<<
>>

Раздел о правах человека

Текст Конституции 1795 г. уже по традиции начинается с Декларации прав, но в отличие от Конституций 1791 и 1793 гг. к правам добавились еще и обязанности. Отсюда и изменение названия - Декларация прав и обязанностей человека и гражданина.

В ней насчитывается 31

статья : 22 ст. посвящены правам и 9 - обязанностям.303 По количеству статей Декларация 1795 г. сопоставима с Декларацией 1793 г. (35 статей), однако их расположение и содержание иное. В Декларации 1795 г. отсутствует преамбула, объясняющая цели её издания, сразу идёт основной текст. Ст. 1-5 посвящены основополагающим правам человека - это свобода,

равенство, безопасность и собственность (ст. 1). По сравнению с Декларацией 1793 г. первые два права переставлены местами. Ранее, на 1 -м месте находилось «равенство», теперь - «свобода». Подобная перестановка символизировала отказ нового политического режима от эгалитаристской концепции якобинцев. В ст. 2-4 дается расшифровка четырех неотъемлемых прав человека. Под свободой понимается возможность действовать не во вред правам другого.

Равенство понимается, прежде всего, как равенство перед законом. Специально подчеркивается, что «равенство не допускает никаких различий, в зависимости от рождения, никакой наследственной власти». Безопасность определяется довольно расплывчато как «содействие всех в обеспечении прав каждого». Под собственностью понимается право пользоваться и распоряжаться своим достоянием, доходами, плодами своего труда и мастерства. Вопрос о собственности поднимается и в статье 15 : «каждый человек может распоряжаться своим временем и своими силами», но его личность не является отчуждаемой собственностью, он не может продать себя или быть продан. По сути, это практически дословный повтор ст. 18 Констит уции 1793 г. С уче том того, что согласно ст.
6 Главы I действие Конституции распространялось и на колонии, подобную норму можно интерпретировать как курс на отмену рабства , которое все еще существовало во французских колониях (например, на Гаити).

В ст. 6-7 дается определение закона , практически не отличающееся от аналогичного определения в Декларации 1793 г. (ст. 4).

Далее, как и в Декларации 1793 г., статьи расположены по блоковому принципу. Ст. 8-14 посвящены судебно-процессуальным правам: привлечение к суду и арест только в

соответствии с законом (ст. 8 ), запрет жестокого обращения с арестованными (ст. 10 ), запрет заочного осуждения («никто не может быть осужден до того, как будет выслушан или вызван в законном порядке») (ст. 11 ), невозможность применения обратной силы закона (ст. 13-14 ).

Статья 16 повторяет статью 20 Декларации 1793 г., определяя, что налоги устанавливаются ради общей пользы. Единственное дополнение - декларируется принцип пропорциональности налогообложения (в зависимости от доходов («возможностей») конкретного налогоплательщика).

Ст. 17-19 определяют понятие суверенитета , почти повторяя содержание ст. 23-28 Декларации 1793 г, но заметно смягчив их направленность . Источником суверенитета провозглашается народ, запрещается присвоение суверенитета частными лицами и организациями. Однако угроза придать немедленной смерти посягнувшего на суверенитет (ст. 27 Декларации 1793 г.), здесь не упоминается.

В ст. 20-22 декларируется право граждан прямо или косвенно участвовать в издании законов, избрании депутатов и должностных лиц ; запрещается присвоение общественных функций частными лицами (по сути это повторение ст. 18); провозглашается принцип разделения властей и ответственность должностных лиц.

На этом раздел о правах заканчивается, вторая часть Декларации из 9-ти статей посвящена обязанностям. При знакомстве с ее текстом обращает внимание расплывчатость формулировок, многословность, неконкретность, наличие нравоучительных нравственных сентенций . Например, ст. 4 гласит: «никто не может быть хорошим гражданином, не будучи хорошим сыном, хорошим отцом, хорошим братом, хорошим другом, хорошим супругом».

