<<
>>

Раздел о правах и свободах человека

Как уже отмечалось выше, Конституция 1793 г. начинается с Декларации прав человека и гражданина. Причём по сравнению с Конституцией 1791 г. её объём увеличен вдвое с 17 до 35 статей .

Сделано это во многом за счёт включения в Декларацию прав и свобод, разбросанных ранее по всему тексту Конституции, и ликвидации дублирующих статей, чем так страдала предыдущая Конституция. И это нельзя не признать логичным.

Декларация начинается с преамбулы , почти дословно повторяющей преамбулу Декларации 1791 г. Пожалуй, единственным отличием является ещё больший упор на идею контроля граждан над деятельностью своего правительства . Идея эта проводится и в предыдущей Декларации, но здесь она выражена в более резкой форме. Декларация издаётся, «дабы все граждане, имея возможность постоянно сравнивать действия правительства с целями всякого общественного учреждения, никогда не допускали угнетать и унижать себя тиранией, дабы народ всегда имел перед глазами основы своей свободы и своего счастья, должностные лица - правила выполнения своих обязанностей, законодатель - предмет своего

назначения».295

Декларация 1793 г.

начинается, как и предыдущая, с определения главных неотъемлемых прав и свобод человека . Согласно ст. 2 это «равенство, свобода, безопасность, собственность». Для сравнения в Декларации 1791 г., эти права перечислялись следующим образом: «Свобода, собственность, безопасность и сопротивление угнетению». Как видим, за два года произошла явная смена идейных приоритетов. Если в 1791 г. на первом месте стояли свобода и собственность, то в 1793 г. собственность оказалась на последнем месте, зато на первое вышло равенство . И это отнюдь не случайно. На момент принятия Конституции у власти находились якобинцы во главе с М. Робеспьером - горячим поклонником эгалитаристского направления Просвещения во главе с Ж.-Ж.
Руссо. Приверженность этой концепции большинства якобинцев и нашла отражение в Декларации прав. Ст. 3 продолжает эту мысль: «все люди равны по природе и перед законом». Ст. 4 посвящена определению понятия «закон» и почти ничем не отличается от ст. 5-6 в Декларации 1791 г., за исключением того, что там вначале идут статьи, определяющие понятие свободы, а затем понятие закона, а в Декларации 1793 г. - наоборот: вначале определяется закон и только затем - свобода. Это лишнее подтверждение огромного влияния на текст Конституции эгалитаристской концепции Руссо, согласно которой общее благо и равенство превалируют над индивидуальной свободой. Симптоматична в этом смысле и ст. 9 о целях издания законов: «закон должен охранять общественную и индивидуальную свободу против угнетения со стороны правящих». Система приоритетов та же: вначале общественное (в данном случае, свобода), затем личное.

Ст. 7 декларирует свободу выражения мнений, свободу собраний и свободу совести (в Декларации 1791 г. это ст. 10-11). С ней связана ст. 32 о праве на подачу петиций в государственные органы власти.

Начиная со ст. 10 применяется блоковый способ расположения статей . Так ст. 10-15 посвящены судебно-процессуальным правам на основе английского Habeas corpus act’a 1679 г. По сравнению с Декларацией 1791 г. количество таких статей увеличилось с 3 до 6, т. е. в 2 раза. Однако это увеличение только кажущееся, т. к. в Конституции 1791 г. судебно-процессуальные права были изложены не только в ст. 7-9 декларации, но и в разделе о судебной ветви власти. Здесь же законодатели свели все подобные статьи воедино в Декларации. В целом текст почти одинаковый за исключением одного момента. В статье 11 декларируется право задержанного с нарушением закона «оказать сопротивление силой». В предыдущей Конституции подобного права у граждан нет.

Следующий блок статей (ст. 16-20 ) посвящён регулированию права собственности. В ст. 16 даётся развёрнутое определение права собственности . Оно состоит «в принадлежащей каждому гражданину возможности пользоваться и располагать по усмотрению своим имуществом, своими доходами, плодами своего труда и своего промысла».

Ст. 17 провозглашает свободу занятия любым видом трудовой и предпринимательской деятельности. Ст. 18 фактически запрещает рабство (правда, в завуалированной форме: «личность человека не есть отчуждаемая собственность»).

Ст. 21-22 можно охарактеризовать как социальные . И это тоже отголосок концепции Руссо. В Декларации 1791 г., подобные статьи отсутствуют. Ст. 21 посвящена общественному призрению , т. е. помощи неимущим. Это объявляется священным долгом нации: «общество обязано давать пропитание неимущим, как приискивая им работу, так и обеспечивая средства существования лицам, неспособным к труду». Ст. 22 посвящена образованию . Декларируется, что «общество должно всеми средствами способствовать успехам народного просвещения и сделать образование достоянием всех граждан». Бесспорно, заявленные принципы социальной политики звучат очень прогрессивно. Ни в одной из предыдущих Конституций (как Франции, так и США) о социальных правах граждан даже близко не упоминалось. Так что разработчики Конституции 1793 г. выступили в достойной роли первопроходцев.

Следующий блок статей (ст. 23-28 ) посвящён вопросу, связанному с народным суверенитетом - ещё одним ключевым понятием эгалитаристской концепции Руссо. Этим и объясняется такое повышенное внимание законодателей к этому вопросу. Обращает на себя внимание очень жёсткое, если не сказать больше, реагирование на возможные попытки присвоения народного суверенитета каким-либо лицом: «каждый, кто присвоит себе принадлежащий народу суверенитет, да будет немедленно предан смерти свободными гражданами» (ст. 27 ). Одновременно провозглашается право народа на пересмотр Конституции, т. к. «ни одно поколение не может подчинить своим законам поколения будущие» (ст. 28 ).

Ст. 29-32 касаются права граждан участвовать в создании законов через представителей и права на занятие государственных должностей . Причём сами государственные должности рассматриваются не как отличие или награда, а как почётная обязанность. Специально отмечается, что государственные должностные лица подконтрольны народу и законам и не имеют права претендовать на большую неприкосновенность, чем обычные граждане (ст.

31 ).

Наконец, последние три статьи 33-35 посвящены вопросу сопротивления угнетению . Причём трактовка его - самая радикальная: «когда правительство нарушает права народа, восстание для народа и для каждой его части есть его священнейшее право и неотложнейшая обязанность». Опять же, это чуть ли не дословное цитирование одной из краеугольных идей социально-политической концепции Руссо.

В целом, на основе анализа Декларации прав 1793 г. можно сделать следующие выводы. Во-первых , Декларация 1793 г., является прямым продолжением и развитием принципов и идей Декларации 1791 г. Во-вторых, авторы Декларации 1793 г. явно находились под влиянием эгалитаристской концепции Ж.-Ж. Руссо и его последователей, что нашло отражение в содержании большинства статей Декларации (особенно в вопросах о частной собственности, общественном благе, равенстве, народном суверенитете и сопротивлении угнетению). В-третьих , раздел о правах человека в Конституции 1793 г. расположен и сформирован более компактно , чем в Конституции 1791 г. Практически все права и свободы объединены и рассмотрены в рамках Декларации прав . В основном тексте Конституции можно отметить лишь право на гражданство (ст. 4-5 ) и две обязанности: платить налоги (ст. 101) и воинскую повинность (ст. 109) . Такое компактное расположение данного раздела

свидетельствует о более высоком уровне юридической техники Конституции 1793 г., что в выгодную сторону отличает ее от предшествующей Конституции. При этом, как и в Конституции 1791 г., раздел о правах человека предшествует всем остальным, что чётко демонстрирует присущую законодателям приверженность принципу верховенства прав и свобод личности. В-четвёртых , в Декларации 1793 г. впервые упоминаются социальные права человека , такие как право на получение образования и право на социальное обеспечение в случае неблагоприятных жизненных ситуаций.

Всё это позволяет назвать Декларацию прав 1793 г. более прогрессивным документом о правах человека , чем Декларацию прав в Конституции 1791 г. как с точки зрения юридической проработанности, так и с точки зрения содержания.

<< | >>
Источник: Виталий Юрьевич Захаров. Российский и зарубежный конституционализм конца XVIII - 1-й четверти XIX вв. Опыт сравнительно-исторического анализа. Часть 1 2017. 2017

Еще по теме Раздел о правах и свободах человека:

  1. Раздел о правах и свободах человека
  2. Раздел о правах и свободах человека
  3. Раздел о правах и свободах человека
  4. Раздел о правах и свободах человека
  5. Раздел о правах и свободах личности
  6. Раздел о правах человека
  7. Раздел о правах человека
  8. Раздел о правах человека
  9. Раздел о правах и свободах личности
  10. Раздел о правах человека
  11. Раздел о правах человека
  12. Раздел о правах человека в Конституции Бадена 1818 г.
  13. Раздел пятый ЧЕЛОВЕК, ПРАВО, МИРОВОЙ ПРАВОПОРЯДОК Глава 31 ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА
  14. 3.2. Международные документы о правах человека
  15. 3. Ответственность государства перед личностью. Права и свободы человека. Гарантии прав и свобод человека и государство.
  16. § 2. Экономические права и свободы человека и гражданина в системе конституционных прав и свобод
  17. Лекция 1. Понятие прав и свобод человека, гражданина и личности. Классификация прав и свобод