<<
>>

§ I. Понятие и структура гражданско-правовой ответственности как методологические основания исследования ее видов

Существует довольно большое число определений понятия гражданско-правовой ответственности. Но только некоторые авторы при рассмотрении частных проблем гражданско-правовой ответственности реально исходят из того методологического правила, что видовое понятие подчиняется родовому /265; 278; 288/.

Игнорирование такого методологического подхода приводит к тому, что те или иные аспекты гражданско-право­вой ответственности дается в качестве ее понятия. Опериро­вание только нормами гражданского права при определении по­нятия гражданско-правовой ответственности не позволяет от­личить ее от других, внешне похожих на нее средств в граж­данском праве. В отношении гражданского права всецело в силе положение о том, что одной из главных причин дискусси-| онности многих проблем правовой ответственности остается не вполне еще достигнутая ясность в соотношении категорий об­щей теории ответственности и теорий ответственности отрас­левых юридических наук /109, с. 47/.

При определении понятия и выявлении характерных черт гражданско-правовой ответственности необходимо исходить из двух основных предпосылок: во-первых, из того, что сущнос­тью гражданско-правовой ответственности как веда правовой ответственности является осуждение определенного характера нарушения правил поведения, утвержденных гражданско-право­выми нормами или договорами, и, во-вторых, из того, что ха­рактер данного осуждения определяется содержанием и формой гражданско-правовой ответственности, выражаемых в граждан-

■исо-правовых нормах и договорах, устанавливающих ответст­венность .

В теории права общепризнано, что меры правовой ответ­ственности относятся к средствам правового регулирования и в них находит выражение одна сторона метода правового регу- Влирования данной отрасли права. Это в полной мере относится и к соотношению мер гражданско-правовой ответственности и метода гражданско-правового регулирования /294, с.

125-134; 296, с. 17-27/. Поскольку метод правового регулирования в конечном счете определяется характером регулируемых отноше­ний, то анализ природы ответственности движется от предме­та (регулируемых общественных отношений) к методу правового регулирования и от последнего как целого - к отдельным спо­собам регулирования. Как справедливо отмечает В.Ф. Яковлев, специфика ответственности по отдельным отраслям права может быть раскрыта лишь через черты отраслевых методов и, с дру­гой стороны, изучение отраслевого метода не будет полным, если не проследить его воплощение в мерах ответственности /296, с. 17/.

Нас интересует прежде всего первая сторона данной свя­зи. Задача метода гражданско-правового регулирования состо­ит в обеспечении нормального дальнейшего развития регулиру­емых гражданским правом общественных отношений. Этой же за­даче должны соответствовать и меры гражданско-правовой от­ветственности. Социальная ценность гражданско-правовой от­ветственности, как и метода гражданско-правового регулиро­вания в целом, в том и состоит, что она может служить аф­фективным фактором стимулирования общественно полезной дея­тельности в сфере имущественного оборота /295, с. 86/. Та­ким образом, при анализе свойств гражданско-правовой ответ­ственности и при выяснении ее содержания следует исходить из названного соотношения ответственности с методом граж­данско-правового регулирования и, в конечном счете, из ре­гулируемых гражданским правом имущественных и личных неиму­щественных отношений.

В литературе свойства гражданско-правовой ответствен­ности характеризуются по-разному. Иногда эти свойства толь­ко перечисляются: ее имущественный и компенсационный харак­тер, возможность сторон договориться о ее объеме и т.д.

6*

Поскольку значение свойств гражданско-правовой ответ­ственности, на наш взгляд, различно, представляется необхо­димым их классифицировать. В качестве общих свойств, харак-

43

терных для правовой ответственности в целом, в том числе • для гражданско-правовой ответственности, следует прежде всего вццелить государственное осуждение и отрицательные последствия для правонарушителя.

Остальные свойства носят специфический характер. Самым универсальным специфическим свойством гражданско-правовой ответственности является иму­щественный характер ее мер, их направленность на имущест- веннув сферу правонарушителя. Остальные специфические свой­ства гражданско-правовой ответственности с различной силой (значимостью) проявляются при отдельных ее мерах.

