<<
>>

ЧАСТЬ 1. ОБЩАЯ МЕТОДОЛОГИЯ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ 1.1. Об ангажированности юридической науки: постановка проблемы

В настоящее время методология общей теории права носит в основном позитивистский характер. Господствует представление, будто научное исследование должно быть позитивистским, рационалистическим и материалистическим, иначе оно не научное.

Эта идея существенно обеднила научные результаты многих трудов по юриспруденции. Господство юридического позитивизма и догматизма основательно критиковал еще Б.Н. Чичерин: «Вместо того, чтобы строить здание по общему плану эмпиризм воздвигает здание на основании чисто практических соображений. Метафизику эмпиризм отвергает как бред воображения, единственным руководящим методологическим началом всякого знания он признает опыт. В результате само понятие права низводится до степени практического интереса. Более того, оно понимается как политика силы. В условиях такой дезорганизации правосознания, - пишет Б.Н. Чичерин, - молодые юристы, которые и хотели бы восстановить старое право, при полном недостатке философской подготовки даже не знают, как к этому приступить»[1].

Проблему правопонимания трудно разрешить в условиях отрицания духа, духовной культуры, веры, сведения человеческой жизни к материальным процессам, материальным мерилам и материальному благополучию. «Находясь некоторое время под влиянием естественно-правовой доктрины, - признавался А.М. Величко, - внешне сориентированной на признание личности нравственной, духовной и неповторимой субстанцией, мы вскоре пришли к выводу о ее несостоятельности именно в духовном плане. Существо идеи права не может основываться на нравственном императиве, определенном рационально. И дело не в истинности отдельных научных методов и погрешностях других, а в том, что сам метод, основанный на принципах логики и духе рассудочного объяснения правовых явлений, не может быть признан единственным»[2].

Представитель исторической школы права Г.Пухта утверждал, что «не из понятия разума можно прийти к понятию права»[3].

Научное сознание в разное время догадывалось о неполноте как эмпирической, так и рациональной картины мира. Так, И.В. Михайловский обосновывал такую мысль: «чистый материализм уже сдан в архив науки, его в настоящее время могут признавать лишь полные невежды»[4]. И.А. Ильин писал о том же: « За последние века человечество оскудело внутренним духовным опытом и прилепилось к внешнему чувственному опыту; сначала верхние, ученые слои утвердились на том, что самое достоверное, драгоценное знание идет к нам от внешних, материальных вещей…»[5]. Очевидно, это происходило из-за перехода правового мышления к материалистическим критериям, в которых роль религиозного фактора для генезиса права не идентифицируется сознанием.

Мы исходим из методологической традиции отечественного правоведения, согласно которой наука и религия не противоречат друг другу. Истинными реалистами следует считать именно тех ученых, которые адекватно воспринимают мир, имеющий как материальное, так и духовное измерение, и познаваемый двумя дополняющими друг друга способами. Выдающиеся ученые, сделавшие в свое время крупный вклад в мировую науку, не скрывали, что были верующими людьми.

Противостоящий христианству материализм не является наукой в собственном смысле слова. По своей природе это квазивера, то есть вера в материю. Сторонники материалистического мировоззрения веруют, что материя абсолютна и кроме нее ничего нет. Этот постулат квазиверы ни эмпирически, ни логически доказать невозможно.

Нами признается вечная идея права, что является тезисом идеализма. Мы защищаем вывод о том, что право как духовное явление не поддается сугубо рационалистическим, причинным методам познания и не исчерпывается условиями среды. Природа права самым органическим и естественным образом связана с феноменом правосознания, исходным пунктом которого служит правопонимание.

Поэтому всякая трактовка природы права оказывается под прямым влиянием духовных факторов. Право представляет собой форму духовного освоения мира.

К истине в изучении права можно прийти через религию и мораль. Такая методологическая позиция может вызвать отторжение у ряда современных исследователей. Л.А. Зеленов, как многие в наше время, определяет науку как систему знания, а религию как систему веры[6]. Но как верующий, так и не верующий авторы в процессе исследования используют сравнительно-правовой, исторический, функциональный методы, поэтому по данному критерию нельзя наделить светское познание особыми свойствами. Существует весьма распространенное мнение о том, что научное знание объективно, а религиозное – субъективно. Но как быть с тем фактом, что созданное наукой есть порождение прикровенной религиозности? Во многих сферах светского научного знания получают распространение теории, подтверждающие истины, давно описанные в Библии. Наука, лишенная глубинной нравственной основы, может быть опасной и разрушительной силой, вести к бедствиям и безысходности. Такая наука может разрушить не только окружающую природную среду, но и человека. Мышление, основанное на элементарной логике, не позволяет ощутить реальной сложности и многоцветности мира. К тому же, религиозная философия права не уступает светской науке в трех главнейших критериях: во-первых, в максимально полном и всестороннем изучении права; во-вторых, в анализе и синтезе полученных фактов на основе определенной методологии; в-третьих, в наличии целостной системы мировоззрения, позволяющей объяснить смысл изучаемых правовых явлений как в историческом, так и в сущностном аспектах.

Развитие общей теории права есть процесс умножения общих понятий, применимых не к данному конкретному случаю, а имеющих значение алгоритма. Пресловутый эмпиризм западной юридической науки давно уже выступает с программой изгнания общих понятий и замены их сугубо инструментальными. Сегодня эта программа вписана в проект глобализма.

Не секрет, каковы место и роль науки и научных знаний в формировании и развитии новоевропейской, а позднее и всей западной культуры и общественно-политической практики. С момента своего зарождения, с XVI-XVII веков, новоевропейская наука повела непримиримую борьбу с церковью за европейское мировоззрение и уже в XVII веке, в ходе первых буржуазных революций в Нидерландах и Англии одержала свои первые победы. К концу же XIX века наука, научные знания уже практически полностью овладели умами европейцев и превратились в локомотивы общественного развития всей западной цивилизации.

По сути, западная цивилизация превратилась в цивилизацию наукоцентричную, каковой остается по сей день. И более того, сегодня многие исследователи, как, например, большая группа известных специалистов в области социальной философии, экономики, социологии, политологии, юриспруденции, среди которых Мануэль Кастеллс, Жак Деррида, Юлия Крыстева, Пьер Рикер, Алэн Турен и другие, в конце 2005 г. подготовивших Всемирный доклад ЮНЕСКО «На пути к обществам знаний», считают, что наука, научные знания и в будущем будут играть ту же роль, то есть выступать в качестве фундамента западного мировоззрения и основной движущей силы общественного развития, только теперь уже в глобальном плане.

Точка зрения, согласно которой взаимоотношения науки и западной цивилизации в будущем ожидает радужная перспектива, вполне имеет право на существование. Но только если мы будем рассматривать эти взаимоотношения с позиций позитивистской философии, согласно которой наука развивается линейно, как постепенное накопление неких неопровержимых истин. В этом случае наука, несмотря на все многочисленные сдвиги в ходе своего развития, все же кардинально не изменяет своей траектории и сохраняет ядро своих фундаментальных представлений и принципов.

Согласно этой точке зрения современная наука, по существу, видит мир таким, каким его видела наука в XVII или в XIX веках. А выглядел этот мир, если можно так выразиться, в черно-белых красках, то есть четко разделенным между двумя фундаментальными началами, между хаосом и порядком.

Соответственно, и мир для современной западной цивилизации, как и для науки, оказывается сегодня таким же, каким его видели отцы-основатели западной цивилизации, то есть также поделенным на два непримиримых лагеря – на мир порядка, мир разумных либерально-демократических установлений, и мир хаоса, мир архаичной культуры, дикости и варварства, постоянно угрожающий гибелью всему человечеству и природе в целом.

