<<
>>

§ 1. ИСТОРИОГРАФИЯ ПРОБЛЕМЫ ЖЕНСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В РОССИИ.

Тему женской преступности в России второй половины XIX - начала XX вв. возможно рассматривать в рамках таких направлений современной историографии, как социальная, гендерная и локальная история. Однако в данном случае наиболее уместно использовать традиционную для историков схему историографического анализа, в основу которой положен проблемнохронологический принцип, позволяющий очертить круг исследовательских проблем в различные периоды отечественной истории.

Историю изучения женской преступности, исходя из проблемно-хронологического принципа, можно разделить на три периода:

S дореволюционный;

S советский;

S постсоветский.

Активное изучение преступности в России и в западноевропейских странах, началось в первой четверти XIX в. Большое значение для исследования этой темы имела публикация Министерством юстиции с 1803 г. ежегодных сведений о преступности. Первоначально, статистические сведения Минюста прилагались в качестве дополнения к «Всеподданнейшему отчёту Министерства юстиции», позднее (с 1872 по 1913 гг.) была введена практика публикации сборников «Свод статистических сведений о подсудимых, оправданных и осужденных». В эпоху Николая I публикации статистических материалов и их анализ были поставлены под жёсткий надзор цензуры: статистические данные продолжали публиковаться, правда, без комментариев.

Детальное изучение преступности в России и мире началось во второй половине XIX в. Женская преступность изучалась юристами, в качестве базовой методологии использовалась теория итальянского криминалиста Чезаре Ломброзо.

В 60-70-е гг. XIX в. вышли в свет работы И. Орлова, А. Хвостова, П.Н. Ткачёва, М.А. Филиппова, Н.А. Неклюдова, Е.Н. Анучина, И.И. Вильсона[6]. Авторы предприняли попытку детального анализа статистических сведений. Так, Н.А. Неклюдов и Е.Н. Анучин на основе обработки статических данных исследовали влияние возраста, сословного происхождения и прочих факторов на преступность; охарактеризовали виды правонарушений по сословиям; выявили особенности гендерной преступности.

Большое значение имела разработка методологии и понятийного аппарата уголовного права, которой занимались многие известные судебные деятели, юристы второй половины XIX - начала XX вв.: О.А. Филиппов, А.Ф. Кистяковский, Н.Д. Сергеевский, Л^. Владимиров, В.Д. Спасович, Н.С. Таганцев, В.М. Устинов, И.Б. Новицкий, М.Н. Гернет[7].

Пик изучения преступности пришёлся на конец XIX - начало XX вв. Под влиянием либеральных тенденций в общественной жизни началось активное исследование женской преступности. В светских салонах, на научных кафедрах, в редакциях журналов, стала широко обсуждаться проблема женской эмансипации. На повестку дня «в полный рост» встал пресловутый «женский вопрос». Будучи людьми своего времени, историки, криминологи, врачи и общественные деятели обратились к изучению «женской истории», одной из составных частей которой являлась женская преступность. Многие из вышедших изданий носили публицистический характер, что вполне понятно - эти работы писались для публики, как говориться - на «злобу дня»[8]. Между тем, авторы публицистических работ, верно подметили связь между уровнем женской преступности и уровнем нравственности общества, юридическим статусом женщины и общественным положением.

Позволю себе привести слова Н.В. Рейнгарда, который указал, что появление «женщины перед судом уголовным в большинстве случаев представляет укор мужчине, живой протест её против общества»[9] [10].

В этот период появляются обстоятельные исследования женской преступности, выполненные на основе изучения обширного фактического материала. В данных работах четко очерчен круг факторов, вызывающих к жизни проявления девиантного поведения российских женщин.

Замечу, что для историографии указанного периода характерны мировые тенденции, сопряженные с процессом становления криминологии. В этой связи, исследователи уделяют пристальное внимание мотивационному комплексу женских правонарушений. При изучении темы сформировались основные исследовательские подходы. Сторонниками биологической предрасположенности к преступлениям являлись Д. Дриль, З.Ф. Чиж, П.Н. Тарновская. Они в качестве базисной использовали теорию Ч. Ламброзо . В свою очередь приверженцы социальноэкономической теории - Л^. Владимиров, Е.Н. Тарновский, И.Я. Фойницкий, М.В. Духовской, М.Н. Гернет, М.П. Чубинский, Х.М. Чарыхов в качестве ведущих мотивов женской преступности рассматривали сложность модернизационного процесса в России[11]. В трудах И.Я Фойницкого и Е.Н. Тарновского были выделены три основные группы мотивов: 1) социальноэкономические (безработица, уровень цен на хлеб, уровень образования и другие); 2) физические (время года, климат, географические особенности); 3) индивидуальные (пол, возраст, темперамент)[12] [13].

Известный российский криминалист Е.Н. Тарновский, составлявший ежегодно издававшиеся Министерством юстиции «Своды статистических сведений о подсудимых, оправданных и осуждённых» предпринимает попытки комплексного исследования темы женской преступности за 20 лет (1874 - 1894 гг.) .

Выдающийся российский юрист, доктор государственных и правовых наук Н.М. Гернет одним из первых сделал историографический обзор работ о дореволюционной преступности[14].

Сенатор уголовного Кассационного Департамента Правительствующего Сената, доктор уголовного права И.Я. Фойницкий в ряде статей выявлял особенности женской преступности, ее причины, динамику, видовую структуру, пытался создать социальный портрет правонарушительницы, сопоставлял женские и мужские правонарушения[15].

Известный экономист и социолог И. Озеров, обращал внимание на необходимость выработки государственной стратегии борьбы с женской преступностью. Справедливо указывая на важную роль женщины в воспитании подрастающего поколения, он полагал, что проблема требует незамедлительного решения на самом высоком уровне и решение её может быть только комплексным[16].

Несмотря на большой вклад указанных авторов в разработку проблемы женской преступности, в их работах не получили освещение такие вопросы, как мелкие женские правонарушения, политические преступления; выводы на основе статистики не иллюстрировались примерами типичных или исключительных преступлений.

Ряд авторов исследовали воздействие социального, религиозного, политического факторов на динамику правонарушений. Н.И. Григорьев, В.В. Машинцев, С. Пывцов, Я. Берман изучали влияние алкоголизма на повышение уровня преступности[17]. М.Ф. Заменгоф предпринял попытку выявить влияние семейного положения правонарушителей на рост преступности[18]. По его мнению, брак увеличивал мужскую преступность и уменьшал женскую. Заменгоф исследовал также влияние вероисповедания на количество преступлений против личности[19]. А.П. Мельников, изучая колебания мужской и женской преступности в 1901-1912 гг., пришёл к выводу, что напряжённость внутри государства в начале XX в., вызванная русско-японской войной, революционными событиями 1905-1907 гг. и начавшейся I мировой войной, оказала значительное влияние на развитие преступности в России в начале XX в.[20].

Мелкая уголовная преступность частично освещалась в работах М.И. Зарудного, И.Г. Оршанского, Н.И. Лихонина, А.А. Леонтьева, В. Тенишева, В.А. Вереинова, посвященных изучению

волостного судопроизводства[21]. Изучая деятельность волостных судов, авторы приводили примеры мелких правонарушений сельских обывателей. Особенности сельской и городской преступности были рассмотрены в работах А.Н. Трайнина и М.Ф. Заменго- фа[22]. А.Н. Трайнин отмечал, что город и деревня различались не по количеству совершённых преступлений, а по числу наказанных преступников, которое в свою очередь зависело от особенностей функционирования полицейских органов в городе и деревне[23].

В конце XIX - начале XX вв. активизировалось обсуждение правового и общественного положения женщин, в котором приняли участие историки, криминологи, юристы, общественные деятели, врачи. Значительное внимание в этот период уделялось проблеме детоубийства. Наиболее крупными исследованиями в этой области были работы С.С. Шашкова и М.М. Боровитинова[24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33]. Так, М.М. Боровитинов одним из первых обозначил двоякое значение термина детоубийство: в узком смысле - убийство матерью новорождённого ребёнка, а в широком - убийство ребёнка одним из родителей.

Наиболее дискуссионной темой указанного периода был во-

5

прос о наказуемости женщины за плодоизгнание .

Дореволюционные исследователи накопили значительный материал для дальнейшего изучения женской преступности. Им удалось обосновать взгляд на преступность как социальное явление, выявить наиболее существенные факторы её генезиса, дать общую классификацию женской преступности. Знаменательно, что многие проблемы в трудах российских учёных были разработаны ранее западных исследователей. Весьма обстоятельно в России были изучены проблемы детоубийства и плодоизгнания. В этот период в центре внимания в большей мере были проблемы современной преступности, в историческом ракурсе она изучалась меньше.

В советское время интерес к изучению преступности в историческом контексте ослабел, хотя в 20-е гг. XX в. М.Н. Гернет выпустил несколько новых работ[34]. Символом эпохи стали лаборатории по изучению современной преступности. В 1923 г. в Москве был создан «Кабинет по изучению личности преступника и преступности». Аналогичные кабинеты были открыты в Петрограде, Одессе, Харькове, Киеве. Московским кабинетом было выпущено несколько тематических сборников, посвященных изучению преступлений и личности преступника[35]. Наибольшую ценность для нашего исследования представляет сборник «Убийства и убийцы», авторы которого в соответствии с материалистическим подходом абсолютизировали роль социальноэкономических факторов преступности[36].

С начала 30-х гг. XX в., исходя из идеологических постулатов, была утверждена аксиома - при социализме нет и быть не может объективных причин преступности. В этой связи существование женской преступности объяснялось пережитками прошлого и недостатками в сознании масс. Поэтому криминологические исследования сворачивались, публикации по данной теме почти исчезли.

Лишь в 60-х гг. XX в. - период «оттепели» - был создан Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности при Прокуратуре СССР. Активизация

исследований девиантного поведения населения, привела к проработке проблем дореволюционной преступности[37]. Исследователь С.С. Остроумов впервые в советской истории сделал историографический обзор дореволюционных работ по проблеме женской преступности в России XIX - начала XX вв.[38].

В начале 90-х гг. XX в. вопросы дореволюционной женской преступности затрагивались косвенно, по ходу изучения других проблем. Так, юристы А.И. Гуров и Ю.М. Антонян, изучая современную им преступность, делали небольшой экскурс в прошлое, используя труды дореволюционных авторов. Значение этих работ заключается в том, что разрабатываемые ими подходы в исследовании современного им противоправного поведения могут быть учтены при изучении дореволюционной преступности[39].

Между тем, именно 90-е гг. XX в. - время новых тенденций в отечественной историографии, способствовавших оформлению таких направлений как история повседневности, социальная, тендерная, локальная история. Это дало толчок к изучению новых проблем, к введению в научный оборот новых групп источников, к разработке новых методов исследования.

Во второй половине 90-х гг. XX в. появился монографический труд исследователя социальной истории России Б.Н. Миронова[40]. Исследование, в центре внимания которой находится генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства, представляет большую ценность, поскольку формирует представление о социально-экономическом и

нравственном состоянии общества во второй половине XIX - начале XX вв., показывает общественное и правовое положение женщин. Б.Н. Миронов одним из первых начал разрабатывать проблему преступности в России в XIX - начале XX вв.[41]. Он охарактеризовал отдельные группы источников по данной теме, представил понятийный аппарат и методы исследования, показал динамику преступности в XIX - начале XX вв., осветил факторы, влиявшие на её развитие. В своих исследованиях Миронов сопоставил преступность пореформенного периода конца XIX - начала XX вв. с уровнем правонарушений 90-х гг. XX в. Рост преступности в указанные периоды он связал с переходным состоянием общества и серьёзными структурными реформами[42] [43] [44] [45].

Среди современных исследовательниц в области гендерной и тендерной истории можно выделить ведущего научного сотрудника Института этнологии и антропологии РАН ^Л. Пушкарёву , О.А. Хасбулатову , И. Юкину . С развитием новых направлений, «женской истории» активизировалось внимание к одной из ее составляющих - девиантному поведению женщин.

Заметным явлением в этот период стала публикация исследования профессора Принстонского университета США Лоры Эн- гельштейн[46], посвящённая процессу становления гражданского общества в России и трансформации внутрисемейных и половых отношений.

Исследователь П.П. Щербинин, изучая влияние военного фактора на жизнь женщины, обращался к проблеме детоубийства и роста женской преступности в военное время[47] [48].

Изучение революционной повседневности и противоправного поведения населения в начале XX в. обратило внимание на роль женщин в этих событиях . В.П. Булдаков, анализируя повседневную ситуацию накануне революции 1917 г., в числе прочих выделил «женский» фактор дестабилизации[49].

В настоящее время увеличивается количество исследований, посвященных дореволюционной преступности, что свидетельствует о росте интереса к этой проблеме. Среди них можно выделить работы В.И. Власова и Н.Ф. Гончарова, Е.В. Кунца, Д.М. Шиловского[50]. Так, В.И. Власов и Н.Ф. Гончаров основное внимание уделили выявлению причин преступности в России за тысячелетие (с девятого века по настоящее время) - и пришли к выводу, что противоправное поведение зависит от конкретных особенностей жизни людей, нравов и характера общественного бытия.

Появилось много исследований, в которых рассматриваются отдельные стороны преступности. Профессиональная преступность дореволюционной России стала предметом исследования М.В. Елеськина, А.Н. Зорикова и Д.С. Рыжова. Мелкая уголовная преступность и волостное судопроизводство изучались Е.И. Добреньким, О.Г. Вронским, Л.И. Земцовым, В.Б. Безгиным, О.Д.

Поповой[51]. Большую ценность представляет монография Л.И. Земцова «Волостной суд в России 60-х - первой половине 70-х гг. XIX века», в которая содержит большое количество фактического материала о делах, рассматривавшихся в волостных судах[52].

Несмотря на обилие работ, выходящих в последнее время и затрагивающих разнообразные аспекты, связанные с девиантным поведением населения, комплексных исследований, посвященных женской преступности, до сих пор нет. Социальная и тендерная истории - очень молодые направления, и стоит надеяться, что проблема женской преступности со временем в большей степени войдёт в поле их зрения.

<< | >>
Источник: Куликова С.Г.. Женская преступность как социальный фактор российской модернизации (вторая половина XIX - начало XX веков).2011. 2011

Еще по теме § 1. ИСТОРИОГРАФИЯ ПРОБЛЕМЫ ЖЕНСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В РОССИИ.:

  1. § 3. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ПРОБЛЕМЕ ЖЕНСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В РОССИИ.
  2. § 2. ОТНОШЕНИЕ ЛИБЕРАЛЬНОГО ДВОРЯНСТВА К ПРОБЛЕМЕ ЖЕНСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В РОССИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX - НАЧАЛА XX ВЕКОВ.
  3. § 2. ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ И ИХ ИНФОРМАТИВНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ В ИЗУЧЕНИИ ПРОБЛЕМЫ ЖЕНСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В РОССИИ.
  4. § 3. ОТНОШЕНИЕ КОНСЕРВАТИВНООРИЕНТИРОВАННОГО ДВОРЯНСТВА К ПРОБЛЕМЕ ЖЕНСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В РОССИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX - НАЧАЛА XX ВЕКОВ.
  5. ГЛАВА IV. ОБЩЕСТВЕННОЕ ОТНОШЕНИЕ К ПРОБЛЕМЕ ЖЕНСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В РОССИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX - НАЧАЛА XX ВЕКОВ.
  6. ГЛАВА I. ЖЕНСКАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В РОССИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX - НАЧАЛА XX ВЕКОВ: ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ ПРОБЛЕМЫ.
  7. ГЛАВА 1 Проблема рецепции римского права в России: историография вопроса
  8. Женская преступность
  9. Женская преступность
  10. 1. Криминологическая характеристика женской преступности
  11. 3. Профилактика женской преступности
  12. § 2. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЖЕНСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ XIX - НАЧАЛА XX ВЕКОВ