<<
>>

В историко-правовой науке

перемены в римской правовой культуре, происходившие в период после III в., характеризуется как «быстрый упадок юриспруденции». Основным способом правотворчества в IV - VI вв. выступает законодательная деятельность императоров.

Императорские конституции носят имена императоров и не упоминают имен юристов, участвовавших в их составлении. Факт этот немаловажен: он отражает ослабление роли юристов в правотворческом процессе. Суждения выдающихся представителей римской юриспруденции продолжают учитываться при вынесении судебных решений. Однако применение их ограничивается. Закон о цитировании 426 г. признал юридическую силу лишь за мнениями пяти юристов: Папиниана, Павла, Гая, Ульпиана и Модестина. Если по одной и той же проблеме между перечисленными юристами обнаруживалось разногласие, то действительным надлежало считать мнение, высказанное большинством из них. При равенстве предпочтение отдавалось Папиниану. Закон о цитировании разрешал учитывать мнения и других представителей римской классической юриспруденции, однако лишь при условии, что на них ссылаются упомянутые пятеро. На практике мнения юристов, не названных в законе о цитировании, почти не принимались во внимание, поскольку в распоряжении законодателей и судей не было текстов их сочинении.

По сравнению с классическим периодом время IV - VI вв. более бедно юридической литературой. Значительную часть ее составляют произведения компиляторского характера - сборники изречений римских юристов-классиков, в основном Папиниана, Павла и Ульпиана, создаваемые, как правило, частными лицами и не имеющие официальной юридической силы. Роль этих сборников сводится лишь к тому, чтобы служить учебным пособием при подготовке судей. Но даже при такой ограниченной роли произведения юристов в большей своей части остаются невостребованными.

Следующая черта юриспруденции IV-VI вв. - явная тенденция к упрощению и сокращению юридических формул.

Юридическая терминология утрачивает прежнюю четкость, точность, становится неопределенной, расплывчатой. К примеру, римские юристы классического периода четко разграничивали понятия собственности и владения. «Собственность не имеет ничего общего с владением», - указывал Ульпнан. В отличие от владения, обозначавшегося термином «possessio», собственность обозначалась в классической римской юриспруденции как «dominium». Для «possessio», с точки зрения римских юристов-классиков, достаточно было наличия двух условий: фактического обладания вещью и отношения к вещи как к своей, т. е. души владения. Владельцем поэтому мог быть и несобственник вещи. Право владения приобреталось соответственно способами, отличными от способов приобретения права собственности. Различными были здесь и формы защиты. «Право владения защищают с помощью интердикта, право собственности же - посредством иска»[520], - отмечал Павел.

Со второй половины III в., а в особенности с IV в., римские юристы начинают использовать термин «possessio (владение)» там, где в классический период применялся термин «dominium (собственность)». И в то же время термин «собственность» нередко употребляется вместо термина «владение». В дополнение к термину «dominium» появляется термин «propritetas», также обозначающий собственность. В ряде случаев для обозначения права собственности вместо одного термина используется целая фраза, например «право владеть непоколебимо» и т.д. Значительным отступлением от воззрений римских юристов-классиков на право владения стало введение в 326 г. законом императора Константина защиты владения для арендаторов-колонов, других зависимых людей и даже рабов. Прежде право на защиту своего владения мог осуществить только сам владелец. Явным признаком сближения института владения с институтом собственности выступает появившееся у владельца право, которое ранее имел лишь собственник, - право передачи имущества по наследству. Одновременно право собственности все больше ограничивается, перестает носить прежний абсолютный характер.

В городах, к примеру, распространяется практика принудительной продажи земельных участков, если этого требуют интересы благоустройства территории. В сельской местности на собственников нередко возлагаются дополнительные обязанности, например по добыче полезных ископаемых.

В том же направлении меняется содержание юридической терминологии и в сфере обязательственного права. Термин «контракт», который в классической римской юриспруденции использовался для обозначения договора, признаваемого цивильным правом и обеспеченного специальной исковой защитой, в рассматриваемый период начинает употребляться в более широком смысле: например применительно к брачным соглашениям. Наконец, термином «контракт» обозначался и сам документ, фиксирующий договор. Одновременно исчезает прежнее различие между «контрактом» и «пактом».

Подобные примеры показывают, что перемены в римской юриспруденции на рубеже III - IV вв. носили достаточно резкий характер. В историко-правовой литературе описанный процесс именуется «вульгаризацией» римского права, само же римское право постклассического периода - «вульгарным правом».

На рубеже III—IV вв. происходили коренные изменения в политических и социально-экономических условиях жизни римского общества. Соответственно менялось и право. Для него классическая римская юриспруденция не подходила. Она, следовательно, должна была уступить место какой-то новой юриспруденции. И этот процесс смены юриспруденции одного вида на юриспруденцию другого вида как раз и происходил в IV—VI вв. Правильнее, поэтому говорить применительно к названному времени об упадке не римской юриспруденции в целом, а лишь одного из ее вариантов, который зовется в юридической литературе «классическим». Упадок данного варианта юриспруденции означал, одновременно развитие другого ее варианта. Римская юриспруденция начинала очередной круг своей истории: она восходила к новой своей высоте, пусть и на ином уровне. И эту высоту можно определить совершенно конкретно и точно - систематизация римского права при императоре Юстиниане, первая половина VI в.

Когда упрощение римской юридической терминологии, утрату ею прежней четкости, сокращение правовых форм и т. п. представляют как упадок юриспруденции, то при этом забывают, что в IV-VI вв. население Римской империи было не таким, как в предшествующий период. Значительную часть его составляли так называемые «варварские» племена и, кроме того, сельские жители, для которых четкая, детализированная утонченная терминология классической юриспруденции была слишком сложной и непонятной. Требовалось приспособить язык римского права к уровню населения. Упрощение терминологии и другие сопутствующие процессы, протекавшие в сфере римской юриспруденции в рассматриваемый период, были необходимы именно для того, чтобы право могло эффективнее выполнять свою регулирующую роль. Юриспруденция, таким образом, приспосабливалась к новым реальностям общественной жизни.

<< | >>
Источник: В.В. Сорокин. История и методология юридической науки: учебник для вузов /под ред. д-ра юрид. наук, профессора В.В. Сорокина. – Барнаул,2016. – 699 с.. 2016

Еще по теме В историко-правовой науке:

  1. ОБЩИЕ ПОНЯТИЯ О НАУКЕ ВООБЩЕ И ОБ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКЕ В ОСОБЕННОСТИ
  2. § 2. Историко-правовые аспекты формирования правового статуса иностранного военнопленного, находящегося на территории России, в исследованиях отечественных юристов в довоенный период
  3. Категория «правовая деятельность» в отечественной юридической науке
  4. Историко-правовой анализ развития института брака в ИДГ
  5. Правовой режим земель историко-культурного назначения
  6. § 4. Правовой режим земель историко-культурного назначения
  7. ГЛАВА I. ЭЛЕКТРОННОЕ ГОЛОСОВАНИЕ В СИСТЕМЕ ЭЛЕКТРОННОЙ ДЕМОКРАТИИ В РОССИИ И ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВАХ: ИСТОРИКО-ПРАВОВЫЕ И КОНСТИТУЦИОННО- ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
  8. Альтернативные иски являются в отечественной правовой науке недостаточно изученной категорией,
  9. § 6. Историко-теоретические истоки теории правовой государственности
  10. 42.Историко-правовой анализ Городельской унии.
  11. 40.Историко - правовой анализ Кревской унии.
  12. В.А. ЛЕТЯЕВ. РЕЦЕПЦИЯ РИМСКОГО ПРАВА В РОССИИ ХIХ – НАЧАЛА ХХ В. (историко-правовой аспект)2001, 2001
  13. 56. Историко-правовой анализ «Уставы на волоки» 1557 г.
  14. 45.Историко-правовой анализ Брестской церковной унии.
  15. Историко-правовой анализ Конституции 1978 года