При этом природа, общество и человек в естественном состоянии рассматриваются точно так же, как и триста лет назад. В качестве примера можно вспомнить представления о мире в естественном состоянии английского философа XVII века Т. Гоббса, выразившего их в формуле: «война всех против всех», и сопоставить их с современными интерпретациями основных глобальных угроз человечеству как производных от культурной отсталости и безграмотности, чтобы убедиться, что в отношении естественного состояния мира представления современной западной цивилизации ничем не отличаются от воззрений Т. Гоббса.

В мировоззрении современной западной цивилизации господствуют, как и прежде, с одной стороны, безграничный оптимизм в отношении способностей человеческого разума, а с другой, не менее безграничный скепсис в отношении естественных форм существования человека, общества и природы в целом. В этих условиях западная цивилизация оказывается жестко ориентированной на прогрессивное развитие, понимаемое как развитие в сторону максимального упорядочивания хаотической, естественной среды, в сторону снижения уровня энтропии.

Соответственно, наука, как покорительница природы, оказывается единственным союзником западного человека и его мощнейшим орудием в борьбе с мировой энтропией. Поголовное образование, желательно высшее, массовое внедрение результатов научных исследований в общественную, экономическую, политическую и юридическую практику, всемерная поддержка развития прикладной науки и т. д. – вот, по мнению глобалистов, единственно возможный путь прогресса в контексте противостояния хаоса и порядка, противостояния западной цивилизации и архаичных, традиционных, и тем более варварских обществ.

Если отталкиваться от метафизической методологии, от представлений о нелинейности развития науки, то западную цивилизацию можно рассматривать в качестве продукта не науки вообще, но продукта уникального направления – богоборческого мировоззрения, представления о мире которого как раз и легли в основу новоевропейской культуры и политико-юридической практики. Западная цивилизация поверила достижениям науки XVII – XVIII вв. и, что самое главное, сделала из них абсолютную, непререкаемую истину. Но тем самым она ограничила себя и отрезала пути к дальнейшему совершенствованию. Поэтому если кто-либо уходит слишком далеко от науки классической и представляет результаты исследований, которые в корне противоречат фундаментальным представлениям и принципам западной цивилизации, его работы будут рассматриваться как вызов всей западной культуре, а он сам будет обвинен в некомпетентности, шарлатанстве и т. п. Таким образом, можно сказать, что дремучий обскурантизм, софистика и догматизм – это факт взаимоотношений западной цивилизации и науки. А пока формируется глобальная наука, чему способствуют международные академические обмены, развитие мировой академической инфраструктуры (интернациональные форумы, журналы, издательства). Юриспруденция в числе других наук, и как система теоретического знания, и как общественный институт, становится глобальной.

<< | >>
Источник: В.В. Сорокин. История и методология юридической науки: учебник для вузов /под ред. д-ра юрид. наук, профессора В.В. Сорокина. – Барнаул,2016. – 699 с.. 2016

Еще по теме ЧАСТЬ 1. ОБЩАЯ МЕТОДОЛОГИЯ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ 1.1. Об ангажированности юридической науки: постановка проблемы:

  1. ЧАСТЬ 2. СПЕЦИАЛЬНАЯ МЕТОДОЛОГИЯ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ
  2. ПРОБЛЕМА НОВОЙ МЕТОДОЛОГИИ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ И СУЩНОСТЬ ПРАВА
  3. § 1. Общая характеристика юридической науки
  4. РАЗДЕЛ 1. МЕТОДОЛОГИЯ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ
  5. О НЕОБХОДИМОСТИ И ПУТЯХ ИЗМЕНЕНИЯ МЕТОДОЛОГИИ СОВРЕМЕННОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ
  6. 2.2. Структура методологии юридической науки и классификация основных методов изучения государства и права
  7. В.В. Сорокин. История и методология юридической науки: учебник для вузов /под ред. д-ра юрид. наук, профессора В.В. Сорокина. – Барнаул,2016. – 699 с., 2016
  8. § 1. Общая характеристика юридической науки и ее связь с другими социальными науками
  9. Форма государства как проблема юридической науки
  10. 60) Тенденции в развитии юридической науки и юридического образования.