Или ст. 5 : «никто не может быть добродетельным человеком, не будучи искренним и благочестивым блюстителем законов». Сами обязанности, согласно ст. 2 вытекают из двух принципов, «заключенных во всех сердцах от природы»: «не делайте другому того, что вы не хотите, чтобы сделали вам» и «постоянно делайте другим то доброе, что вы хотели бы получить сами». Складывается впечатление, что перед нами отрывки из проповеди какого-нибудь священника, настолько этот нравоучительный стиль похож на литературные произведения религиозного содержания, а не на юридический документ. Стиль 1-ой и 2-ой частей Декларации столь сильно отличается (в 1-ой всё-таки преобладают точные юридические формулировки), что позволяет высказать предположение о том, что разделы о правах и обязанностях граждан готовили разные авторские группы, а затем они были искусственно объединены . Фактически только ст. 3 определяет конкретные обязанности перед обществом: защита, служение ему, подчинение законам . Вполне возможно автором 2-ой части Декларации был и в самом деле

какой-нибудь бывший или действующий священник, например, аббат Сийес.

Если сравнить в целом Декларацию 1795 г. с предыдущей, то можно сделать следующие выводы. Во-первых , Декларация 1795 г. менее демократична, чем предыдущая, в ней совершенно отсутствуют социальные права граждан, впервые появившиеся в Декларации 1793 г. (право на получение образования и социальную защиту (общественное презрение)), отменены статьи о праве народа на сопротивление угнетению. Во-вторых , юридическая проработанность Декларации оставляет желать лучшего. Ее 2-я часть, «обязанности», лишена конкретики и похожа на нравоучительную проповедь. В-третьих, сократилось в количественном отношении содержание прав граждан (22 ст. вместо 35 в Декларации 1793 г.). К тому же, если в Конституции 1793 г. все права человека вошли в Декларацию, то в Конституции 1795 г. они разбросаны по всему тексту, встречаются повторы, что более напоминает Конституцию 1791 г.

В ст. 8-16 определяется право на гражданство , причем это право напрямую соотносится с избирательным правом .

Согласно ст. 8 французским гражданином считается человек с 21 года, родившийся во Франции, проживающий на территории республики, записанный в гражданский реестр и уплачивающий прямой земельный или профессиональный налог. Тем самым фактически вновь, как и по Конституции 1791 г., вводился имущественный ценз, хотя в денежном эквиваленте его размер не устанавливался , достаточно было самого факта уплаты налога. При этом избирательным правом могли пользоваться только граждане (ст. 17 ). Однако из этого правила было сделано одно исключение. Согласно ст. 9 «гражданами являются те, не обладающие налоговым цензом французы, которые принимали

участие в установлении республики ».304 Но в тексте Конституции не уточняется, какой орган власти вправе решать этот вопрос. Поэтому данную норму вряд ли можно считать реально действующей. Кроме того, прав гражданина лишались слуги, безработные и неграмотные (ст. 13, 16 ).

Судебно-процессуальные права граждан , зафиксированные в ст. 8-14 Декларации, повторяются еще раз, но в более развернутом виде, в ст. 222-232 в Главе VIII о судебной власти. По сути, они являются кратким изложением английского Habeas Corpus act 1679 г. Согласно ст. 222-224 никто не может быть арестован без приказа об аресте , отданном уполномоченными должностными лицами. В приказе об аресте должны быть изложены мотивы ареста и закон, на основании которого он произведен; арестованному должна быть вручена копия приказа, при этом он должен быть допрошен немедленно или не позже, чем через день (ст. 224 ). Если на допросе выявится невиновность лица, оно освобождается немедленно. Кроме того, арестованный должен быть выпущен под залог , если это предусмотрено законом (ст. 226 ). Задержанный имеет право на свидание с родственниками и друзьями (ст. 230 ). Любые злоупотребления властью пенитенциарных органов и неоправданно жестокое обращение с заключенными строго запрещаются (ст. 231-232).

Судя по всему, по мысли авторов Конституции 1795 г. эти нормы должны были стать гарантией строгого соблюдения законности при судебном преследовании подозреваемых в нарушении закона.

Подобное повышенное внимание к судебно-процессуальным правам человека является явным отголоском событий времен якобинской диктатуры, когда эти права не соблюдались, что вело к массовым нарушениям законности и гибели часто совершенно невинных людей.

Ряд прав человека зафиксирован так же в заключительной Главе XIV «Общие положения». Прежде всего, это свобода слова («никому не может быть воспрепятствовано высказывать, печатать и публиковать свои мысли») и отмена цензуры (ст. 353 ), свобода совести («никому не может быть воспрепятствовано исповедание избранного им культа» (ст. 354 )), свобода конкуренции («не имеется ни привилегий, ни господства, ни ограничений свободы прессы, торговли, развития промышленности и всех видов искусств» (ст. 355 )), неприкосновенность жилища («дом каждого человека является неприкосновенным убежищем, никто не может зайти в него ночью, кроме как в случае пожара, наводнения или по требованию,

исходящему из самого дома» (ст. 359 )). [282] Согласно ст. 358 провозглашается неприкосновенность частной собственности и «возмещение ее, равное пожертвованному, в случае установленной в законном порядке общественной необходимости». В ст. 364 гражданам предоставляется право свободного обращения с петициями к публичным властям, но обязательно в индивидуальном порядке. Коллективная подача петиций запрещалась.

Характерной особенностью Конституции 1795 г. является отсутствие свободы собраний и ассоциаций , причём это право не просто отсутствует, оно вообще запрещено . В ст. 363 говорится, что граждане могут осуществлять свои политические права только на съезде избирателей для избрания выборщиков или коммунальных съездах.

Согласно ст. 360 запрещена организация корпораций и ассоциаций, противоречащих общественному порядку. При этом специально отмечается, что никакое сообщество граждан не имеет право рассматривать себя как общенародное общество (ст. 361) , а ст. 362 прямо запрещала сообществам, занимающимся политической деятельностью, устанавливать связи с другими сообществами, примыкать к ним, устраивать публичные заседания, состоящие из единомышленников и различных присутствующих, навязывать условия принятия и избрания, присваивать себе исполнительные права, заставлять носить своих участников какие-либо наружные символы их сообщества.

Фактически это означало запрет создания политических партий.

Появление такой нормы, на наш взгляд, является опять же отголоском событий недавнего (для термидорианского режима) прошлого, когда Якобинский клуб, фактически превратившийся в политическую партию, подмял под себя официальные органы государственной власти, навязав свое видение направления развития страны. Пытаясь не допустить повторения подобного прецедента, авторы Конституции впали в другую крайность, вообще запретив создание политических партий. Кроме того, они, видимо, панически боялись власти толпы, настроение которой в недавнем прошлом часто определяло ход развития революционных событий. Иначе сложно объяснить появление в тексте Конституции ст. 365-366 .

В первой из них запрещалось «всякое вооруженное скопление народа», которое рассматривалось как покушение на Конституцию и подлежало «рассеиванию с помощью вооруженной силы». Во второй запрещалось и любое невооруженное скопление народа,

санкции полагались те же самые.[283]

Итак, по мысли законодателей стихийное волеизъявление народных масс должно быть введено в строго контролируемое законное русло парламентской борьбы. Ну а чтобы отвлечь внимание народа от политики в ст. 373-374 провозглашалась конфискация имущества иммигрантов и неприкосновенность права собственности на национальные имущества, приобретённые на законных основаниях у казны, независимо от происхождения. Видимо, жажда наживы должна была притупить стремление активно участвовать в политических событиях.

Таким образом, если в целом оценивать раздел о правах человека в Конституции 1795 г., то несмотря на более подробную проработанность судебно-процессуальных прав, его следует признать шагом назад , по сравнению с соответствующим разделом Конституции 1793 г. Самих прав стало меньше как в количественном, так и в качественном отношении (отсутствуют социальные права, ликвидировано всеобщее избирательное право и т. д.). К тому же уж слишком сильно Конституция 1795 г. находилась под влиянием особенностей политического момента.

<< | >>
Источник: Виталий Юрьевич Захаров. Российский и зарубежный конституционализм конца XVIII - 1-й четверти XIX вв. Опыт сравнительно-исторического анализа. Часть 1 2017. 2017

Еще по теме Раздел о правах человека:

  1. Раздел о правах человека
  2. Раздел о правах человека
  3. Раздел о правах человека
  4. Раздел о правах и свободах человека
  5. Раздел о правах и свободах человека
  6. Раздел о правах и свободах человека
  7. Раздел о правах человека
  8. Раздел о правах и свободах человека
  9. Раздел о правах и свободах человека
  10. Раздел о правах человека в Конституции Бадена 1818 г.
  11. 3.2. Международные документы о правах человека
  12. Раздел о правах и свободах личности
  13. Раздел о правах и свободах личности
  14. Раздел пятый ЧЕЛОВЕК, ПРАВО, МИРОВОЙ ПРАВОПОРЯДОК Глава 31 ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА