<<
>>

Лекция 2. Методология теории государства и права

Характерной особенностью практически любого серьезного научного труда по теории государства и права как науки является обращение к анализу понятия и сущности методологии. В связи с этим среди теоретиков государства и права возникло немало различных подходов к толкованию методологии вообще и методологии теории государства и права в частности[9].

Основными же проблемами (если проанализировать сегодняшние публикации по этой сложнейшей теме, требующей дополнительного исследования и осмысления) являются: предмет методологии в теории государства и права, ее структура, уровни, взаимосвязь и взаимодействие с другими науками; ее роль в познании государства и права и юридической практики; соотношение объективных законов и субъективных факторов в праве и др. Не останавливаясь подробно на всех аспектах данной проблемы, рассмотрим лишь те из них, которые, во-первых, имеют отношение к основной теме настоящего курса лекций и, во-вторых, являются предметом дискуссии и различного толкования некоторыми теоретиками государства и права.

Прежде всего отметим, что в отличие от многих юристов-теоретиков мы различаем ряд уровней методологии вообще и в теории государства и права в частности (это философский, общенаучный и конкретно-научный) и считаем, что сегодня, когда многим наукам вместе, общими усилиями приходится решать многие крупные, фундаментальные проблемы природы, общества и повседневной жизни людей, это совершенно правильно.

В частности, философия как методология вооружает теоретика государства и права знанием наиболее общих законов развития природы, общества и мышления, позволяет охватить мир в его целостности, определить место изучаемой той или иной проблемы государства и права среди множества других, ее связи с ними и т.д. По существу, философия как методология является своеобразным прожектором, освещающим путь юриста в неизвестное.

Разумеется, речь идет о научной философии, о диалектическом и историческом материализме, о диалектике, для которой существенно то, что она берет вещи в их взаимной связи, в их движении, в их возникновении и развитии.

Философия в этом смысле становится методологией в процессе действия, в процессе ее применения в юридической науке и практике, использования для проникновения в тайны правовой материи. Знание философских истин само по себе дает новое обогащение. Но это духовное богатство нередко лежит мертвым грузом, не оказывая никакого влияния на непосредственную работу юриста, на юридическую практику. И лишь используемое в этой работе, практике, оно проявляет свою силу. Философия пронизывает всю жизнь государства и права, всю деятельность юриста, ибо, какой бы деятельностью юрист ни занимался, он неизбежно опирается на наиболее общие понятия, принципы, выработанные им самим, заимствованные из непосредственного окружения или полученные из сокровищницы знаний, добытых трудом поколений других людей.

Надо сказать, что трактовка здесь философии как методологии имеет следующие преимущества: во-первых, философия рассматривается как теоретико-мировоззренческий фундамент и как исходная совокупность методов в государственно-правовых исследованиях; во-вторых, можно применять общенаучные положения и выводы междисциплинарных исследований в процессе познания государства и права; в-третьих, происходит ориентация на широкое использование в ходе государственно-правового исследования частнонаучных методов, как самостоятельно выработанных, так и тех, которые разработаны юридическими и другими науками; в-четвертых, расширяется проблематика методологии, что позволяет довести ее до логической завершенности; в-пятых, происходит субъективное превращение в объективное, абстрактное – в конкретное, теория государства и права становится средством эффективного воздействия на общественные отношения; в-шестых, весь комплекс компонентов методологии значительно расширяет и углубляет средства обоснования и доказывания результатов, достигнутых в процессе исследования проблем государства и права, внедрения научных знаний в юридическую практику.

Из изложенного вытекает и следующее понимание методологии теории государства и права.

Методология теории государства и права – общенаучный феномен, объединяющий всю совокупность методов, принципов и средств познания (мировоззрение, философские методы познания и учения о них, обще- и частнонаучные понятия и методы), выработанных всеми общественными науками, в том числе и комплексом юридических наук, и применяемых в процессе познания специфики проблем государства и права, их практического преобразования[10].

В приведенном определении отражены основные элементы, составляющие методологию теории государства и права. Важно обратить внимание здесь на первостепенную значимость всех идей философии, философского подхода и всего философского мировоззрения. Именно философия, как уже говорилось, создает здесь фундамент, основу понимания общих направлений развития государства и права; это своего рода ключ к их осмыслению.

Однако к числу основных философских методов, традиционно выделяемых сегодня наукой теории государства и права, относятся диалектико-материалистический и идеалистический подходы.

Теория государства и права, используя диалектико-материалистический метод, делает акцент на том, что государственно-правовая действительность поддается познанию, вследствие чего становится возможным целенаправленное воздействие на нее. Надо отметить, что в условиях советской действительности методологической основой юридических исследований служил исключительно диалектико-материалестический подход, что диктовалось одной монополией на власть со стороны коммунистической партии. Нынешняя Конституция РФ закрепляет «идеологическое и научное многообразие», поэтому исследователю нет необходимости строить свои выводы на основе какого-либо одного философского подхода. Но это не означает, что те или иные методы, избранные автором, не подлежат их оценке с точки зрения научности.

Выразители диалектико-материалистического подхода к изучению государства и права исходили (да и сегодня некоторые ученые еще исходят) из идеи материальности мира, соотношения базиса и надстройки.

Базис общества образуют производственные отношения, т.е. отношения людей в процессе производства и движения общественного продукта от производства до потребителя. Содержание производственных отношений определяется характером производственных сил, под которыми имеются в виду субъективные (человек) и вещественные (техника, информация) элементы, участвующие в общественном производстве. Производительные силы находятся в состоянии постоянного изменения, что вызывает, в свою очередь, изменения и в составе производственных отношений и появление государства и права. Над базисом возвышается надстройка общества, в состав которой входят идеологические отношения, взгляды и учреждения соответствующего общества. Государство и право рассматриваются в свете этого подхода как составные элементы надстройки. Считается, что государство и право как элементы надстройки не только предопределяются базисом, но могут оказывать и обратное влияние на него. В подходе к сущности государства и права определяющим является классовый подход, который считался верным для государственно-организованного общества в течение всего периода его существования.

В современных условиях многие прежние сторонники марксизма-ленинизма коренным образом пересмотрели свои взгляды относительно философских основ теории государства и права и стали говорить о характерной для этой концепции тоталитарности мышления. При этом осталась в стороне идея о том, что в этом подходе было немало точек зрения, оправдавших себя на практике. К их числу относится, например, изучение конкретных социальных явлений во взаимосвязи с иными явлениями (экономикой, политикой, моралью, культурой, с классовым подходом и т.д.) с учетом специфических условий их существования и развития. Ныне многим становится ясно, что борьба с тоталитаризмом в сфере науки не должна трансформироваться в новый тоталитаризм, заключающийся в ничем не обоснованном отказе от всего того, что может напоминать прошлое.

Важно подчеркнуть, что сегодня в теории государства и права нет места научному тоталитаризму и тем более авантюризму. Многие теоретики государства и права используют диалектико-материалистический подход, успешно исследуют в свете философского подхода проблемы материи, сознания, классового подхода, необходимого разнообразия, информации и т.д. И наибольший интерес в этом смысле представляет, на наш взгляд, новое исследование фундаментальных проблем материи и материальности в праве.

В этом свете в правовой науке четко формулируется, наряду с признанием и использованием понятия материи вообще, понятие правовой материи, под которой понимается объективная, во многом «видимая и даже невидимая» социальная реальность (т.е. тело, вещество права, тексты законов, правовые ситуации и др.), выражающая структурированность права, юридическую организацию его содержания и которая дана нам в ощущение и пользование на практике.

Отталкиваясь от этих констатаций, закономерно ставится значительное число философских проблем, которые нам еще предстоит осмыслить в рамках теории государства и права и других юридических наук. Это – формулирование более точного понятия правовой материи вообще (данное выше определение все же неточно); анализ соотношения догмы права и правовой материи (догма права – это юридические нормы, источники права, их жесткое действие, иные связанные с этим юридические явления, которые рассматриваются лишь одной стороной правовой материи); исследование зримой и незримой правовой материи (зримую правовую материю можно увидеть, взять в руки, т.е. это источники права, законы, иные нормативные правовые акты, юридические знаки, символы, а незримую – не увидишь, не потрогаешь, т.е. это правовое поведение, правовая информация, юридические идеи, мысли); характеристика правовых средств и их модификаций (здесь ведется анализ норм закона как юридических средств и осуществляется их «перенос», применение в области судебной деятельности, а затем – их «превращение» в идеи, принципы); анализ правовых ситуаций (имеется в виду анализ юридических фактов, составов совершенных преступлений, иных неправомерных действия, актов и др.); изучение юридических конструкций (анализ субъективных прав, юридических обязанностей, правовой защиты, юридических гарантий и др.). При этом считается важным исследование правовой материи как «жесткого организма и живого права», а также вытекающих из этого фундамента явных «философских идей и принципов»[11].

С учетом этого, на наш взгляд, должны быть и по-новому переосмыслены и проанализированы общепризнанные философские понятия, которые давно используются в области теории государства и права и иных юридических науках. И среди них – историческое и логическое, явление и сущность, содержание и форма, система и структура, анализ и синтез, цель и средство, прогноз и конкретно-правовое исследование, право и законодательство, сознание и интеллектуальность, социальный и психологический аспект правового бытия, свобода, равенство и равноправие, управление, законность и правопорядок и др.

Представители другого философского направления – идеализма – связывают существование государства и права либо с объективным разумом свыше (объективные идеалисты), либо с сознанием самого человека, его переживаниями, субъективными осознанными усилиями (субъективные идеалисты). Концентрируя внимание на отказе от доминирования социального над духовным, субъективные идеалисты утверждают, что не внешние социальные факторы определяют развитие государства и права, а внутреннее духовное начало, заключенное в душе индивидуума. В прошлом столетии получили распространение различные варианты объективно- и субъективно-идеалистических подходов к объяснению государства и права. К их числу относятся, например, прагматизм, аксиологический подход и интуитивизм.

Согласно основным постулатам прагматизма понятие научной истины неуловимо, ибо истинно все, что приносит успех. Верно ли идеи о государстве и праве отражают общественные связи, выявляется лишь при их соотнесении с конкретными практическими результатами. Аксиологический подход представляет собой анализ государства и права как специфических ценностей, с помощью которых социальная группа или общество в целом регулируют соответствующие типы поведения отдельных лиц. В последнее время аксиологический подход используется и сторонниками диалектического метода, которые, однако, по-своему интерпретируют понятие ценности. Интуитивизм основан на анализе целостной проблематики государства и права с помощью вдохновения. Ученый правовед лишь в состоянии мистического соединения с Богом может установить, что представляет собой право и государство. Однако, что есть такое в этом случае состояние мистического соединения и что такое Бог для современных исследователей государства и права, не ясно либо не совсем ясно. Верующих в бога, в собственное душевное вдохновение и прочее сегодня в Российской Федерации проживает не один миллион граждан; и после поражения марксистско-ленинской идеологии в борьбе с другими воззрениями их становится все больше и больше. Поэтому в рамках теории государства и права сегодня уже недостаточно в общем плане рассматривать проблемы взаимодействия государства, религии и церкви, права и церкви; настало время более серьезно исследовать проблемы духовности, государства и права, взаимоотношений различных конфессий и государства в условиях многополярного мира, понимания верующими сущности, содержания и задач современного государства, их отношения к нормам права и к соблюдению этих норм, правосознания православных, мусульман, иудеев и многое другое.

Однако очевидно, что философия как методология, представляя собой систему наиболее общих понятий, принципов движения материи, направляет деятельность юриста в определенное русло. При этом может быть использован либо весь арсенал известных философских обобщений, что происходит при исследовании и развитии самой философии, либо группа каких-то общих представлений, либо один из принципов, который начинает выступать главным, организующим, группирующим вокруг себя другие, как всеобщие, так и частнонаучные, способы познания. Так, с недавних пор особое значение в юридической науке приобрел принцип системности теоретического познания проблем государства и права. Будучи философским принципом, конкретизирующим диалектический принцип всеобщей связи, он применительно к указанным научным проблемам выступает как общенаучный, и на его основе развертывается определенная общенаучная методология. Это важный момент в определении уровней методологии и границ применения того или иного метода.

Общенаучная методология позволяет овладеть некоторыми общими понятиями и принципами исследования, эффективными в различных областях юридического знания. Например, общую теорию систем можно рассматривать как общую методологию системного анализа механизма государства, системы права и других объектов. Общие методологические принципы опосредствуются рядом методологических правил менее общего порядка, а потому, конечно, наивно полагать, что правильное решение общеметодологических вопросов автоматически обеспечивает успешное проведение тех или иных экспериментов. Поэтому в теории государства и права исследуется сегодня самый широкий набор методов, приемов и средств общенаучного характера. К числу общенаучных здесь относятся методы, которые в отличие от философских не охватывают всего научного познания, а применяются лишь на отдельных его стадиях. Это, например, методы анализа и синтеза, историзма, системный, функциональный, герменевтический и др.

Надо отметить, что теоретики государства и права выработали свое видение этих методов, причем это видение порой несколько отличается по содержанию от представления об этих методах в других науках.

В частности, анализ явлений и процессов в области государства и права обычно предполагает разделение их на части и последующее изучение каждой из этих частей. Например, в категории «система права» выделяются и исследуются понятия отрасли, подотрасли, института и нормы права. В отличие от анализа синтез – это изучение конкретного явления в единстве всех его составных частей. Например, когда речь идет о праве, то предполагается его изучение в единстве правовых норм, правовых обычаев, религиозных норм и т.п. Анализ и синтез здесь не просто связаны между собой, но дополняют друг друга. В соответствии с методом историзма к государственно-правовой действительности надо подходить как к изменяющейся во времени, развивающейся. В различных философских системах рассматриваемый метод трактуется по-разному. Если, например, в марксизме при объяснении причин развития общества, государства и права приоритет отдается экономике, то в немарксистских учениях – идеям.

Что касается упоминавшегося выше системного метода, то он представляет собой изучение государства и права, а также отдельных государственно-правовых явлений с позиции их системности, т.е. вхождения в состав соответствующей системы. Государство и право и сами могут рассматриваться в качестве системы. В этом случае внутрисистемные связи анализируются уже в рамках самого государства и права. С системным тесно связан функциональный метод, который заключается в выяснении функций государства и права и их элементов (функции государства, функции юридической ответственности, функции коммуникации и т.д.).

Герменевтический метод, используемый в правоведении, исходит из того, что текст нормы есть документ особого мировоззрения. Поэтому он нуждается в истолковании на основе «внутреннего опыта» человека и его непосредственного восприятия «жизненной целостности». Всякую эпоху можно понять только с точки зрения ее собственной логики. Юристу, для того чтобы понять смысл закона, действовавшего в далеком прошлом, недостаточно знать его текст. Он должен уяснить, какое содержание вкладывалось в соответствующие понятия именно в ту эпоху.

Конкретно-научная методология теории государства и права отражает сумму закономерностей, приемов, принципов, эффективных для исследования каких-то проблем теории государства и права и других юридических наук. Ее основу сегодня составляют конкретно-социологические исследования в области государства и права, математические методы и приемы, методы моделирования в рассматриваемой сфере, приемы социально-правового эксперимента, кибернетический, сравнительно-правовые приемы и принципы и др.

Надо сказать, что эти методы, приемы, принципы и др. в теории государства и права имеют свою специфику. Например, при исследовании государства и права метод конкретно-социологических исследований предполагает сбор, анализ и обработку социально-правовой информации (официальных документов, материалов практики правоохранительных органов, материалов анкетирования и интервьюирования). Он направлен на установление социальной обусловленности правовых норм, выявление престижа права в обществе и эффективности правового регулирования.

Математические методы и приемы основаны на анализе количественных показателей, которые отражают состояние и динамику того или иного социально-правового явления (например, уровень преступности, уровень информированности судей об Интернет и т.д.). Они включают наблюдение за социально-правовыми явлениями, математическую обработку данных, их анализ и применяются в процессе изучения явлений, характеризующихся массовостью и повторяемостью.

Метод моделирования – это мысленное создание моделей государственно-правовых явлений и манипуляция с этими моделями. Этот метод направлен на поиски оптимальных вариантов решения конкретных проблем управления в сфере государства и права.

Приемы социально-правового эксперимента заключаются в подготовке в экспериментальном порядке правовых норм, в создании «экспериментальных государственных органов», в «построении» негативных ситуаций и др. и проверке их действия в конкретных условиях. Возможности этого метода крайне ограничены.

Кибернетический подход – это прием, связанный с использованием понятий и технических средств кибернетики (например, понятий «управление», «оптимизация», обратная связь», «разнообразие», «энтропия» и т.д.). Этот метод широко используется для разработки систем автоматизированной обработки, хранения, поиска и оценки правовой информации.

Сравнительно-правовой метод включает приемы и принципы сопоставления и противопоставления правовых норм, правовых институтов и правовых систем. Различаются макросравнение – сравнение правовых систем и микросравнение – сравнение элементов правовых систем. Этот метод позволяет выявить особенности правовых взглядов и правовых норм различных народов в различные исторические эпохи. Сравнительный анализ применяется для сравнения правовых норм в разных странах в одно и то же время или в одной и той же стране в разное время. Широкое использование сравнительного метода является основой создания сравнительного правоведения.

К числу частнонаучных методов следует отнести и те приемы, которые вырабатываются и используются юридическими науками (например, приемы толкования правовых норм, их обработки, ранжирования и оценки).

Однако повседневная деятельность юриста (и практика, и ученого и др.), его отношение ко всему, что его окружает, и к тому, с чем он сталкивается, определяется не только философией, общенаучными и конкретно-научными методами, приемами, принципами и др. Важное значение здесь имеет его общий кругозор, культура, правовые знания и нравственные установки, общественная активность и многое другое. Юрист живет в определенном обществе, в определенной социальной, правовой и даже криминальной и прочей среде, которая, понятно, не может не оказывать влияния на его повседневную деятельность. Во взаимоотношениях юриста и природы сегодня (особенно в условиях природных катаклизмов, изменений, терроризма и др.) все большее значение приобретают субъективные факторы, т.е. качественные характеристики данного юриста – субъекта права, субъекта правоотношения, лица, несущего либо не несущего юридическую ответственность. Поэтому здесь закономерно встает вопрос: а могут ли быть отнесены данные субъективные факторы к предмету исследования методологии теории государства и права? Ведь методология вообще и методология в юридической сфере охватывают методы, способы познания окружающей действительности, а методологической функцией обладают познанные закономерности и понятия, принципы, обобщающие реальные, устойчивые явления и процессы. Но познавательная и преобразующая (связанная с выполнением конкретных функций и задач) деятельность юриста достигла такого уровня, когда качества личности юриста начинают прямо влиять на эффективность любой (и государственной, и правовой) деятельности и ее результат, т.е. выступают как бы одним из факторов познания. Иначе говоря, от того, кем является юрист (диалектиком, метафизиком, материалистом и т.д.), зависит порой направление, цель, содержание и эффективность рассматриваемой деятельности.

Следовательно, личные свойства человека, любого юриста могут сегодня так же существенно влиять на те или иные социальные, правовые и другие явления и процессы (скажем, на расследование дела, на его рассмотрение в суде), как и объективные методы исследования в науке теории государства и права. Конечно, качества познающего субъекта (юриста) всегда отражались на процессе его познания и труда. Но сегодня личностные черты любого лица (госслужащего, судьи, следователя, адвоката и др.), даже оттенки характера, образования, воспитания наряду с его социально-правовой и нравственной позицией могут иметь общественное значение в познании, в науке и в юридической практике. Скажем, субъект и объект в ходе правового регулирования взаимодействуют между собой по все более усложненным и тем самым все более «обнаженным», «чувствительным», «тонким» связям, когда даже неосторожное, не говоря уже о противоправном, действие субъекта может вызвать опасные последствия в объекте. Словом, современный процесс познания, деятельности и др. в сфере государства и права все более зависит не только от разработки и выбора правильного объективного метода познания, труда и пр., но и от наличия или отсутствия у субъекта тех или иных важных качеств. Конечно, это звучит несколько нетрадиционно, но это справедливый вывод.

В этой связи необходимо особо подчеркнуть, что сегодня в рамках теории государства и права вопросы методологии необходимо, помимо всего прочего, увязывать с вопросами мировоззрения и воспитания.

Сущности мировоззрения, к сожалению, не уделялось достаточного внимания со стороны теоретиков государства и права. Цельное мировоззрение – это теоретически осмысленная и научно обоснованная система взглядов на мир, на государство, право и на самого юриста. Это – общие методологические принципы подхода к явлениям действительности, проблемам политики, идеологии, государственной и правовой деятельности, жизни юристов. Именно мировоззрение в конечном счете определяет успех или заблуждение в научных поисках, способствует большим успехам или обрекает на долгое топтание на месте, а то и заводит в тупик правоведов и практиков – юристов. Но методология – не просто мировоззрение. Методология – это, по существу, мировоззрение в рассматриваемой деятельности, работе, мировоззрение в действии. Методология как мировоззрение, если оно характеризуется научной достоверностью и четкостью законов, принципов познания, выступает руководством в деятельности.

Для более полного понимания сути мировоззрения как методологии рассмотрим отношения к нему науки теории государства и права. Теория государства и права – это система взглядов и учения о государства и праве. И составными частями этой системы и учения являются: общефилософский анализ; диалектика; научное понимание истории; учение о государстве и праве. Но это мировоззрение не мертвая догма, не какое-либо законченное, готовое, неизменное учение, а живое руководство к действию, т.е. методология познания и преобразования в ходе государственной и правовой деятельности. Как видим, речь здесь идет не только о философии или какой-нибудь другой науке в отдельности, а о совокупности представлений о мире, государстве и праве.

Таким образом, «вертикальную» структуру методологии в теории государства и права представляют следующие уровни: мировоззренческий, философский, общенаучный, конкретно-научный. Конечно, мировоззренческий уровень определяется в основе своей той или иной философией, но отнюдь не сводится только к ней. В свою очередь, философия как методология в большей мере обогащается общенаучными теориями и понятиями науки теории государства и права.

Горизонтальная структура методологии как системы в рамках теории государства и права включает, с одной стороны, понятийно оформленные объективные законы, тенденции развития государства и права и, с другой стороны, субъективные качества познающего и преобразующего субъекта – юриста. Эти две стороны единого процесса познания взаимосвязаны, взаимодополняют друг друга, от их взаимодействия зависит общественная полезность конечных результатов государственной и правовой деятельности личности. Всякое пренебрежение, недооценка одной из них неизбежно снижает значимость труда индивида – юриста, госслужащего и др., его эффективность, а тем самым замедляет и общественное развитие, ибо труд отдельного человека в современном мире, как никогда раньше, влияет на интенсивность прогресса общества в целом.

Представляется целесообразным специально кратко остановиться на рассмотрении субъективных элементов, учитывая достаточно глубокую разработку объективной стороны методологии и необходимость анализа качеств юриста-исследователя, несущих методологическую функцию.

Очевидно, что любая государственная, правовая и пр. деятельность начинается со знания конкретной области реальности. Поэтому первым требованием, первым принципом этой стороны методологии, каким бы тривиальным он на первый взгляд не показался, является непременное обогащение, повышение уровня профессионального знания юриста (судьи, прокурора, адвоката, госслужащего и др.). Дилетанту в конкретной области правовой науки или юридической практики знание философии и других методологических принципов не поможет добиться ощутимых результатов. Мировоззрение совершенно повисает в воздухе и легко может быть разрушено, если оно не основано на твердой почве действительности, а поэтому каждый юрист, который хочет выработать свое научное мировоззрение, должен сначала овладеть той или иной областью фактов. Необходимо упорнее требовать, чтобы юрист, по крайней мере в своей области, чувствовал себя свободно и имел самостоятельное мнение о юридических категориях, о праве, государстве и др.

Но профессиональная квалификация юриста здесь сама по себе сегодня уже не может иметь решающего значения в творческих успехах. Деятельность современного юриста, ученого, практика и др. носит политический характер, ибо юрист сознательно или бессознательно выражает взгляды, интересы, идеалы того или иного слоя людей, класса, той или иной партии. И здесь уместно привести слова В.И. Ленина о буржуазных теоретиках: «В общем и целом профессора-экономисты не что иное, как ученые приказчики класса капиталистов, и профессора философии – ученые приказчики теологов. Задача марксистов и тут и там суметь усвоить себе и переработать те завоевания, которые делаются этими «приказчиками» (вы не сделаете, например, ни шагу в области изучения новых экономических явлений, не пользуясь трудами этих приказчиков), – и уметь отсечь их реакционную тенденцию, уметь вести свою линию и бороться со всей линией враждебных нам сил и классов»[12] Сегодня, когда в России общество разделено на богатых, бедных и т.д. Это, бесспорно, касается и всех нас и всей юридической сферы.

И на самом деле, занимая определенную жизненную позицию в самых будничных делах и повседневных заботах, будучи вовлеченным в общественно-политические события (а от них в современном бурлящем мире все труднее остаться в стороне), юрист как обычный человек (осознанно или неосознанно) исходит из общих принципов, придерживается той или иной социальной ориентации, а всякая общественная ориентация носит мировоззренческий, идеологический характер.

Любое его действие, любая идея могут быть использованы во вред людям. Сегодня мы это ощущаем особенно остро, ибо на карту поставлена жизнь человечества.

Методологическое значение указанного политического принципа объясняется значением общественной ориентации юриста – практика или исследователя, его психологического настроя, целенаправленности его деятельности, обусловленных, как правило, объективной принадлежностью к определенному слою людей, классу или партии.

Данная позиция юриста тесно связана с его нравственными устремлениями. Вопрос этот чрезвычайно сложен, затуманен различными наслоениями национальных, религиозных, философских теорий, измышлений, предрассудков. Здесь важно отметить, что нет и не может быть абстрактной нравственности, она всегда конкретна и выражает социальную сущность индивида. Действия юриста как человека нравственны, если они совершаются в интересах общества, трудящихся, в интересах сохранения мира и приумножения духовных и материальных богатств человечества, и безнравственны, если их мотивом и целью являются беззаконие, хищнические интересы узкой группы людей или индивидуальные эгоистические стремления.

Что касается собственно методов теории государства и права, то здесь тоже возникло в последние годы немало проблем, связанных (после распада социалистической системы и советского государства) с очевидным кризисом марксистско-ленинской методологии вообще и государства и права в частности. И потом, прежняя марксистско-ленинская методология не знала таких явлений и понятий, как всемирная глобализация политики, экономики, государства и права, мировое информационное общество, «всемирная паутина» – Интернет, борьба человечества за выживание из-за неуправляемых природных катаклизмов, неизлечимых болезней и т.д. Да и теоретики права, наряду с понятием «реального» права начали говорить о «виртуальном праве Интернет», исследовать проблемы правовой материи, юридической догмы, модификаций в праве, юридических конструкций и т.д. И все это требует новых подходов к анализу методов теории государства и права[13].

