<<
>>

1.17. Рационально-научное познание: значение и пределы

Человек – существо принципиально, изначально парадоксальное. На это обратил внимание в своей известной книге «Феномен человека» Тейяр де Шарден: «Ничтожный морфологический скачок и вместе с тем невероятное потрясение сфер жизни – в этом парадокс человека»[234].

Имеется в виду, что предок человека из всех млекопитающих с точки зрения физиологии был самым неспециализированным и консервативным существом. Обычно указывается, что эту свою неразвитость человек компенсировал за счет интеллекта. Еще Вольтер в характерном для него эпатажном стиле писал о человеке как существе, «передвигающемся на двух лапах, почти столь же проворном, как обезьяна, менее сильном, чем другие животные его роста, имеющем несколько больше идей, чем они»[235]. Рациональное мышление, как правило, связывают со способностью к обобщению, открытию закономерностей как «неизменности в изменениях». Рациональность предполагает, что в своем поведении человек следует заранее установленным нормам. Но дело в том, что идеальным воплощением нормативного поведения выступает инстинкт, важнейшим признаком которого считается шаблонность форм и последовательность действий. Данная аналогия может показаться слишком грубой, но рационально-научное мышление часто отождествляют со способностью к абстракции; в переводе с латинского abstractio– удаление, отвлечение. Но предельно абстрактен именно инстинкт, так как реакция на окружающий мир сводится лишь одному фактору или нескольким. И если ученый перестает осознавать специальный и ограниченный (частичный) характер научного познания и отождествляет рационально-научную картину мира с самим миром, то он осуществляет акт «удаления», «отвлечения» от мира во всем его многообразии. Не только мышление сциентиста, но и некоторых категорий обывателей может быть диагностировано как излишне абстрактное. По этому поводу М.А. Лифшиц пишет: «Наука имеет дело с абстрактным мышлением, но не всегда абстрактное мышление является признаком близости к науке. Именно обыватель, как правило, мыслит абстрактно. Он не углубляется в конкретное существо предмета, а рассуждает о нем посредством готовой схемы, клише, условных знаков, простого сигнала»[236].

Ясно, что поведение человека характеризуется не врожденным и бессознательным, а осознанным следованием тем или иным правилам поведения, которые рационально познаны и определены. Но в этом ли сущностное своеобразие человеческого бытия? Представим себе, что вы едете в трамвае, сидите и полностью погружены в чтение книги; краем глаза вы замечает рядом стоящую старушку и машинально, не отрываясь от книги, уступаете ей место. Отличается ли принципиально этот акт вашего поведения от инстинктивной реакции животного на некий внешний раздражитель? В вашем поведении нас прежде всего интересует книга – «Что так заинтересованно вы читаете?». Понятно, что это не правила поведения в общественном транспорте, которые вы и так знаете. В книге вы находите для себя нечто новое, необычное. Художественный текст сам по себе ценен тем, что автор описывает свои лично пережитые образы окружающего мира. Но и стимулом научного познания всегда выступает стремление узнать нечто новое, неизведанное. Лектор увлеченно преподносит студентам из года в год одну и ту же информацию, так как эмпатически «подключается» к незнанию этой информации аудиторией и в месте с ней вновь эмоционально переживает процесс ее познания. В Японии, пытаясь разгадать причину удивительных достижений СССР в области науки и техники, обратили внимание, что советские ученые еще в школе были приучены читать художественную литературу. А. Эйнштейн говорил о том, что научные открытия требуют образного мышления. Н. Бор не только остроумно, но и со смыслом утверждал – «Ваша теория, разумеется, безумна. Весь вопрос в том, достаточно ли она безумна, чтобы оказаться истинной», то есть выходящей за пределы уже познанного.

<< | >>
Источник: В.В. Сорокин. История и методология юридической науки: учебник для вузов /под ред. д-ра юрид. наук, профессора В.В. Сорокина. – Барнаул,2016. – 699 с.. 2016

Еще по теме 1.17. Рационально-научное познание: значение и пределы:

  1. § 11. Понятие научной рациональности. Классический, неклассический и постнеклассический типы научной рациональности
  2. § 4. Научное и вненаучное познание. Специфика научного познания
  3. § 2. Формы рефлексивного осмысления научного познания: теория познания, методология и логика науки
  4. Единство духовного и опытно-рационального познания
  5. Единство опытного и рационального познания в . христианской гносеологии
  6. 2. Рационально-научное обоснование модернизации.
  7. Научная теория познания
  8. § 4. Значение методологии в познании государства и права
  9. § 1. Значение методологии в познании государства и права
  10. § 17. Динамика научного познания
  11. 11.1. Методологические альтернативы в научном познании
  12. § 15. Эмпирический и теоретический уровни научного познания, их единство и различие
  13. 6.2. Адекватность научного познания
  14. 7.1. Плюрализм научного познания
  15. В процессе познания мышление занимает ведущее значение.