<<
>>

II. Наследственное право.

B области наследственного права в Уложении можно выделить следующие византийские начала:

1. Если кто-либо умирает без завещания, то ему наследуют сыновья, за отсутствием сыновей - дочери, за отсутствием последних - ближние его рода.

B древнейшем русском праве боковые родственники призывались к

наследству прежде нисходящих; такой порядок наследования может быть

определён, как отмечает проф. Неволин, путём сличения постановлений

договоров русских с греками о кровной мести с постановлениями краткой

Русской Правды. Следуя договорам, право и обязанность кровной мести

принадлежали ближайшему родственнику убитого, бывшему в то же время и

ближайшим наследником его по закону (Договор Олега 911 года в

Лаврентьевской летописи с. 14. Договор Игоря 944 г. в Лаврентьевской

1

летописи с. 22). B краткой Русской Правде лица, имеющие право и обязанность кровной мести, поименованы в следующем порядке: брат убитого,

сын, отец, сын брата, сын сестры (краткая Русская Правда ст. 1). Bo времена Ярослава члены рода не жили, по общему правилу, совокупно; следовательно, могло открываться действительное наследство по смерти одних родственников в пользу других. Поэтому весьма вероятно, что порядок открывавшегося законного наследства соответствовал порядку мстителей. Вскоре, однако, это чисторусское начало предпочтения боковых родственников нисходящим должно было уступить место византийским взглядам, по которым к наследству прежде всего призываются дети умершего.

Обратимся к Эклоге, в титуле VI, cap. 1 мы читаем:

«Если кто-либо умирает без завещания и у него остаются дети ши внуки, то все они наследуют; если же у умершего остался отец и мать, дед ши бабушка, ши более отдалённые предки, то они не могут наследовать при наличии детей и внуков».1

Аналогичные начала прослеживаются и в Прохироне.

B случаях, когда наследодатель умирал, не сделав предсмертного распоряжения о судьбе своего имущества, Прохирон определяет наследование согласно с порядком его, установленным в 118 новелле Юстиниана, началами кровного родства и брака,не делая никакого различия между правами на него мужчины и женщины. Первое место по установленному им порядку принадлежит в сем случае родственникам умершего по нисходящей линии, наличность которых при открывшемся наследстве исключает всех родственников по восходящим и боковым линиям. «Сходящий, аще будет мужеск пол ши женск, честнѵъйше суть от восходящих и сущих от страны». Prochiron, tit. XXX, cap. 2. Сыновья и дочери получают равную долю оставшегося наследства.[251] [252]

B русских законах преимущество нисходящих перед боковыми родственниками могло быть признано только после того, как произошло распадение родового союза в период междуусобиц, после смерти Ярослава. B пространной Русской Правде уже ясно высказано византийское начало предпочтения нисходящих:

«Если умрёт кто из бояр ши дружинников, то князь не наследует, а получают наследство дочери, если сыновей не останется» (Русская Правда,ст. 91 поТроицкомусписку).'

Теперь обратимся к Уложению и посмотрим, как оно относится к данному вопросу:

«А после которых умерших учнут битъ челом о вотчинах после отцов

своих сыновья и дочери: и те вотчины давать сыновьям, а дочерям вотчин с

братьею жеребьев не давать, покаместа братья их живы, а давать дочерям

после отцов их из поместий на прожиток по указу.

A как братьи их не станет

2

и дочери тем вотчинам вотчичи» (Глава XVII ст. 2).

Данная статья впервые была выведена, как заимствованная из

2

византийских источников, К.А.Неволиным.

Мы видим, что, как по Русской Правде, так и по Уложению, сыновья исключают дочерей от наследования; такой порядок противоположен началам Эклоги и Прохирона, по которым дочери призываются к наследству наравне с сыновьями. Духовенство постоянно стремилось проводить эти последние начала, но безуспешно: уравнение сыновей и дочерей никогда не могло привиться у нас. Следует заметить, однако, что выдел дочерям на прожиток части поместий, оставшихся после умершего отца, постепенно приближается к праву наследования их при братьях.4

2. От законного наследства не исключаются глухие и немые; после отцов и матерей они должны получать следующую им часть наследства наравне с другими братьями и сёстрами. Повидимому, в данном случае не делается различия между сыновьями и дочерьми.

«А будет после которого умершего останутся дети глухи и немы, а братья их, ши сестры учнут обидити их, и отцова ши матерня имения учнут [253] [254] [255] [256]

их отлучати: и тем умершаго детем имения отца их ши матери разделити по жеребьям, всем поровну, чтобы из них никто изобижен не был» (Глава XVII ст. 15).1

Источником этого постановления является Prochiron, tit. XXX, cap. 13:

2

«Глусіи и нѵъміи, добрѵъ составляются в наслѵъсііе».

3. Незаконнорожденные дети не наследуют своему отцу.

У нас первоначально, даже в первые времена христианства, не было проводимо строго различия между детьми законными и незаконными. B пространной Русской Правде мы впервые встречаемся с византийским началом

недопущения к наследованию детей незаконных, т.е. детей, рожденных вне

2

законного брака (ст. 98 по Троицкому списку).

После Русской Правды до Уложения мы не встречаем в светском законодательстве ни каких постановлений относительно незаконнорожденных детей; в Уложении прослеживается тот же византийский взгляд, перешедший в него через посредство Литовского Статуса (Раздел III. Арт. XXVIII § 2).[257] [258] [259] [260]

Н.Рождественский указывал в данном случае на ст. 280 гл. X Уложения, которая по его мнению восприняла византийские начала[261]:

«(Таких выблядков) к законным детям того, кто его у наложницы приживёт, не причитати, и поместий и вотчин того, кто его беззаконно прижш, ему не давать. A будет тот, кто того выблядка у наложницы прижш, на той наложнице и женшся: и ему того выблядка в законные дети не причитати же, и поместий его и вотчин тому его выблядку не давать по тому, что он того выблядка прижш у наложницы своей беззаконно до женитьбы» (Глава X ст. 280 Уложения).[262]

4. Между нисходящими наследство делится поколенно: внуки представляют своих родителей и получают такую долю, какую бы получили их родители, если бы были живы. B Прохироне мы видим, что внуки заменяют своих умерших родителей и получают такую же долю, какую бы получили их родители, находясь в живых. «Аще дед умрет при сыне и при внуке, от иного сына внидут внуцы в лице своего родителя, и купно с сыном, се же есть со своим стрыем, наслѵъдять его, вземлюще, еже хотяще взимати, аще бы был отец их, аще мужеск пол суть, или женск, аще самовластнии суть, аще же и под властию» (Prochiron, tit. XXX, cap. 4).1

B Уложении эти начала греко-римского права видны в главе XVII ст. 4:

«Детем и внучатом, после дедов своих и бабок их родных и с дядями и с

тётками своими родными, в старинных и в выслуженных вотчинах быти им

2

вотчичам же».

5. Бездетная жена получает после смерти мужа своё приданое обратно, а также 4-ую часть движимого имущества покойного мужа.

B Уложении гл. XVII ст. 1 указывается:

«В прошлом во 136-м году блаженныя памяти Великий Государъ, Царь и Великий Князь Михайло Фёдорович всея Pyccuu и Отец Его Государев, блаженныя же памяти, Великий Государъ, Святейший Филарет Никитич, Патриарх Московский и всея Pyccuu указали о родовых и о выслуженных вотчинах по правилом Святых Апостол и Святых Отец: Кого не станет, а после его останется жена бездетна, да после того же останутся братья родные и двоюродные и род: и те вотчины давать в род того умершаго, кого не станет, братьям родным и двоюродным и в род, кто кому ближе. A жёнам тех умерших, которые останутся бездетны, давать им из животов их четверть, да приданое. A до родовых и до выслуженных вотчин им дела нет, опричь купленных вотчин».[263] [264] [265]

Царский указ 1628 r., воспроизводимый в вышеприведённой статье Уложения, был составлен по инициативе Патриарха Филарета, руководствовавшегося следующими постановлениями греко-римского права:

«Брак заключается в письменной форме при наличии письменного договора о приданном в присутствии трёх достойных доверия свидетелей, согласно нашему благочестивому и точному законному определению: причём муж подтверждает со своей стороны согласие на получение им полного приданого и на его безущербное и полноценное сохранение и сбережение, естественно, вместе с тем приростом, который при нём произойдёт; и он должен предусмотретьписьменно в выданном им договоре одну четвёртую частъна случай бездетности» (Эклога, tit. 2, cap. 4).1

Ho Эклога предусматривает права бездетной женщины не только после смерти мужа, но и в том случае, если он попытается изгнать её и отказаться от совместной жизни.

«Но даже тогда, когда кто-либо введёт в свой дом свободную женщину

и доверит ей управление своим домом и вступит с ней в связь, он заключит с

ней незаписанный брак. И если муж, не имея от неё детей, попытается

изгнать её без признанной законной причины и отказаться от свместной

жизни, то пусть даст ей в качестве возмездия, что и естественно, внесённое

т 2

ею имущество и четвёртую частъ своего состояния» (Эклога, tit.II, cap. 9).

Прохирон на тот же самый случай («аще ктоубогу жену законно поймет и прежде ея умрет» Prochiron, tit. 5 гл. 6) таким образом определил наследственную долю её в оставшемся имуществе от мужа: «аще убо имать трое детей мужъ ея: или от нея, или от первыя жены, червёртую частъ богатства мужия возьмет: такожде убо, якоже не больша будет ста литр злата число богатства. Аще же и множайше будет детей, толико от таковаго числа повеливаем взимати жене, елико же единому от детей частъ дается: ащё же есть явѵъ, яко потребу токмо о таковѵъмъ имени жене имети, господство же тем детям хранити, их же от брака того мужа имать. Аще же та жена от него детей не имать, повеливаем и господство праведно имети на имением, еже от мужняго богатства к ней приидет», т.е. когда со вдовою к наследованию призываются трое детей умершего мужа, [266] [267] будут ли они рождены в прежнем браке умершего или же в его супружестве C этого вдовою, - она получает четвертую часть из имущества умершего; если же число наследников умершего мужа больше этого, она получает столько, сколько приходится на долю каждого из них, при чём если эти дети её собственные, то она должна впоследствии передать им свою наследственную часть, имея на неё право только пожизненного владения, если же дети умершего родились ещё до брака его с нею, то наследственная её часть поступает в полную её собственность.1

Сравнивая вышеприведённые места Уложения и византийских источников, мы видим, что по этим последним жена наследует мужу в четвёртой части всего его имущества (а по смыслу Эклоги tit 2 cap 4 в части имущества мужа, равной четвёртой части приданого), по Уложению же право жены наследовать мужу ограничивается четвёртую частью движимого имущества.

Следует заметить, что в Уложении, подобно тому как и в византийском праве, вообще замечается стремление обезпечить жен в получении после смерти мужей обратно приданого. Часто мужья проживали приданое своих жён, или же покупали на приданные деньги жены вотчины, так что после смерти мужа приданого в наличности не оказывалось; поэтому Уложение, представляет жёнам право получать после смерти мужей в полную собственность купленные вотчины этих последних:

«А купленая вотчина жене его, вольно ей в той вотчине, как похочет, нет до нея никому дела. A тот указ 137-го году написать, блаженныя памяти Великого Государя, Святейшаго Фшарета Никитича, Патриарха Московского и всея Pycuu; Его Государевою Святительскою рукою» (Глава XVII ст. 2 Уложения).[268] [269]

Затем, поместья, будучи справлены за мужем, справлялись за ним навсегда, но так как жена имела право получить на прожиток определенное количество четвертей из поместных земель своего умершего мужа, то ей, таким образом, хотя в другом виде, возвращалось то, что она принесла с собою в приданое. B этом случае, отмечал К. Неволин, могло быть дано ей на прожиток то самое поместье, которое она принесла с собою, и даже следовало давать ей это поместье преимущественно, и подтверждая это, указывал на ст. 56 гл. XVI Уложения.1

B греко-римских источниках мы находим следующие постановления о возвращении приданого жёнам после смерти мужей:

а) Эклога tit. 2 cap. 4. (приведена ранее, стр. 119)

б) Prochiron tit. 9 cap. 15: «Жена честнейши есть о вене прежних должник мужа своего».[270] [271]

6. Мы уже видели, что купленная вотчина, по Уложению переходит после смерти мужа в собственность жены; но из этого правила сделано следующее исключение: если умерший, оставив после себя вторую или третью жену и детей от первой, второй или третьей жены, имел только купленную вотчину, родовых же и выслуженных вотчин и поместий не имел, то купленная вотчина делится между женою и всеми детьми по жеребьям.

«А будет после котораго умершаго останется купленная вотчина, а родовая и выслуженная вотчины и поместья не останется, да после того же умершего останется другая, или третья жена, да дети, которых он приживёт с первою, или другою, или с третъею женою, и тем его детем, которых он приживет с первою, или с другою, или с третъею женою, оприч купленныя вотчины, поместья датъ будет нечего: и купленная вотчина дати жене и детям его всем, разделя по жеребъям, по скольку на жеребей достанется» (Глава XVII ст. 5 Уложения).[272]

Это разделение наследства, оставшегося после мужа, между женою и детьми, повидимому, установлено Уложением под влиянием Прохирона, который гласит:

а) «Нашедши мати за вторый муж, и отец не женься второю, приемлет к потребе брачного прибытка часть, по господьству единаго детища; сеже бывает смертию, а не распущением разрешену браку» (Prochiron tit. 6 cap. 1).1

б) Prochiron tit. 5 cap. 6, ранее приведённый.

7. Если после умершего без завещания не остается никаких законных наследников, то имущество его обращается в казну.

«А будет кто тех вотчинниковумрёт, а после его жены и детей не останется: и те вотчины отдавати в род их; а не будет роду их, и те вотчины имати на Государя в поместныя земли, а деньги за них давати из Государевы казны по их душам в монастыри, смотря по строению» (Глава XVII ст. 45 Уложения).[273] [274] [275]

To же самое читаем мы и в Эклоге:

«Если же у умершего нет родственников, но имеется жена, то она

наследует половину всего (его) имущества. Другая же половина поступает в

фиск. Если же нет жены у умершего, всё его имущество как

л ^

безнаследственное поступает в фиск» (tit. 6 cap. 6).

8. K принявшему наследство вместе с имуществом и правами переходит и обязанность платить долги умершего.

Эклога, tit. 6cap. 8:

«Если наследник имеет сведения об оставленном ему наследстве и знает, что имеются долги, то пусть в присутствии свидетелей, достойных доверия, будет произведена опись имущества и пусть будет выявлена его ценность; и сначала должны бытъ удовлетворены кредиторы, а затем то, что останется, пусть будет передано наследнику».[276]

B Уложении мы читаем:

«А который ответчик умрёт после того, как он в истцове иску обвинен, а с истцом он до смерти своей не разделался: и за таких умерших ответчиков

велети истцов иск правити на жене его и на детях, или на братье, кто после его во дворе и в животах его останется». (Глава X ст. 132 Уложения).[277]

Также можно привести в пример статьи 207 и 245 главы X Уложения.

Мы видим, что вместе с имуществом и правами к принявшему наследство переходят и обязанности: платить долги умершего и вообще ответствовать в исках по имуществу.

9. Оставшимся после отца недвижимым имуществом наследники могут владеть сообща; управление и распоряжение в таком случае имуществом должно происходить по общему согласию всех соучастников; ни один из них не может отчуждать такого имущества без согласия прочих.

«А будет после которого вотчинника вотчина его дана будет детям его, сыновьям двум или трём человеком вопче: И им тою вотчиною владеть всем, а ни одному без одного тое вотчины не продать, ни заложить. A будет после отца их останутся многие долги, а оплатитися им от тех долгов, опричь тое вотчины нечем и для платежу того отцовского долгу похотят они ту вотчину продать, ши заложить: и им та вотчина продать, ши заложить всем же вопче. A будет большой брат ту вотчину кому продаст, ши заложит, с меньшими братьями не поговоря, хотя быти один корыстен, а не для платежу отцова долгу, а братья у него в те поры будут малы; а как они будут в возрасте, и они о той отцовской вотчине на того своего большого брата и на купца, кто у него ту отца их вотчину купит, ши в заклад возмёт, учнут Государю бити челом в указаные в срок лет, и с суда про то сыщется допряма, что тот их брат ту их вотчину продал, без их ведома, для своего пожитку, а не платежу отцова долгу: и тое вотчины их жеребье взяв у того, кому та их вотчина будет продана, ши заложена, отдать им а на большом их брать велети за те вотчинные жеребые по купчей ши по закладной тому, кому те вотчинные жеребьи проданы, ши заложены, доправить деньги сполна; а большого их брата вотчинному жеребью быти в продаже по-прежнему. A будет тот вотчинной жеребей похотят меньние братья выкупити: и им тот жеребей выкупити по Государевууказу, как о том писано вышего сего». (Глава XVII ст. 13 Уложения).1

B греко-римских источниках мы находим аналогичные постановления в Prochiron. tit. 22 cap.5: «Аще многим сущим детем, отец умрет, приключитжеся единому от них от даяния родить притяжанное, и особно стяжанное своё имение: еже убо от даяния родитель, стяжанное обще да будет всем, иже некогда под властию бывшим детем. Особ же притяжанное ему, тому единому стяжавшему её»?

III.

<< | >>
Источник: Чемеринская Вероника Вячеславовна. ВЛИЯНИЕ ВИЗАНТИЙСКОГО ПРАВА HA ДРЕВНЕРУССКОЕ И РОССИЙСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО X-XVH BB. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. 2003. 2003

Еще по теме II. Наследственное право.:

  1. 3.4. Римское наследственное право как базис становления наследственного права России
  2. Раздел VI НАСЛЕДСТВЕННОЕ ПРАВО Глава 18 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РИМСКОГО НАСЛЕДСТВЕННОГО ПРАВА
  3. Валькова, Е. В.. Наследственное право . 2016, 2016
  4. Наследственное право
  5. VI. Наследственное право
  6. VI.3. Наследственное право: основные институты
  7. § 6. Наследственное право
  8. Семейное и наследственное право
  9. Капитал и наследственное право.
  10. Наследственное право.
  11. § 6. Семейное и наследственное право
  12. § 6. Наследственное право