Исходя из определения гражданско-правового регулирова­ния как метода дозволения, то есть как метода правонадели- тельного, которому свойственны диспозитивность, инициатива и равенство субъектов /294, с. 68; 296, с. 19/, нас инте­ресует вопрос: как эти черты метода регулирования отража­ются в ответственности?

Диспозитивность в ответственности вы­ражается в том, Зто участники гражданско-правовых отношений обладают известной свободой как в установлении, так и в ис­пользовании мер ответственности. В понимании самой диспози- тивности в литературе нет полного единодушия. По мнению О.А. Красавчикова, диспозитивность - это основанная на нормах данной отрасли права юридическая свобода (возмож­ность) субъектов осуществлять свои субъективные права по своему усмотрению /220, с. 41-49/. С нашей точки зрения, данное положение является более обоснованным.

Равенство сторон выражается в том, что за нарушение прав других субъектов стороны несут взаимную,оди­наковую по содержанию ответственность, и в том, что охрани­тельное правоотношение, через которое гражданско-правовая ответственность существует и реализуется, не меняет общего характера взаимоотношений субъектов гражданского права /296, с. 24-25/.

Инициатива выражается в том, что граждан­ско-правовая ответственность может реализоваться и добро­вольно, без применения государственного принуждения.

Изложенные признаки характеризуют разные аспекты от­дельных элементов структуры гражданско-правовой ответст­венности. Но для комплексного подхода к исследованию граж­данско-правовой ответственности необходимо изучение самой ее общей структуры, которая свойственна договорной и внедоговорной ответственности и основные компоненты кото-

должны отражаться в ее общем понятии.

На этот счет в сатуре выражено мнение о нецелесообразности попыток общую теорию гражданско-правовой ответственности, так реальное исследование все равно стихийно распадается на исследование либо договорной, либо Бездоговорной ответст­венности /179, с. И-12/. Эта точка зрения, высказанная в 1962 году Б.С. Антимоновым, не нашла поддержки. В то же время в общей теории гражданско-правовой ответственности и поныне ощущается потребность в разработке многих проблем. Так, необходим единый, общепризнанный методологический под­ход. Многие неясности в теории правовой ответственности (проблемы безвиновной ответственности, связь мер ответст­венности с иными охранительными мерами, форма реализации ответственности и т.д.) связаны именно со сложным характе­ром соответствующих проблем на уровне гражданского права. Эти трудности не могут быть преодолены без предварительного решения общих вопросов гражданско-правовой ответственности. В основе выработки общих выводов лежат оба вида гражданско- правовой ответственности и, с другой стороны, общие положе­ния являются методологическим основанием изучения каждого из них.

■ Структура гражданско-правовой ответственности - это воплощение элементов структуры общего (социальной ответст­венности) и особенного (правовой ответственности) в единич­ном, определяющим базисом которого выступают регулируемые гражданским правом общественные отношения и соответствующие им

правовые нормы и договорыЛ бъектами гра

гражданско-правовой ответствен­ности могут выступать все субъекты гражданского права:граж­дане, юридические лица, а в определенных случаях и Совет­ское государство. Граждане как минимум должны обладать ограниченной дееспособностью (с возраста 15 лет)/Для граж­данского права характерно, что индивидуальные качества ли­ца при применении мер ответственности не имеют правового значения.Зато может быть принято во внимание имущественное положение граждан или иной заслуживающий уважения интерес

МОпГ^ °тветстввнн0сти I ст. 154 ГК ЭССР, ч.

