<<
>>

Общим в правовой истории Египта и Индонезии явилось то, что, во- первых, принцип независимости судов в системе государственных органов был декларативным.

Во-вторых, или в Египте или в Индонезии судебный процесс применения ИСП был воспринят от светской (западной) системы судопроизводства. В Египте это была комбинация французской и британской юридической традиции, а в Индонезии голландской и американской.

В-третьих, сходство в пространстве расположения исламского сообщества в пределах границы государства, понимаемого в качестве этнического, а не в качестве исламского. Несмотря на различный исторический контекст, оба государства не могли предоставить все юридическое пространство государства исламским сообществам. У такой практики была двойная мотивация. С одной стороны, поддержать государственную легитимность, объединив неисламское сообщество под баннером понятия этнического государства (социальные изменения, которых не избегают). С другой стороны, государство не позволило бы себе быть полностью светским в глазах исламского сообщества, это привело бы к потере моральной поддержки исламского сообщества.

Положительный результат такой политики заключался в том, что требование исламских сообществ о применении ИСП могло быть принято в пределах государственного аппарата, но это принятие ограничивалось только этим вопросом и не расширялось на другие правовые аспекты, такие, как исламское уголовное право или другие элементы исламского права.

Принятие религии в контексте египетских и индонезийских этнических государств могла быть определена как приватизация, ограниченная «кругом семьи», а не «кругом индивидуальности». То, что вне «круга семьи», должно секуляризоваться от религии. Таким образом, вне семьи - это публичная сфера и публичная жизнь, тогда как в «кругу семьи» - частная жизнь[168].

Анализ процесса отделения церкви от государства и понятия этнического государства, привел Роберта В. Хефэра к следующему заключению: «Оглядываясь на полстолетия назад, становится ясно, что светский национализм послевоенной эры не был предвестником международного развития, а являлся спе-

цифическим продуктом конкретной исторической эпохи.

Сегодня, атеистическому модернизму бросают вызов во многих частях мира...»1.

Необходимость институционализации исламского семейного права в рамках этнических государств убедила исламское сообщество непрерывно давать иное толкование обычным доктринам, особенно тем, которые связаны с традиционными понятиями. Кодификация исламского семейного права проведена на основе реинтерпретации: некоторые обычные доктрины исламского семейного права, такие как монополия развода для мужчины уменьшены, увеличен брачный возраст для женщин, понятие брака и семейных отношений были пересмотрены, решения в браке стало возможным принимать совместно.

Относительно методологии кодификаций в обоих государствах, которые базируются, главным образом, на практике исламского правового механизма, такого как siyasah sar‘iyyah (административная политика правителя), tahayyur (выбор юридических предпочтений) и talfiq (соединяющий существующие судебные решения), можно утверждать, что такая тактика оправдана только для того, чтобы достичь требуемых реформ малой дальности. Но ценность дальнего действия тактики сомнительна, так как она не содержит систематического объяснения для внесения последовательного правового изменения. Следовательно, необходимо научное обоснование для правовой реформы и переопределения «гражданского ислама» для приспособления к продолжающимся социальным изменениям в обоих этнических государствах[169] [170].

По сравнению с Индонезией проникновение ИП в структуру египетского этнического государства, достигшего высшей точки в институционализации и кодификации ИСП, произошло иным образом. В 1950-х гг. было усилие полностью проигнорировать исламский элемент. Но постепенно (с 1970-х гг.), под сильным давлением консервативного исламского крыла, ИП было признано единственным источником для национального законодательного процесса.

Индонезия выбрала другой путь. Светская национальная идеология признает и поддерживает множественное сосуществование юридических ценностей.

Иногда отличающиеся ценности находятся в гармонии, а иногда - в конфликте. Гармонизация и процесс кодификации осуществлены через посредническую власть национальной светской идеологии. В этом процессе нельзя избежать влияния социологических, а также политических механизмов. Доминирующая правящая элита часто играет значительную роль в согласовании фактических противоречивых ценностей и сторон в повседневной жизни национального законодательного процесса.

Особенности индонезийского общества способствовали процессу юридической исламизации. Однако множественные и разнородные ценности в пределах самого общества не могли позволить никакой системе ценностей стать доминирующей. В контексте ИСП одним из отличительных признаков является существование некоторых понятий, которые «отклоняются» от ИП.

Таким образом разнородность индонезийского общества влияла на формирование ИСП, которое может рассматриваться как нарушение нормального и обычного стандарта ислама. Кроме того, видя результат кодификации и текущих дискуссий о роли женщин и стратегии гендерного равенства среди самих мусульманских активистов, можно прийти к заключению, что в будущем ислам в Индонезии будет иметь тенденцию сокращаться, а также уменьшать свою власть и в Египте.

Возникает вопрос: может ли процесс институционализации и кодификации в Египте или Индонезии избежать новых интерпретаций и модификаций исламских правовых понятий. Думается, что невозможно дать однозначного ответа, поскольку нет никакого последовательного подхода, который основывался бы только на позиции одной исламской философской школы. Кроме того, в процедуре принятия закона, которая явно рассматривается как средство, при помощи которого ИП применяется на практике, нет никаких доказательств того, что закон воспринят исключительно из исламской традиции или доктрины. Анализ норм права исламских государств показывает, что большой вклад в формулировку юридических норм и практику их применения с некоторыми модификациями внесла континентальная и англосаксонская правовая традиция.

В этом контексте действительность показывает, что то, что рассматривается как институционализация оформления деятельности исламского суда, по существу подобна усилию по исламской маркировке. Содержание получено из светской традиции, в то время как его имя - ислам. Основной вопрос: почему это происходит? Ответ может заключаться в следующем.

Во-первых, это делается для того, чтобы сохранить политическую и эмоциональную привязанность сторонников исламского права в рамках этнических государств Египта и Индонезии. Процесс маркировки рассматривается ими как признак адаптивного отношения правительства к религиозным символам.

Во-вторых, традиционная практика ислама, связанная с судом и системой государства и права, не может рассматриваться как убедительная и достаточная для современного мира. Содержание исламской правовой традиции и практика исламского суда слишком просты, чтобы быть актуализированными в современной правовой системе. После славной эпохи в первые годы прихода ислам перенес серьезное интеллектуальное банкротство.

<< | >>
Источник: ВАЛЬКО ОЛЕСЯ ЮРЬЕВНА. ИНСТИТУТ БРАКА В ПРАВЕ ИСЛАМСКИХ ГОСУДАРСТВ: ИСТОРИКО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ . Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. 2016. 2016

Еще по теме Общим в правовой истории Египта и Индонезии явилось то, что, во- первых, принцип независимости судов в системе государственных органов был декларативным.:

  1. Глава 4. СИСТЕМА ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ И ПРАВОВЫЕ ПРИНЦИПЫ ИХ ОРГАНИЗАЦИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  2. Что означает независимость третейских судов?
  3. 2. Принцип независимости судей арбитражных судов и подчинения их только закону (ст. 5 АПК РФ).
  4. 3. Конституционные принципы построения и деятельности системы государственных органов Российской Федерации
  5. Принцип независимости органов, осуществляющих организацию и проведение выборов
  6. С юридической точки зрения, в период исламского халифата правовая и государственная система Египта была смесью арабской и исламской традиций
  7. БОРЬБА ЕГИПТА ЗА СВОЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ
  8. Рассмотрение дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц.
  9. 32. Правовое положение должностных лиц в системе центральных органов государственной власти ВКЛ (XIV – середина XVI вв).
  10. Для Англии XVI век был временем капиталистической мануфактуры, аграрного переворота и основания первых английских колоний.
  11. § 8. Основные принципы построения и функционирования системы государственной службы: понятие, система и виды