<<
>>

Жалованные грамоты.

Важную роль в регулировании таможенных отношений в Московском государстве XVI-XVII веков играли жалованные

грамоты, которыми частным лицам «жаловалось» право на сбор таможенных пошлин либо предоставлялись различные таможенные привилегии.

М.М. Шумилов подразделяет известные жалованные грамоты на так называемые дарственные грамоты, льготные грамоты (иммунитеты), грамоты иностранным компаниям и купцам, и охранительные грамоты1.

Как правило, привилегии, даруемые частными грамотами, практически являлись проявлением личной милости царя и обычно подтверждались при вступлении на престол нового государя.

Значительное количество известных грамот было адресовано монастырям и другим церковным учреждениям.

Одна из наиболее ранних - Жалованная грамота Великаго Князя Ивана Васильевича Троицкому Сергиеву монастырю 1465 г. «Об освобождении от пошлин монастырских товаров и съестных припасов, провозимых водою через Московское Княжество» освобождает от пошлин повозки с товаром на нужды монастыря: «с тех павозков... во всей моих городех и волостех, мыта, ни тамги, ни восьминничье, ни весчее, ни явленное, не побережное, ни дело ратное, ни контарное, ни детинное, ни иныя им некоторыя пошлины ненадобе, опричь церковных пошлин; так же и с купчин монастырских и с наймитов ненадобе никоторая пошлина»[108] [109] [110].

Таким образом, грамота освобождала монастырь от уплаты таможенных пошлин и, соответственно, наделяла должностных лиц юридической обязанностью обеспечить возможность монастырю использовать данную льготу, другими словами воздерживаться от действий по взиманию с монастырских товаров определенных таможенных платежей. За неисполнение данной обязанности предусмотрена санкция: «а через ею мою грамоту кто их

чем изобидит, или кто возмет у них, бытии ему от меня от Великаго Князя в

з

казни» .

Предметом регулирования норм, содержащихся в настоящей грамоте, являются общественные отношения, возникающие по поводу уплаты таможенных пошлин за товары, перемещаемые через установленные границы для монастырских нужд, а именно такие элементы предмета правового регулирования, как льготы по уплате таможенных платежей, а также вид и пределы наказания, применяемого к должностным лицам за нарушение права монастыря по пользованию данной льготой.

Обязывающим (управомочивающим) субъектом правового регулирования, в данном случае, выступает монарх, от которого исходят пожалования льгот и санкции за несоблюдение прав на их использование. Обязанным субъектом выступают должностные лица, уполномоченные на сбор таможенных пошлин в княжеской вотчине. Управомоченным субъектом является коллективный субъект Троицкий Сергиевский монастырь в лице игумена.

Субъекты правоотношений, регулируемых данной грамотой, не равны, их взаимоотношения основаны на принципе субординации, подчинении одного субъекта другому, на основании чего можно утверждать, что в данной грамоте использовалось сочетание централизованного, императивного метода правового регулирования, который относится к обязанным субъектам: должностным лицам, несущим таможенную службу, и диспозитивного метода, действующего в отношении иного субъекта, в данном случае, Троицкого Сергиевского монастыря в лице игумена.

Нормы права, заключенные в грамоте, носят, с одной стороны, дозволяющий характер, предоставляя одному субъекту право на льготу, с другой стороны, категорически императивно обязывают другого субъекта: запрет сопровождается санкцией, свойственной уголовно-правовым нормам: «бытии ему от меня от Великого Князя в казни», что свидетельствует о том, какое внимание уделялось центральной властью практической реализации льгот, предоставляемых монастырям.

По действию в пространстве данный правовой акт является общероссийским, действовавшим «во всей моей вотчине Великого Княжения, во всей моих городех и волостех»1.

Жалованная грамота Великого князя Василия Ивановича «О ежегодной даче Череповецкому Воскресенскому монастырю, вместо померной пошлины, по пятидесяти рублей из Белозерских таможенных доходов» 1512 г. устанавливает фиксированную сумму «пятьдесят рублев», которую таможенники должны выплачивать монастырю вместо менее выгодной померной пошлины: «аз Князь Великий пожаловал архимарита с братьею и попов, велел есмь им давати своим таможенником Белозерским за ту пошлину, за померное, на всякий год, на Собор, из таможенных денег, по пятидесяти Рублев; а дадут им те деньги пятьдесят рублев мои таможенники на Сбор лета 7020; а впредь им имати, мои таможники Белозерские, кто ни учнет брати на Белеозере тамгу, дают Воскресенскому архимариту с братьею и попом те деньги пятьдесят рублев на тот срок, на Сбор, без перевод, по сей моей грамоте»[111] [112].