I ст. р> 1К РСФСР), с нашей точки зрения, не совсем обоснован­ным представляется положение, согласно которому поведение несовершеннолетних в возрасте до 15 лет (детей), причинив­ших имущественный ущерб, рассматривается как поведение их Р дителей (друГИХ лиц, которые несут в данном случае ответ- ственност») /261, с. 142-144; 276, с. 77-78/. И все же субъектами гражданско-правовой ответственности родители яв­ляются потому, что их поведение создает условия для опреде­ленного поведения детей и отвечают они, согласно ст. 454 ГК ЭССР (ст. 450 ГК РСФСР), за собственное поведение /194, с. 129-131; 2В8, с. 81/.

бъективная сторона гражданско- правовой ответственности - вина правонарушителя. Граждан­ско-правовой ответственности свойственно то обстоятельство, что, по общему правилу, значение предается не характеру (форме, степени) вины, а лишь факту ее наличия или отсутст- вия^рГолько в некоторых случаях установлена зависимость мер ответственности от формы или степени вины (ст. 52 ГК ЭССР, ст. 49 ГК РСФСР; ст. 229 ГК ЭССР, ст. 224 ГК РСФСР). Мы поддерживаем точку зрения, согласно которой соизмерение предела гражданско-правовой ответственности с характером вины правонарушителя - это не введение в гражданское пра­во чуждого ему элемента уголовно-правового характера, как иногда считают, а вытекающая из нужд самого гражданско-пра­вового регулирования необходимость /226, с. 57-58/. Пробле­мы вины в гражданском праве являются спорными уже в течение многих лет. Поскольку легальное определение понятия вины отсутствует, то уже на этой стадии мнения расходятся, чт в свою очередь,влияет на понимание взаимосвязи вины с граж­данско-правовой ответственностью. Решение проблемы понима­ния соотношения вины и гражданско-правовой ответственност в известной мере влияет и на определение общего понятия правовой ответственности, или, точнее, то или другое поня тие правовой ответственности либо находит тут себе подтве Ждение, либо нет.

Можно сказать, что в понимании соотношения вины гражданско-правовой ответственности содержится "ключ" к оп ределеяш сущности данного вида ответственности.

Вину оп ределяют ияи только через ее формы, как умысел или неосто рожность правонарушителя, без определения ее родового поня тия /237, е. 320; 278, с. 72; 2В2, с. 40/, или как психи ческое отнешение лица к своему противоправному поведению его результатам /233, с. 185; 272, с. 528; 273, с. 492/. При втором подходе формами вины также считаются умысел неосторожность. Таким образом, оба подхода принципиальн друг от друга не отличаются. Думается, что сущность и ос новное значение вины раскрыто тут удачно. Критические заме

чания,сделанные относительно данной разработки Г271,с.526/, звучат неубедительно. Тем не менее заслуживают одо­брения дальнейшие попытки более глубокого изучения сущности вины /211, с. 104-110; 238, с. 49-54; 239/.

В отношении определения понятия вины в юридической науке хочется лишь подчеркнуть, что точнее было бы говорить о вине не просто как о психическом отношении к выполнению правовых обязанностей, а как об отрицательном, негативном отношении к правомерному поведению /273, с. 375/. Вина и правовая ответственность связаны посредством правовых обя­занностей. Исполнение адресатами установленных правовых обязанностей является, несомненно, ценностью для государ­ства и оценивается им положительно, а неисполнение, наобо­рот, - отрицательно. Данная оценка государства и отноше­ние самих адресатов к исполнению правовых обязанностей мо­гут совпадать или расходиться. Правовая от­ветственность налицо только в том случае, когда оценка государства относительно исполнения правовых обязанностей отличается от отношения самого субъекта к ис­полнению данных обязанностей. Само собой разумеется, что речь вдет об отношении, выраженном в объективной форме, то есть в реальном поведении, а не только во внутренних убеж­дениях. В этом смысле следует согласиться с положением, по которому вина может рассматриваться лишь в единстве с про­тивоправностью, хотя вина и противоправность - это разные по своему содержанию и значению понятия /233, с. 187/. Та­кова наша исходная методологическая позиция подхода к проб­леме так называемой безвиновной ответственности в граждан­ском праве. По существу это означает отрицание возможности существования гражданско-правовой ответственности без нали­чия вины правонарушителя. Но проблема эта весьма спорна. Существует несколько концепций по этому вопросу.

Сторонники так называемой концепции двух на­чал гражданско-правовой ответственности равным образом считают возможной как безвиновцую, так и виновную ответст­венность /282, с. 36-37; 293, с. 170/, или усматривают в безвиновной ответственности даже ее более положительную Форму /287, с. 50/. Данная концепция подвергалась справед­ливой критике, позднее некоторые авторы сами отказались от нее /292, с. 145/. Такая концепция в конечном счете при­водит к признанию причинения в качестве основания граждан­ско-правовой ответственности. Подобная точка зрения проти­воречит тенденции развития творческой инициативы в совет­ском обществе. Согласно более распространенной точке зре­ния, наличие гражданско-правовой ответственности, как пра­вило, предполагает наличие вины, и только в поряд­ке исключения может иметь место и безвинов­ная ответственность. Поскольку подобное исключение допущено законом, то наличие безвиновной ответственности, по мнению одних авторов, не требует никакого дополнительного обосно­вания, а по мнению других оно соответствует интересам по­терпевшего и соображения подобного исключения носят чисто практический характер /184, с. 3-10; 200, с. 112-120; 233, с. 6-7; 278, с. 89-95/. Тем самым все гражданско-правовые охранительные меры отождествляются с мерами ответственнос­ти. Для большинства авторов, придерживающихся данной кон­цепции, характерно то, что, признавая безвиновную ответст­венность, они, однако, видят в ней нежелательное, нехарак­терное для советского законодательства явление. Тая, напри­мер, хотя Р.О. Халфина видит в безвиновной гражданско-пра­вовой ответственности вполне закономерное явление /161, с.321-323; ,все же она,характеризуя концепцию французского ученого Р. Саватье, выразительно показывает свое отрица­тельное отношение к такой ответственности /256, с. II/. Бо­лее последовательны тут те авторы, которые определяют граж­данско-правовую ответственность как любую реакцию государ­ства на гражданские правонарушения и при этом относятся к безвиновной ответственности как к вполне закономерному яв­лению /265, с. 48-49; 149, с. 51-57; 265, с. 48-49/. Так, например, А.А. Собчак различает разные виды безвиновной от­ветственности (ответственность владельца источника повышен­ной опасности, ответственность должника за действия третьих лиц, ответственность профессионального хранителя и т.д.) и обосновывает каждый из них /149, с. 51-57/. Польский ученый В. Варкалло обосновывает наличие безвиновной ответственнос­ти развитием техники /193, с. 39-41/. Безвиновная ответст­венность обосновывается и риском /87, с. 177-182; 239,с.205 в др./. Поскольку точка зрения на риск как обоснование существования безвиновной ответственности распространена в гражданском праве довольно широко и в то же время достаточ­но спорна, то необходимы некоторые разъяснения по этому по­воду.

В связи с разработкой проблемы риска в науке граждан­ского права возникают две взаимосвязанные проблемы: I) что п [имается вообще под понятием риска в гражданском праве и 2) каким является соотношение риска и ответственности.В от­ношения понятия риска мнения резко расходятся: одни авто­ры считают риск объективной категорией, подчеркивая, что риск - это определенная опасность (возможность) умаления существенных или неимущественных прав /95, с. 153-155;149, с. 55; 219, с. 145; 235, с. 47; 242, с. 57/. Другие же видят в риске субъективную категорию как осознанное допуще­ние вероятностных случайных обстоятельств. При втом разли­чие вины и риска ведят в том, что при риске нет противопра­вности, и, таким образом, нельзя говорить о негативном от­ношении к требованию закона /&6, с. 34; 239, с. 77/.В рам­ках настоящей публикации более полный анализ понятия риска невозможен. Наиболее приемлемым представляется рассмотре­ние риска как объективной категории, то есть как опасности (возможности) возникновения убытков, наступление которых неизвестно, сопровождающейся обязанностью возмещения этих убытков при определенных условиях, указанных в зако­не. При этом не имеет значения, в чьей сфере - в своей или в чужой - эти убытки возникли. Различными являются и мнения по вопросам взаимной связи риска и ответственнос­ти, что, в свою очередь, обусловлено различиями в понимании обеих категорий. Некоторые авторы (С.Н. Братусь, В.А.ОЙген- зихт), рассматривающие риск как субъективную категорию, ви­дят в ней наряду с виной также и другую субъективную основу ответственности - субъективную основу безвиновной ответ­ственности. Мнения авторов, рассматривающих риск как объек­тивную категорию, в этом отношении опять-таки различны.Так, по мнению О.А. Красавчикова, риск является основой разделе­ния убытков, а не ответственности. При атом он прибегает к следующей аргументации: не имея дела с виной, нельзя гово­рить и об ответственности, а причинитель вреда возмещает этот вред потому, что на него возлагается специальный риск /219, с. 133-147/. Однако ряд авторов вид» в риске только основу с'! ряхования или претерпевания убытков самим собст­венником. По^-ольку при ответственности убытки существуют в имущественной сфе.те другого лица, то в данном случае отри­цается связь риска как с ответственностью, так и с други­ми мерами гражданско-правовой охраны Л49,с.55-51!/.Подобное толкование риска представляется нам чрезмерно узким, не по­зволяющим обосновать разделение убытков тогда, когда имело место их невиновное причинение, и их возмещение возложено законодательным порядком на причинителя. По существу, такие выводы ведут к признанию безвиновной ответственности. По­следовательность в рассмотрении и сущности правовой ответ­ственности вынуждает согласиться с мнением тех авторов, ко­торые считают риск основой деления убытков, точнее, спосо­бом этого деления при отсутствии вины. С другой стороны, к такому выводу ведет и само наше понимание риска. Рассматри­вая риск как определенную обязанность нести случайно воз­никший ущерб, нет основания полагать, что этот ущерб должен непременно существовать в личной сфере потерпевшего. Это было бы излишним ограничением понятия риска. В таком случае параллельно с понятием риска необходимо использовать какое- нибудь другое понятие для обозначения основ деления случай­но возникших убытков. Это означало бы обозначение явлений единого качества разными понятиями и привело бы к ненужной путанице.

Итак, в пользу безвиновной гражданско-правовой ответ­ственности приводятся главным образом следующие аргументы: установление законом, практические соображения, традицион­ная терминология, необходимость защиты интересов потерпев­шего, стимулирующее воздействие к определенному способу по­ведения, развитие техники и соблюдение мер безопасности, возможность статистического предвидения, риск. Столь боль­шое количество различных аргументов еще само по себе не яв­ляется убедительным доказательством.

Данная проблема возникла преимущественно потому, что законодатель называет некоторые меры, применяемые за безви- новныв действия, правовой ответственностью, то есть термин оказывается не соответствующим понятию.Возникает противоре­чие между ответственностью как правовой категорией и как категорией права. Отмечается, что исследователь, анализируя ответственность, предусмотренную действующим правом, преж­де всего обязан обратиться к закону и учесть особенности законодательно закрепленных нормативных концепций и что за­мена в данном случае одного термина другим эвристического значения иметь не будет, а внесет лишь разнобой в язык юри­дической науки /162, с. 42/. Текст закона, безусловно, яв­ляется объектом научного исследования, но, кроме словесной сторош, первостепенное значение имеет смысл закона, цели законодателя. Обозначение разных явлений различными терми­нами создает в науке ясность, а не разнобой.

Проблема безвиновной гражданско-правовой ответственно­сти может Оыть рассмотрена в двух плоскостях: в плоскости "правовой категории" и в плоскости "категории права", то есть в плоскости регулирования.

Вышеприведенные аргументы в пользу наличия безвинов­ной ответственности доказывают необходимость возмещения не­виновно причиненного ущерба, то есть находятся в плоскости регулирования, и с этой точки зрения являются вполне оправ­данными. Справедливо отмечает А.А. Собчак, что гражданское законодательство не может обойтись без установления обязан­ности в определенных случаях возмещать невиновно причинен­ный вред, пока общество не возьмет на себя обязанность пол­ного возмещения подобных случайных убытков, могущих возник­нуть в имущественной сфере каждого из его членов /149, с. 577.

Однако в плоскости "правовой категории" первостепенное значение приобретает иной вопрос, а именно: что можно обо­значить термином "гражданско-правовая ответственность"? Ду­мается, что в настоящее время в некоторых случаях в законе однозначным термином гражданско-правовой ответственности обозначены явления различного качества. На наш взгляд, ви­новная и так называемая безвиновная ответственность не об­ладают одинаковой сущностью. Если виновная ответственность направлена как на поведение правонарушите­ля, так и на возмещение убытков потерпевшему, то безвинов­ная ответственность направлена только на возмещение убыт­ков. По существу, мы имеем здесь дело с двумя явлениями, требующими различного терминологического обозначения, то есть если применяемые при наличии вины меры мы называем мерами ответственности, то меры, применяемые за безвиновное действие, целесообразно обозначать иным термином[3].

Круг общественных отноше­

ний, в рамках которых меры гражданско-правовой от­ветственности применяются, определен объемом отношений, ре­гулируемых гражданским правом. Последним, как уже отмеча­лось выше, в конечном счете определяется и само содержа­ние гражданско-правовой ответственности./О б ъ е к т о м гражданско-правовой ответственности выступай поведение, не соответствующее требованиям гражданско-правовых норм и до­говоров. Следовательно, речь вдет о противоправном поведе­нии, которое подвергается оценке со стороны инстанции граж­данско-правовой ответственности и служит объективным осно­ванием наличия или отсутствия названной ответственности. Под противоправностью обычно понимается нарушение правовых предписаний, содержащихся в правовых нормах или в догово­рах /1254, с. 60/. Обоснованное уточнение для понимания про­тивоправности в гражданском праве сделал В.Ф. Яковлев, ко­торый справедливо отмечает, что понятие противоправности шире - противоправным считается и такое поведение, кото­рое прямо не противоречит конкретной норме права, но нару­шает без достаточно законного основания чужое субъективное право. Он подчеркивает, что все субъективные права, в том числе и те, которые установлены не противоречащим закону волеизъявлением участников, защищаются гражданским правом, их нарушение также противоправно, ибо противоречит общим началам гражданско-правового регулирования /294, с. 120/. С этим следует согласиться.

Для объекта гражданско-правовой ответственности харак­терно и то обстоятельство, что согласно общему правилу для применения ее мер требуется и наличие конкретного матери­ального результата - наличие материального ущерба. Следо­вательно, оценивается не только противоправное поведение, но и его результаты. Более того, имеющийся ущерб находится на самом переднем плане и является мерилом ответственнос­ти. Это - специфическая черта гражданско-правовой ответст­венности по сравнению с другими видами правовой ответствен­ности. При наличии ущерба необходимо установить и причинную связь между ущербом и противоправным поведением, поскольку она служит дополнительным параметром объекта ответственнос­ти. При отсутствии ущерба, разумеется, отпедает и вопрос о причинной связи.

В науке гражданскс^о права общеизвестно мнение о том, что основанием гражданско-правовой ответственности является гражданское правонарушение в совокупности его элементов,ко­торые рассматриваются в то же время как единые условия гражданско-правовой ответственности /233, с. 5-19; 272, с.519;273, с. 367/. Спорным остается вопрос - является ли гражданское правонарушение в совокупности его элементов (состав гражданского Правонарушения) единственным основани­ем ответственности /178, с. 9; 288, с. 42/ или же как иск- двчение может существовать и неполный состав гражданского правонарушения /233, с. 6-8; 273, с. 367/, согласно кото­рому бесспорным считается только наличие противоправности, отсутствие всех остальных элементов, как исключение, стано­вится возможным. По существу, вопрос сводится к понят» гражданско-правовой ответственности. На наш взгляд, необхо­димым условием применения мер гражданско-правовой ответст­венности является наличие виж и противоправности. При от­сутствии вины нет ответственности, при отсутствии противо­правности - вообще нет надобности применять меры охраны. Несмотря на то, что наличие материального ущерба является общим правилом, все же гражданское право знает ряд норм, устанавливающих ответственность без должного наличия ущерба и в этом случае, естественно, нет и причинной связи.

По нашему мнению, понятие "гражданское правонаруше­ние" не совсем удачно для обозначения всех оснований граж­данско-правовой ответственности в совокупности.Противоправ­ность как свойство поведения против права в то же время яв­ляется уже само собой правонарушением /202, с. 37/. Различ­ные иные компоненты (ущерб, вина, причинная связь), на наш взглад, искусственно включены в понятие "гражданское право­нарушение". Отмечается, что понятие "гражданское правонару­шение" необходимо для обозначения виновного противоправного поведения и для отличия его от невиновного и что отождеств­ление правонарушения с противоправностью означало бы допу­щение наличия вины при любом противоправном поведении /218, с. 69/. В действительности дело обстоит наоборот. Как пра­вонарушение, так и противоправность - объективные катего­рии и не требуют наличия вины. Будучи по своей сущности си­нонимами, семантически они все же обладают определенными оттенками. Если противоправность характеризует качество оп­ределенного поведения, является свойством поведения против права, то правонарушение - это само поведение. Подобное уточнение различных терминов упрощает понятийный аппарат и имеет определенное методологическое значение. Мы считаем, что нет надобности обозначать основания гражданско-правовой ответственности самостоятельным понятием, поскольку в каж­дом конкретном случае все равно следует выяснять наличше или отсутствие каждого из них. Точнее, следует говорить об отдельных основаниях гражданско-правовой ответственности. Говоря о понятии объекта гражданско-правовой ответственнос­ти, его следует отличать от понятия объекта гражданского правонарушения (противоправного поведения). Последнее можно определить как общественное отношение, регулируемое совет- скип гражданским правом, на которое посягает противоправное деяние /263, с. 18/. В данном случае объект противоправно­го поведения охватывается одним компонентом структуры граж­данско-правовой ответственности - кругом общественных от­ношений, регулируемых гражданским правом, но объектом от­ветственности, следуя нашей трактовке, является в то же время само противоправное поведение. Таким образом, разли­чие заключается не в самих изучаемых явлениях, а в порядке проведения исследования.

Инстанцией гражданско-правовой ответствен­ности, по общему правилу, выступают государственные орга­ны, которыми устанавливается данная ответственность, а так­же те государственные органы и общественные организации, в компетенцию которых входит решение вопроса о ее применении (в соответствии со ст. 7 ГК ЭССР и ст. б ГК РОФСР). В силу диспозитявного характера гражданско-правового регулирования в определенных случаях в качестве инстанции может выступать и сам субъект конкретного гражданского правоотношения. Дан­ная возможность характерна для гражданско-правовой договор­ной ответственности и будет нами рассмотрена в следующем параграфе настоящей главы.

Вопрос о санкциях, выражающих меры гражданско-правовой ответственности, предполагает решение по меньшей мере двух проблем: во-первых, в чем заключаются сами меры гражданско-правовой ответственности, то есть ка­ково их содержание, и, во-вторых, каким является соотноше­ние мер гражданско-правовой ответственности с другими охра­нительными гражданско-правовыми мерами. Исходным методоло­гическим основанием при этом выступает вышеприведенное со­отношение между правовыми санкциями и правовой ответствен­ностью.

Как в общей теории права, так и среди цивилистов,спор­ным является вопрос - предполагает правовая ответствен­ность обязательное наличие дополнительных правовых обязан­ностей по отношение к нарушителю или нет.Одни авторы отве­чают на этот вопрос утвердительно /161, с. 317-320; 311, с.14-17/.другие - отрицательно /&7, с. 82-120; 147, с. 56- 50/. Исходя из развиваемого нами понимания правовой и граж­данско-правовой ответственности, в данной работе поддержи­вается точка зрения, согласно которой меры правовой, в том числе и гражданско-правовой ответственности, всегда выража­ется в дополнительных и в то же время в отрицательных, не-

/

выгодных для правонарушителя последствиях /273, с. 362; 288, с. 32; 311, с. 14-17/. Правовая ответственность как опреде­ленная государственная оценка может быть только конкретной, то есть может выражаться только через определенные меры. Если бы эти меры не имели для правонарушителя какого-то до­полнительного и отрицательного характера, то не было бы смы­сла говорить об ответственности как о самостоятельном явле­нии. По словам И. Ребане /307, с. 121/, с этой точки зре­ния показательны те высказывания В. И. Ленина, где он, гово­ря об ответственности, в скобках указывает конкретную меру наказания /11, с. 183/.

Меры гражданско-правовой от­ветственности могут быть определены как спосо­бы решения соответствующих задач, вытекающих из целей и функций данной ответственности. Содержанием мер гражданско- правовой ответственности (как и самой данной ответственнос­ти) является либо лишение имущественных субъективных прав (например, по ст. ст. 52 и 60 ГК ЭССР; ст. ст. 48 и 58 ГК РСФСР), либо дополнительные имущественные обязанности (на­пример, по ст. ст. 191 и 448 ГК ЭССР; ст. ст. 187 и 444 ГК РСФСР). Названные меры могут выступать в различных видах - возмещение убытков, неустойка, меры конфискационного харак­тера и т.д. Необходимо при этом отличать внутреннюю форму гражданско-правовой ответственности (сами ее меры) от ее внешней формы (гражданско-правовые санкции, через которые данные меры выражаются). Из сказанного следует, что меры гражданско-правовой ответственности составляют особую разно­видность гражданско-правовых санкций, которые отличаются от иных санкций в гражданском праве по основаниям их применения и по характеру последствий для право нарушителя /

<< | >>
Источник: Варул П.А.. Методологические проблемы исследования гражданско- правовой ответственности. 1986

Еще по теме § I. Понятие и структура гражданско-правовой ответственности как методологические основания исследования ее видов:

  1. § 2. Понятие и структура социальной ответственности как общие методологические основания исследования гражданско-правовой ответственности
  2. ВВЕДЕНИЕ .............................................................................. 5 ГЛАВА I. ОБЩИЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕ­ДОВАНИЯ ГРАВДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТ­ВЕННОСТИ 9 § X. Понятие и содержание методологии науки гравданского права.................................................................... 9 § 2. Понятие и структура социальной ответ­ственности как общие методологические основания исследования гражданско-пра­вовой ответственности 16 § 3. Понятие и структура правовой ответс
  3. § 2. Понятие и структура -правовой ответственности как специфические методологические основания нсследовдяия их аспектов
  4. В а р у л П.А.. Методологические проблемы исследования гражданско- правовой ответственности.,1986. -, 1986
  5. § 3. Методологические проблемы исследования эффективности гражданско-правовой ответственности
  6. ГЛАВА I ОБЩИЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ГРАВДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  7. 4.3. Основания возникновения гражданско-правовой ответственности
  8. Глава 1 МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ЛИЧНОСТИ
  9. § 3.6. Конституционно-правовая ответственность как вид юридической ответственности: понятие, виды, субъекты, процедуры
  10. Приведенные основания разграничения видов гражданского судопроизводства
  11. Тема 13. Административная ответственность 13.1. Понятие и основные черты административной ответственности, ее отличие от других видов юридической ответственности
  12. §1. Гражданско-правовой договор как основание возникновения обязательственных правоотношений
  13. 1.7. Роль философии как методологического основания юридической науки
  14. Гражданско-правовые договоры как основания возникновения отношений представительства в сфере предпринимательской деятельности