<<
>>

§ 2. Кадровая политика формирования состава судей

В предыдущем параграфе выявлены и проанализированы правовые компоненты статуса судьи в период нэпа. Целью данного параграфа является исследование принципов, направлений и особенностей кадровой политики формирования состава судей.

Руководство страны уделяло особое внимание кадровому составу [362] [363] судов, поскольку от судей во многом зависела эффективность функционирования судебной системы, на них возлагалась задача содействовать проведению политики государства. Принципы и порядок формирования судейского корпуса обусловливались задачами модернизации страны.

Кадровая политика в отношении судей осуществлялась тремя структурами: 1) органами судебного управления, а именно, НКЮ РСФСР - в центре, губернскими (областными) судами - на местах; 2) Советами, прежде всего, их исполкомами; 3) РКП (б) - ВКП (б), а именно, Центральным комитетом партии и губернскими (областными) комитетами партии.

Общественно-политическая система РСФСР 1921 - 1929 гг., основанная на диктатуре пролетариата, предопределила такие принципы статуса судьи, носившие правовой характер, как отсутствие принципа независимости судебной власти, принцип сменяемости судей, принцип выборности судей.

Принцип зависимости судей от органов законодательной и исполнительной власти закреплялся в нормативных правовых актах и имел идейно-теоретическое обоснование. В соответствии со ст. 12, 13 Положения о судоустройстве 1922 г. народные судьи избирались губернскими исполкомами по представлению губернского суда или НКЮ РСФСР сроком на один год и могли быть переизбраны. Отзыв народного судьи до срока или его перемещение в пределах губернии могли произойти на основании постановления губернского исполнительного комитета по предложению НКЮ РСФСР или по собственной инициативе губисполкомов. Председатель, его заместители и члены губернского суда избирались губернским исполкомом на один год, утверждались Народным комиссаром юстиции и могли быть переизбраны.

Была закреплена особая гарантия для судей, а именно, смещение с должности народного судьи могло произойти исключительно по суду или в порядке дисциплинарного производства.

Механизм избрания судьи эволюционировал с начала становления советской государственности. Первоначально обязательность участия Советов в формировании судейского корпуса не была жестко закреплена в законодательстве. Согласно Декрету о суде № 1, постоянные местные судьи должны были избираться путем прямых демократических выборов. А до их назначения временно предусматривалось избрание местных судей районными и волостными, а где таковых не было, уездными, городскими или губернскими Советами рабочих, солдатских

381

и крестьянских депутатов .

Реформаторы оценивали установленный Декретом о суде порядок формирования кадров судей посредством прямых выборов как вынужденный, ошибочный. П. И. Стучка - один из авторов Декрета о суде № 1 - назвал эту норму вынужденной, поскольку еще существовали иллюзии по поводу Учредительного со-

382

брания, и необходимо было считаться с мнением левых эсеров . Н. В. Крыленко рассматривал это как ошибку, указывая, что выборы были неприемлемы для того

383

времени . Декретом о суде №1 объявлялись прямые выборы судей, которые временно заменялись избранием Советами. Уже тогда был заложен механизм избрания судей с участием Советов, и фактически кадровый состав судей формировался не Советами, а их исполкомами. Как указывал директор Ленинградского юридического института В. С. Ундревич, Декрет №1, закрепляя подобную процедуру, фактически сделал Советы основой организации судов, формально (и именно это было временным) не отказываясь от принципа демократических выбо-

384

ров . По мнению современного исследователя А. В. Верещагиной, «эта корректировка, обозначенная большевиками как временная, позволила им расставлять кадры по собственному усмотрению, а впоследствии, после узурпации власти,

385

стала основным способом формирования судебных органов» .

Положением о судоустройстве 1922 г.

избрание и отзыв судей были уже законодательно закреплены за исполкомами Советов, от прямых выборов реформаторы отказались. Таким образом, с момента образования советского государства [364] [365] [366] [367] [368] механизм избрания судей прошел эволюцию от прямых выборов (или выборов местными советами) к избранию губернскими исполкомами советов. Ученый- юрист Н. Н. Ефремова отмечает, что к 1922 г. создалась зависимость суда от распорядительно-исполнительных органов власти; решающую роль в комплектовании суда играли советы соответствующих уровней (судебные округа совпадали с

386

административными) и их исполкомы .

Н. В. Крыленко прямо указывал на отсутствие независимости советского суда: «Независимость судей не есть независимость их от политики государственной власти. Такой независимости, которая позволила бы им не считаться ни с чем,

387

кроме своего усмотрения, нам не нужно» . Н. В. Крыленко, как отмечает В. М. Сырых, был ярым сторонником подчинения судов Советам, осуществлявшим законодательную и исполнительную власть, видел в таком подчинении надежную гарантию последовательного и неукоснительного проведения судами классовой политики государства, а также своеобразие и одно из основных досто-

388

инств советского правосудия перед буржуазным[369] [370] [371] [372]. На зависимость суд указывал и А. Я. Вышинский: суд не может стоять вне политики государства и господ-

389

ствующего класса, не может делать свою собственную политику .

Отрицание принципа разделения властей и принципа независимости суда получило практическое отражение в руководстве судебной системой НКЮ РСФСР, участии исполнительных комитетов Советов в назначении и отзыве судей. Однако, вместе с отрицанием независимости суда в ходе судебной реформы 1922 г. реформаторы ставили задачу защитить судей от влияния местных властей.

Как уже отмечалось, на основании Декрета о суде №1 местные судьи до назначения прямых выборов должны были избираться районными и волостными Советами, и только если таковых нет - городскими, уездными, губернскими Советами. Но, как указал НКЮ РСФСР, практика судов на местах показала, что административные местные органы власти, партийные и профессиональные организации своим влиянием вносили массу отрицательного в отправление правосудия, во избежание чего в будущем суды должны быть свободны от вмешательст-

390

ва чисто административных местных органов власти в их компетенцию .

Об этом же говорили В. И. Ленин, А. Я. Вышинский. «Нет сомнения, - отмечал В. И. Ленин 20 мая 1922 г., - что мы живем в мире беззаконности, и что местное влияние является одним из величайших, если не величайшим противни-

391

ком установления законности и культурности» . А. Я. Вышинский, обращая

внимание на то, что суд не может стоять вне политики государства, объяснял, что это «не должно означать подчинение суда отдельным влияниям различных ведомств, учреждений или даже отдельных лиц. В этом смысле суд должен быть в

392

высшей степени независимым и самостоятельным органом» . В современном смысле слова, по мнению А. Я. Вышинского, независимость судебных работни-

393

ков означает их независимость именно от местных и личных влияний[373] [374] [375] [376].

Проблему зависимости судей от местных властей реформаторы постарались преодолеть, установив порядок избрания и освобождения судей от должности не местными (волостными, районными, уездными) исполкомами, а губернскими исполкомами Советов. Очевидно, с этой же целью был установлен надзор НКЮ РСФСР за отзывом судей.

Еще одним принципом формирования судейского корпуса являлся принцип сменяемости судей, закрепленный Положением о судоустройстве 1922 г., получивший теоретическое обоснование. А. Я. Вышинский назвал принцип несменяемости судей буржуазным пережитком и указал, что советская судебная система провозглашает принцип сменяемости судей. При этом он уточнял, что «советское государство отвергает произвол в отношении судей, всякие попытки оказать на судей какое-либо личное или групповое влияние»[377]. Положение о судоустройстве 1926 г., как подчеркивал А. Я. Вышинский, допускало смещение народного судьи «исключительно по суду или в дисциплинарном порядке» .

Таким образом, основными принципами формирования судейского корпуса в период нэпа, получившими правовое закрепление и теоретическое обоснование, являлись: принцип сменяемости судей, принцип избираемости судей, отсутствие принципа независимости судебной власти, обусловленное установкой о нерасчлененности власти Советов.

Существенную роль в формировании судейского корпуса играли партийные комитеты РКП (б) - ВКП (б), которые определяли требования к кадровому составу и критерии отбора, согласовывали избрание и смещение судей. Как справедливо указывает Т. Ф. Ящук, партия монополизировала кадровую политику[378] [379] [380] [381].

Участие комитетов партии в механизме избрания судей законодательно не закреплялось, но регулировалось многочисленными инструктивными письмами. Так, ЦК РКП (б) в связи с принятием ВЦИК Положения о судоустройстве 1922 г. и задачей поднять на должную высоту личный состав судебных работников постановил «для укомплектования... состава народного судов выделить в распоряжение губсуда всех товарищей коммунистов, когда-либо работавших в органах советской юстиции для соответствующего заполнения партийными силами кадров народных судей». ЦК РКП (б) уточнил, что «всякие перемещения раз назначенных товарищей с юридической и судебной работы для какой-либо иной производить только после тщательной оценки степени их несоответствия судебной ра-

397

боте» . Партийные органы обосновывали свое участие в формировании судейского корпуса: «одним из очень важных органов Советского строительства является суд. Наш суд будет только тогда надежным орудием коммунистической политики, если на подбор его личного состава партия обратит достаточно серьезное

398

внимание» .

О решающей роли партийных комитетов в избрании и снятии судей свидетельствуют партийные документы. В докладе об обследовании учетнораспределительной работы НКЮ РСФСР, подготовленном для ЦК РКП (б), указывалось: «Расхождение НКЮ с местными парторганизациями в вопросах назначения отдельных работников редки. За полгода случаев снятия с судебной работы вопреки мнениям НКЮ было всего 4»[382]. Очевидно, избрание и снятие с должности судей могло происходить по воле партийных комитетов, даже в случае несогласия НКЮ РСФСР. Циркуляром Уральского Областного комитета РКП (б) устанавливалось, что назначение и перемещение народных судей производится через областной исполком после согласования с окружными комитетами РКП (б)[383].

Партийные органы санкционировали систематическое обновление судебных кадров. Уральский областной комитет РКП (б) в 1924 г. для облегчения выдвижения новых работников в состав народных судей заключил с соответствующими органами соглашение, согласно которому кандидаты в народные судьи могли приступать к работе после утверждения их окружными комитетами партии и окружными исполкомами и прохождения 2 - 4 недель практической подготовки при Уполномоченном Областного суда в округе[384].

Таким образом, партийные комитеты играли непосредственную роль в формировании кадрового состава судей. Кадровую политику в этой сфере осуществляли и органы судебного управления: НКЮ РСФСР через многочисленные циркуляры, губернские (областные, краевые) суды - на местах.

В декабре 1926 г. НКЮ РСФСР указал, что на практике наблюдается недостаточно внимательное отношение к отбору кандидатов на должности народных судей, часто губернские суды выдвигают лиц, мало подготовленных к выполнению возложенной на народного судью работы и недостаточно знакомых с действующим законодательством; будучи избранными на должность народных судей, указанные лица в скором времени обнаруживают свою неподготовленность к работе - нередко кассационная инстанция отменяет большой процент обжалованных приговоров и решений, вынесенных этими судьями. НКЮ РСФСР потребовал, чтобы ни один кандидат, не удовлетворяющий указанным в законе требованиям, не представлялся на утверждение губернского исполкома под личную ответственность председателя губернского суда[385].

Если при формировании судейского корпуса партийными комитетами ставилась задача обеспечить партийный состав судей и их политическую благонадежность, то НКЮ РСФСР стремился обеспечить необходимый государству социальный состав и подготовку судей. НКЮ РСФСР требовал при перевыборах состава судов ввести хотя бы по одному крестьянину - бедняку или середняку, беспартийному, но активному и советски настроенному, объясняя, что это делается в соответствии с политикой партии и государства для выполнения поставленной XIII съездом партии задачи вовлечения крестьянства в управление государством[386]. Указывалось на необходимость вовлечения в работу суда женщин - работ-

404

ниц и крестьянок[387].

