<<
>>

[102]. Отсутствие в науке вертикального измерения открывает возможность использования ее достижений в целях духовно и практически прямо противоположных.

Немудрено, что для современной юридической практики характерен акцент на формально-юридических, а не духовных факторах. По убеждению Р.С. Байниязова, «формально-догматический юридический позитивизм ярко выражает правовой нигилизм, ибо праву отказывают в наличии духовной и культурной автономности.

Отсюда его аксиологический статус в обществе сводится на нет, право превращается в простой придаток публичной власти, не имеющий жизнеутверждающего начала и культурной перспективы»[103]. Полиция, следственные органы и даже суды первых инстанций запрограммированы на формальный подход к делу.

В языческие времена люди, отпав от Бога, заменяли нравственность приличием, добродетели – внешней благовидностью, долг – юридической законностью поступков. Опасность этого состояния состоит в том, что без всякого сознания своего действительного положения человек не может сделать ни одного шага к своему исправлению. В ХХ столетии мир вступил в новое язычество – неоязычество.

Цивилизатор, обративший данную ему творческую энергию на борьбу с Творцом и Его творением, дерзнувший не только устранить из бытия своего Создателя и Спасителя, но и вовсе стереть Его следы в мироздании, сдернуть небеса на землю, перемешать их с преисподней, диктует нам теперь свои законы, окружает нас своими полицейскими и кормит словами, потерявшими смысл.

Рационализм материалистической методологии ограничивает пределы исследований права. Рационализм не включает как материал для своей работы явления метафизического свойства. При этом сознание рационалистического типа уверено, что оно – единственный способ и тип познания мира. Но самодостаточность, односторонность и ограниченность – не главные недостатки рационалистического подхода. Рационалистическое сознание бывает неспособным понимать и материал «посюстороннего» бытия мышления, ибо не включает механизм духовной диалектики, раскрывающий обширные перспективы.

Одно наличие большого числа различных теорий, порой взаимоисключающих, рожденных работой рационалистического сознания, показывает, как нечетко и нечисто работает это сознание.

Юриспруденция с ее нынешним предметом правового регулирования фактически не принимает во внимание внутреннее отношение индивида к нормам права. Это усугубляет положение юридической практики. Ведь если юридическая наука не занимается внутренним миром человека, то и юридической практике приходится иметь дело только с внешними проявлениями человеческого поведения.

Но оказывается, духовность – такой же источник исторического движения общества, как и другие факторы развития, экономические и социальные, например. Отсутствие духа означает дефицит жизни. Духовная составляющая влияет на выбор целей и способов их достижения. Человеку, как высшему земному существу, обладающему разумом и свободой мышления и действия, свойственно иметь идеалы, призывающие его к духовному совершенству. Это обстоятельство привлекает внимание к метафизике права.

Парадоксально: современная наука активно оперирует терминами «духовная культура», «духовные ценности», «духовность» и т.п., а категорию духа отвергает. Известно, что люди не могут заботиться о том, что находится за рамками их сознания. Современное законодательство действует в духовно-нейтральном пространстве, в силу чего нельзя рассчитывать на его достаточную эффективность.

Заметим, что само слово «духовное» есть не что иное, как имя прилагательное. И требует признания реального существования того, что выражается именем существительным, то есть духа, от которого и получает свое бытие. Это важно знать тем, кто к месту и не к месту применяет слово «духовное», но отрицает бытие духа. Дефицит положительного нравственного начала направил западное общество к потребительству. Потребительство – непрерывный поиск новых натуральных потребностей, безмерное накопление по отношению к ресурсам, экологии, человеческому капиталу.

Традиционно духовность увязывается преимущественно с религиозной сферой жизни, находящейся вроде бы вне поля науки.

Такая позиция представляется ошибочной и лукавой; духовность – как объективное явление – реальность, а всякая реальность может и должна быть предметом научного познания. Метафизическая методология позволяет открыть глаза на духовно-нравственное содержание права, описать и объяснить право как явление духа.

Метафизика предполагает использование духовно-культурного подхода, который обеспечивает глубину изучения вопроса. Духовно-культурный подход позволяет избегать экономического детерминизма и поверхностной описательности. Игнорирование духовно-культурного подхода приводит исследователей к упрощенческим версиям природы права.

Духовная жизнь связана с глубинными личностными процессами, протекающими на границе сознания, подсознания и сверхсознания, и требуются немалые внутренние усилия и нравственная чистота для того, чтобы они открылись исследователю.

Право таит в себе некое безусловное достоинство, поскольку оно – явление духа. Право основано на безусловной ценности духа и потому может притязать на признание и повиновение. Та часть права, которую называют позитивным правом, может обладать негативными характеристиками – как недоброкачественное с точки зрения юридической техники, противоречивое, несправедливое и т.п. Но в правовой сфере существуют механизмы, позволяющие субъекту права выйти из этих юридических казусов, не порывая с духовной ценностью права и не разлагая душу беспринципностью.

Духовная жизнь, по И.А. Ильину, состоит из религиозной веры, познания, нравственности, искусства, правосознания и творческого труда. Содержание права определяется основными законами духовной жизни. Нарушение духовных законов приводит человека к тяжелым нравственным и духовным страданиям. Человек подчинен многим законам: природы, социальным, экономическим, юридическим, но на вершине этой пирамиды находятся законы духовной жизни. Именно они управляют человеческой жизнью – и личной, и общественной.

У большинства современных людей существует неправильное представление, будто бы духовность заключена в произведениях искусства и литературы.

В действительности же там лишь изображением духовности. Подлинная же духовность всегда есть живое, и рождается она в самом человеке. Чем глубже мы изучаем право, тем теснее смыкаются наши взгляды с вопросами метафизики и теологии. Ни права, ни нравственности без религии быть не может.

Ю.В Сорокина высказывает важную в методологическом плане мысль: «право в значительной мере является рефлексией религиозных устоев той или иной цивилизации»[104]. И.А. Исаев в итоге своих исследований сделал вывод: «Колоссальным ресурсом, порождающим закон, является область священного и религиозного. Чтобы стать эффективными, власть и закон должны быть сакрализованы»[105]. Отношение к Богу есть центральное звено духовности человека, по нему можно определить отношение к остальным ценностям. Безразличие к Богу приводит к безразличию ко всему остальному, приводит человека к распаду, в конечном итоге – человек не верит в Бога и не считается потом ни с родителями, ни с семьей, ни с Родиной.

Первую задачу, которую ставит современная юриспруденция – как поддерживать правопорядок в процессе экономического обмена и политического процесса, но эту задачу не решить, если поддерживаемый порядок превращает людей в невротиков, не способных наладить свою жизнь с окружающими, то есть найти смысл жизни, а это чисто теологическая проблема. Уверенность в смысле жизни, вера в конечную цель своего «я» и самоценность других индивидов, убежденность в смысле мироздания, которая помогает преодолеть собственное ощущение неуверенности – все эти условия, необходимые человеку для того, чтобы жить, даются исключительно верой в Бога. Без Богословия юриспруденция не может своими силами решить многие вопросы (например, о происхождении зла, о мотивации человеческого поведения).

Религиозное, метафизическое обоснование чуждо современной юриспруденции. По этой причине юриспруденция не может дать человеку сил сдерживать пагубные склонности и добровольно подчиняться требованиям нравственных и правовых норм.

Религия пока отделена от государства, но не отделена от гражданского общества. И в этом-то пространстве гражданского общества религия должна иметь возможности для благотворного влияния на индивидов и сообщества. Только религия дает правовым нормам абсолютную санкцию и оправдание и только тогда правовые нормы являются не относительными велениями.

В силу духовной природы правовой сферы и характера поставленных современной повесткой дня проблем особую роль в юридической науке должен сыграть метафизический подход. Право должно изучаться в контексте трансцендентных начал бытия и трансцедентальных, априорных структур духовного опыта, где сквозь чувственно-воспринимаемые формы юридических феноменов обнаруживаются их ноуменальные, сверхчувственные основания. Метафизический подход выступает главным средством обоснования бытийных начал права, он позволяет видеть в нормах права символы сверхличных энергий, участвующих в творении социального мира и земного правопорядка, предполагает, что через нормы права и правовые ценности человек приобщается к высшим, абсолютным гармониям бытия.

Метафизический подход не позволяет сводить право к атрибутам внешнего принуждения либо произвольным построениям политизированных законодателей и правоприменителей.

<< | >>
Источник: В.В. Сорокин. История и методология юридической науки: учебник для вузов /под ред. д-ра юрид. наук, профессора В.В. Сорокина. – Барнаул,2016. – 699 с.. 2016

Еще по теме [102]. Отсутствие в науке вертикального измерения открывает возможность использования ее достижений в целях духовно и практически прямо противоположных.:

  1. Экстремальность метапсихологически мы определили как ситуацию возможности, а именно, двоякой возможности: возможности невозможности, открывающей возможность возможности.
  2. В судебной практике также можно встретить прямо противоположные позиции высших судебных инстанций по исследуемому вопросу.
  3. Право открывается только духовному опыту.
  4. Вторая разновидность инвестирования – инвестирование в целях достижения иного полезного эффекта.
  5. Главное в платоновской мате­рии — ее место в иерархии бытия: она находится на противоположном конце вертикального порядка сущих, нежели божественное первонача­ло; она — внизу, творческий принцип — вверху.
  6. 2. Кривая производственных возможностей Производственные возможности в условиях неполного использования ресурсов, экономического роста и альтернативного выбора
  7. Денежная компенсация за использование судебным приставом личного транспорта в служебных целях
  8. Убийство в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ)
  9. Убийство в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ)
  10. Использование несовершеннолетнего в целях изготовления порнографических материалов или предметов (ст. 2422 УК РФ)
  11. Возможность духовного роста
  12. ГЛАВА 6. Остановись, мгновенье! Об использовании идеальных конструкций в экономической науке
  13. О возможности и необходимости духовной трансформации человека и человечества
  14. ПРАКТИЧЕСКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ РЕГРЕССИИ В ПРЕЖНИЕ ЖИЗНИ. Прежде всего, как и в случае с регрессией в прежние годы (в детство), - в медицинских целях
  15. Возможности использования индекса инфляции в экономических расчетах
  16. 4. Практическое использование новых физических знаний.
  17. Кредитные риски и порядок образования и использования резерва на возможные потери по ссудам
  18. 2. Возможность использования схем в качестве языка философии