Итак, анализ показывает, что поскольку теория государства и права оперирует не только определенной совокупностью методов, приемов и др., а огромным набором средств и принципов исследования проблем государства и права, то здесь, без сомнения, нужно вначале говорить не о конкретных методах, приемах и др. исследования, а о специфической, своей методологии этой фундаментальной отрасли правовых знаний.

Иначе говоря, теория государства и права не сводится к составляющим ее компонентам, она имеет и свои собственные (конечно же, относительно самостоятельные) интегративные закономерности развития. Эти закономерности обусловливают то, что компоненты методологии данной теории, будучи объединенными в органически целостную систему, вступают в связи, отношения и взаимодействия между собой и тем самым приобретают свойства, отличные от их единичного существования и действия: общетеоретические концепции пронизывают общее мировоззрение; методы познания государства и права, сохраняя относительную самостоятельность, вместе с тем выступают как учение о методах соответствующих теоретико-гносеологических обобщений в этой области; всеобщие философские законы и категории освещают применимость (или границы применимости) обще- и частнонаучных методов в конкретных исследованиях проблем государства и права, равно как и последние обогащают арсенал философии, и т.д. Одним словом, методология теории государства и права представляет собой сплав составляющих ее компонентов и выступает вовне, в виде своеобразного «свода законов» научного познания. Этот сплав образуется в основном из двух блоков методологического знания: теоретико-мировоззренческих концепций о государства и праве и системы методов познания проблем государства и права различного уровня. При этом методологическое значение существует здесь в двух основных формах: в виде методологических концепции, теории и в виде отдельных методов, принципов, непосредственно входящих в саму структуру конкретно-научной теории государства и права.

В связи с этим можно говорить о разных классификациях функций теории государства и права, к которым прежде всего можно отнести описательную, объяснительную, прогностическую и др.[14].

Описательная функция имеет целью описание государственно-правовых явлений в прошлом или в настоящее время. Она направлена на то, чтобы выделить эти явления из состава других социальных явлений и раскрыть их взаимосвязи с иными явлениями. Объяснительная функция должна ответить на вопрос, почему возникло и существует в сложившейся форме то или иное государственно-правовое явление. И, наконец, прогностическая функция призвана определить, что произойдет с этим явлением в будущем, как оно трансформируется, какое воздействие будет оказывать на другие социальные явления.

Другая классификация касается гносеологической, методологической, прикладной и воспитательной функций теории государства и права.

Гносеологическая функция связна с познанием теорией государства и права сущности, содержания и форм государственно-правовых явлений. Методологическая функция направлена на разработку методологии познания государственно-правовых явлений. Методы, разрабатываемые теорией государства и права, используются другими юридическими науками. Прикладная функция имеет целью консультирование политики, «перевод» уже состоявшихся государственных решений в форму научных выводов, разработку практических рекомендаций для различных сфер государственно-правовой действительности (например, в целях укрепления законности и преодоления правового нигилизма).

Воспитательная функция призвана с помощью приемов, средств, понятийного аппарата, решения теоретико-правовых задач и др. теории государства и права воспитывать студентов, аспирантов, госслужащих, других категорий граждан в духе знания основ науки о государстве и праве и возможностей в укреплении российского общества.

<< | >>
Источник: РАССОЛОВ М.М.. Курс лекций по теории государства и права Ч.1. 0000

Еще по теме Лекция 2. Методология теории государства и права:

  1. Лекция 2 Методология теории государства и права
  2. 1.2 Методология теории государства и права
  3. 2. Методология теории государства и права.
  4. § 2. Методология теории государства и права
  5. МЕТОДОЛОГИЯ ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
  6. Предмет и методология теории государства и права
  7. § 3. Методология теории государства и права
  8. Тема 1. Предмет и методология теории государства и права
  9. Предмет и методология теории государства и права
  10. Предмет и методология теории государства и права
  11. 1.6. Понятие методологи[137] теории государства и права
  12. 1.2. МЕТОДОЛОГИЯ ОБЩЕЙ ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
  13. Вопрос 3. Методология теории государства и права
  14. 1.2. Методология теории государства и права
  15. 2 МЕТОДОЛОГИЯ ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА