<<
>>

Некоторые концептуальные основы судебно-правовой реформы Таджикистана в контексте преодоления юридических препятствий

(Р. Р. Юлдошев)

По мере развития общественных отношений Таджикистан взял курс на усовершенствование законодательной базы в сфере оптими­зации правового статуса личности, которая в процессе взаимодейст­вия с государственными органами сталкивалась с различного рода юридическими препятствиями.

Как считает абсолютное большинство населения, больше всего препятствий возникает в деятельности пра­воохранительных органов. Поэтапное реформирование правоохрани­тельных органов требует устранения некоторых дефектов и пороков, унаследованных от старой системы управления, в том числе юриди­ческих препятствий в реализации и защите прав граждан.

Консолидация усилий в области преодоления юридических пре­пятствий, по нашему мнению, является перспективным направлением правовых реформ, осуществляемых на настоящем этапе развития Таджикского государства. Эти перемены, в частности уход от старых методов работы, имеют как своих оппонентов, так и своих последова­телей, которые стараются разрушать мифы о нереальности своевре­менных перемен.

Окончательные итоги реформ, надеемся, не заставят нас долго ждать. Как говорится, все на свои места расставит время и свидетельством тому будет истинно демократическая цивилизованная правоприменительная практика.

Попытаемся осветить ряд прогрессивных мер в контексте отече­ственной судебно-правовой политики, а также провести анализ ука­занных ниже нормативных правовых актов, которые были приняты в свете осуществляемых реформ[218]. В немалой степени анализируемые документы раскрывают сущность правовой политики государства, определяют ее векторы развития и свидетельствуют об определенных достижениях в анализируемых областях.

Первая и вторая фазы судебно-правовых реформ закончились, но вместе с тем некоторые актуальные направления требуют переос­мысления в научном плане.

Следует оговориться, что с принятием новых законов и кодексов не решаются актуальные проблемы право­применения, которые и создают почву для появления юридических препятствий.

Так, частью 4 Программы судебно-правовой реформы в Таджи­кистане от 23.06.2007 за №271 было задумано принять новый Уго­ловно-процессуальный кодекс Республики Таджикистан, и, в частно­сти, в последнем должны были:

а) обеспечить равенство прав участников судебного разбира­тельства во всех судебных инстанциях;

б) предоставить сторонам право ознакомления с материалами прекращенного дела либо отказного материала;

в) не считать признание вины в ходе следствия либо суда в каче­стве доказательства, подтверждающего виновность;

г) расширить права сторон в части сбора и приобщения доказа­тельств;

д) возложить на органы дознания только проведение на началь­ном этапе безотлагательных действий, ограниченных временем;

е) принять эффективные меры защиты в отношении лиц, содей­ствующих органам предварительного следствия и суда.

Вышеуказанные цели (идеи) лишь частично нашли свое вопло­щение в принятом УПК Таджикистана. В частности, следовало бы уточнить одно из таких положений, а именно - расширение прав сто­рон в части собирания и приобщения доказательств в производстве по уголовным делам. От неправильной расстановки приоритетов сторо­ны в уголовном процессе могут быть подвергнуты ограничениям.

К сожалению, УПК Таджикистана превратился в бессистемный до­кумент. Законодатель наделил всех участников процесса таким значи­мым правом, как сбор и представление доказательств, которые по своей сути составляют сердцевину всего уголовного судопроизводства. Таким образом, потерпевший (ч. 2 ст. 42), гражданский истец (ч. 4 ст. 44), по­дозреваемый (ч. 4 ст. 46), обвиняемый (ч. 4 ст. 47) и гражданский ответ­чик (ч. 3 ст. 54) имеют право представлять доказательства. Возникает во­прос: как они могут собирать доказательства, если у них отсутствуют процессуальные полномочия для реализации этих инициатив?

Законодатель в ч.

2 ст. 53 УПК прямо разрешил адвокату соби­рать и представлять доказательства и собирать сведения, необхо­димые для оказания юридической помощи, а в ч. 3 ст. 86 кодекса - только представлять доказательства (п. 1) и собирать сведения, не­обходимые для оказания юридической помощи (и. 2). Думается, это не только техническая неточность в тексте УПК Республики Таджи­кистан.

Целесообразнее было бы данным субъектам (участникам) уго­ловного судопроизводства их право на сбор и представление доказа­тельств заменить представлением и сбором сведений, непосредствен­но подтверждающих непричастность к данному преступлению. Данное предложение сделало бы текст УПК Республики Таджикистан более содержательным.

Концепция прогнозного развития законодательства Республики Таджикистан от 19.02.2011 содержит следующие актуальные поло­жения:

а) в целях укрепления прокурорского надзора по точному и еди­нообразному соблюдению законов, вытекающих из Конституции Рес­публики Таджикистан, требуется усовершенствование Конституци­онного закона Республики Таджикистан «Об органах прокуратуры Республики Таджикистан;

б) подлежит повышению роль прокуратуры в осуществлении уголовного преследования;

в) подлежит повышению роль прокуратуры по осуществлению прокурорского надзора.

При этом второе направление призвано повысить эффективность уголовного преследования как за счет повышения активности самих прокуроров, так и за счет инициирования прокурорами активной дея­тельности органов расследования по осуществлению уголовного пре­следования, а также за счет усиления роли прокуроров в рассмотре­нии судами уголовных дел посредством установления обязанности прокуроров поддерживать государственное обвинение в судах по всем уголовным делам.

Вместе с тем в соответствии с ч. 1-2 ст. 279 УПК Республики Таджикистан прокурор участвует в судебном заседании только по делам публичного и частно-публичного обвинения. Думается, что такая формулировка не соответствует логике УПК Республики Таджикистан и правовому статусу прокурора в уголовном судо­производстве.

Повышение роли прокурорского надзора, скорее всего, будет осуществляться за счет интенсификации прокурорами процессуаль­ного руководства деятельностью органов дознания и органов предва­рительного следствия в стадии возбуждения уголовного дела и в ста­дии предварительного расследования, а также за счет интенсифика­ции прокурорско-надзорной деятельности по обеспечению безуслов­ного соблюдения прав, свобод и законных интересов всех участников досудебного производства (ч. 13, и. 44 данной Концепции).

К сожалению, в Концепции, как и в ст. 36, 168, 247, 248 УПК Республики Таджикистан, не предусмотрен прокурорский надзор за соблюдением прав, свобод и законных интересов участников уголов­ного процесса в стадии возбуждения уголовного дела и в стадии предварительного расследования, то в определенных случаях создает лазейки для появления юридических препятствий. Данный пробел, как нам кажется, нуждается в устранении.

Дальнейшая систематизация процессуального законодатель­ства должна осуществляться по следующим направлениям: совер­шенствовать принцип состязательности и равенства сторон в про­цессе, что предусматривает совершенствование уголовно­процессуального законодательства путем пересмотра отдельных его институтов, не изменяя общей концепции Уголовно­процессуального кодекса Республики Таджикистан. При этом представляется целесообразным: а) пересмотреть сумму залога в сторону уменьшения его минимального размера в целях расшире­ния круга лиц, к которым он мог бы быть применен; б) обеспечить механизмы обжалования действий и решений судов в срок и в по­рядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодатель­ством (ч. 14, п. 48 Концепции).

Следующий концептуальный документ, нуждающийся в анали­зе, это Государственная программа по реализации Концепции про­гнозного развития законодательства Республики Таджикистан в сфере государственного устройства, правозащиты, обороны и безопасности на 2012-2015 гг. (далее - Госпрограмма), утвержденная постановле­нием Правительства Республики Таджикистан от 01.03.2012 № 97.

Целью реализации данной Госпрограммы является обеспечение выполнения требований Конституции Республики Таджикистан; ре­шение актуальных проблем системы законодательства Республики Таджикистан; определение основных направлений и способов совер­шенствования законодательства в соответствии с принципами незави­симого, демократического, правового, светского, унитарного и соци­ального государства.

Как и Концепция прогнозного развития законодательства Рес­публики Таджикистан, данная Госпрограмма ставит на первое место в деятельности прокуроров осуществление уголовного преследования, а затем прокурорский надзор. Госпрограмма в качестве одного из приоритетных направлений выбрала повышение эффективности деятельности по уголовному преследованию и надзору за исполнением законов при расследовании уголовных дел (§ 2 п. 10).

Далее в тексте Госпрограммы указывается на необходимость разработки новой программы судебной реформы в целях дальнейшего укрепления судебной власти и повышения ее роли по защите прав и свобод человека и гражданина, защите государственных интересов (§ 8 п. 17).

Следующая часть Госпрограммы направлена на оптимизацию уголовного законодательства (§ 9 п. 18). Аналогичные задачи заложе­ны в новом документе - Концепции уголовно-правовой политики Республики Таджикистан, которая была утверждена постановлением Правительства Республики Таджикистан от 02 ноября 2013 г. № 492. Как мы полагаем, дублирование задач в разных документах не оправ­дано.

Размышляя о судьбе очередной Программы судебно-правовых реформ, зачастую задаюсь вопросом: а стоит ли продолжать эти ре­формы? Думаю, все-таки на данный вопрос стоит ответить положи­тельно. Существуют недостатки, пробелы и противоречия, которые мешают механизмам правоохраны и правозащиты работать в полном объеме, что и требует их дальнейшей оптимизации.

По мнению разработчиков, Программа судебно-правовой ре­формы в Республике Таджикистан на 2015-2017 гг.[219] (далее - Проект) является продолжением судебно-правовых реформ в Таджикистане, и разработана она на основе Послания Президента Республики Таджи­кистан Маджлиси Оли от 23 апреля 2014 года и Национального плана Республики Таджикистан по реализации рекомендаций государств - членов Совета Организации Объединенных Наций (ООН) в связи с Универсальным периодическим обзором Республики Таджикистан по правам человека на 2013-2015 гг.

Как утверждают авторы Проекта, главной целью судебно­правовой реформы является укрепление судебной власти, демократи­зация судебного процесса; повышение роли суда в защите прав и сво­бод человека и гражданина; интересов государства, организаций и учреждений; обеспечение законности и справедливости и на их осно­ве совершенствование структуры и деятельности правоохранитель­ных органов Республики Таджикистан.

Проект состоит из 12 частей:

1. О внесении изменений и дополнений в процессуальное зако­нодательство;

2. Об ограничении рассмотрения дел по первой инстанции Вер­ховным судом и Высшим экономическим судом;

3. Объединение квалификационных коллегий судей;

4. О введении в структуру аппаратов Верховного суда и Высше­го экономического суда должности помощника судьи;

5. Исключение надзорной инстанции в суде Горно- Бадахшанской автономной области, судах областей и города Душан­бе;

6. Обеспечение исполнения судебных решений и передача су­дебных исполнителей в ведение судебной власти;

7. Образование независимой экспертной структуры;

8. Реформы системы судебной власти в отношении несовершен­нолетних;

9. Вопросы по оказанию бесплатной правовой помощи;

10. Материально-техническое обеспечение судов, социальная защита судов и работников аппарата судов;

11. Образование следственной службы при Министерстве внут­ренних дел Республики Таджикистан;

12. Передача Совета юстиции Республики Таджикистан в веде­ние судебной власти и Проекта Плана мероприятий по реализации Программы судебно-правовой реформы в Республике Таджикистан на 2015-2017 гг.

В общем, наиболее актуальные проблемы представлены в каче­стве основных частей Проекта, но для нашего исследования особо ак­туальными являются только две части Проекта - 7 и 11, которые не­посредственно связаны с деятельностью правоохранительных орга­нов.

Рассмотрение и разрешение дел, а также принятие законных и обоснованных судебных актов невозможно без проведения высоко­квалифицированной и независимой судебной экспертизы.

С целью проведения независимой экспертизы, устранения ведом­ственных интересов, осуществления единого методического надзора за качеством судебной экспертизы, организации научно- исследовательской и координационной работы с экспертными учреж­дениями СНГ и Евразии, подбора (определения) сотрудников по спе­циальности, с опытом работы, повышения уровня и качества организа­ции судебной экспертизы, а также с целью недопущения ошибок в дея­тельности органов дознания и следствия, в судебной практике, для за­щиты прав и свобод человека и гражданина является целесообразным образование Центра судебных экспертиз при Министерстве юстиции или независимой государственной структуры, а также внедрение него­сударственных независимых экспертиз на основании лицензии.

По мнению авторов Проекта, является целесообразным образо­вание Центра судебных экспертиз при Министерстве юстиции или не­зависимой государственной структуры, а также внедрение негосудар­ственных независимых экспертиз на основании лицензии. Думается, что данное предложение не согласуется с вышеизложенным, где ста­вятся совсем иные цели. Центр судебных экспертиз при Министерст­ве юстиции не сможет устранить все или частично ведомственные ин­тересы. Более эффективным будет создание независимой государст­венной структуры - Государственного комитета судебных экспертиз при Президенте или Правительстве Таджикистана с параллельным действием - производством негосударственных независимых экспер­тиз на основании лицензии в других организациях. В таком ракурсе, по нашему мнению, будет соблюдаться баланс интересов всех участ­ников уголовного судопроизводства. Независимость и объективность при производстве экспертиз, особенно по отдельным категориям уго­ловных дел, являются истинными признаками демократичности уго­ловного судопроизводства.

С целью повышения уровня качества дознания и предваритель­ного следствия и в направлении принятия законных и обоснованных судебных актов, обеспечения соблюдения прав и свобод человека не­обходимо следственные отделения и отделы органов внутренних дел в областях, городах и районах в вертикальном порядке передать в не­посредственное подчинение Министерству внутренних дел Республи­ки Таджикистан.

