<<
>>

Законодательная власть по Конституции 1799 г.

Структура законодательной власти по Конституции 1799 г. была гораздо сложнее, чем по предыдущим Конституциям. Фактически высшими органами законодательной власти были три института: Трибунат, Законодательный корпус и частично Сенат , т.

е. по сути, трёхпалатный Парламент, чего в истории законодательства еще не бывало ни до, ни после этого случая.

Комплектование законодательных органов власти происходило по весьма оригинальной системе (впрочем, как и высших органов исполнительной и судебной власти). Согласно ст.7-10 Главы I, лица обладающие правами граждан (т. е. соответствующие возрастному цензу в 21 год и цензу оседлости в 1 год постоянного проживания в данном месте), в каждом коммунальном округе избирают из своей среды 1/10 наиболее достойных граждан , «способных руководить

общественными делами». 315 Они составляют так называемый «коммунальный» (или окружной) список , члены которого назначаются на местные административные и судебные должности . Далее граждане, входящие в коммунальные списки в рамках департамента, избирают 1/10 своего состава и тем самым формируют вторичный департаментский список.

Должностные лица департамента назначались из граждан, состоящих в этом списке. Наконец, на третьем этапе повторялась предыдущая процедура: граждане из департаментских списков избирали 1/10 из своего состава и формировали общенациональный список , из которого производились все назначения на высшие посты общенационального уровня (ст. 9). Выборы во все три списка производились раз в 3 года, причем последний общенациональный список

должен был подтверждаться Сенатом.

Сам Сенат состоял из 25 человек , назначаемых пожизненно в возрасте не менее 40 лет (ст. 15 ). Первоначально комплектование Сената поручалось точно обозначенным лицам: гражданам Сийесу и Роже-Дюко , а также второму и третьему консулам (Комбасересу и Лебрену ).

Вчетвером они должны были назначить оставшихся сенаторов (ст. 24 ). В будущем в случае выбытия сенатора (если он умирал или уходил добровольно в отставку) назначение на его место осуществлял сам Сенат из 3 кандидатов из общенационального списка: первый выдвигался Законодательным Корпусом, второй - Трибунатом, третий - первым консулом (ст. 16 ). Причем, если в двух случаях из трех кандидат совпадал, то сенатором автоматически назначался именно он, а Сенат, опять же автоматически, утверждал это назначение.

У Сената в целом было две основные функции :

- избрание депутатов в Законодательный Корпус, в Трибунат, избрание консулов, судей кассационного суда, комиссаров счетоводства (ст. 20 );

- одобрение или отмена всех законодательных актов , признанных Трибунатом и

правительством неконституционными, т. е. функция конституционного надзора (ст. 21). [287]

Сенаторы не имели права занимать другие должности (ст. 18). Сенатором автоматически становился первый консул после прекращения исполнения обязанностей, а также второй и третий консулы, если пожелают им стать в течение месяца после окончания действия их функций (кроме добровольной отставки) (ст. 17).

Итак, с одной стороны, при выборах депутатах восстанавливалось всеобщее избирательное право (об имущественном цензе нигде в тексте Конституции не упоминается), но с другой стороны, оно тут же превращалось в фикцию. На наш взгляд, можно полностью согласиться с мнением французского историка А. Олара , автора «Политической истории Французской революции», который отметил, что «если бы, например, 10 тысяч граждан данного округа избрали хотя бы 100 человек, это были бы еще выборы, хотя и не самые лучшие. Но избрать из этих 10 тысяч, по меньшей мере, 1000 граждан означало, в сущности, не избрать никого. Выбора не было, приходилось зачислять всех мало-мальски грамотных людей. При такой системе ни одна партия не могла иметь преобладания, ни одно политическое течение не могло приобрести влияния на государственные дела.

Это была достойная смеха, якобы демократическая система».[288] Известный советский историк права З. М. Черниловский дал еще более меткую характеристику избирательного права по Конституции 1799 г.: «много званных, но мало избранных».[289]

И ладно бы только это, но ведь на заключительном этапе депутатов в Трибунат и Законодательный Корпус избирал (а называя вещи своими именами, назначал) Сенат , который в свою очередь, назначался четырьмя лицами.

Собственно говоря, ничего удивительного в таких псевдовыборах нет. Наполеон Бонапарт (а именно он - главный автор Конституции), видимо, специально придумал такую оригинальную избирательную систему (ни до, ни после ничего подобного в мировой практике не было), чтобы закамуфлировать свою главную цель - установление режима ничем не ограниченной личной власти под прикрытием республиканской оболочки . Попутно решалась задача повышения и без того немалой популярности молодого диктатора - ведь в глазах большинства населения Наполеон, восстанавливая всеобщее избирательное право для мужчин, выступал как защитник завоеваний Французской революции. Конечно, это была сплошная демагогия, но формально-то всеобщее избирательное право, как в 1793 г., и в самом деле было восстановлено, что обеспечивало Наполеону огромный кредит доверия населения.

Теперь посмотрим, как должен был осуществляться сам законодательный процесс. Может

быть, все обстояло не так уж и фиктивно? Обратимся к Главе III «О законодательной власти» (ст. 25-38) . Уже в самой первой статье этой главы (ст. 25 ) с присущей Наполеону чёткостью и лаконичностью определена процедура принятии законов: «новые законы могут быть обнародованы только тогда, когда законопроект будет предложен правительством, сообщен

Трибунатом и декретирован Законодательным Корпусом». 319 Следовательно, право законодательной инициативы принадлежит правительству , причем на любой стадии обсуждения оно может забрать законопроект обратно и вновь его внести на рассмотрение палат Парламента в изменённом виде (ст.

26 ).

А что же сами законодательные органы власти? По поводу Законодательного Корпуса в Конституции ничего не говориться, а вот у Трибуната, на первый взгляд, право законодательной инициативы вроде бы есть. Согласно ст. 29 Трибунат может «выражать свои пожелания по поводу уже принятых и принимаемых законов, злоупотреблений, которые нужно устранить, улучшений, которые нужно предпринять во всех частях публичной администрации». Однако уже в следующем абзаце отмечается, что «пожелания , которые высказывает Трибунат на основании настоящей статьи, не имеют обязательной силы , и их обсуждение конституционными властями является необязательным». Так что и Трибунат на самом деле лишен права законодательной инициативы.

Возникает закономерный вопрос, а зачем вообще была нужна ст. 29, если один абзац исключает в ней другой? То ли это дефект юридической техники составителей текста Конституции (готовилась-то она в спешке), то ли намеренный шаг в направлении все той же демагогии.

Трибунат может обсуждать любой вопрос сколько угодно, но если он не предложен правительством, никаких реальных последствий у этого обсуждения не будет. В итоге получается говорильня в самом прямом значении этого слова.

Ну а что же тогда остается у высших органов законодательной власти? Согласно ст. 27-28 Трибунат (будем считать его первой (верхней? нижней?) палатой высшего законодательного органа, у которого по Конституции 1799 г. и названия-то нет) состоит из 100 депутатов старше 25 лет, переизбираемых ежегодно Сенатом из общенационального списка на 1/5 часть. Функция у него только одна - обсуждение законопроектов , предложенных правительством. В случае его принятия Трибунат направляет трёх ораторов для его защиты в Законодательный Корпус.

Законодательный Корпус (вторая палата Парламента), согласно ст. 31-34, состоит из 300 депутатов старше 30 лет обновляемых ежегодно на 1/5 часть. При этом он должен включать в себя, как минимум, по 1 депутату от каждого департамента. Функция у него также одна - принятие законопроектов тайным голосованием без обсуждения (ст.

34).

Получалась довольно забавная ситуация: одна палата только обсуждает, а другая - только голосует «за или против». К тому же по ст. 137 неопубликованный законопроект (а опубликован он должен быть на 10-ый день) мог быть объявлен неконституционным (видимо, первым консулом, хотя прямо об этом не говорится) и отправлен в Сенат, который принимает окончательное решение.

Таким образом, вся законодательная процедура превращается в сплошную фикцию , а Трибунат и Законодательный Корпус являются совершенно безгласными номинальными органами власти (если их еще можно так назвать).

То, что они никакого значения в системе государственных органов власти не имеют, подтверждается еще и тем, что авторы Конституции «забыли» упомянуть о времени заседания Трибуната, длительности его сессий и т. д. (сессии Законодательного Корпуса длятся 4 месяца с 1 фримера). Это явный юридический дефект Конституции. Не понятно и какая из палат считается верхней, а какая нижней? И как именуется французский Парламент в целом? Двухпалатный он или нет? Ответов на эти вопросы в тексте Конституции мы не найдем, что однозначно свидетельствует о ее фиктивном характере (как минимум, касательно законодательной власти). Вообще, конечно, это нонсенс , когда законодательная ветвь власти лишена права законодательной инициативы (!), а функции палат Парламента фактически не обозначены. Но такова уж была общая направленность Конституции 1799 г.

Если же суммировать структуру законодательной власти по ней, то её можно представить в виде следующей схемы:

<< | >>
Источник: Виталий Юрьевич Захаров. Российский и зарубежный конституционализм конца XVIII - 1-й четверти XIX вв. Опыт сравнительно-исторического анализа. Часть 1 2017. 2017

Еще по теме Законодательная власть по Конституции 1799 г.:

  1. Исполнительная власть по Конституции 1799 г.
  2. Судебная власть по Конституции 1799 г.
  3. Законодательная власть по Конституции Норвегии 1814 г.
  4. Законодательная власть по Конституции Португалии 1826 г.
  5. Структура законодательной власти по Конституции 1793 г.
  6. Законодательная власть по Конституции Баварии 1818 г.
  7. Законодательная власть по Конституции Швеции 1809 г.
  8. Законодательная власть по Конституции Бадена 1818 г.
  9. § 4. Ветви государственной власти (законодательная, исполнительная, судебная) ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ
  10. § 4. Конституция Франции 13 декабря 1799 г.
  11. Структура Конституции 1799 г.
  12. Конституция Французской Республики, 22 фримера VIII г. (13 декабря 1799 г.)
  13. Органы законодательной власти
  14. Структура законодательной власти