<<
>>

§ 1. Понятие преступного Действия

^Преступное действие (бездействие) является важнейшим элементом преступления. Оно порождает последующие звенья объективной стороны: причинную связь и преступный результат — ущерб объекту посягательства.

Без преступного действия или бездействия не может наступить уголовная ответственность, в то время как она иногда возможна при отсутствии преступных последствий (например, в случае приготовления или покушения на преступление). Все элементы преступления с той или иной стороны характеризуют совершенное лицом действие (бездействие), и хотя преступление в целом к нему не сводится, онолсоставляет во всяком правонарушении основное ядро^г

и 1. Основные признаки преступного действия. Г Преступное действие ка« предмет исследования уголовного права включает все признаки, присущие человеческому действию в психологическом и физиологическом смысле, и, кроме того, обладает определенными специфическими чертамиуй-'аосмотрим вначале некоторые общие признаки всякого действия.

В науке психологии действие определяется главным образом с точки зрения его внутреннего, субъективного содержания. «Действиями,— пишет Б. М. Теплов,— называются отдельные акты поведения, которые исходят из определенных мотивов и направлены на определенную цель»1. Для анализа же действия как элемента объективной стороны преступления необходимо обратить

1 Б. М. Теплов, Психология, М., 1953, стр. 182. 66 .

>>>67>>>

внимание прежде всего на его внешнее проявление, на его формы.

Всякое действие во вне проявляется в виде движения. «Все бесконечное разнообразие внешних проявлений мозговой деятельности сводится окончательно к одному лишь явлению — мышечному движению,— писал И. М. Сеченов.— Смеется ли ребенок при виде игрушки, улыбается ли Гарибальди, когда его гонят за излишнюю любовь к родине, дрожит ли девушка при первой мысли о любви, создает ли Ньютон мировые законы и пишет их на бумаге — везде окончательным фактом является мышечное движение. Чтобы помочь читателю поскорее помириться с этой мыслью, я ему напомню рамку, созданную умом народов и в которую укладываются все вообще проявления мозговой деятельности, рамка эта — слово и дело»1.

Выражаясь внешне посредством отдельных телодвижений, преступное действие тем не менее к ним не сводится. Оно обычно охватывает совокупность движений, причем одинаковые по своему значению действия могут быть выполнены разными движениями. Так, подделка документа может быть совершена путем подчистки, подправки, написания другого текста и т. п., и при этом сами конкретные движения исполнителя также будут различны в зависимости от его индивидуальных навы-код, свойств материала, орудий преступления и т. д. S Преступное действие внешне выражается либо в форме жеста (например, при оскорблении), либо в виде произнесения слов (например, при угрозе), либо, что встречается в подавляющем большинстве, случаев, в виде физического воздействия на других людей или^1 на различные предметы внешнего мира (например, изъятие вещи при краже, нажатие на спусковой крючок пистолета при убийстве и т. д.Кх^

Воздействие на различные предметы внешнего мира, технические средства, естественные силы и процессы приобретает все большее социальное и юридическое значение по мере быстрого развития науки и техники.

В современных условиях значительная часть преступлений совершается этим путем. Это относится как

1 И. М. Сеченов, Избранные философские и психологические произведения, стр. 71.

1 67

>>>68>>>

к умышленным преступлениям (например, хищение, убийство, должностной подлог, повреждение чужого имущества), так и к совершенным по неосторожности (нарушение правил техники безопасности, нарушение правил вождения автомашины, правил полетов, неосторожное обращение с оружием и т. п.). Действие, осуществляемое жестами или произнесением слов, непосредственно воздействует на сознание потерпевшего; действие же, связанное с предметами внешнего мира, изменяет их качество и свойства, положение в пространстве и взаимодействие с другими вещами и явлениями, а через эти последние воздействует на других людей и их поведение.

ХТаковы физические признаки всякого действия. Что Нке касается социальных признаков, то они определяются тем, что всякое действие совершается в обществе и оказывает либо положительное, либо отрицательное влияние на процессы и явления, имеющие общественный интерес. При этом человеческое действие получает значение поступка как акта поведения,, выражающего отношение человека к другим людямО'Особую, специфическую, антиобщественную сущность имеет преступление как общественно опасное действие, противоречащее системе социалистических общественных отношений, ослабляющее усилия советского народа в его созидательном труде по построению коммунистического общества, нарушающее права и интересы советских граждан.

Социальное содержание любого действия может быть правильно раскрыто только при рассмотрении его в конкретных условиях места, времени и окружающей обстановки. «Одно и то же действие,— пишет С. Л. Рубинштейн,— может... в разных условиях, в различных системах человеческих отношений означать совсем разные поступки, так же как разные по своему вещному эффекту действия — один и тот же поступок»2.

1 См. С. Л. Рубинштейн, Бытие и сознание, стр. 266. «Поступком, в подлинном смысле слова, является не всякое действие человека, а лишь такое, в котором ведущее значение имеет сознательное отношение человека к другим людям, к общему, к нормам общественной морали» (его же, Основы общей психологии, М., 1946, стр. 537).

2 См. С. Л. Рубинштейн, Бытие и сознание, стр. 252.

68

>>>69>>>

Это положение находит особенно наглядное подтверждение в уголовном праве. Выстрел из пистолета может быть подвигом в условиях вражеского плена, обыкновенным упраж'ненйем по стрельбе в мирных условиях, правомерным актом необходимой обороны при самозащите от бандитского нападения, хулиганским действием при бесцельной стрельбе в условиях города и умышленным убийством при других обстоятельствах. Различное социальное содержание внешне одних и тех же действий приводит здесь, как видно, к различным, подчас противоположным, моральным и правовым оценкам.

/Действие, посягающее на охраняемые законом социалистические общественные отношения и их участников, способное причинить им существенный вред, представляет общественную опасность в условиях Советского государства и потому признается преступлением. О б-щественная опасность и вытекающая из нее противоправность являются важнейшими социальными свойствами преступного действия1.

Этим, по нашему мнению, исчерпываются специфические признаки преступного действия, выделяющие его из массы других человеческих действий2. Н. Д. Дурманов указывает, кроме того, на такие признаки преступного действия, как его сознательный характер и совершение его в определенных условиях места, времени и обстановки, а также включает в понятие преступного действия всю совокупность конкретных актов поведения и использованных преступником объективных закономерностей действительности3^

В литературе было справедливо указано, что некоторые из этих признаков не отражают специфики собственно преступного действия, а другие («использование закономерностей») неправильно расширяют понятие действия человека за счет явлений внешнего мира, не зависящих от его воли и сознания4.

1 При этом не создается никакого особого уголовно правового понятия действия, а только ограничивается круг действий, имеющих уголовноправовое значение.

2 Мы не касаемся здесь вопроса о специфике преступного действия с точки зрения его субъективной стороны.

3 См. Н. Д. Дурманов, Понятие преступления, стр. 54.

4 См. Н. Ф. Кузнецова, Значение преступных последствий для уголовной ответственности, стр. 11.

69

>>>70>>>

Следует, однако, согласиться с Н. Д. Дурмановым в том, что понятие преступного действия охватывает ряд актов поведения и, следовательно, имеет известное условное содержание. Подчас в силу конструкции состава, а иногда из-за особенностей конкретного преступления то, что мы называем преступным действием, включает фактически несколько действий виновного.

Так, спекуляция состоит из ряда актов купли и перепродажи товаров, нарушение правил вождения автомашины (например, вождение машины в нетрезвом виде) включает более или менее длительный процесс управления механизмами, нарушение правил подготовки полетов может состоять в отдаче руководителем полетов ряда неправильных распоряжений и т. д. Из нескольких действий состоят продолжаемые преступления (например, истязание) и составные преступления' (например, разбой), а при должностном злоупотреблении, вредительстве или халатном отношении к службе вообще правильнеє говорить не о действии, а о деятельности субъекта.

Во всех указанных случаях с физической точки зрения, внешне, можно расчленить деятельность преступника на ряд эпизодов, что обычно и делается в конкретном уголовном деле. Подробный анализ отдельных актов преступного поведения обвиняемого необходим для правильной оценки тяжести совершенного преступления и установления степени вины лица. С точки же зрения социального значения эти эпизоды или акты поведения, если они направлены на одну группу общественных отношений или связанные между собой группы отношений и объединены одной субъективной стороной,

1 Продолжаемые и составные преступления включают ряд однородных (в первом случае) или разнородных (во втором случае) действий, каждое из которых, будучи взято само по себе, могло бы образовать самостоятельное преступление. В совокупности эти действия образуют единые преступления потому, что они совершаются одним и тем же субъектом, направлены к единой цели и посягают на одну группу общественных отношений (при продолжаемых преступлениях) или на связанные между собой группы отношений (при составных преступлениях). Следовательно, понятия продолжаемых и составных преступлений связаны со всеми элементами состава и потому выходят за рамки проблемы объективной стороны преступления.

70

>>>71>>>

должны рассматриваться в совокупности как единое целое1. Именно единое социальное содержание и дает возможность квалифицировать их как одно преступное действие (бездействие) субъекта. Поэтому закон в определении понятия преступления (ст. 7 Основ уголовного законодательства) говорит не о действиях и не о деятельности, а только о действии (бездействии) лица

как основном элементе преступления. __,

Сказанное дает возможность следующим образом определить понятие преступного действия/преступное действие — это общественно опасный в данных условиях места, времени и обстановки противоправный акт внешнего поведения л и ц ауГПри этом под внешним поведением понимается поведение, находящееся под контролем сознания и осуществляемое вовне собственными телодвижениями данного человека (жестом, словом или воздействием на внешние материальные предметы).

2. Способ совершения преступления. Для ответа на вопрос, что совершено, надо дать качественную характеристику преступного действия, т. е. указать, какие именно движения произведены, в какой последователь-ости и в отношении каких материальных предметов, "од способом совершения преступления понимается определенный порядок, метод, последовательность движений и приемов, применяемых лицом./

Так как для преступника способ совершения 'преступления обычно является вместе с тем средством достижения определенной цели, это понятие часто употребляют только применительно к умышленным преступлениям2. Но это неверно/Способ — объективная харак-

' Так, по делу П. п других Верховный Суд СССР подчеркнул, что, с о щой стороны, в приговоре смешаны различные эпизоды обвинения и «суд в достаточной мере не конкретизировал в приговоре вину каждого подсудимого», а, с другой стороны — искусственно разорвал некоторые эпизоды и даже выделил в отдельное производство материалы на других обвиняемых по делу, «хотя многие из них связаны между собой единством намерения и выделение на них дела не освещает и не раскрывает всех преступных действий в том виде, как они должны проходить по настоящему делу» («Судебная практика Верховного Суда СССР» 1951 г. № 1, стр. 28).

2 См., например, А. Н. Васильев, Г. H. M у д ь ю г и н, Н. А. Якубович, Планирование расследования преступлений, стр. 65. Авторы сначала сами определяют способ совершения преступления как «комплекс действий, совершаемых преступником в

71

>>>72>>>

теріиетиіка действий, не зайисяШая ot tofo, с ка«ой формой вины оно совершаетсяУПоэтоку тот или иной способ совершения преступления присущ всем преступлениям, как умышленным, так и неосторожным. По способу совершения преступления можно различать между собой не только умышленные деяния (кража и .мошенничество), но и деяния, совершенные по неосторожности (нарушение правил сбережения военного имущества и нарушение правил вождения машин или — в р-аміках одного состава—неосторожное убийство в результате неправильного обращения с оружием и неосторожное убийст/во путем отравления).

Как можно классифицировать способы совершения преступления? Выше по сути дела уже упоминалась наиболее общая классификация: слово, жест, воздействие на других людей или внешние предметы. В свою очередь каждую ив этих групп можно подвергнуть дальнейшей детализации. Например, действия в отношении других людей обычно делятся на насильственные и ненасильственные; насильственные действия могут быть с применением или без применения оружия и т. д. Разновидности способов совершения отдельных преступлений изучаются в особенной части уголовного права.

Важный теоретический ,и практический вопрос состоит в следующем: все ли опо-собы действия имеют уполовнаправовое значение? Нельзя ли попытаться разделить их на преступные и непреетутные?

Этот вопрос ставился еще дореволюционными русскими криминалистами1. Но официальная правовая доктрина того времени, считавшая способ совершения преступления лишь показателем виновности лица, объявляла постановку этого вопроса несостоятельной2.

определенном порядке и направленных на достижение преступной цели», а затем заявляют, что отсюда вытекает невозможность «говорить о способе совершения тех преступлений, которые совершаются без определенной цели и тем более неосторожно» (стр. 65).

1 См. А. Че б ы ш е в-Д м и т p и е в, О покушении, СПб., 1866, стр. 118—119; И. ФоЙницкий, Мошенничество по русскому праву, ч. II, СПб., 1871, стр. 80.

2 Подвергая критике взгляды Чебышева-Дмитриева и Фойниц-кого, Н. С. Таганцев писал: «Способ действия есть только один из элементов распознаваемости наличности вины и то преимущественно при известных конкретных условиях; а потому попытка законодателя указать по каждому деянию в самом законе способы,

72

>>>73>>>

Такая реакция вполне понятна, так как всякое уточнение круга уголовно наказуемых способов совершения преступления означало бы в условиях самодержавия ограничение произвола царской юстиции.

Советское уголовное законодательство решает дан-ный вопрос с совершенно -противоположных позиций. В основе признания того или иного деяния преступным лежит не «направленность воли», а объективный вред этого деяния для интересов социалистического общества. Но ведь причинить ,вред охраняемым законом общественным отношениям могут не все, а только некоторые виды поведения людей1. Подавляющее большинство совершаемых в социалистическом обществе действий, большинство поступков людей не обладают общественной опасностью, так как не в состоянии нарушить социалистические общественные отношения, а, напротив, укрепляют их, помогают их дальнейшему развитию и упрочению.

Далее, и из числа всех объективно возможных способов, которыми может быть достигнут тот или иной вредный результат, не все должны признаваться преступными. Дело в том, что степень опасности различных форм посягательства на одну и ту же труппу общественных отношений может быть весьма различной. От способов совершения преступления во многом зависят характер и тяжесть наступивших последствий; некоторые из них могут вызвать, кроме основного, еще и побочные вредные результаты, другие — представляют опасность тем, что являются более распространенными или с большими трудностями раскрываются, третьи опасны тем, что могут быть применены только организованной группой лиц, требуют определенной подготовки, а подчас связаны с совершением других преступлений и т. д.

содействующие распознаваемости виновности, будет несостоятельна» (Н. С. Таганцев, Русское уголовное право, часть общая, т. 1, СПб., 1902, стр. 638).

1 Как правильно пишет Б. С. Никифоров, «нарушение охраняемого уголовным законом объекта может быть совершено не любыми, а только определенными действиями, характер которых определяется в первую очередь свойствами самого объекта» (Б. С. H и-к и ф о p о в, Объект преступления по советскому уголовному праву, автореферат докторской диссертации, М, 1956, стр. 28).

73

>>>74>>>

По всем этим причинам способ совершения преступления не только служит квалифицирующим признаком некоторых составов, но в ряде случаев является важнейшим элементом, разграничивающим преступление и другие антиобщественные поступки.

Действующее законодательство наглядно подтверждает это положение. Так, контрабанда признается преступлением, в частности, прій условии, что она совершается с сокрытием предметов в специальных хранилищах или с обманным использованием таможенных и иных документов и т. п. (ст. 15 Закона об уголовной ответственности за государственные преступления).

Вообще надо оказать, что сам перечень преступных деяний в особенной части не предусматривает всех физически возможных способов посягательств на соответствующие общественные отношения1.

Это обстоятельство не является случайным, и его не следует рассматривать как недостаток законодательства. Ограничение пределов уголовной ответственности только определенными способами действия лица, представляющими существенную общественную опасность, имеет несомненное положительное значение, так как ориентирует на применение мер общественного воздействия к лицам, совершившим менее опасные проступки. Новое общесоюзное и республиканское законодательство идет по линии сужения круга уголовно наказуемых форм поведения, а также по линии более четкой дифференциации ответственности лица в зависимости от способа его действий2.

Таким образом, если попытаться ответить на вопрос, можно ли разделить все способы действий на преступные и не преступные, то следует оказать, что такое деление возможно и целесообразно применительно « каждой конкретной группе общественных отношений. Напротив, нельзя провести такое общее деление безотносительно к виду преступления, так как тот способ действия, который не представляет особой опасности

1 За исключением некоторых статей о преступлениях против личности и имущества (см. § 4 настоящей главы).

2 Наиболее ярким примером является возвращение уголовных кодексов ряда союзных республик к отдельным формам хищения государственного и общественного имущества, различающимся между собой в основном по способу совершения преступления,

74

>>>75>>>

для одной группы общественных отношений, может такую опасность представлять для другой группы1.

/Многие способы совершения преступления предполагают использование преступником различных материальных предметов. Поэтому/с понятием способа тесно связано понятие средства совершения преступления. Ими следует считать такие вещи, которые используются преступником для воздействия 'на объект (предмет) преступления (деньги при даче взятки, оружие при убийстве, автомашина при наезде на пешехода и т. п.).

Понятие средств совершения преступления, как и понятие способа, носит сугубо объективный характер и потому может относиться не только к умышленным преступлениям, но и к преступлениям, совершаемым по неосторожности. JT

3. Объективные границы преступного действия. Для более глубокого понимания преступного действия и отграничения его от других элементов преступления необходимо четко определить его начальный и конечный моменты, его объективные границы в пространстве и времени.

Поскольку любое .преступное действие характеризуется рядам признаков (физическое телодвижение; общественная опасность; противоправность), то с объективной стороны начальным его моментом будет тот момент, с .которого оно обладает всеми этими признаками. Нет преступного действия, если у лица только созрела решимость совзршить преступление, но им еще не предпринято никакого внешнего акта поведения, направленного на осуществление преступной цели. Преступного действия 'нет и в том случае, если лицо совершает определенные телодвижения, но они еще не,-лредстав-ляют їв данной обстановке общественной опасности и не являются противоправными. Так, в обычных условиях езда на автомашине со скоростью 20—25 км в час не является преступлением. Однако в -известных условиях она может стать общественно опасной. Возникновение этих условий и будет в таком случае начальным момен-

1 Например, за присвоение имущества как посягательство на личную собственность граждан уголовная ответственность может быть исключена .и заменена мерами общественного воздействия, а как способ посягательства на социалистическую собственность присвоение представляет серьезную общественную опасность.

75

>>>76>>>

том преступного действия (с объективной стороны). Некто М., следуя на автомашине «ЗИС», догнал по пути двух давушек и по неосторожности сшиб одну из них. С какого момента началось преступное действие М.? Оно началось с того момента, когда по правилам движения ему следовало затормозить машину. В определении по этому делу Верховный Суд СССР указал, что, «видя идущую впереди бричку 'и за нею двух девушек, М. должен был снизить скорость движения автомашины, но он продолжал следовать со скоростью 20—25 км в час и тем самым грубо нарушил правила движения»1.

Конечный момент действия определяется наступлением преступного результата или отпадением хотя бы одного из указанных выше признаков преступного действия. Таким образом, преступное действие может окончиться или с наступлением вредного последствия (например, в приведенном деле М.), или с окончанием телодвижений, образующих это действие, или с отпадением общественной опасности (противоправности), хотя бы физически соответствующие действия продолжались (так преступное занятие запрещенным промыслом оканчивается, если изменилось законодательство по этому вопросу и данное производство стало правомерным).

Правильное установление начального и конечного моментов преступного действия имеет важное практическое значение для решения вопросов о соучастии и заранее не обещанном укрывательстве, добровольном отказе, необходимой обороне и крайней необходимости, а также об амнистии и давностм уголовного преследования.

Согласно Основам уголовного законодательства заранее не обещанное укрывательство преступления и преступника не рассматривается как форма соучастия в преступлении. Для правильного решения вопроса о том, имелось ли в данном случае пособничество или заранее не обещанное укрывательство, необходимо, в частности, установить, в какой момент лицо оказывало помощь преступнику: во время совершения им преступных действий или тогда, когда они уже окончились.

По делу 3., С. и И. было установлено, что 3. один по-хитил ящик с изделиями из кожи и сказал об этом И.

1 < Судебная практика Верховного Суда СССР» 1951 г. № 6, стр. 25.

76

>>>77>>>

и С. только после того, как они прибыли на склад для сдачи привезенного на автомашинах груза. И. и С. доставили похищенное на квартиру 3., где каждый из них получил одолю» из похищенного лруза1. Преступные действия, образующие объективную сторону хищения, оканчиваются в момент изъятия имущества у законного владельца, а не в момент сокрытия или реализации похищенного. Следовательно, в действиях С. и И. имелись признаки не соучастия в хищении, а заранее не обещанного укрывательства (ст. 18 Основ уголовного законодательства).

При применении амнистии необходимо, чтобы преступные действия закончились до издания этого акта. По делу Ф. было установлено, что он, будучи председателем колхоза, халатно относился к своим служебным обязанностям: не организовал выполнения плана сеноуборки, не заготовил для этого необходимых материалов, не создал звеньев, не принял мер к укреплению трудовой дисциплины и т. д. Однако результат этой халатности — материальный ущерб колхозу •— наступил уже после издания акта об амнистии от 7 июля 1945 г. Применяя к Ф. Указ об амнистии, Верховный Суд СССР, Іпо нашему мнению, правильно указал, что «в тех случаях, когда преступное действие или бездействие совершено до издания амнистии.., последняя, в указанных в ней случаях, подлежит применению, если даже преступный результат наступил после ее издания»2.

Окончание преступного действия с прекращением физических движений не вызывает сомнений в тех случаях, когда действие осуществляется в словах или жестах. Однако субъект может иапользовать при совершении преступления механизмы и другие технические средства, силы природы и даже поступки других людей (виновных или невиновных). Предположим, что с целью убийства преступник сталкивает жертву под поезд. Будут ли действия этих технических средств, сил природы или третьих лиц, использованных ВИН07НЫМ (в нашем примере движение поезда, задавившего потерпевшего), являться частью преступного действия, или их следует

1 «Судебная пракіика Верховного Суда СССР» 1956 г. № 1. стр. 6.

2 «Судебная практика Верховного Суда СССР, 1946», вып. VI (XXX), М., 1947, стр. 31.

77

>>>78>>>

рассматривать каїк последующее звено в развитии причинной связи между действием этого лица и преступным результатом?

С нашей точки зрения, для правильного уяснения элементов объективной стороны преступления необходимо различать собственное действие человека и дейст-вие^технических средств или иных сил, им использованных.] Бесспорно, что то и другое входит в объективную сторону преступления, причем нельзя правильно понять и оценить действие лица без указания на те силы, которые им приведены в движение, так же как нельзя уяснить роль этих сил в развитии преступления, если их рассматривать в отрыве от человеческих действий. Однако не следует смешивать указанные элементы. Преступное Іде йстои е заканчивается теми движениями, посредством которых человек воздействует на указанные силы и средства (сталкивает жертву под, поезд; нажимает спусковой крючок пистолета; включает аппарат при изготовлении самогона и т. п.)1, дальнейшая же работа механизмов, действие сил природы или поведение третьих лиц, использованные преступником, являются (продолжением объективной стороны преступления, часто уже не зависящим от воли субъекта, и охватываются понятием причинной связи между действием и вредным последствием.

Иное понимание этого вопроса ведет к расширению границ действия за счет причинной связи, что не дает возможности правильно оценить степень вины преступника и индивидуализировать его ответственность, особенно в тех случаях, копда преступный результат причинен действиями нескольких обвиняемых. Поэтому нельзя согласиться с положением Н. Д. Дурманова, что преступное действие «охватывает собою не только телодвижения человека, но и те силы, которыми он пользуется, и те закономерности, которые он использует»2.

1 Не следует также смешивать окончание преступного действия и окончание преступления в целом, т. е. как правило, наступление предусмотренного законом вредного последствия. Умышленное совершение преступного действия, если дальнейшего развития причинной связи и не произошло, означает наличие оконченного покушения на данное преступление.

2 Н. Д. Дурманов, Понятие преступления, стр. 54. Критика этого положения содержится в работе Н. Ф. Кузнецовой, Значение преступных последствий для уголовной ответственности, стр. 11—12.

78

>>>79>>>

\

Бели автор хотел этим оказать, что преступное действие невозможно совершить, не учитывая естественных закономерностей, не используя законов природы, то это правильно; однако указанное положение может быть нстолкованд и в другом смысле, а именно, что приведенные лицам 'в движение технические средства и естественные процессы есть часть человеческого действия,— что является неверным.

При подобном понимании этого вопроса пришлось бы, очевидно, включать в понятие действия обвиняемого їв приведенном выше случае движение поезда, задавившего жертву'; в действия инженера, нарушившего правила производства горных Іработ,— 'неожиданный горный обвал; в действия коменданта здания, не обеспечившего охрану имущества,— пожар, уничтоживший это имущество, и т. д. Отсюда нетрудно было бы прийти и к сверхъестественному выводу о том, что действия преступника могут продолжаться и после его смерти (например, в том случае, если преступник, столкнувший жертву под поезд, оам погиб раньше гибели потерпевшего).

Некоторые авторы, разделяющие подобное понимание действия, считают возможным включать в него даже виновное поведение третьих лиц, если о нем знал преступник. Так, М. И. Ковалев и ІП. Т. Васьков приводят известный пример: Сидоров ранит Алексеева, а тот погибает вр время пожара в больнице, где он лечился в связи с полученным ранением. Если Сидоров, нанося ранение Алексееву, знал о предстоящим поджоге больницы, ТО', по мнению авторов, этот пожар будет частью действий Сидорова2. В качестве действий человека как причины вредных последствий, пишут авторы, «выступает не только непосредственное телодвижение человека как живого существа, но и сознательно использованное им действие орудий, объективных закономерностей, механизмов и иных обстоятельств»3.

Чем аргументируют М. И. Ковалев и П. Т. Васьков эту точку зрения? «Дело в том,— пишут авторы,—

1 Причем сталкивание жертвы под поезд вопреки логике рассматривалось бы только как неоконченное покушение.

2 См. М. И. Ковалев и П. Т. Васьков, Причинная связь в советском уголовном праве, М., 1958, стр. 42—43.

3 Т а м же, стр. 43.

79

>>>80>>>

что... человеческое действие — это действие сознательное. Человек, сообразуясь с целью своего Доведения, сознательно выбирает и его характер. При эт'ом его поведение заключается в сознательном управлении теми процессами, механизмами и т. п., которые находятся под его контролем или могут быть направлены/им для достижения своих целей»1.

Из этих в общем правильных положений вовсе, однако, не вытекает, что сознательно используемые человеком процессы являются частью его действия. Авторы явно переоценивают роль субъективной стороны, в частности, целей субъекта. Получается] что от этих целей зависят даже объективные границы действия. Что преступник предвидел и хотел использовать из случившегося, той входит в его действие. А как быть с неосторожной виной? «Нам представляется, что и при неосторожных действиях,— пишут М. И. Ковалев и П. Т. Вась-ков,— телодвижение нельзя отделять от указанных выше обстоятельств и сил, которые субъект по преступной самонадеянности или по преступной небрежности привел в действие и в результате которых наступили общественно опасные последствия»2.

Здесь границы действия становятся еще более расплывчатыми. Вадь возможность предвидения охватывает, во всяком, случае теоретически, неограниченный круг внешних обстоятельств. Это может повести к необоснованному расширению понятая действия за счет разнообразных последствий, которые мог предвидеть обвиняемый в зависимости от своих субъективных возможностей. Расширение же понятия действия непосредственно ведет к расширению пределов уголовной ответственности. Ведь не вызывает сомнения, что каждое вменяемое лицо должно нести ответственность за свои действия. Следовательно, тем самым уже предрешается вопрос о возможности вменения в вину любых «привходящих сил»: действия природных факторов, неправильного поведения третьих лиц, самого потерпевшего и др. Между тем в действительности, как будет показано ниже, решение этого вопроса вовсе не является

1 М. И. К о в а л е в и П. Т. В а с Ь;к о в, Причинная связь в советском уголовном праве, М., 1958, стр. 42—43.

2 Т а м ж е, стр. 43—44-

80

>>>81>>>

таким простым, оно может быть различным в зависимости от вида совершенного преступления.

Мы уже\не говорим о там, что подобное понимание бесплодно в теоретическом отношении, ибо при более глубоком аинл'изе действия, даже с точки зрения ука-заяной концепции, все равно пришлось бы в его раміках различать, с одной стороны, собствен-нов поведение человека, осуществляемое его телодвижениями, и, с другой стороны, te естественные силы и технические средства, которые используются этим человеком при посягательстве на І охраняемый законом объект. Таким образом, вопрос о границах человеческого действия все равно потребовал бы своего решения.

Ошибка указанных авторов проистекает, на наш взгляд, из смешения понятий действия и преступления. Между тем действие — это не все преступление, это даже не вся его объективная сторона. Например, американский летчик-шпион Пауэре, совершая преступный полет над территорией СССР, в определенное время «включал и выключал рычаги» особой радиотехнической и фотографической аппаратуры. Однако преступление Пауэрса отнюдь не сводилось к этим физическим действиям. Объективная сторона этого преступления охватывала и работу указанной аппаратуры, предназначенной для собирания разведывательной информации, вплоть до фиксирования полученных данных на аэрофотопленке и магнитофонных лентах. В соответствии со ст. 2 Закона об уголовной ответственности за государственные преступления Пауэре был осужден Военной коллегией Верховного Суда СССР за шпионаж1.

4. Значение конкретности действия|£Четкое определение объективных границ преступного действия весьма важно для установления состава преступления, оценки тяжести деяния и степени вины преступника.)/'

В судебно-прокурорской практике всегда'подчеркивается необходимость четко определить границы действий каждого обвиняемого, отделить его действие от действий других лиц и сил и тем самым обеспечить строгую индивидуализацию ответственности. Так, по делу Б-ч. и других Верховный Суд СССР указал: «При назначе-

1 См. «Судебный процесс по уголовному делу американского летчика-шпиона Ф. Г. Пауэрса», Госполитиздат, i960.

6 В H Кудрявцев 81

>>>82>>>

ний каждому из них наказания следует учесть, что непосредственной причиной наступивших последствий было отсутствие противопожарных средств, и зд это должны в первую очередь нести ответственность £>-ч. и Б-н, а Ш. должен отвечать за преступную небрежность, выразившуюся в том, что он развел огонь в печке сторожевой будки и отлучился из будки»1.

Судебно-прокурорские органы исходя? из четкого понимания преступного действия в тех , объективных границах, которые очерчиваются внешни^ поведением преступника. Южно-Казахстаиокий областной суд инкриминировал С. то, что «вследствие его безответственности была уведена с его двора лошадь, чем причинен ущерб Госбанку в сумме 30 000 руб.». Верховный Суд СССР исключил из приговора данное обвинение, мотивировав это тем, что «суд не указал, какие иманно действия или бездействие С. повлекли утерю лошади»2. По делу Т. Пленум Верховного Суда СССР подчеркнул, что общая, расплывчатая формула обвинения не раскрывает «конкретного содержания действий, инкриминируемых Т.». Из него «не видно, в чем конкретно выразилось разбазаривание соли и роль Т. в этом разбазаривании»3.

Нередко Верховный Суд отменяет обвинительный приговор потому, что судебно-прокурорскими органами вообще не установлены какие-либо преступные действия обвиняемого.

Так, при движении автомашины по степной дороге переднее правое колесо машины попало в «пухляк» (яму, засыпанную пылью), машина опрокинулась и один пассажир был убит. Ташаузский областной суд осудил за это водителя Б. Между тем в данном случае со стороны Б. не было допущено никакого преступного действия. Верховный Суд СССР прекратил дело за отсутствием состава преступления4.

1 «Судебная практика Верховного Суда СССР» 1949 г. № 2, стр. 33.

2 «Судебная практика Верховного Суда СССР, 1946», выи. V (XXIX), М, 1947, стр. 9.

3 «Судебная практика Верховного Суда СССР, 1946», вып. X (XXXIV), М., 1947, стр. 5.

4 См. «Судебная практика Верховного Суда СССР» 1956 г. № 2, стр. 9—10. См. также «Судебная практика Верховного Суда СССР» 1955 г. № 5, стр. 16 (дело Г.).

82

>>>83>>>

Один факт наступления вредных последствий еще не дает оснований для привлечения кого-либо к ответственности,^ если неизвестно, следствием каких действий явился причиненный вред, кем совершены эти действия, при каких конкретных обстоятельствах.

На Глуховецком свеклапункте за один месяц был допущен непроизводительный простой 324 вагонов в количестве 1790 вагоно-часов, чем причинен значительный ущерб государству. Суд, не выяснив действительных причин простоя вагонов, осудил заведующего свекл о-пунктом Л. Верховный Суд СССР отменил этот приговор и указал: «По делу не выяснены существенные обстоятельства, дающие возможность прийти к обоснованному выводу, кто конкретно является виновным в наступивших последствиях»1.

Это положение имеет особое значение для правильного решения дел о недостачах материальных средств. Довольно распространенная ошибка отдельных судебню-проікурорсшх работников заключается в том, что они исходят из одного факта недостачи, не исследуя ее причин. А между тем судить за недостачу можно лишь в том случае, если она явилась результатом преступного действия или бездействия обвиняемого. На это неоднократно обращал внимание Пленум Верховного Суда СССР2. В определении от 7 апреля 1959 г. по делу М. и других Судебная коллегия Верховного Суда СССР вновь подчеркнула, что обвинение в хищении не может быть признано правильным, если оно основано на факте обнаружения недостачи вверенных средств при отсутствии данных об их присвоении обвиняе-

установление характера и содержания дейстия или бездействия, его начального и конечного момента, способа, места, времени и обстановки совершения преступления является необходимым условием для привлечения виновного к уголовной ответственности.

1 «Судебная практика Верховного Суда СССР» 1951 г. № 1, стр. 25.

2 См. постановление Пленума Верховного Суда СССР от 6 мая 1952 г. «О судебной практике по применению Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г.», «Судебная практика Верховного Суда СССР» 1952 г. № 6, стр. 4^5.

3 См. «Бюллетень Верховного Суда СССР» 1959 г. № 3, стр. 19.

6* 83

>>>84>>>

<< | >>
Источник: Кудрявцев В.Н.. ОБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА ПРЕСТУПЛЕНИЯ. 1960

Еще по теме § 1. Понятие преступного Действия:

  1. Психологические особенности преступных действий.
  2. —'-^---•-•-.-=- Глава И = ПРЕСТУПНОЕ ДЕЙСТВИЕ И БЕЗДЕЙСТВИЕ
  3. 1. Понятие преступности
  4. §1. Понятие преступности
  5. Понятие и измерение преступности
  6. § 1. Понятие преступности
  7. § 2. Понятие преступного бездействия
  8. Формы управленческих действий Глава 12 Понятие и виды управленческих действий
  9. 1. Понятие предупреждения преступности
  10. Лекция 13 Понятие предупреждения преступности
  11. 1. Понятие и виды неосторожной преступности и ее основные характеристики
  12. 13. Метаморфозы и трансформации понятия преступности
  13. 1. Понятие и криминологическая характеристика экономической преступности
  14. 1. Понятие причин и условий формирования преступности
  15. Раздел ГѴ Методы управленческих действий Глава 15 Понятие и виды методов управленческих действий
  16. 1. Понятие организованной преступности и правовая характеристика борьбы с нею