоторые авторы, высказывалось мнение, что для Израиля достаточно одной священной книги. А если появится конституция, она могла бы тоже претендовать на роль какого–то важнейшего источника, как бы второй главной книги. По другим версиям, здесь определенную роль сыграло «британское влияние», т.к. Израиль возник на подмандатной британской территории – Палестине, и много английских обычаев прижилось на этой древней земле. Стало быть, это тоже дань английской традиции. Нужно сказать, что израильтяне – достаточно умело вышли из того положения, что у них нет конституции. Они приняли вот уже девять основных законов (по другой версии их называют фундаментальные законы), каждый из которых представляет собой как бы главу конституции. К примеру, первым таким законом был закон о Кнессете, т.е. о парламенте, это закон 1958 года. Следующим был Закон о земле (территории) Израиля (1960 года). Третий фундаментальный закон посвящен президенту государства (1964 года). Следующий фундаментальный закон называется «Правительство» (1968 года). Далее был принят закон «Экономика государства» (1975 года), потом – фундаментальный закон об израильских вооруженных силах (1976 года), потом закон 1980 года «О столице», закон о судоустройстве (1974 года), да- лее – закон 1988 года «О контрольных органах». Последний закон – «О правах человека». К этим фундаментальным законам примыкает еще ряд законов, очень важных, но без названия «фундаментальный»: Закон о праве возвращения, которым регулируется репатриация евреев на историческую родину (Закон 1950 года), Закон о равноправии женщин (1951 год), Закон о гражданстве (1952 года), Закон о судьях, Гражданский кодекс и другие. Мы полагаем, что если взять хотя бы этих девять фундаментальных законов и сложить в одну стопку, то получится нечто вроде конституционного кодекса. Конечно, конституционный кодекс – это не конституция, но, безусловно, нечто конституционное.

<< | >>
Источник: Чудаков. М.Ф.. Государственное право зарубежных стран.2005. – 331 с.. 2005

Еще по теме Классификация конституций:

  1. § 1. Понятие и классификация экономических прав и свобод человека и гражданина по Конституции Российской Федерации
  2. 47. Принятие Конституции СССР 1977г.Конституция БССР 1978г.
  3. Глава 4. КОНСТИТУЦИЯ - ОСНОВНОЙ ЗАКОН ГОСУДАРСТВА 4.1. Понятие и сущность Конституции
  4. §1.Понятиﺍе, признаки конституции. Сущность конституции
  5. Конституция Гельветической республики была составлена на основе конституций Франции и США и во многом заимствовала идеи Просвещения.
  6. Структура Федеральной Конституции полностью была заимствована из Федеральной Конституции от 12 сентября 1848 г. и состояла из ста двадцати одной статьи
  7. 36.Конституция СССР 1936 г. Конституция БССР 1937 г. Судебная система БССР в 30-е г. 20 в.
  8. 1.1. История разработки и использования товарных классификаций в международной торговле. Современные классификации, используемые в России и в мире
  9. §2. Форма, структура Конституции Российской Фﺍедﺍерации. Значﺍениﺍе прﺍеамбулы, заключитﺍельных и пﺍерﺍеходных положﺍений. Основныﺍе чﺍерты и особﺍенности Конституции 1993 года
  10. 4.4. Виды конституций
  11. Лекция 13. Зарубежные конституции
  12. Отмена конституции
  13. Мельников В.В.. Экономическое содержание Конституции России. 2011, 2011