НКЮ РСФСР предписал областным (краевым, губернским) судам осуществлять деловую оценку работника, причем не только по служебной линии, но и со стороны его общественной, политической деятельности. После оценки должен был следовать вывод: соответствует ли работник занимаемой должности, подлежит ли перемещению на более ответственную должность или направлению для повышения квалификации на юридические курсы. Деловая оценка рассматривалась как критерий для наиболее целесообразного использования каждого работника и продвижения его по службе[388].

НКЮ РСФСР уделял внимание уровню профессионализма судей, о чем свидетельствуют меры по юридическому образованию и профессиональной подготовке судей. В целях повышения квалификации и увеличения рабочекрестьянской и партийной прослойки было признано необходимым в пределах каждой губернии (области) и округа создать постоянный резерв из актива зарекомендовавших себя народных заседателей, общественных обвинителей, членов административно-правовых секций и организовать для них вечерние курсы по специальной программе. Предлагалось реорганизовать областные курсы в курсы переподготовки и «пропустить через них» судебных работников из числа выдвиженцев с производства при наличии определенного стажа практической работы[389].

НКЮ РСФСР, отмечая, что на местах недостаточно теоретически подготовленных кадров, указывал на необходимость использования новых советских юристов (окончивших факультеты советского права вузов) на практической работе в органах юстиции. НКЮ РСФСР рекомендовал принять меры не только к замещению имеющихся вакантных должностей народных судей, но и произвести замену тех судей, которые не соответствуют своему назначению[390]. Коллегия НКЮ РСФСР 26 апреля 1928 г. выработала меры для повышения теоретической и практической подготовки судебных работников, в частности указала на то, чтобы все выпускники вузов проходили практическую подготовку, если не имели практического стажа до поступления в вузы[391] [392].

Поскольку кадровая политика государства была направлена, в первую очередь, на формирование политически благонадежного судейского корпуса, требования предъявлялись не столько к образовательному и профессиональному уровню судей, сколько к их политической сознательности и социальному положению. В связи с этим, в кадровой политике партии и государства в период нэпа большое значение имели «чистки» органов власти, включая судебные органы, «от чуждых элементов». Так, в начале 1923 г. на основании решения ЦК РКП (б) и указаний НКЮ РСФСР была проведена чистка работников юстиции, в результате которой в 36 губерниях и областях страны было уволено 986 ответственных судебных работников (председателей и членов губернских судов и особых сессий, народных

\409

судей, народных следователей, секретарей судов) .

НКЮ РСФСР дал критерий «чисток»: «удалению в первую очередь подлежат те народные судьи, которые проявили в своей деятельности непоследовательность к проведению правильной классовой политики, почему указанная мера, по общему правилу, не должна применяться к тем судьям, которые принадлежат к рабочему классу и обнаруживают при разрешении дел правильный классовый подход, хотя бы они в данный момент еще недостаточно усвоили нормы дейст-

410

вующего законодательства» .

Уральский областной комитет РКП (б) предписал окружным комитетам партии «начать систематическую замену всех судебных работников, которые по своему партийному и революционному стажу и социальному происхождению не могут обеспечить правильной классовой линии, стараясь в первую очередь, выдвинуть для этой работы рабочих, а для нарсудей, работающих в деревне - из числа испытанных в преданности Советской власти крестьян бедняков и середняков, прежде всего из числа бывших красноармейцев»[393] [394] [395] [396].

Распространенной причиной увольнения народных судей являлось несоответствие судьи предъявлявшимся к нему моральным и политическим требованиям, дискредитация должности судьи и Советской власти. В докладной записке, представленной в ЦК РКП (б), указывалось, что деятельность судебного аппарата на местах характеризуется рядом недочетов, вследствие чего она вызывает серьезное недовольство населения. В записке говорилось, что «факты свидетельствуют о значительной засоренности судебного аппарата нежелательными элементами, наличии ряда отрицательных явлений в его деятельности, свойственных всему

412

низовому соваппарату - взяточничество, пьянство, произвол, бюрократия» . В

1926 г., согласно поступившим в ЦК РКП (б) данных, 8,6% народных судей и на- 413

родных следователей подверглись дисциплинарным взысканиям .

НКЮ РСФСР указывал на необходимость борьбы с народными судьями, дискредитирующими советскую власть: «Пьянство и кумовство с антисоветскими элементам, дискредитирование власти развелись среди судебных работников в таких значительных размерах, что о них стали сообщать с разных концов. Судья, дискредитирующий власть в глазах трудящихся - не может больше оставаться судьей. Наркомюст принял решение: предпочтительнее на том или другом участке судебной работы вовсе не иметь работника, чем иметь работника, дискредитирующего прокуратуру и суд». НКЮ РСФСР допускал возможность отзыва народного судьи, если в печати сообщалось о совершении судьей неблаговидного поступка, например о том, что он «пьянствовал с кулаком»[397]. «План проведения в жизнь директив съездов партии и правительства и партконференции в 19291930 гг. по органам юстиции Уральской области» предусматривал борьбу с бюрократизмом и волокитой путем проведения таких мероприятий, как «чистка» личного состава, привлечение судей к ответственности за бюрократизм и волокиту[398].

Были случаи злоупотребления судьями должностным положением. Дисциплинарные суды выносили судьям взыскания за использование вещественных доказательств в личных целях, организацию платных выступлений свидетелей на суде[399] [400] [401]. Председатель Челябинского губернского суда решением губернского комитета РКП (б) от 23 февраля 1923 г. был отстранен от должности за то, что «не сумел предотвратить разложение коллегии суда, что привело к снятию почти всех

417

членов суда и исключению из партии» . Плановой комиссией Курганского округа в 1925 г. были выявлены злоупотребления судебных работников, которые выражались в неисполнении элементарных требований закона, допускавшихся по малоопытности с одной стороны, и по политической и профессиональной мало-

-418

грамотности - с другой .

По требованию НКЮ РСФСР председатели областных (краевых) судов должны были публиковать в своих информационных бюллетенях списки судебных работников, снятых с должности за правонарушения, пьянство и другие дискредитирующие поступки. НКЮ РСФСР уточнял, что помещенные в списки не лишаются совсем права вновь работать в органах юстиции, но к вопросу о предоставлении им ответственной работы необходимо подходить осторожно[402].

Причинами «чисток» судейского корпуса являлись:

1) факторы социально-политического характера: стремление включить в состав суда лиц с партийным стажем и революционным правосознанием; задача увеличить среди судей численность рабочих в городах и крестьян (бедняков и середняков) в сельской местности;

2) факторы объективного характера, связанные с необходимостью повысить авторитет советского суда и эффективность его работы: стремление очистить судейский корпус от лиц, злоупотреблявших служебным положением и дискредитирующих должность судьи.

Очевидно, «чистки» преследовали позитивную цель - улучшить состав суда, но они получили и негативное значение, поскольку вели к большой текучести кадров, и вследствие этого - к высокому проценту народных судей с незначительным стажем работы в должности судьи.

Помимо «чисток» на текучесть судебных кадров оказывали влияние перемещения работников с должности судей на должности в других сферах государственного управления. При этом органы судебного управления на местах обращали внимание партийных комитетов на вред частых перебросок опытных судебных работников на другие советские работы[403].

Можно сделать вывод о противоречивости кадровой политики по формированию судейского корпуса. С одной стороны, осознавалась необходимость юридической подготовки и повышения квалификации судей, улучшение их моральных качеств. С другой стороны, систематические «чистки», перемещения по советской и партийной линии на должности в другие сферы деятельности создавали большую текучесть кадров судей, и, как следствие, их низкий профессиональный уровень из-за незначительного стажа судебной работы.

Существенной проблемой кадровой политики партии и государства была большая текучесть кадров судей и необходимость их закрепления. Хотя Положение о судоустройстве закрепляло избрание судей на срок - один год, оно допускало переизбрание судьи без ограничения сроков. При этом существовала возможность перемещения судей по партийной и советской линии на другие должности. В. Одинцов, автор статей в Еженедельнике советской юстиции в 1920-х гг., указывая, что срок выборности должен быть более или менее продолжительным, объяснял это тем, что две трети судебных работников совсем не подготовлены к работе в народном суде, часто меняющийся состав невозможно пропустить через фильтр теоретической подготовки (краткосрочные курсы). В. Одинцов отмечал, что нецелесообразно вести теоретическую подготовку судебного работника, не

421

будучи уверенным, что он будет избран на эту должность .

Партийные комитеты и советские органы использовали перевыборы судей для проведения своей кадровой политики, в частности для замены «сомнительных» в классовом отношении судей и для введения в состав суда бедняков и се-

422

редняков . В докладной записке ЦК РКП (б) факт чрезвычайной текучести кадров судей объяснялся несерьезным отношением к подбору судей со стороны ме-

~ 423

стных партийных и советских органов и тяжелыми материальными условиями . Органы судебного управления на местах указывали на низкую заработную плату как на причину большой текучести кадров, а также отмечали, что текучесть кадров народных судей пополнила судебные органы работниками более слабыми, и это отразилось на работе[404] [405] [406] [407].

Анализ документов позволяет выявить недостатки кадровой политики, способствовавшие большой текучести среди судей: краткосрочность избрания на должность; частные перемещения судей на должности в органы управления и хозяйства; периодические «чистки» с целью обеспечить нужный партии и государству партийный и социальный состав, очистить судейский корпус от судей, дискредитирующих Советскую власть и должность судьи.

Очевидно, проблему большой текучести кадров судей, их слабой профессиональной подготовки пытались решить на всех уровнях - в центральных, областных и местных исполкомах, партийных комитетах, органах судебного управления. Однако изначальная противоречивость кадровой политики не позволяла достичь результатов. Регулярно повторявшиеся указания партийных органов и органов судебного управления, как и статистические данные, свидетельствуют о том, что многочисленные недостатки в работе судов, связанные с большой текучестью кадров судей и их слабой профессиональной подготовкой, в период нэпа так не были преодолены.

Наряду с народными судьями в отправлении правосудия участвовали народные заседатели, состав которых также был предметом особого внимания исполнительных комитетов Советов, органов судебного управления, партийных комитетов. В Положении о судоустройстве 1926 г. получила законодательное оформление установившаяся на местах практика избрания народных заседателей на общих собраниях трудящихся.

Кампаниям по выборам и перевыборам народных заседателей придавалось важное политическое значение и уделялось особое внимание. Для проведения кампании по избранию народных заседателей в уезде (округе) создавалась специальная комиссия по разверстке при уездных, окружных исполкомах в составе местного помощника губернского прокурора и одного из народных судей под председательством члена уездного (окружного) исполкома. Руководство работой комиссии по разверстке осуществлял окружной комитет партии[408]. Так, Уральским областным комитетом партии перед окружными комитетами были поставлены задачи проведения кампании: «обеспечение политически и классово выдержанного состава избираемых заседателей путем выдвижения рабочих от станка и крестьян - коммунистов и испытанных беспартийных», включение в состав нарзаседателей работниц и крестьянок (до 25% от числа заседателей)[409].

Задача обеспечения состава народных заседателей по социально-классовой принадлежности и политической подготовленности возлагалась и на судебные органы. Народные судьи для проверки политической благонадежности народных заседателей должны были выезжать в местные исполкомы для исследования этого вопроса, а в случае невозможности выезда запрашивать от исполкомов отзывы о заседателях - кого и почему считать неблагонадежными[410] [411].

Картину проведения кампаний по избранию народных заседателей дают архивные документы. Согласно отчету Курганского окружного комитета партии, кампания 1927 г. продолжалась полтора месяца (с февраля по апрель), избирательные собрания проводились по несколько раз, чтобы добиться законного числа избирателей; процент явки избирателей составил 36%. Списки народных заседателей, рекомендованные ячейками ВКП (б) и бедняцкими группами, сопротивления не встречали и проходили почти везде единогласно. Норма народных заседателей была выполнена на 97,5%. Социальный состав оказался удовлетвори-

428

тельным - рабоче-крестьянская прослойка составила 89,2% .

Органы судебного управления стремились повысить правовую культуру народных заседателей и указывали на необходимость проводить с народными заседателями регулярную деятельность по правовому просвещению, вести систематическую работу для повышения их «активности, общекультурного уровня и особенно правовой грамотности»[412]. Для выполнения этой задачи и ознакомления народных заседателей с началами судопроизводства народные судьи проводили собрания, совещания, лекции, доклады[413].

Подводя итоги исследованию кадровой политики формирования личного состава судов в период нэпа, следует указать, что и правовые, и неправовые принципы формирования кадрового состава судей были обусловлены общественно-политической системой РСФСР и имели идеологическое обоснование. Среди правовых принципов формирования судейского корпуса большое значение имели: принцип избираемости (выборности) судей, принцип сменяемости судей, отсутствие принципа независимости судебной власти. К принципам неправового характера следует отнести: принцип избрания и отзыва судей с согласия партийных комитетов, принцип перемещения работников по партийной линии, принцип формирования судейского корпуса с учетом партийной принадлежности и революционного правосознания, политической подготовленности кандидатов.

Кадровая политика формирования судейского корпуса осуществлялась тремя инстанциями, осуществлявшими единые задачи в области формирования судейского корпуса по своим приоритетным направлениям: 1) партийные комитеты стремились к формированию судейского корпуса лицами с партийной принадлежностью и политической благонадежностью; 2) задача НКЮ РСФСР заключалась в организации юридического образования и профессиональной подготовки судей; 3) общими усилиями НКЮ РСФСР и исполкомов Советов обеспечивался необходимый социально-классовый состав суда.

Кадровая политика характеризовалась противоречивостью. Партийные и государственные органы, сознавая необходимость профессиональной подготовки судей и закрепления кадрового состава, предпринимали возможные меры. В то же время «чистки», целью которых было улучшение политического, профессионального уровня и морального облика судей, дополненные перемещениями судей по партийной линии, порождали большую текучесть кадров.

Политика советского государства по формированию кадрового состава судов получила практическую реализацию в кадровом составе судей.

<< | >>
Источник: Филонова Олина Игоревна. МОДЕРНИЗАЦИЯ СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ РСФСР В ПЕРИОД НЭПА. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. 2016. 2016

Еще по теме § 2. Кадровая политика формирования состава судей:

  1. § 3. Кадровый состав судей
  2. Гражданское дело рассмотрено в суде первой инстанции в незаконном составе судей.
  3. 5.4. Взаимосвязь кадровой и социальной политики
  4. Таблица 13 - Классификация типов кадровой политики
  5. Кадровая корпоративная политика и роль трудового договора
  6. Конкурентоспособность компании – результат эффективной кадровой политики
  7. Таблица 15- Характеристика национальных типов кадровой политики
  8. Таблица 14 – Сравнительная характеристика открытой и закрытой кадровых политик
  9. Характеристика типов культуры и их соответствие кадровой политики организации.
  10. Статья 10. Формирование состава третейского суда
  11. ! Задание 5.7. Рассмотрите схемц направлений кадровой работы и социальной политики и приведите примеры их взаимосвязи при реализации отдельных меропиятий.