<<
>>

§ 2. Понятие и структура социальной ответственности как общие методологические основания исследования гражданско-правовой ответственности

Хотя обществоведы все чаще обращаются к различным во­просам социальной ответственности /55; 57; 5й; 60 и др./, все же, на наш взгляд, методологическому значению общего понятия социальной ответственности для изучения ее отдель­ных видов не уделяется должного внимания.

Возник своеобраз­ный парадокс. Одни авторы (в первую очередь философы) зани­маются в основном общими вопросами социальной ответственно­сти, других интересуют лишь отдельные ввды ответственности (правоведов, естественно, - проблемы правовой ответствен­ности). Так, во многих случаях общее исследуется без доста­точного анализа его проявлений в частном, последнее же из­учается нередко без учета общих закономерностей^.

Общее понятие социальной ответственности, тем не ме­нее, должно служить рабочим инструментом при исследовании ее отдельных вопросов. Однако такого общепризнанного поня­тия до сих пор нет. Понятие социальной ответственности яв­ляется результатом познания соответствующего явления объек­тивной реальности. "Для диалектики главное в познании - объ­ективное содержание, процзсс развития познания означает не смену чисто субъективных представлений, а изменение в сфере объективного содержания познавательного образа" /54, с. 104/. Это означет, что следует различать социальную ответ­ственность как "явление" и как "понятие" и учитывать, что "научное понятие как форма логического мышления является концентрированным отражением внутренних, существенных, оп­ределяющих свойств и закономерных связей предметов матери­ального мира" /56, с. 3/.

Любое понятие должно с максимальной точностью отражать основные признаки лежащего в его основе явления.

Ответственность как социальное явление воз­никла и развивалась одновременно с возникновением и разви­тием человеческого общества. Следует согласиться с точкой зрения, согласно которой развитие социальной ответственнос­ти связано с развитием человека как социального существа, с развитием общественных отношений /60, с. 36-38/. Социальная ответственность возникает тогда, когда поведение человеха приобретает общественное значение и становится регулируе­мым социальными нормами. Понятие социальной ответ­ственности возникло значительно позднее, в XIX столетии1.

Удля выяснения сущности социальной ответственности как общественного явления следует обращаться к порождающим ее обстоятельствам и к тем функциям, которые ей присущи. Об­стоятельства, являющиеся основаниями социальной ответствен­ности и обусловливающие ее роль в общественных отношени­ях, делятся на объективные и субъективные основания возник­новения ответственности^

Объективными основаниями социальной ответственности считаются следующие: I) общественная сущность человека,не­возможность существования человека вне общества, без выпол­нения взаимных обязанностей; 2) наличие социальных норм и социального регулирования; 3) наличие свободы деятельности субъекта ответственности. Субъективной основой социальной ответственности является свобода воли субъекта. Такой под­ход к основаниям социальной ответственности в той или иной мере характерен для большинства авторов /58, с. 33; 60, с. 46; 71, с. 116; 147, с. 13/.

Существование и развитие общества как социальной сис­темы определено объективными законами внешнего мира и са­мого общества.

"Законы внешнего мира... суть основы целе­сообразной деятельности человека", - писал В.И. Ленин /7, с. 169/. Деятельность людей не может быть изолированной. По словам К. Маркса, "самые разнообразные дарования и виды деятельности оказываются полезными друг другу, потому что люди умеют собирать свои различные продукты в одну массу, откуда каедый может покупать себе то, что ему нужно" /3, с. 590/. Следовательно, присущая людям взаимная зависи­мость порождает объективную необходимость согласования их деятельности и определяет ее целенаправленность, что, в свою очередь, в конечном счете обусловливается объективны­ми условиями их существования. Данная взаимозависимость находит свое выражение прежде всего в выполнении взаимных обязанностей. Поскольку существование общества объективно связано с выполнением его членами взаимных обязанностей, постольку существует и объективная обратная связь в веде реакции на выполнение обязанностей, выражающейся в оценоч­ном отношении к их выполнению.

Ввиду того, что взаимные обязанности людей в общест­ве находят свое выражение в социальных нормах1, то функцию контроля над выполнением содержащихся в социальных нормах взаимных обязанностей выполняет социальная ответствен­ность. Эта ответственность является в первую очередь оцен­кой испо лнения социальных норм. При этом не­обходимо учесть, что мы имеем дело с двоякой оценкой: с оценкой тех обстоятельств, на основании которых образуются социальные нормы, и затем с оценкой исполнения этих же норм. Первая оценка выражается в самих социальных нормах, которые представляют собой единство предписывающего и оце­ночного моментов поведения людей. 0 социальной ответствен­ности можно говорить в смысле оценки исполнения социальных норм, что одновременно являемся гарантией исполнения обя­занностей, содержащихся в социальных нормах.

При рассмотрении субъективного основания социальной ответственности исходным положением является точка зрения

I

Несмотря на то, что социальные нормы и социальное регулирование тесно связаны с социальной ответственнос­тью, мы не имеем возможности рассматривать их раздельно, новном мы здесь исходим из положений а. М. Пенькова




классиков марксизма-ленинизма, согласно которой невозможно ассуждать о морали и праве, не касаясь вопроса о так назы­ваемой свободе воли, о вменяемости человека, об отношении между необходимостью и свободой /4, с. 1157. С другой сто­роны, "человек только в том случае несет полную ответствен­ность за свои поступки, если он совершил их, обладая полной * свободой воли" /5, с. 827- Исходя из определения свободы, ■ данного Ф. Энгельсом в "Анти-Дюринге", необходимо различать г свободу воли и свободу деятельности1. Под свободой деятель- I ности следует понимать возможность действовать в конкретной К ситуаций по своей воле. Под свободой воли понимают способ- I ность человека принимать решения со знанием дела, то есть ^ зная сущность явления; это есть познание, точнее, - мера познания внесшей необходимости. Свобода воли выражается и в способности человека быть ответственным. Именно в этом смысле она является субъективной основой ответственности (субъективное или субъектное - зависящее от субъекта). Вполне обоснована точка зрения, согласно которой человек признается ответственным постольку, поскольку он способен понимать связь происходящих процессов, учитывать возможные последствия своего действия (или бездействия) и сознатель­но воздействовать на ход процессов с помощью воли и дейст­вий /117, с. 39/. Ряд авторов, рассматривающих социальную ответственность только в данной связи, определяют ее имен­но как меру свободы /52, с. 243-244; 55, с. 63-83; 60, с. 20-24/. Определение социальной ответственности посредством категории свободы и необходимости вполне обосновано и не­обходимо для ее полной характеристики. Однако такой подход раскрывает значение ответственности только в аспекте приве­денной связи, но не в более общем социальном плане. Изуче­ние социальной ответственности как меры свободы является изучением одного ее аспекта, точнее, изучением одной из ее основ.

Круг различных точек зрения по поводу определения по­нятия социальной ответственности довольно широк. Большинст­во исследователей единодушны в том, что социальная ответст­венность есть форма взаимосвязи и взаимодействия общества и личности. Нередко это определение считается достаточным /71,

I "

3*

37; 60^ сИТ|§7^гре п°Д°бное различение общепринято /58, с.

19

с. III/. Социальная ответственность определяется в литера­туре и как известная реакция на определенное поведение /60, с. 42/, как реакция определенного социального образования на отдельный поступок /147, с. 15/.

По нашему мнение, такие определения слишком широки для того, чтобы выразить специфику явления, обозначаемого дан­ным понятием. Исследователи как бы останавливаются на поло­вине правильного пути и определяемое таким образом понятие остается без необходимого уточнения.

В литературе понятие социальной ответственности связы­вается и с категорией оценки /51, с. 76; 58, с. 18,20, 99, 139; 147, с. 35-36/. Ее возникновение связывается с возник­новением оценочного отношения людей к миру, она рассматри­вается как отношение общества к ценностям /50, с. 120-128/ или связывается с оценкой при реализации обязанности вы­брать из всех возможных в создавшейся ситуации вариантов поведения оптимальный, исходя из потребностей общественно­го развития /65, с. 251/. Однако в последующем анализе,рас­крывая понятие социальной ответственности, авторы неред­ко игнорируют данное положение.

Определяя понятие социальной ответственности с точки зрения выполнения социальных обязанностей,наиболее последо- • дователен Н.Д. Табунов. Возражение вызывают лишь критерии, приводимые Н.Д. Табуновым для выбора способа поведения. Не существует ответственности вообще, как не существует и от­ветственности с одним определенным направлением и содержа­нием. Такой подход вытекает из мысли В.И. Ленина о том, что "...материализм включает в себя, так сказать, партий­ность, обязывая при всякой оценке события прямо и открыто становиться на точку зрения определенной общественной груп­пы" /6, с. 419/. В этом плане мы можем говорить о различ­ной ответственности при одном и том же поведении. Как раз в этом-то и заключается суть классового подхода к сущнос­ти социальной ответственности.

Социальная ответственность рассматривается также в ви­де подотчетности, положенности к ответу /59, с. 86; 278, с. 8/, в качестве отношения личности и коллектива к социальным требованиям, которое выражается в конкретных действиях /58, с. 20, 139/.

Все приведенные определения в том или ином аспекте ха­рактеризуют действительные качества социальной ответствен­ности и заслуживают самого- пристального внимания. Однако принципы диалектической логики требуют, чтобы понятие и его определение не ограничивались отражением лишь одной сторо­ны или аспекта, а охватывали основные признаки явления /50, с. 117/. Это требование является критерием оценки качества понятий. В.И. Ленин, рассматривая позицию Троцкого и Буха­рина в отношении профсоюзов, указывал, что способ подхода к определению понятий: "как один, так и другой", "с одной стороны...с другой стороны" и т.д. является эклектичным. Здесь же В.И. Ленин изложил требования, предъявляемые опре­делению диалектической логикой /§, с. 289-292/.

Социальная ответственность действительно может быть определена по-разному с учетом социальной сферы, относи­тельно которой ответственность изучается (мораль, право,по­литика, профессиональная деятельность и т.д.). Тем не менее налицо и некоторое общее, инвариантное содержание, объеди­няющее все проявления и аспекты социальной ответственнос­ти /63, с. 10-22/. Это инвариантное содержание, по нашему мнению, и заключается в оценке выполнения обязанностей, со­держащихся в соответствующих социальных нормах. Ответствен­ность, таким образом, всегда конкретна: она есть ответст­венность кого-то перед кем-то и имеет определенное содержа­ние, выраженное в определенной форме. В литературе приво­дится следующая структура социальной ответственности: субъ­ект - объект - инстанция /58, с. 16-38 и сл./. Следова­тельно, исходя из данной концепции, каждый вид социальной ответственности необходимо рассматривать согласно приведен­ной формуле: чье поведение оценивается (субъект ответствен­ности), в чем состоит оцениваемое поведение (объект ответ­ственности), кем и на каком основании дается оценка (ин­станция ответственности).

На наш взгляд, данная структура социальной ответствен­ности в основном раскрывает именно то инвариантное и специ­фическое общее, что присуще всем ее отдельным видам^. В то же время подобная структура ответственности в принципе мо­жет служить методологической основой изучения специфики конкретных проявлений и аспектов социальной ответственнос­ти. Этого качества лишены определения, в которых выделяется лишь один аспект ответственности или ограничиваются чрез­мерно общим подходом, не выявляющим специфического содер- : жания данного явления. Тем не менее приведенная структура] нуждается в некотором уточнении. Согласно этой структуре,1 недостаточно раскрывается роль социальной ответственности ; в процессе социального регулирования. Выше отмечалось, что именно основания существования, функции и роль в обществе определяют содержание и значение социальной ответственнос­ти. Регуляция поведения личности в широком смысле слова - это, с одной стороны, предоставление ей возможности для совершения определенных поступков, поощрение ее, а с дру­гой - вынуждение личности к воздержанию от целого ря­да нежелательных для общества актов поведения, осуждение такого1 рода деяния и различными методами исправление ее < отклонения /59, с. 12/.

Основной функцией социальной ответственности в соци­альном регулировании является функция контроля. Этот конт- I роль осуществляется при помощи социальных мер, характер! которых может быть различным. Следовательно, социальная ! ответственность существует только в виде определенных мер 1 (анражаемых в социальных санкциях), так как социальная 1 оценка как сущность социальной ответственности может быть выражена только определенным образом и в конкретных фор­мах. По словам М.С. Строговича, ответственность - это кри- \ терий, позволяющий оценивать объем и качество выполнения | людьми своих обязанностей, и в соответствии с ней склады- ] ваются одобрение и порицание /150, с. 73/. Необходимо учи- I тывать и специфику той социальной системы, в рамках ко­торой меры ответственности действуют. Одинаковое поведе- ] ние может вызвать различные реакции в зависимости от поли- 1 тической или какой-либо иной обстановки. Роль социальной I ответственности - быть гарантией желаемого поведения.Со- " держание "желаемого поведения" отражает волю инстанции от- | ветственности.