До конца эта часть нам не понятна. Что этим хотят добиться ав­торы-разработчики? По структуре в МВД Республики Таджикистан существует Следственное управление и Управление дознания, кото­рые и осуществляют функцию ведомственного контроля в сфере предварительного расследования преступлений в системе органов внутренних дел.

Кажется сомнительным, что следственные отделения и отделы органов внутренних дел в областях, городах и районах в вертикаль­ном порядке следует передать в непосредственное подчинение Мини­стерству внутренних дел Республики Таджикистан.

Во вводной части новой Программы судебно-правовых реформ на 2015-2017 гг. утверждается, что ведется работа по разработке У го­ловного кодекса Республики Таджикистан. О новой редакции или о новом варианте идет речь, пока неизвестно. Упоминание о работе над новым УК Республики Таджикистан уже говорит о многом. Главное в этих стремлениях законодателей - не забыть о других родственных отраслях, которые могут пострадать в результате одностороннего со­вершенствования без учета положений других отраслей права, коор­динирующих друг друга в регламентации смежных общественных правоотношений.

Как традиционно утверждают авторы Программы судебно­правовых реформ на 2015-2017 гг., главной целью судебно-правовой реформы является укрепление судебной власти, демократизация су­дебного процесса, повышение роли суда в защите прав и свобод чело­века и гражданина, интересов государства, организаций и учрежде­ний, обеспечение законности и справедливости и на их основе совер­шенствование структуры и деятельности правоохранительных орга­нов Республики Таджикистан.

Перспективным направлением, по нашему мнению, в настоящее время является окончательное определение дальнейшей судьбы су­дебно-правовых реформ, которые должны определить векторы разви­тия правовой политики в сфере отечественного уголовного и уголов­но-процессуального законодательства и практики их применения со стороны правоохранительных органов, направленные, в первую оче­редь, на качественное преодоление юридических препятствий.

1.13.

<< | >>
Источник: М. Абдрашитов.. Юридические препятствия в реализации прав и законных интересов: вопросы идентификации и преодоления : моно¬графия / В. М. Абдрашитов и др. ; под ред. В. Ю. Панченко, А. А. Петрова. - Красноярск : Сиб. федер. ун-т, 2016. - 396 с. . 2016

Еще по теме Некоторые концептуальные основы судебно-правовой реформы Таджикистана в контексте преодоления юридических препятствий:

  1. Моделирование преодоления юридических препятствий в реализации прав и законных интересов (о некоторых общих подходах к использованию математических методов для оптимизации правовых систем)
  2. Предостережение как правовое средство преодоления юридических препятствий в реализации прав и законных интересов
  3. ГЛАВА 1 Методологические и теоретические основы идентификации и преодоления юридических препятствий в реализации прав и законных интересов
  4. Законодательная инфляция как юридическое препятствие и судебный активизм как способ ее преодоления (на примере налоговых споров)
  5. Оценка правовых режимов как способ распознавания и преодоления юридических препятствий в реализации прав и законных интересов
  6. Неправомерные ограничения прав человека и юридические препятствия в их реализации: распознавание и преодоление
  7. Преодоление юридических препятствий в реализации законных интересов
  8. Страховые механизмы преодоления юридических препятствий в реализации прав и законных интересов
  9. Идентификация и преодоление юридических препятствий в реализации прав и законных интересов в сфере финансового права
  10. Избирательность правоприменения как юридическое препятствие в реализации прав и законных интересов граждан: распознавание и преодолени
  11. Препятствия в формировании единой судебной политики и их преодоление путем формализации неправовых факторов, влияющих на вынесение решения
  12. О юридических препятствиях в реализации прав и законных интересов потерпевшего в контексте статьи 52 Конституции Российской Федерации
  13. ГЛАВА 2 Отраслевые и межотраслевые проблемы идентификации и преодоления юридических препятствий в реализации прав и законных интересов
  14. Юридические препятствия в реализации права обвиняемого на рассмотрение его уголовного дела судом присяжных и пути их преодоления
  15. М. Абдрашитов.. Юридические препятствия в реализации прав и законных интересов: вопросы идентификации и преодоления., 2016
  16. Некоторые аспекты методологии обобщения судебной (юридической) практики.
  17. ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ МЕХАНИЗМА ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ МЕЖБАНКОВСКИХ РАСЧЕТОВ
  18. Глава 5 МОДЕРНИЗАЦИЯ ИНСТИТУТОВ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ В КОНТЕКСТЕ АДМІIIII ИГРАН ІВІ ІОІІ РЕФОРМЫ: СОЦИАЛЬНЫЕ ОСНОВАНИЯ И ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ МОДЕЛИ РЕАЛИЗАЦИИ'
  19. Правовой эксперимент как средство недопущения юридических препятствий в реализации прав и законных интересов
  20. Судебно-правовые реформы