<<

3.4. Виды процесса претерпевали изменения по мере развития политической организации римского общества и правового регулирования в нем.

В догосударственном обществе каждый расправлялся с обидчиком собственными силами и силами своей семьи. Переход от саморасправы к государственному суду происходил постепенно: вначале внедрением системы регламентации частной расправы путем установления определенного порядка применения насилия к обидчику; далее - системы добровольных, а затем обязательных выкупов; наконец, - передачей дела защиты прав органам государства.

В развитом римском обществе только самозащита, т.е. самоуправное отражение насилия, угрожающего нарушением права, являлась дозволенной. Таким образом предупреждалось будущее нарушение. А вот уже при нарушенном праве запрещалось применять силу для его восстановления. За недозволенное самоуправство применялись неблагоприятные последствия: по декрету Марка Аврелия, кредитор, самочинно захвативший вещи должника для удовлетворения своего права требования, должен эти вещи вернуть: вместе с тем он утрачивает свое право требования. Законом конца IV в. н.э. установлено, что лицо, насильственно захватившее свою вещь у фактического владельца, лишается права собственности на эту вещь и должно ее вернуть тому, у кого она находилась во владении.

Древнейшим процессом был легисакционный, доступный только гражданам и удовлетворяющий их притязания, основанные на квиритском праве. Этот процесс состоял из двух этапов. На первой стадии стороны являлись к судебному магистрату, причем явка ответчика обеспечивалась истцом, и здесь они выполняли требуемые по ритуалу обряды и произносили установленные фразы, в которых истец выражал свою претензию, а ответчик - свои возражения. Другими словами, на этом этапе в строго установленных формах уточнялся предмет спора, взаимные претензии сторон, принимались меры к обеспечению иска (в частности, сторонами вносились определенные суммы денег в качестве залога, предпринимались меры по сохранению спорной вещи).

Все завершалось тем, что претор назначал третейского судью для решения спора. На втором этапе назначенный магистратом по согласованию со сторонами судья проверял представленные последними доказательства и выносил решение.

Например, в споре о принадлежности вещи обе стороны являлись к судебному магистрату вместе со спорной вещью (недвижимость была символически представлена ее частью). Истец, держа в руке прут, брался за вещь и произносил торжественную формулу, в которой утверждал, что вещь принадлежит ему по квиритскому праву, и касался ее прутом. Если ответчик делал то же, магистрат повелевал обоим отпустить вещь (отвести свои прутья). Затем стороны предлагали друг другу внести процессуальный денежный залог, а магистрат, в свою очередь присуждал владение вещью одной из сторон, которая, однако, должна была дать другой стороне гарантию, что в случае проигрыша процесса выдаст вещь. После всех этих строго формальных действий магистрат назначал судью для решения спора по существу. Залог проигравшей стороны поступал в пользу государства.

Со второй половины III в. до н.э. преторы распространили судебную защиту на неграждан и своею деятельностью повлияли на упрощение процесса. Претензии истца и возражения ответчика стали заявляться без каких-либо обрядностей. Неформальное производство первого этапа заканчивалось вручением претором истцу записки, адресованной судье, в которой указывались те предположения или условия, при наличии которых судье предписывалось удовлетворить иск, а при отсутствии этих условий - отказать в иске. Эта записка, содержащая условный приказ судье, называлась формулой. Отсюда весь процесс, приобретший законодательную базу в третьей четверти II в. до н.э., получил название формулярного.

Важное значение нового процесса состояло в усилении активности судебного магистрата. Претор, давая исковую защиту, не был связан старым правилом об изложении иска в точных словах закона. Он получил возможность признавать новые отношения развивавшейся жизни или, наоборот, оставлять порой без защиты отношения, формально отвечающие закону, но уже устаревшие вместе с ним, отказывая в подобного рода случаях в выдаче истцу формулы иска.

Сама формула могла состоять из нескольких частей, обязательными из которых были следующие:

- формула начиналась с назначения посредника для рассмотрения по существу искового требования, т.е. судьи ("Пусть будет судьей Октавий..." (Дигесты. 4, 2, 10, 1). Эта часть формулы называлась номинацией;

- затем шла интенция, в которой определялось содержание претензий истца ("...Если окажется, что вещь, относительно которой идет спор, принадлежит по квиритскому праву Авлу Агерию (условное обозначение истца), то ты, судья..." (Дигесты. 4, 2, 10, 1);

- формула завершалась кондемнацией: в ней судье предлагалось удовлетворить иск, если претензии истца подтвердятся, и отказать в иске в противном случае ("... присуди Нумерия Негидия (условное обозначение ответчика), а если этого не окажется, оправдай". (Дигесты. 4, 2, 10, 1).

Иногда формула расширялась за счет уточнения отношения между спорящими сторонами, установления для одной из них нового права, включения специальных оговорок юридического характера.

В суде первоначальные жесткие правила доказывания уступили место принципу свободной оценки доказательств. Бремя доказывания ложилось на того, кто что-либо утверждал; все доказательства должны были предоставлять сами стороны. Основным доказательством являлись клятвенно подтвержденные свидетельства сторон и свидетелей, но прочие доказательства тоже имели вес. Для судей авторитетный характер имели заявления риторов о том, что свидетельствующие лица заслуживают доверия.

Как в легисакционном, так и в формулярном процессе судебное решение обжалованию не подлежало; оно сразу вступало в силу. Разрешенный судом вопрос не мог быть вторично предметом спора между теми же сторонами. Две формы процесса сосуществовали до 17 г. до н.э., когда Август отменил легисакционный порядок рассмотрения дел.

Принцепсы, дабы как-то компенсировать ограничение реальной власти республиканских магистратов, стали наделять консулов, специальных преторов, а позже провинциальных наместников и императорских чиновников правом вершить суд помимо обычного формулярного производства.

Так появился экстраординарный (когниционный) процесс, позволивший распространить судебную защиту на притязания, которые до тех пор не считались исковыми, например, об алиментах, о взыскании гонораров. Формулярное производство с III в. неудержимо приходило в упадок, а в конце века фактически прекратилось, хотя официально формулы были упразднены в 342 г.

Наиболее важный момент когниционного процесса заключался в том, что все производство вплоть до вынесения решения держал в руках один человек, занимающий государственный пост, уполномоченный принцепсом и опирающийся на его волю. Истец обращался к судебному чиновнику, который рассматривал дело по существу сразу, после того как выступят стороны и их адвокаты. Чиновник принимал заявление от истца и, назначив день суда, от своего имени вызывал ответчика. Если истец не являлся к слушанию дела, оно прекращалось; при неявке ответчика дело рассматривалось заочно. После установления предмета разбирательства стороны представляли доказательства. Вопрос о допустимости доказательств также решал чиновник. При их оценке он не был стеснен, за редкими исключениями, никакими правилами. Доказательствами по делу являлись всякого рода документы и свидетельские показания. Но показания единственного свидетеля во внимание не принимались согласно установившемуся правилу: "один свидетель значения не имеет" (Кодекс. 4, 20, 9, 1). Процесс стал проводиться устно, в совершенно свободной от всяких формальностей процедуре; вводятся судебные пошлины, заявления сторон фиксируются в письменной форме, допускается апелляционное обжалование вынесенного решения в более высокую инстанцию вплоть до императора. По просьбе истца решение приводилось в исполнение органами государственной власти.

В Древнем Риме производство по публичным деликтам было менее упорядоченным.

С учреждением республики судебные полномочия по ним от царей перешли к консулам. Последние обычно сами не отправляли правосудие, а поручали его назначенным по своему выбору судьям. К ним, например, принадлежали два судьи по делам об убийствах. Но принять обвинение от гражданина о совершенном преступлении и дать ход делу консулы были обязаны лично. Они поручали судьям произвести предварительную подготовку дела, включая некоторые следственные действия по обеспечению доказательств. Судьи решали дело по существу, а вынесенный ими приговор считался приговором консула, который уже не мог его изменить или отменить. Осужденный имел право апеллировать к народному собранию на всякий приговор, обрекающий гражданина на смертную казнь, телесные наказания или штраф. Юрисдикцию консулов контролировали народные трибуны, которые, в силу принадлежащего им права вето, могли не допустить или прекратить преследование лиц по публичным делам. Наряду с магистратами судебная власть принадлежала сенату. Он разбирал все дела о преступлениях по должности в полном составе или образуя комиссию из своих членов.

В конце республики появились судебные комиссии для рассмотрения отдельных категорий дел: об убийствах, об отравлениях, о подлогах, о преступлениях против величия римского народа и др. Места в них распределялись между сенаторами и всадниками. Деятельность комиссий положила начало регулярному уголовному процессу обвинительного характера. Он делился на две части: перед магистратом (предварительное производство) и перед судом присяжных (рассмотрение дела по существу).

Дело возбуждалось претором по частной жалобе обвинителя, которым выступал любой полноправный гражданин. Предварительное производство состояло в том, что претор выслушивал заявителя, сообщал обвиняемому сущность обвинения и опрашивал его. При признании вины магистрат сам постановлял приговор. При отрицании вины претор объявлял о том, что обвинение принято, повелевал записать его в список уголовных дел, и назначал день судоговорения перед присяжными. За это время стороны собирали доказательства. Обвиняемый, если он не отцеубийца или отравитель, ждал суда на свободе. При неявке в суд без уважительных причин ему выносился заочный обвинительный приговор. Производство в суде начиналось составлением по жребию списка присяжных, которых стороны имели право отводить. Каждый член суда присяжных произносили клятву верности в правосудии. Затем дело рассматривалось по существу. По каждому вопросу выслушивались обе стороны, наделенные равными процессуальными возможностями: "не должно быть позволено обвинителю то, что не разрешается обвиняемому" (Дигесты. 50, 17, 41 pr). Обвиняемые пользовались услугами защитников. Потом судьи в лице присяжных приступали к проверке доказательств. В первую очередь допрашивали свидетелей, количество которых не могло быть меньше двух. Свидетели из числа свободных людей перед допросом давали клятву, а рабов пытали. В последнюю очередь рассматривали письменные доказательства. Присяжные оценивали доказательства свободно, не связанные какими-либо правилами.

По окончании проверки всех доказательств, члены комиссии совещались и отдавали голоса за оправдание, за осуждение или о недостаточности доказательств. Председательствующий подсчитывал голоса и объявлял приговор. При равенстве голосов обвиняемый считался оправданным. Во всех случаях оправдания подсудимого обвинитель мог быть привлечен им к ответственности за клевету. Если более трети присяжных заявляли о воздержании от суждений ввиду сомнительности дела, процесс повторялся, а при необходимости, даже несколько раз. В случае объявления обвинительного вердикта осужденный сразу передавался в руки исполнителей приговора, так как обжалование не допускалось.

При принципате для рассмотрения криминальных деяний возникают экстраординарные суды. Из отдельных поручений императоров по делам, подлежащих их личному разбирательству, развилась юрисдикция префекта Рима, начальника полиции, наместников в провинциях. В делах о преступлениях, затрагивающих интересы принцепса, заявителями могли быть лица, лишенные гражданских прав, рабы. Поддерживали обвинение специально назначенные люди. Они же собирали доказательства виновности. Юристы выработали схему из семи пунктов, которые следовало выяснить: кто совершил преступление, какое именно, где, когда, с какой целью, каким способом и с чьей помощью.

Во время домината обвинительное производство вытесняется инквизиционной (розыскной) формой суда. Преследование любых преступлений во имя общественного интереса вменяется в обязанность всех должностных лиц. Обвинение перестало быть частным и перешло в руки государственных властей. Возбуждение дела производится как по доносам (за которые платили из части конфискованного имущества осужденного), так и по слухам. Один и тот же чиновник выступает и следователем, опираясь на содействие своей канцелярии, и обвинителем, и единоличным судьей, оценивающим доказательства и выносящим приговор.

При производстве расследования все чаще применяются пытки, причем не только к обвиняемым, но и к колеблющимся свидетелям. Хотя показания, добытые под пыткой, еще не принимаются в качестве безусловно достоверных, имеют место другие элементы формализации доказательств: их ценность дифференцируется, например, предпочтение отдается документам, свидетельским показаниям представителей высших сословий. Производство становится тайным, ибо практикуется частичное или полное удаление публики, а также письменным. Подсудимый лишается права на юридическую помощь. Судья назначает наказание по своему усмотрению, с учетом вины, социального положения подсудимого, но не обязательно в размере, признанном законом.

Вопросы для самоконтроля:

1. Охарактеризуйте систему римского права путем сравнения гражданского права с преторским, частного права - с публичным.

2. Какова роль искового характера римского права для возникновения эдиктов магистратов?

3. Как возникла юридическая доктрина в качестве источника римского права?

4. В чем заключается влияние трех статусов на правовое положение групп населения?

5. Разнесите собственность, владение и держание между сферами возможного и действительного.

6. Кем, с позиции вещного права, является вор по отношению к украденной им вещи и с помощью какого иска потерпевший может требовать возврата похищенного?

7. Перечислите условия действительности договора (сделки) в классическом обязательственном праве.

8. В чем разница между реальными и консенсуальными контрактами?

9. Назовите существенные отличия деликтных обязательств и договорных.

10. Сравните признаки деликта и современного правонарушения.

11. Сравните состязательный и инквизиционный процессы по следующим позициям: инициатор возбуждения дела, правовое положение сторон, процессуальная роль судьи и оценка им доказательств.

Литература:

Громаков В.С. История рабовладельческого государства и права (Афины и Рим). М., 1986.

Дождев Д.В. Римское частное право. М., 1996.

Косарев А.И. Римское право. М., 1986.

Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права. М., 1972.

Скрипилев Е.А. Основы римского права: Конспект лекций. М., 1998.

Томсинов В.А. Юриспруденция в духовной культуре Древнего Рима. //Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11. Право. 1995, NN 1,2,6.

<< |
Источник: Перфильев В.В.. История государства и права: Цикл лекций.2001.. 2001

Еще по теме 3.4. Виды процесса претерпевали изменения по мере развития политической организации римского общества и правового регулирования в нем.:

  1. 1. Государство в экономической жизни общества. Изменение его роли в процессе исторического развития
  2. СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ «ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВА» И «ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ОБЩЕСТВА»
  3. Глава 3. Правовое регулирование участия политических партий в избирательном процессе
  4. Раздел № 5. Правовое государство как политическая организация гражданского общества.
  5. 3. Политическая организация общества
  6. 3.Негосударственные организации как субъекты политической системы общества.
  7. 5.Виды политических систем общества
  8. § 4. Закономерности развития политической системы общества
  9. 5. Рабовладельческая общественно-политическая формация достигла высшей ступени развития в Римском государстве.
  10. § 2. Закономерности развития политической системы общества
  11. § 5. Процесс правового регулирования и его стадии
  12. Виды правового регулирования
  13. Организация террористического сообщества и участие в нем (ст. 2054 УК РФ)
  14. Конституционно-правовые и институциональные изменения формы правления и политического режима в Российской Федерации
  15. Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем (ст. 208 УК РФ)