Исходя из объективных и субъективных оснований,а так­же на функций и роли социальной ответственности в социаль­ном регулировании, содержание и значение последней, по на­шему мнению, отражаются в следующих компонентах: I) ее субъект и субъективная сторо­на; 2) ее объект (то есть поведение, рассмат­риваемое в аспекте выполнения социальных обязанностей) и система общественных отноше

« в рамках которых дается общественно значимая оценка Н Й ельности субъекта ответственности; 3) характер приме- Аяе1к по отношению к субъекту мер ответст-

^Ин ости в виде санкций, которые в общем ^ ане в зависимости от характера оцениваемой деятельности "Х результатов, делятся на позитивные (поощрения) и нега­тивные (наказания); 4) инстанция, дающая оценку, которая может быть внешней - общественные группы, или внутренней - сам человек (субъект ответственности). В за­висимости от последнего социальная ответственность имеет две стороны - внешнюю и внутреннюю, что обусловливает необ­ходимость ее рассмотрения в целостности и единстве ее внут­ренней и внешней сторон.

[ Перечисленные компоненты в совокупности представляют собой структуру социальной ответственности, ко­торая может служить методологической ос­новой анализа каждого вцца этой ответственно­сти в отдельности.

Социальная ответственность - столь сложный социаль­ный феномен, который не может быть полностью отражен только в одном понятии. На основании изложенного мы сделаем попыт­ку дать определение социальной ответственности, способное методологически "работать" при изучении вопросов ответст­венности в той или иной области социальной жизни.

Итак, социальная ответствен­ность - это определенная оценка человеческого поведе­ния при выполнении или невыполнении требований социальна норм, выраженная в рамках данной системы общественных отно­шений со стороны соответствующих социальных групп или само­го субъекта в виде моральных, юридических, экономических и Других мер.

В зависимости от характера мер социальной ответствен­ности общепринято рассматривать ответственность в позитив­ном и в негативном аспектах /52, с. 129-132; 55, с.70; 71, с. 119-120/. Под позитивной социальной ответственностью подразумевается положительная оценка со стороны какой-ни- УДь инстанции в отношении исполнения обязанностей, содер­жащихся в определенных социальных нормах. Под негативной, соответственно, подразумевается оценка отрицательного ха- ера. Необходимо подчеркнуть, что вышеуказанные аспекты ■^вететвенности отражают лишь различные стороны одного и же явления и при рассмотрении данных аспектов нельзя исходить из различного определения самого этого явления как это иногда встречается в литературе /52, с. 129 - 1зо- 147, с. 6-7/.

Виды социальной ответственности могут быть выделены исходя из разных оснований. Так, различаются личная и обще­ственная ответственность, ответственность коллектива, госу­дарства, ответственность врача, солдата, министра и т.д. /58, с. 28-29, 138; 60, с. 67/.

Поскольку основной функцией социальной ответственнос­ти является осуществление социального контроля над выполне­нием социальных норм и соответствующие виды ответственности содержатся также в этих нормах, то наибольшее значение име­ет деление видов социальной ответственности по видам соци­альных норм - на политическую, мораль­ную и юридическую. Цели настоящего ис­следования предопределяют рассмотрение политической и мо­ральной ответственности лишь в аспекте сопоставления их с правовой ответственностью.

В теоретической литературе политической ответственнос­ти уделяется значительно меньше внимания, чем другим ведам социальной ответственности1. К политической ответственнос­ти, как к любому веду социальной ответственности, следует подходить путем анализа ее элементов. В.И. Ленин определял политику как отношения между классами, область политики как область взаимоотношений всех классов /10, с. 369/, в этом отражается основное содержание политики,и из этого вы­текает характер политической ответственности. Под по­литической ответственностью мы понимаем оценку, данную с классовых позиций поведению, име­ющему политическое значение (исполнение со стороны субъекта вытекающих из политических норм обязанностей), и выражающу­юся в мерах политического характера. Эта оценка в отношении одного и того же поведения может быть по своему характеру положительной или отрицательной в зависимости от того, кто является ее инстанцией (какой класс, партия и т.д.). Субъ­ектами политической ответственности являются отдельные ин­дивиды, нации, классы, партии и т.д. Как и в социальной от­ветственности вообще, здесь можно вццелить общественную и

К альную ответственность. Хорошим примером политиче- ИНДй'В^8ТСТвенности является партийная ответственность СК° ' 1СС по пункту 9 дополненного ХХУП съездом нашей ЧЛ6"ии Устава КПСС. Следует подчеркнуть пристальное внима- "^црнтрального Комитета КПСС к вопросам партийной ответ­ственности коммунистов /22/.

Ь&равне с правовой ответственностью наиболее подробно изучена и моральная ответственность. Ввиду того, что сфера влияния морали чрезвычайно широка и оценки поведения исхо- > _ят из моральных норм, сфера распределения моральной ответ­ственности также широка. Под моральной от­ветственностью следует понимать оценку пове­дения субъекта на основе норм морали. При этом необходимо иметь в ввду и классовый характер морали. Специфической чертой моральной ответственности является в первую очередь то, что она способствует обеспечению выполнения всех соци­альных норм /48, с. 36-37; 147, с. 36-37/. Субъектом мо­ральной ответственности может бьггь любой коллективный или индивидуальный субъект. То же можно сказать и об инстанции данного ввда ответственности. Моральная ответственность мо­жет сопровождаться другими видами ответственности (правовой и политической). Это вызвано тем, что в человеческом обще­стве всякое поведение, имеющее социальное значение, оцени­вается и с точки зрения моральных норм (в обществах с раз­личной моралью различны и оценки). Специфика моральной от­ветственности находит свое выражение в мерах морального ха­рактера. Именно здесь особенно ярко проявляется двоякий ха­рактер ответственности - ее внешняя и внутренняя стороны. Значение внутренней ответственности находится на первом плане тогда, когда мы имеем дело с моральной ответственнос­тью /48, с. 217; 49, с. 152-153/. Внутренняя сторона любого РНДа. социальной ответственности всегда связана с моралью субъекта. При других формах ответственности доминирует вне- НЯЯ сторона. Именно в смысле внутренней ответственности мы ■ожем говорить об ответственности как о качестве элемента

Ч*

^Правовая ответственность как научная категория должна отражать существеннее признаки мер, предусмотренных в пра­вовых нормах и являющихся в то же время формой бытия право­вой ответственности как объективного явления внешнего ми­ра. И одновременно эта научная категория является тем сред­ством познания, которое позволяет оценить существующие пра­вовые средства и те ситуации, в которых применение указан­ных средств может оказаться целесообразным^

( Задача исследователя заключается в раскрытии общих и существенных признаков правовой ответственности (ее сущно­сти) и в формулировке на этой основе целостного понятия. Лишь затем становится возможным оценить сущность близких ей правовых явлений путем сопоставления их с понятием правовой ответственности,"чтобы ответить на вопрос: имеем ли мы в данном конкретном случае дело с правовой ответственностью или нет. Эта процедура предполагает наличие такого общего понятия правовой ответственности, которое способно отразить сущность правового явления, могущего быть названным онтоло­гической плоскостью правовой ответственности. Общее понятие правовой ответственности должно быть достаточно широким, чтобы охватить общее для этого явления, и в то же время до­статочно узким, чтобы служить в качестве родового признака для своих видов. Явления, по своим характеристикам не соот­ветствующие такому понятию, могут быть определены по-иному и обозначены другими терминами.

Отправной точкой данного методологического подхода являются, как и при определении понятия социальной ответст­венности, объективные основания бытия правовой ответствен­ности как общественного явления^Некоторые из них (общест­венная сущность человека, свобода деятельности и свобода воли) совпадают с основаниями социальной ответственности в целом, другие выражаются (по сравнению с социальной ответ­ственностью вообще) в специфической форме и третьи - прису­щи только правовой ответственности и не связаны с другими видами социальной ответственности.

Самое важное специфическое основание существования правовой ответственности по сравнению с другими видами со­циальной ответственности - это наличие правового регули­рования общественных отношений, ,что, в свою очередь, в ко­нечном счете, вытекает из объективных закономерностей раз­вития общественных отношений, из экономического базиса /2В8, с. Ц/.(1} механизме правового регулирования меры ответст-

нности выступают как средства социального контроля, осу- ■твляемого государством за поведением участников реальных Жизненных отношений^) обеспечивающих взаимную связь и взаи­мосогласованность поведения участников конкретного правоот­ношения (без чего механизм правового регулирования не смог бы функционировать) /149, с. 49/.

Самостоятельным основанием существования правовой от­ветственности считается .закжв-наличие правонарушений в об­ществе ) /131, с. 15; 27В, с. 25-2В/. В данном случае нам представляется более точным рассмотрение правонарушения в качестве условия применения правовой ответственности, ибо правовая ответственность в принципе имеет значение и без наличия конкретных правонарушений, которые на деле могут и не существовать. Правовая ответственность же сохраняет свою так называемую нормативную силу до тех пор, пока существу­ют правовые обязанности и правовое регулирование.

В правовой ответственности как в единичном воплощаются несколько общих социальных явлений, проявляющихся специфи­ческим образом. (Правовая ответственность является одновре­менно видом социальной ответственности и средством правово­го регулирования. Она характеризуется рядом специфических признаков, ей присущи и все те объективные свойства, кото­рыми характеризуется право: нормативность, формальная опре­деленность, принудительность и динамизм /*74, с. 60/. Одна­ко положения, согласно которому правовая ответственность является способом обеспечения правовых обязанностей и вы­ступает как определенная реакция со стороны государства на поведение, не соответствующее требованиям правовых норм,не­достаточно, ибо кроме ответственности имеются и другие формы проявления данной реакции .Справедливо отмечается, что важной особенностью правовой" ответственности как право­вого инструмента, служащего целям охраны общественных отно­шений, является способпри помощи которого осуществляется эта охрана /2Ь0, с. Ц/1^0собенность способа охраны выража­ется в характере правовой ответственности, который, в свою очередь, вытекает из ее оснований и функций?^ Основная цель правовой ответственности заключается в обеспечении исполне­ния правовых обязанностей, вытекающих из правовых норм. Эта

Достигается путем осуществления соответствующих функ­ций правовой ответственности. Основными и непосредственными ^Ункцздми правовой ответственности являются карательная и

восстановительная, содержание и значение которых зависят от , конкретного вида данной ответственности.

Из вышеизложенного, а также из структуры социальной ответственности вытекает следующая характеристика признаков социальной ответственности.

Субъектами правовой ответственности в прин­ципе могут выступать все те лица, которые являются самосто­ятельными участниками правовых отношений, носителями юриди­ческих обязанностей^в различных отраслях права им предъяв­ляются различные требования относительно возраста, психиче­ского состояния и т.д.).(Реальным субъектом правовой ответ- • ственности становится только лицо, в отношении которого I имеются все условия применения мер одного или другого вида данной ответственности. Субъективная сто­рона правовой ответственности предполагает наличие ви-| ны конкретного субъекта 1.

Система общественных отно­шений, в рамках которой существует правовая ответст­венность, - это система правовых отношений, точнее, охра­нительных правоотношенийа объект правовой от­ветственности - это противоправное поведение. Значение последствий противоправного поведения (например, отсутствия или наличия материального ущерба) ( зависит от специфики каж­дого конкретного вида правовой ответственности.

Инстанцией правовой ответственности, кал правило, является государство как законодатель через свои органы, так как меры правовой ответственности в большинстве случаев установлены в правовых нормах, а также государст­венные шш общественные органы, в компетенцию которых вхо­дит применение мер названной ответственности. Компетентные органы, выступающие в качестве инстанции правовой ответст­венности, устанавливают в нормативном порядке конкретные меры на случаи отклонения от выполнения юридических обязан­ностей, а затем в каждом конкретном случае должны решать, | налицо ли условия применения данных мер. Таким образом, го- , воря об инстанции правовой ответственности, следует иметь в ввду, что речь вдет о двух разных группах органов - пра-

* Это положение является дискуссионным и будет обосно­вано нами ниже, в связи с анализом структуры гражданско- правовой ответственности.

2 На этом вопросе мы остановимся при характеристике; применения мер гражданско-правовой ответственности.

аоустановительных,и правоприменительных. Определяющее зна­чение имеют оргаш первой группы - ими дается выражаемая в мерах ответственности законодательная оценка относительно правонарушений, но во многих случаях конкретизацию применя­емых мер (их размер, вид и т. д.) проводят органы второй группы- Следовательно, при каждом виде правовой ответствен­ности ее инстанция имеет свою специфику, выраженную в ви­дах и в объеме компетенции соответствующих органов.

Правовая ответственность имеет только внешнюю сторону. Это один из ее отличительных признаков. Внутренняя сторона правовой ответственности, где инстанцией является сам субъ­ект ответственности, выражается в неправовом облике. Дело в том, что правовая ответственность, как и социальная ответ­ственность целиком, будучи конкретным и реальным обществен­ным явлением, находит свое выражение в определенных, для каждого вида ответственности специфических мерах. Внутрен­них по отношению к человеку мер правовой ответственности не существует. Можно говорить о правосознании и о моральной ответственности внутреннего характера как о стимуляторах к правомерному поведению, как о явлениях, тесно связанных с правовой ответственностью, но не о самой внутренней стороне этой ответственности.

Меры правовой ответственно­сти выражаются в санкциях негативного ха­рактера, и поэтому о юридической ответственности можно го­ворить лишь как об отрицательной, ответственности, при кото­рой отсутствует позитивная сторонауДанное положение явля­ется ведущим и в юридической литературе /87, с. 17-21; 147, с. 42-43; 148, с. 16-22; 210, с. 58-60; 288, с. 26-27; 308, с. 7/. Но так как в последнее время в нашей литературе до­вольно широко распространено мнение о положительном аспек­те правовой ответственности /76, с. 59-67; 105, с. 68-71; И2, с. 214-233; 120, с. 29-38; 150, с. 72-78/, то приве­денное утверждение нуждается в дополнительной аргументации.

Сторонники наличия позитивной правовой ответственности ведят в ней, в первую очередь, соблюдение правовых предпи­саний, добросовестное и успешное выполнение обязанностей, вытекающих из правовых норм. Основным доказательством этого положения считается тот факт, что в ряде нормативных актов, в том числе и в Конституции СССР, говорится об ответствен­ности как о выполнении обязанностей /105, с. 69-70; 120, с. о; 1г)0, с. 75-76/. Указывается также на то обстоятель­ство, что правовая ответственность, будучи ведом социальной , ответственности, должна отражать все ее стороны и аспекты,! в том числе и тах называемую позитивную сторону. Позитивная' правовая ответственность обычно и представляется как поло­жительная сторона правовой ответственности наряду с ее не­гативной стороной /76, с. 62; 150, с. 73-74; 163, с. 191-1 197/. Но О.Э. Лейст, в отличие от других представителей данной концепции, находит, что негативная и позитивная пра­вовая ответственность не являются разными сторонами одного и того же явления, а выступают как разные и самостоятельные явления. Он утвервдает, что позитивная ответственность яв­ляется особым видом правовой ответственности, выражающим не столько охранительную роль социалистического государства, сколько демократические основы его организации и его твор­ческие функции /НО, с. 3-10; 112, с. 227-233; 237-238/.

По нашему мнению, авторы концепции позитивной правовой ответственности не уделяют должного внимания одному важно­му методологическому обстоятельству, а именно тому, что об­щее может реально проявляться только через частное. Когда говорят о позитивной правовой ответственности, то речь едет лишь на уровне общего понятия данного явления, без дальней­шего анализа е^.конкретных видов. Таким образом исследуют познтивнуюТфкв^вую ответственность без изучения позитивной уголовной, гражданской, административной, семейно-правовой ответственности г. Исходя из положения, согласно которому веды правовой ответственности выражаются в специфических мерах, мы полагаем, что из-за отсутствия мер ответственнос­ти положительного характера не существует и самих видов позитивной правовой ответственности и, следовательно, нет оснований конструировать общее понятие позитивной правовой ответственности. Явление, именуемое позитивной правовой от­ветственностью, существенно отличается от явления, охвачен­ного понятием правовой ответственности в смысле негативной реакции на правонарушение. Общим для них является лишь то, что они оба обладают регулирующим значением для обществен-

^ Идея наличия позитивной правовой ответственности принадлежит представителям философии и общей теории права, и хотя она нашла поддержку и в некоторых трудах ученых от­раслевых наук /278; 309/, все же никому до сих пор не уда­лось доказать самостоятельное существование отраслевых ви­дов данной ответственности.

пых отношений. Но этим качеством обладают и многие другие явления, и едва ли можно считать целесообразным их объеди­нение в одно понятие. То, что именуется позитивной правовой ответственностью, было бы точнее обозначить как правовой долг, осознание этого долга или просто надлежащее исполне­ние обязанностей /88, с. 46-58; 136, с. 18/. И правовой долг, и правовая ответственность являются гарантиями и сти­муляторами исполнения правовых обязанностей. Они тесно вза­имосвязаны, но в то же время представляются самостоятельны­ми явлениями. Честное и добросовестное выполнение своего долга перед другими вызывает положительную реакцию, поощре­ние, награду, но термин "правовая ответственность" тут не­приемлем. Правовой долг тесно связан как с моральной ответ­ственностью, так и с поощрительными правовыми мерами. Точ­нее, добросовестное выполнение правовых обязанностей нахо­дит свою оценку в правовой сфере через поощрительные право­вые нормы (там, разумеется, где они установлены)[2],и во вне- правовой сфере - через меры позитивной моральной ответст­венности (уважение коллектива и т.п.).

Действительно, в некоторых нормативных актах, в том числе и в Конституции СССР, говорится об ответственности, имея в виду точное и добросовестное выполнение соответст­вующих обязанностей^, Например, ст. 3 Конституции СССР гла­сит: "...демократический централизм сочетает единое ру­ководство с инициативой и творческой активностью на мес­тах, с ответственностью каждого государственного органа и должностного лица за порученное дело". В п. I "Общего поло­жения о министерствах СССР", утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 10 июля 1967 г. * 640 /34/, сказа­но, что "Министерство СССР несет перед партией, государст­вом и народом ответственность за состояние и дальнейшее развитие отрасли, научно-технический прогресс и технический уровень производства, качество выпускаемой продукции и за наиболее полное удовлетворение потребностей страны во всея вцдах продукции отрасли". Однако упоминаемая в этих статьях ответственность, согласно нашей точке зрения, не является ни самостоятельной формой юридической ответственности, как это полагает О.Э. Лейст, ни ее позитивной стороной,как счи­тают остальные сторонники концепции позитивной правовой от­ветственности. Ответственность государственных органов, в том числе министерств и должностных лиц, по вышеуказанныц статьям означает, что I) они являются субъектами определен­ных обязанностей; 2) их деятельность при выполнении данных обязанностей подлежит оценке со стороны государства, пар­тии, народа; 3) эта оценка выражается в определенных ме­рах, установленных правовыми и другими социальными нормами. Если оценка будет негативной, то можно говорить о правовой ответственности и в то же время о негативной стороне мо­ральной или политической ответственности. Если оценка поло­жительна, имеется основание для применения поощрительных правовых мер иди положительных мер моральной либо политиче­ской ответственности.

Сама постановка проблемы позитивной правовой ответст­венности еще раз подтверждает необходимость комплексного исследования феномена социальной ответственности. .

Правовая ответственность, та­ким образом, может быть определена как осуждающая оценка государства относительно неисполнения или ненадлежащего ис­полнения правонарушителем своих правовых обязанностей, вы­ражающаяся в содержащихся в правовых санкциях наказательных мерах (штраф, лишение свободы и т.д.).

Такое определение понятия правовой ответственности, с одной стороны, достаточно конкретно, ибо дает возможность отметить место правовой ответственности в механизме соци­ального регулирования и определить ее отношение к понятию социальной ответственности как к родовому,и,с другой сторо­ны, достаточно широко, чтобы, в свою очередь, быть родовьа по отношению к отдельным видам правовой ответственности.

Специфические видовые признаки отдельных типов право­вой ответственности проявляются в их содержании и в услови­ях их применения. Но сущность правовой ответственности осуждающая оценка государства - остается неизменной пр| всех ее видах.

В свете изложенного интерес представляет то, насколько имеющиеся в литературе понятия правовой ответственности совпадают или расходятся с нашим методологическим подходом. Мы не ставим своей целью анализ встречающихся в литературе разных точек зрения на понятие правовой ответственности. Хорошие обзоры по данному поводу приведены уже несколькими авторами /87, с. 7-42; 92, с. 94-103; 308, с. 8-П; 311, с. 7-22/- Методологическое значение имеет в данном случае сама классификация соответствующих научных выводов.

На основании встречающихся в литературе определений понятия правовой ответственности можно выделить несколько основных концепций. Согласно первой концеп­ции сущность правовой ответственности заключается в применении и реализации санкций в случае правонарушения /94, с. 4, 26; 112, с. В2-Ш; 147, с. 54 , 59/. Сюда же ус­ловно можно отнести те точки зрения, по которым правовая ответственность связывается прежде всего с мерами государ­ственного принуждения и с их применением Д37, с. 4, 69, 85; 301, с. 39/. Системообразующим моментом данного направле­ния можно считать определение понятия правовой ответствен­ности через понятия санкции и государственного принужде­ния. В то же время в мнениях авторов этой группы имеются и некоторые различия. Так, С.Н. Братусь полагает, что право­вая ответственность заключается в принудительном исполне­нии правовых обязанностей, в принуждении к выполнению. По его мнению, добровольное применение правовой ответственно­сти немыслимо /87, с. 85, 94-96/. Однако 0. Э. Дейст, И.С. Самощенко и М.Х. Фаркушин утверждают, что реализация правовой ответственности может происходить и без специаль­ного принуждения со стороны государственных органов /112, с. 85-86; 147, с. 49-50/.

Поскольку общественные явления, в том числе и право­вые, тесно взаимосвязаны, постольку взаимосвязаны и отража­ющие их правовые категории. Раскрытие содержания каждой правовой категории неизбежно требует выявления ее связи с другими близкими ей категориями. Правильное раскрытие содер­жания понятия правовой ответственности и оценка возможных его определений нуждаются в выявлении его связей с близкими ему понятиями государственного принуждения и санкции.

принуждение представляет собой одну из форм внешнего воздействия на определенное лицо. Сущность

принуждения состоит в ограничении существующей свободы

субъекта. В той мере, в которой лицо принуждается, оно не выступает как действующий субъект /307, с. 180/. Государст­венное принуждение непосредственно вытекает из нормативного характера права, являясь атрибутом и следствием последнего. Принуждение присуще праву как социальному феномену целиком. По словам В.И. Ленина, "право есть ничто без аппарата, спо­собного ЙЕЙЗНЙЙК к соблюдению норм права" /В, с.99/. В то же время принуждение может распространяться и за пределы, не охваченше правовым регулированием. Понятие принуждения тесно связано с понятием власти. Мы исходим из того положе­ния, что власть есть реальная способность определенного субъекта осуществлять свою волю в социальной жизни, навязы­вая ее, если необходимо, другим людям /89, с. 83/.Таким об­разом, власть служит предпосылкой принуждения.

По отношению к правовой ответственности государствен­ное принуждение является средством обеспечения исполнения правовых обязанностей. В атом плане обоснованной является точка зрения, согласно которой принуждение не тождественно самой правовой ответственности. Справедливо отмечается, что если правовая ответственность сводится лишь к принуждению, то, очевидно, нет необходимости в существовании ее как са­мостоятельного понятия /78, с. ИЗ; 278, с. 13; 300, с. И/. Принуждение как метод воздействия и правовая ответст­венность - разноплоскостные явления. Правовая ответствен­ность посредством своих мер может реализоваться как в при­нудительном порядке, так и добровольно. Добровольная ее ре­ализация характерна, в первую очередь, для гражданско-пра­вовой ответственности. Точка зрения, по которой доброволь- ! ная реализация правовой ответственности исключается, под­вергалась справедливой критике /95, с. 149-155/. Но в то же 1 время существенно то, что ее реализация обеспечивается воз­можностью применения принуждения, вытекающей из сущности самого права. Принуждение может иметь место и при отсутст­вии правовой ответственности, при реализации иных правовых мер. Следовательно, в данном случае мы имеем дело с двумя принципиально различными, хотя и тесно взаимосвязанными яв­лениями. Определение же понятия правовой ответственности через понятие принуждения стирает грань между сущностью правовой ответственности и методами ее реализации.

Понятие правовой санкции в нашей литературе спорно. В рамках данной работы не представляется возможным дать спе­циальный анализ этой проблемы. Отметим, однако, что право­вая санкция понимается нами как элемент логической структу­ры правовой нормы, содержащей указание на те невыгодные по­следствия, которые наступят для лиц, не выполнивших предпи­санной правовой нормой (договором) обязанности /121, с. 63; 132 с. 181-182/. Если это так, то соотношение правовой от­ветственности и санкции предстает в следующем ввде: меры ответственности составляют определенный вид санкций, точ­нее, - определенные правовые санкции содержат меры ответст­венности АЗ, с. 150; 288, с. 29/. Понятие санкции шире понятия мер правовой ответственности, так как существуют санкции, не являющиеся мерами правовой ответственности, и поэтому рассмотрение санкций лишь как мер правовой ответст­венности представляется чрезмерно узким /ВО, с. 32-35; 106, с. 53/ * • Ведь исполнение правовых обязанностей обеспечива­ется не только мерами правовой ответственности, ибо санкции в правовых нормах содержат и другие меры правового воздей­ствия. Неточным представляется и рассмотрение санкции как указания на меру принуждения /86, с. 29; III, о. 12/. При­нуждение является одним из методов реализации санкций и ее гарантией, а не результатом и не сущностью санк­ции. Целью правовой санкции, а в случав ее реализации и следствием, является определенная желаемая государством си­туация внешнего мира. Следовательно, определенные правовые санкции являются нормативной основой правовой ответственно­сти. Таким образом, правовая ответственность не сводится к применению санкции, как иногда считают, а лишь некоторые правовые санкции содержат меры правовой ответственности.

Итак, концепции, связывающие определение понятия пра­вовой ответственности с принуждением и санкцией, допуска­ют одну методологическую неточность. Правовая ответствен­ность, принуждение в праве и правовая санкция выполняют различные социально-правовые функции, и все они занимают свое, четко определенное место в механизме правового регу­лирования. Можно и необходимо в целях более полной характе­ристики каждой из них показать их взаимосвязь,но этим нель­зя ограничиваться при определении их понятий. Как справед­ливо отмечается и в литературе, определение правовой ответ­ственности только через другие правовые категории не может унести ясность в ее исследование /164, с. 166/.

при Утверждения обосновываются нами дополнительно

гралададских санкцийГра)1ЦаНСКО~ПраВОВОЙ ответственности и

Во вторую основную группу концепций о понятии правовой ответственности входят точки зрения, согласно которым правовая ответственность рассмат­ривается как определенная обязанность. Основы этих точек зрения кроются в теории уголовного права, где ответствен­ность довольно многими авторами рассматривается как обя­занность правонарушителя давать отчет о своем противоправ­ном поведении и претерпевать воздействие государственных мер наказания /500, с. 8-26; 305, с. 40; 313, с. 46/. Та­кой подход получил определенное распространение и в общей теории, и прежде всего в работах С.С. Алексеева, Л.С. Яви- ча и В.А. Тархова /75, с. 277; 172,с.231-232; 152,

с.33-40/. Своеобразна точка зрения В. А. Тархова, котор*. усматривает сущность правовой ответственности лишь в обя­занности дать отчет о правонарушении. Остальные представи­тели данной группы делают основной акцент на обязанности претерпевать государственные меры принуждения, неблагопри­ятные последствия правонарушения.

Концепции данной группы авторов подвергались обосно­ванной критике /87, с. 19-21, И6-Н7; 88, с. 48-50 ; 265, с. 45; 307, с. 111-119/. Разработка понятия правовой от­ветственности линь как определенной обязанности не способ­на вскрыть ее сущности. Обязанность дать отчет о своем по­ведении является предпосылкой решения вопрон са о применении мер правовой ответственности. Обязанность1 претерпевать наказание или иные лишения выступает как последствие применения мер правовой ответст­венности. Предпосылки и последствия любого явления не мо­гут быть его существенными признаками. Через них можно дать более полную характеристику данного явления, но этим) нельзя ограничиваться при определении его понятия.

В качестве третьего направления вцдвинута концепция, согласно которой правовая ответствен­ность - это особое правоотношение, обладающее определен­ным содержанием. Эта точка зрения также тесно связана с наукой уголовного права /298, с. 23; 303, с. 23/, она распространена и в общей теории права /81,с. 122-125; 102, с. 49-52; 125, с. 396/. На наш взгляд, правы те авторы, по мнению которых правоотношения могут быть только формой реализации правовой ответственности, но не самой ответст­венностью /72, с. 189; 265, с. 47; 288, с. 20/. По суще­ству, и сами авторы данного направления обращают основное нимание не на анализ правоотношения как правовой ответст- рнности, а либо на обязанность правонарушителя претерпе­ть неблагоприятные последствия /125, с. 396/, либо на равнение государственно-принудительных мер /81, с. 124/, или «е рассматривают ответственность с ее так называемого г 1итивного аспекта и видят в ней исполнение правовых обя­занностей /102, с. 52/. Таким образом, данная концепция по существу не отличается от предыдущих.

Существует также концепция, согласно которой правовая ответственность является способностью отдавать отчет о про­тивоправном поведении и претерпевать меры государственного воздействия /92, с. 104-106; 117, с. 4/. Такой подход фак­тически является отождествлением ответственности с дееспо­собностью (вменяемостью) и ныне отвергнут как недостаточно обоснованный /87, с. Н5-Н6; 147, с. 44-47 ; 278, с. 6/.

Несмотря на многочисленность различных определений правовой ответственности, многие из них, по существу, ха­рактеризуют это правовое явление с разных сторон, указыва­ют на различные его аспекты и поэтому не могут считаться противоречащими друг другу. В то же время в различных кон­цепциях имеется и немало общего. Многие авторы характеризу­ют правовую ответственность как определенную реакцию госу­дарства на правонарушения /147, с. 49; 265, с. 48/, многи­ми подчеркнута и связь юридической ответственности с госу­дарственным осуждением, но они видят в этом одно лишь ха­рактерное свойство наряду с другими, которого в определен­ных случаях может и не быть /87, с. 97, 112, 120; 149, с. 51; 265, с. 48/. Только некоторые авторы ведят в государ­ственном осуждении самый существенный признак правовой от­ветственности /156, с. 19; 288, с. 23-24; 307, с.Ш-138; ЭИ, с. 12-14/.

Сущность правовой ответственности - государственное осуждение ненадлежащего выполнения правовых обязанностей - вытекает из объективно функционирующего механизма правово­го регулирования общественных отношений. Поведение, осно­ванное на свободной воле и нежелательное с аспекта государ­ственных интересов, объективно требует осуждающей оценки со стороны государства в интересах нормального функционирова- Ния общественных отношений. Правовая ответственность тесно вязана с виной правонарушителя. Если в вине выражается не- ^"тивное отношение субъекта к явлениям, представляющим со- Ценности и с точки зрения общественных (государствен- них) интересов, то в правовой ответственности отражаете» встречная реакция, которая может быть только отртдетельной. По нашему мнение, правовая ответственность как объективное социальное явление находит свое специфическое, собственное значение именно в этой области, что должно быть отражено и в ее понятии. С нашей точки зрения, вполне обоснованным яв- ляется недавно выраженное в литературе положение о том, что в настоящее время есть все основания добиться полного един­ства мнений по вопросу о соотношении правовой ответствен­ности и государственного осуждения /311, с. 14/.

Следует иметь в виду, что правовая ответственность как правовая категория есть понятие научное, отражающее основ­ные атрибуты соответствующей категории права. Понятие пра­вовой ответственности, как и любое другое понятие, неспо-ч собно охватить абсолютно все моменты бытия отражаемого им явления. Поэтому его необходимо дополнить дальнейшей харак­теристикой различных признаков и аспектов правовой ответст­венности.

Сущностью правовой ответственности является выраженное в правовых санкциях осуждение нарушений правил поведения, закрепленных правовыми нормами. Такая сущность свойствен­на всем видам правовой ответственности, но при этом каждый вед правовой ответственности имеет свое содержание, раскры­вающее характер этого осуждения, то, в чем оно заключает­ся, и свою форму, показывающую, в чем это осуждение выража­ется. Следовательно, исходя из единой сущности, надо рас­сматривать каждый вед правовой ответственности с точки зре­ния свойственных ему содержания и формы. Именно этого не < учитывают те авторы, которые в различиях в содержании и форме отдельных видов правовой ответственности видят сущно­стное отличие и в результате этого предупреждают о крими­нализация гражданско-правовой ответственности. Тут уместно подчеркнуть, что категория сущности - это более глубокое, | более общее понятие, нежели категория содержания. Если сущ- 1 ность - это основа, суть явления, то содержание - это со- ( вокупность важнейших составных элементов данного явления /99, с. 199/.

И еще одно замечание. При вышеизложенном подходе может возникнуть вопрос: каким образом структура правовой ответ­ственности связана с составом правонарушения, когда неко­торые их элементы (субъекты, субъективная сторона, объект) совпадают? Дело в том, что структура правовой ответственно-

СТИ имеет более широкий объем и является универсальной для ^сех видов правовой ответственности. Именно в универсально­сти и в объеме заключается ее методологическое значение она может быть средством сравнительного и комплексного ана­лиза.К тому же в отраслевых науках к составу правонарушения относятся по-разному. Если в уголовном праве общепризнаннс деление состава преступления на субъект, субъективную сто­рону, объект и объективную сторону, то в гражданском праве в качестве элементов состава гражданского правонарушения различаются имущественный ущерб, противоправное поведение, причинная связь между ними и вина правонарушителя1. Столь разный подход является естественным и необходимым, однако для научного исследования недостаточным.Предлагаемой струк­турой правовой ответственности охватывается, помимо личнос­ти правонарушителя и его поведения, также и соответствующая общественно-политическая оценка, заключающаяся в мерах от­ветственности, сфера .применения ответственности, те органы, от которых зависит установление и применение ответственнос­ти, и т.д. Таким образом, изложенная структура правовой от­ветственности не заменяет состава правонарушения, а лишь допускает более глубокий и комплексный научный анализ фено­мена правовой ответственности. Состав правонарушения при этом нисколько не теряет своего значения при правопримени- тельной де«е™и2

отрук«ура социальной и правовой ответственности, исхо­дя из темы настоящей работы, способствует раскрытиюсущнос- ти и специфических признаков гражданско-правовой ответст­венности, поскольку для изучения воплощения общего и осо­бенного в единичном необходимы единые критерии. В данном случае этими критериями являются компоненты структуры от­ветственности.

<< | >>
Источник: Варул П.А.. Методологические проблемы исследования гражданско- правовой ответственности. 1986

Еще по теме § 2. Понятие и структура социальной ответственности как общие методологические основания исследования гражданско-правовой ответственности:

  1. ВВЕДЕНИЕ .............................................................................. 5 ГЛАВА I. ОБЩИЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕ­ДОВАНИЯ ГРАВДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТ­ВЕННОСТИ 9 § X. Понятие и содержание методологии науки гравданского права.................................................................... 9 § 2. Понятие и структура социальной ответ­ственности как общие методологические основания исследования гражданско-пра­вовой ответственности 16 § 3. Понятие и структура правовой ответс
  2. § I. Понятие и структура гражданско-правовой ответственности как методологические основания исследования ее видов
  3. § 2. Понятие и структура -правовой ответственности как специфические методологические основания нсследовдяия их аспектов
  4. В а р у л П.А.. Методологические проблемы исследования гражданско- правовой ответственности.,1986. -, 1986
  5. § 3. Методологические проблемы исследования эффективности гражданско-правовой ответственности
  6. ГЛАВА I ОБЩИЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ГРАВДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  7. § 3.6. Конституционно-правовая ответственность как вид юридической ответственности: понятие, виды, субъекты, процедуры
  8. 4.3. Основания возникновения гражданско-правовой ответственности
  9. 23.1. Социальная и государственно-властная природа юридической ответственности. Социальная ответственность: понятие и виды. Государственное принуждение и юридическая ответственность
  10. Одно из средств защиты гражданских прав — граждан­ско-правовая ответственность, в частности ответственность за нарушение обязательств.
  11. Тема 12. Дисциплинарная и материальная ответственность 12.1. Понятие и виды дисциплинарной ответственности, основания ее применения
  12. ответственность, финансовая ответственность и др. 37.3.ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРИНУЖДЕНИЕ КАК УСЛОВИЕ РЕАЛИЗАЦИИ ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  13. ГЛАВА II СЛУЧАЙ КАК ГРАНИЦА ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  14. Тема 13. Административная ответственность 13.1. Понятие и основные черты административной ответственности, ее отличие от других видов юридической ответственности
  15. ГЛАВА III НЕПРЕОДОЛИМАЯ СИЛА КАК ОБСТОЯТЕЛЬСТВО, ИСКЛЮЧАЮЩЕЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
  16. § 4. Юридическая ответственность: понятие, признаки, основания
  17. Юридическая ответственность: понятие, основания, виды