Предметом правового регулирования норм, содержащихся в данной грамоте, являются общественные отношения, возникающие по поводу распределения доходов от сбора таможенных пошлин. Санкций за нарушение данной нормы в грамоте не предусмотрено.

Управомочивающим (обязывающим) субъектом является монарх, управомоченным субъектом является монастырь в лице «архимарита», получавший право на получение фиксированной суммы из таможенных доходов. Обязанными субъектами, по данной грамоте, являются должностные лица «таможенники Белозерские, на которых возлагается обязанность выплачивать монастырю «пятьдесят рублев» ежегодно.

В данной грамоте монархом применен властно-императивный метод правового регулирования, обязывающий Белозерских таможенников совершить определенные действия в пользу монастыря.

По действию в пространстве грамота Череповецкому Воскресенскому монастырю является локальной, распространяющей свое действие на зону деятельности таможенников «на Белеозере».

Жалованная грамота Макарьеву Калязинскому монастырю 1652 года освобождает монастырь от уплаты таможенных пошлин за товары, ввозимые на монастырский обиход при условии, что товары ввозятся один раз в году и их стоимость не превышает двух тысяч рублей: «И Мы Великий, Государь, Царь... Кашинского уезда, Живоначальныя Троицы и Чудотворца Макария Калязина монастыря Игумена Сергия, да Казначея старца Герасима с братнею, или кто по их в том монастыре иные игумены или Келари и братья будут, пожаловали их,... указали про монастырский годовый обиход купити монастырских всяких запасов на церковный обиход... на две тысячи рублев одинова в году, и с того монастырского покупного обиходу, в которых в городех нибудь, что их монастырские люди купят, и Воеводам Нашим, и всяким приказным людем, и Таможенным Головам. И всяким пошленникам тамги и весчаго, и явки, и всяких пошлин не имать; а что они сверх Нашего Государского указу купят, и с того покупного всякия пошлины имать по томуж, как и с торговых людей»1. Грамота также освобождает от уплаты пошлин и мыта монастырских людей, следующих без товара по монастырским делам, и предписывает должностным лицам «пропущать их везде без задержания, чтоб в том монастырским людем убытку и простоев нигде не было»[113] [114].

Предметом регулирования норм, содержащихся в настоящей грамоте, являются общественные отношения в таможенной сфере, а именно такие элементы предмета правового регулирования, как льготы по уплате таможенных платежей за товары, общественные отношения, возникающие при следовании монастырских должностных лиц через платные мыты и перевозы, а также наказание за несоблюдение властных предписаний.

Льгота, предоставляемая грамотой Макарьеву Калязинскому монастырю, носит условный характер, она действует только один раз в году, в случае если сумма ввозимых товаров не превышает определенной стоимостной квоты. В иных случаях субъект обязан уплатить пошлину на общих основаниях. В грамоте также установлен определенный порядок контроля стоимости ввозимых монастырем товаров путем введения системы отписей: «А сколько они в котором городе на те на две тысячи рублев купят или чего на те деньги не докупят: и им по городом приказным людям и пошленникам в том давать отписи, а у Воевод Наших, приказных людей и у пошленников имать по городом отписки, что им монастырских запасов купить в году одинова на две тысячи рублев а не в двое»1.

Управомочивающим (обязывающим) субъектом, как и в предыдущих жалованных грамотах, является монарх. Обязанным субъектом выступают должностные лица, ответственные за сбор таможенных пошлин, которым запрещается взимать таможенные пошлины на монастырские товары, а также содержатели мытов и перевозов, которым запрещено задерживать монастырских людей и требовать с них пошлин за проезд. Кроме того, приказные люди и пошлинники наделяются обязанностью давать представителям монастыря установленные отписи в целях контроля за исполнением условий предоставления льгот. Управомоченным коллективным субъектом здесь также выступает монастырь.

В данной грамоте, как и в Жалованной грамоте Макарьеву Калязинскому монастырю, использовано сочетание императивного («пошлин не имать», «пропущать везде без задержания», «имать отписи») и диспозитивного («есьми их пожаловали») методов правового регулирования.

По действию в пространстве данный правовой акт является общероссийским: «в которых городех нибудь»[115] [116], то есть во всех городах, подвластных Великому Государю.

Иногда от уплаты пошлин и сборов освобождались целые города. Например, Жалованная грамота Полотским посадским людям на беспошлинную торговлю всякими товарами в городе Полотске 1654 года: «Великий князь Алексей Михайлович... пожаловал есми Нашея отчины, Богоспасаемого града Полотеска посадских людей, Федора Сатковского, Василия Ульского, Исака Иванова, Козму Федорова, и всех посадских людей за их радение... велити им по их челобитью торговати всякими товары в Пол отеске безпошлинно до Нашего Указа. А вина, и красное питье, и мед, и пово велели им держати про себя и на продажу в Полоцке ж, а в городы во Псков, и в Великий Новгород, и на Луки, и в Торопец, и в пригороды и в иные ни в которые городы на продажу никакого питья им не отвозити»1. Далее в грамоте содержатся правовые нормы, предоставляющие полотским посадским людям судебные привилегии, определяющие порядок сбора внутренних налогов и регламентирующие правоотношения в сфере внутреннего налогообложения, торговли и хозяйственной деятельности различных субъектов, обеспечения государственной безопасности, а также иные нормы. Таким образом, данная грамота содержит нормы, относящиеся к различным отраслям права: уголовного, административного, гражданского. В части грамоты, относящейся к таможенной сфере, предметом регулирования являются общественные отношения, возникающие по поводу уплаты таможенных пошлин за товары, перемещаемые через установленные границы - льготы по уплате таможенных платежей.

Обязывающим субъектом в данной грамоте, как и во всех предыдущих, выступает монарх.

Управомоченными субъектами являются жители города Полотска. В грамоте индивидуально поименованы четверо жителей города, а также прибавлено «и всех посадских людей», то есть право на льготу предоставляется каждому жителю в отдельности, что позволяет классифицировать субъект как индивидуальный, в то же время, учитывая, что речь идет о некой совокупности однородных субъектов правоотношений, можно в данном случае говорить о множественности управомоченного субъекта правового регулирования.

Обязанные субъекты в части грамоты, регулирующей таможенные отношения, прямо не поименованы, но презумпциально ими выступают должностные лица, уполномоченные на сбор таможенных пошлин в княжеской вотчине, которые обязаны были обеспечить право Полоцких посадских людей на беспошлинную торговлю.

В данной грамоте использован властно-императивный метод правового регулирования: «велети им торговати беспошлинно», не оставляющий субъектам права выбора поведения.

По действию в пространстве данный правовой акт является локальным, предоставляя льготу по уплате пошлины исключительно в городе Пол отеке.

Жалованная грамота жителям города Любека 1652 г. «О свободной торговле в Новгороде и Пскове» гласит: «...Наше Царское Величество, для вашего прошения и челобитья ваших Любских торговых людей, пожаловали въ Наше Московское Государство, в Великий Новгород и во Псков со всякими товарами приезжати и торговати им поволили, на всякий товар повольною торговлею, а Наши пошлины с них и с товаров их велети имати по Нашему указу и по уставным грамотам, как емлють Наши пошлины с иных иноземцов, с приезжих с торговых Немец, а лишних пошлин с них и с товаров их мимо Нашего Государского указа, имати с них не велети... а лишних пошлин с них и с товаров их не имать, и обид и насильства никакого им чинити не велети, а велели их во всем оберегать... для вашего прошения и челобитья ваших любских торговых людей пожаловали в наше Московское государство в Великий Новгород и во Псков со всякими товары приезжати и торговати им поволили... велели из них с большими товары пропускати к Москве человек пяти или шести, а приезжая к Москве торговати им на Гостином дворе, а товары свои для пошлин являти им в таможне»[117].

Элементами предмета правового регулирования данной грамоты являются не только льготы по уплате таможенных платежей, но и порядок прохождения таможенных процедур и реализации товаров. Грамота не только предоставляет купцам города Любека льготы по уплате таможенных пошлин и защиту от произвола, но также обязывает их соблюдать определенные таможенные формальности.

Обязывающим (управомочивающим) субъектом является монарх. Управомоченным и одновременно обязанным множественным субъектом являются «Любские торговые люди», то есть купцы города Любека, на которых, кроме льгот, возлагаются определенные обязанности по соблюдению таможенных процедур. Обязанным субъектом выступают также лица, ответственные за сбор таможенной пошлины в Великом Новгороде и в Пскове: «в Великий Новгород и во Псков со всякими товары приезжати и торговати им поволили»1.

В данной грамоте использовано сочетание императивного метода правового регулирования, примененного к обязанным субъектам: «пошлин не имать, насильства не чинить», и диспозитивного метода, примененного к управомоченным субъектам, которых «пожаловали есмя».

По территориальному распространению данный правовой акт является локальным, действующим в городах Новгороде и Пскове, а также в Москве.

Еще одним видом жалованных грамот являлись грамоты, которые выдавались иностранным торговым компаниям и отдельным торговым людям. «Эти документы, - указывает А.В. Демкин, - предоставлялись ограниченному кругу лиц, как правило, за серьезные заслуги перед Русским государством. Они представляли собой типичные средневековые привилегии, содержавшие целый ряд льгот... которых была лишена основная масса русского купечества»[118] [119].

Например, Жалованная грамота государя Царя Михаила Федоровича «Московскому торговому иноземцу Ивану Юрьеву, на безпошлинную торговлю во всех российских городах» 1613 года предоставляет льготы по уплате таможенных платежей указанному купцу, учитывая его разорение от польско-литовских интервентов: «Божею милостию, мы Великий Государь

1

С. 165.

Царь и великий Князь Михайло Федорович, Всея Руси Самодержец... пожаловали есмя Московского торгового Немчина Ивана Юрьева, что бил он нам челом... и нам бы Великому Государю Царю и Великому князю Михаилу Федоровичу, всея Руси Самодержцу, его Ивана, для иноземства и для бедности и разорения, что ему учинилось от Литовских людей, пожаловати в наших во всех городех, в которых он учнет житии, поволити торговати всякими товары повольною торговлею; и нашим боярам и воеводам и дьякам и всяким нашим приказным людям с него и с его двора и с животов в тяглымибъ людьми ему ничем не тянути, и на дворе его стоялыциков земские разметы и в ратные люди никаких податей имати не велети, и с не ставити... И мы Великий Государь Царь и Великий князь Михайло Федорович, всея Руси Самодержец, Московского торгового Немчина Ивана Юрьева... пожаловали, поволили ему во всех городах с нашими с торговыми людьми и с иноземцы торговыми торговати на всякий товар повольною торговлею; а наши пошлины с товаров своих платити ему по нашему указу... А как он у Архангельска города или в ином в котором городе учнет с иноземцы или с Русскими людьми торговати, и ему с товаров своих наши пошлины платить сполна по нашему указу»1.

Таким образом, грамота предоставляла немецкому купцу Ивану Юрьеву право на беспошлинную торговлю на территории России и, соответственно, наделяла должностных лиц, ответственных за сбор таможенных платежей, юридической обязанностью обеспечить вышеупомянутому купцу возможность использовать данную льготу.

Предметом правового регулирования норм, содержащихся в настоящей грамоте, являются общественные отношения, возникающие по поводу уплаты таможенных пошлин за товары, перемещаемые через установленные границы, а именно льготы по уплате таможенных платежей. Кроме того, предмет правового регулирования настоящей грамоты выходит за рамки таможенного законодательства и содержит нормы, освобождающие от различных повинностей и уплаты внутренних налогов (оброка «с живота», «в ратные

люди», «во всякие земские разметы», от постоя и т. д.), а также нормы, освобождающие от местной подсудности, устанавливающие исключительную подсудность Ивана Юрьева Посольскому приказу.

Обязывающим (управомочивающим) субъектом правового регулирования выступает монарх, от которого исходят пожалования льгот. Обязанным субъектом презумпциально выступают должностные лица, уполномоченные на сбор таможенных пошлин в княжеской вотчине. Управомоченным субъектом является индивидуальный субъект - Московский торговый человек Иван Юрьев.

В данной жалованной грамоте использовано сочетание централизованного, императивного («никаких податей имати не велети») и диспозитивного («пожаловали, поволили ему») методов правового регулирования.

По действию в пространстве данный правовой акт является общероссийским, действовавшим «во всех Российских городех»1.

Жалованная грамота Царя Бориса Федоровича Московскому жильцу немцу Игнатью Антонову Поперзаку от 4 февраля 1599 г. наделяет купца Поперзака статусом «лучшего торгового человека», предоставляет право на беспошлинную торговлю иностранными товарами: «велели есмя ему быти в Московских в лучших торговых людях, и торговати в наших городах, в великом Новегороде, и во Пскове и в-Ыване городе, велели всякими товарами безпошлинно; также есмя его пожаловали, велели ездити со всякими товары в- ыные Государства в Литовские и в Неметцкие городы, в ругодив и в Колывань, в Юрьев Ливонской, в Ригу, в Гданьск, в Любек и иные Немецкие городы. И в которых городах в нашей отчине торговой человек Игнатей Поперзак учнет торговати какими товары не буди, и бояромъ нашим и воеводам и наместником и всяким нашим приказным людям с него и с его людей и с товаров наших никаких пошлин не имати»[120] [121]. Помимо таможенных льгот грамота освобождала от уплаты внутренних налогов и соблюдения обязанностей: «... что за ним двор

на Москве, и с того двора наших никаких податей ему не давати, и с пасадцкими с тяглыми людьми ни во что не тянути, и на дворе у него наших ратных людей всяких иноземцев не ставити»[122].

Предметом регулирования норм, содержащихся в настоящей грамоте, являются общественные отношения, возникающие по поводу уплаты таможенных пошлин за иностранные товары, продаваемые в России, а именно льготы по уплате таможенных платежей. Данная грамота, как и Жалованная грамота Ивану Юрьеву, содержит нормы, освобождающие Игнатия Антонова Поперзака от различных повинностей и уплаты внутренних налогов: дворовых податей, тягла, от постоя.

Обязывающим (управомочивающим) субъектом правового регулирования выступает монарх, от которого исходят пожалования льгот. Обязанным субъектом выступают должностные лица, уполномоченные на сбор таможенных пошлин в княжеской вотчине: бояре, воеводы и наместники.

Управомоченным субъектом является индивидуальный субъект - Московский торговый человек Игнатий Антонов Поперзак.

В данной жалованной грамоте использовано сочетание централизованного, императивного метода правового регулирования по отношению к обязывающему субъекту, и диспозитивного метода по отношению к Игнатию Антоновичу Поперзаку.

По действию в пространстве данный правовой акт является общероссийским, действовавшим: «в наших Государствах, в Великом Новгороде и во Пскове».

Практически идентична по содержанию Жалованная грамота Царя Бориса Федоровича «Московскому Жильцу Немцу Андрею Ивановичу Витту» 1599 года, с той лишь разницей, что купцу даруется статус «Московского гостя», а не «лучшего торгового человека», как в предыдущей грамоте, в остальном объем предоставляемых привилегий тот же.

Жалованная грамота Государя Царя Михаила Федоровича «Гамбурскому торговому человеку Петру Марселису» на свободную ему в России торговлю от 12 марта 1638 года устанавливает: «пожаловали есмя торговаго человека Петра Гаврилова сына Марселиса, велети ему в наше в Московское государство приезжати и торговати на всякий товар повольною торговлею, для того, что бил он челом...», далее перечисляются привилегии, дарованные в прошлом отцу Петра Марселиса Гавриле Марселису: «а ему Петру Марселиса привозити в наши Государства всякие товары, которые к нашей Царской казне пригодятся, и ратные всякие запасы и ружье, что будет надобно, и продавати в нашу казну по прямой цене без прибыли... А как он в котором году в наших Государствах исторгуется и похочет ехать в свою землю за-море, и ему в свою землю, по нашему Царского Величества повелению, ехати безо всякого задержания и зацепки с нашими проезжими грамотами... А наши пошлины с него Петра и с людей его и с товаров, и мыта и головщины и с судов посаженнаго, велети есмя во всех наших городах имати ему в Посольском приказе, и опять ему вольно в наше в Московское Государство приезжати, по сей нашей Царской жалованной грамоте... А наши пошлины с него с Петра и с людей его и с товаров, и мыта и головщины и с судов посаженного, велели есмя во всех наших городех имати по нашим уставным грамотам, как емлют наши пошлины с иных иноземцев, с приезжих Немец»1. Также грамота устанавливает неподсудность Петра Марселиса и его людей, кроме случаев убийства и воровства, местным боярам и воеводам.

Предметом правового регулирования норм, содержащихся в данной грамоте, являются общественные отношения в таможенной сфере, а именно льготы по уплате таможенных платежей при торговле иностранными товарами, особый статус товаров, ввозимых Петром Марселисом для государственных нужд, подразумевающий их продажу казне на особых условиях «по прямой цене без прибыли», места хранения товаров. Предмет правового регулирования

настоящей грамоты выходит за рамки таможенного законодательства и содержит нормы, освобождающие Петра Марселиса от местной подсудности.

Управомочивающим (обязывающим) субъектом правового регулирования является монарх. Управомоченным субъектом выступает индивидуальный субъект Г амбургский торговый человек Петр Марселис, которому предоставляется право торговать в России на льготных условиях. Обязанными субъектами выступают должностные лица, обладающие функциями по сбору таможенных платежей и контроля за осуществлением торговой деятельности, на которых возложена обязанность обеспечить соблюдение предоставленных льгот и установленный порядок таможенного контроля. Кроме того, сам Петр Марселис также выступает обязанным субъектом: на него возложена обязанность продавать казне определенные товары по льготным ценам.

В данной грамоте использовано сочетание императивного («повелено», «не рудити») и диспозитивного («пожаловали», «поволили», «похочет ехать») методов правового регулирования.

По действию в пространстве данный правовой акт является общероссийским: «И сея наша Царския жалованныя грамоты в нашем государстве и по всем городам нашим»1.

В таблице 2 приведены обобщенные результаты юридического анализа жалованных грамот.

Таблица 2. Итоги юридического анализа жалованных грамот

Г рамота Элементы предмета правового регулирования Метод правового регулирования Субъект нравового регулирования Обязанные субъекты Действие в пространстве
Ставки таможенных пошлин Порядок учета таможенных сборов, таможенное делопроизводство Таможенные льготы Порядок таможенного контроля Нетарифные меры Учреждение мест торговли Наказание за контрабанду Наказание к должностным лицам Иные нормы
Троицкому Сергиеву монастырю, 1465 г. + + императ.+

диспозит.

монарх должн. лица, торговые люди локальное
Череповецкому Воскресенскому монастырю, 1512 г. + императ. монарх должн. лица локальное
Макарьеву Калязинскому монастырю 1652 г. + + императ.+

диспозит.

монарх должн. лица, владельцы проезжих путей локальное
Полотским посадским людям 1654 г. + + императ. монарх должн. лица локальное
Жителям города Любека 1652 г. + + императ. + диспозит. монарх должн. лица, торговые люди локальное
Московскому торговому иноземцу Ивану Юрьеву 1613 г. + + императ. + диспозит. монарх должн. лица общероссий

ское

Московскому жильцу немцу Игнатью Антонову Поперзаку 1599 г. + + императ. монарх должн. лица общероссий

ское

Московскому жильцу Немцу Андрею Ивановичу Витту 1599 г. + + императ. монарх должн. лица общероссий

ское

Гамбурскому торговому человеку Петру Марселису 1638 г. + + + императ. + диспозит. монарх должн. лица общероссий

ское

Подводя итоги юридического анализа рассмотренных нами наиболее типичных жалованных грамот, можно сделать вывод, что предметом правового регулирования норм, содержащихся во всех грамотах, являлись общественные отношения, возникающие при перемещении товаров через установленные границы, в частности такие его элементы, как льготы по уплате таможенных платежей, предоставляемые, как правило, монастырям и торговым людям, порядок распределения таможенных доходов. В качестве предмета правового регулирования значительное количество грамот не ограничивалось таможенными правоотношениями, а содержали также нормы, относящиеся к другим сферам права: административного, гражданского, таким образом, законодатель одним документом предоставлял управомоченному субъекту определенный комплекс прав различной отраслевой направленности, формируя, таким образом, определенный статус привилегированного субъекта, что позволяет говорить о достаточно условном выделении жалованных грамот в качестве самостоятельного источника таможенного права. Основное отличие жалованных грамот между собой целесообразно проводить по управомоченному субъекту.

Управомочивающим (обязывающим) субъектом во всех без исключения грамотах выступает монарх. Управомоченными субъектами выступают лица, вступающие в административные отношения с государством и местными

властями по поводу перемещения товаров через установленные границы и торговли такими товарами. Как правило, ими являются монастыри (коллективные субъекты) либо торговые люди (индивидуальные субъекты). Обязанными субъектами жалованных грамот презумпциально можно считать должностных лиц, ответственных за сбор таможенных пошлин и осуществление таможенного контроля, которые обязаны были обеспечить соблюдение предоставляемых грамотой льгот.

По методу правового регулирования в жалованных грамотах, в большинстве своем, использовано сочетание императивного и диспозитивного методов правового регулирования: одним субъектам предоставлялось право на использование льготы (диспозитивный метод), другие субъекты обязаны были обеспечить соблюдение данной льготы, в некоторых грамотах даже под страхом наказания (властный, императивный метод).

По действию в пространстве жалованные грамоты, как правило, являются общероссийскими актами, предоставляя торговым и монастырским людям льготы при следовании по всей территории Московского государства, за исключением грамот, которые предоставляют льготы только на уплату пошлин при реализации товаров в определенной местности, такие грамоты являются правовыми актами локального действия.

Отличие жалованных грамот от других видов нормативных актов, регулирующих отношения в таможенной сфере, заключается, главным образом, в элементах предмета правового регулирования, в жалованных грамотах это практически всегда льготы по уплате таможенных платежей, в то время как элементами предмета правового регулирования иных источников таможенного права являются ставки таможенных пошлин и наказания за таможенные нарушения (в уставных грамотах и торговых уставах), порядок прохождения таможенных формальностей и уплаты таможенных платежей (в царских грамотах), режим использования торговых путей (в Соборном Уложении 1649 года).

На протяжении рассматриваемого периода правительство неоднократно делало попытки отменить или сократить практику выдачи жалованных грамот, что встречало мощное сопротивление со стороны обладателей данных привилегий. Так, при Федоре Иоановиче все привилегии, связанные с беспошлинной торговлей, были официально отменены соборным приговором 20 июля 1584 года, постановившим «и тамга тарханом и всяким людям в то время до государеву указу платить, хто ни почнет торговать», однако выдача жалованных грамот продолжалась. По свидетельству Р.Г. Скрынникова, в 1585 г. было выдано 48 грамот, в 1586 - 13 грамот, в 1587 - II[123], такая практика продолжалась и в условиях «Смуты», в результате чего данный способ регулирования таможенно-правовых отношений просуществовал практически до конца XVII в.

<< | >>
Источник: Мамонтов Василий Михайлович. РАЗВИТИЕ ТАМОЖЕННОГО ПРАВА РОССИИ В ПЕРИОД МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВА НАЧАЛА XVI - КОНЦА XVII ВВ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. 2016. 2016

Еще по теме Жалованные грамоты.:

  1. § 1. Уставные таможенные грамоты, жалованные грамоты
  2. § 4. Жалованная грамота городам 1785 г.
  3. § 3. Жалованная грамота дворянству 1785 г.
  4. Уставные таможенные грамоты
  5. 50.Городские грамоты – источники права Великого Княжества Литовского.
  6. Законодательнаявласть по Уставной Грамоте 1818-1820 гг.
  7. Судебная власть по Уставной Грамоте 1818-1820 гг.
  8. 28.Правозглашение БНР.Уставные грамоты. Брестский мирный договор.
  9. Исполнительная власть по Уставной Грамоте 1818-1820 гг.
  10. 49. Областные и волостные грамоты (привилеи) – источники права Великого Княжества Литовского.
  11. § 2. Царские грамоты, царские указы, наказы таможенным головам
  12. ♥ А правда, куда жаловаться? И куда звонить, если обычный вызов не работает, а «Скорая» не поедет из– за температуры и кашля? (Юрий)
  13. 46.Общеземские грамоты (привилеи) – источники общеземского права Великого Княжества Литовского.
  14. 62.Общеземские грамоты (привилеи) – источники общеземского права Великого княжества Литовского.
  15. Содержание
  16. Среди законодательных актов были и такие, которые так и не вышли в свет
  17. Опубликованные источники: