<<
>>

§ 2. Право и мораль

Наиболее важными регуляторами поведения людей всегда выступали обычаи, право и мораль. Как известно, самыми древними правилами поведения людей были обычаи. Обычай наиболее близок к инстинкту, потому что люди исполняют его, не задумываясь, зачем это нужно, — просто так заведено испо- кон веков.

Обычай сплотил и упорядочил первобытную общность людей, но там, где они не преодолели его господство, развитие общества застыло на мертвой точке, потому что обычаи душили творческую фантазию, стремление к новому, необычному.

Младшей сестрой обычая явилась другая система правил поведения — мораль. Правила морали возникают так же стихийно, как и обычаи, но от обычая они отличаются тем, что обладают идейным основанием. Человек не просто механически повторяет то, что до него исполняли испокон веков, а делает выбор: он должен поступить так, как предписывает ему мораль. Чем руководствуется человек, обосновывая свой выбор? Совестью, которая рождает чувство долга. Смысл морального долга состоит в том, что один человек узнает себя в другом, сочувствует другому.

Хотя мораль, как и обычай, ориентировала человека на соблюдение коллективных интересов, на коллективные действия, она явилась важным шагом вперед (по сравнению с обычаем) в становлении индивидуального начала в людях как природных существах. Мораль представляет собой систему принципов глубоко личного отношения человека к миру с точки зрения должного. Мораль — это, прежде всего, жизненный ориентир, в котором выражается стремление человека к самосовершенствованию. Ee основная функция — утверждение подлинно человеческого в человеке. Если механическое повторение обычаев еще близко к инстинкту, то совесть, долг, чувство ответственности, присущие морали, абсолютно чужды миру природы, они являются плодами «второй природы» человека — культуры.

Именно по мере культурологического развития общества у людей постепенно начинают формироваться собственные, индивидуальные потребности и интересы (экономические, политические, социальные). И в связи с защитой личности, отдельного человека и его личных интересов возникла третья система правил поведения — право. Становление этой системы тесно связано с возникновением неравенства внутри общности людей, последовавшего за неолитической революцией (переходом от присваивающей экономики к производящей). Неравенство развивалось по двум направлениям: неравенство в престиже, а, следовательно, во влиянии и власти, и неравенство в имуществе. Естественно, у обладателей этих ценностей (престижа или имущества) возникает потребность защищать их от посягательств других, а также потребность упорядочить новые общественные отношения, чтобы каждый «знал свое место» в соответствии C личными возможностями.

Таким образом, право изначально возникает для выражения притязаний людей на те или иные блага как дозволение, реализуемое индивидом в целях удовлетворения своих собственных потребностей посредством собственного силового воздействия на других индивидов. Ho этот способ защиты был недостаточно надежным. Кроме этого, пользуясь силой, можно было не столько защитить свои, сколько присвоить чужие права. Это вело к беспорядку, грозившему гибелью общества. Поэтому B обществе и возникла новая организация, призванная упорядочить отношения между людьми, — государство, а инструментом государства стал закон — акт, изданный государством и обязательный к исполнению под страхом физического принуждения со стороны государственных органов. B законе (и других официальных источниках) закреплялись признанные обществом права (притязания на социальные блага). Следовательно, право может быть охарактеризовано как совокупность правил поведения, определяющих границы свободы и равенства людей в осуществлении и защите их интересов, которые закреплены государством в официальных источниках, и исполнение которых обеспечивается принудительной силой государства[139].

B настоящее время правовые и моральные нормы занимают в системе нормативного регулирования доминирующее, главенствующее положение. Это не в последнюю очередь обусловлено тем, что и те, и другие имеют наиболее обширную сферу действия — потенциально они охватывают все общество. B этом плане сфера действий морали и права в значительной мере пересекается. B то же время они являются самостоятельными элементами нормативной системы, единство, взаимосвязи и взаимодействие которых заслуживает особого внимания.

Единство правовых норм и норм морали основывается на общности социально-экономических интересов, культуры общества, приверженности людей к идеалам свободы и справедливости. Единство между правом и моралью выражается в том, что: в системе социальных норм они выступают самыми универсальными, распространяющимися на все общество; у норм морали и права единый объект регулирования — общественные отношения; как и нормы права, нормы морали исходят от общества; нормы права и нормы морали имеют сходную структуру; нормы права и нормы морали выделились из слитных (синкретичных) обычаев первобытного общества в ходе его разложения.

Право и мораль служат общей цели — согласованию интересов личности и общества для развития и духовного возвышения человека, защиты его прав и свобод, поддержания общественного порядка и гармонии. Мораль и право выступают мерой личной свободы индивида, устанавливают границы дозволенного и возможного в регулируемой ими ситуации поведения, способствуют балансу интересов и потребностей. Они являются фундаментальными общеисторическими ценностями, входят в содержание культуры народа и общества, показывают уровень социального прогресса цивилизации.

Вместе с тем нормы права и нормы морали все же отличаются друг от друга:

1) по происхождению. Нормы морали складываются в обществе на основе представлений о добре и зле, чести, совести, справедливости. Они приобретают обязательное значение по мере осознания и признания их большинством членов общества. Нормы права, устанавливаемые государством, после вступления в силу сразу же становятся обязательными для всех лиц, находящихся в сфере их действия;

2) по форме выражения.

Нормы морали не закрепляются в специальных актах. Они содержатся в сознании людей, существуют и действуют как свод неписаных правил в виде поучений и притч. Недавние попытки навязать обществу четко сформулированные вышестоящими партийными инстанциями заповеди в виде Морального кодекса строителя коммунизма («Человек человеку друг, товарищ и брат») вряд ли могут расцениваться как удачный эксперимент. B свою очередь правовые нормы в современных условиях чаще всего получают письменное выражение в официальных государственных актах (законах, указах, постановлениях, судебных решениях и т. д.), что повышает их авторитет, придает их требованиям четкость и определенность;

3) по механизму воздействия. Право может регулировать только поступки людей, т. e. только такие их действия (или бездействие), которые воспринимаются и осознаются самим действующим субъектом как общественные акты, как проявления субъекта, которые выражают его отношение к другим людям. Правовые нормы не могут прямо вмешиваться в мир мыслей и чувств. Правовое значение имеет только то поведение человека или коллектива, которое выражено вовне, во внешней физической среде — в форме телодвижений, действий, операций, деятельности, совершаемых в объективной действительности.

«Лишь постольку, поскольку я проявляю себя, поскольку я вступаю в область действительности, — я вступаю в сферу, подвластную для законодателя. Помимо своих действий, — писал Маркс, — я совершенно не существую для закона, совершенно не являюсь его объектом»[140]. Поэтому человека нельзя привлечь к юридической ответственности за низменные чувства и грязные мысли, если они не объективировались вовне B той или иной общедоступной форме, но мораль однозначно осуждает и то, и другое. Мораль предъявляет требования не только к благородству поступков, HO и к чистоте мыслей и чувств. Действие норм морали осуществляется через формирование внутренних установок, мотивов поведения, ценностей и устремлений, принципов поведения, и в определенном смысле не предполагает наличия неких заранее внешне установленных механизмов регулирования.

Как известно, основным внутренним механизмом нравственной саморегуляции является совесть, а неформальным, внешним — обычаи и традиции как многовековая коллективная мудрость народа;

4) по способу охраны от нарушений. Нормы морали и нормы права в подавляющем большинстве случаев соблюдаются добровольно на основе естественного понимания людьми справедливости их предписаний. Реализация и тех, и других норм обеспечивается внутренним убеждением, а также средствами общественного мнения. Само общество, его гражданские институты, коллективы решают вопрос о формах реагирования на лиц, не соблюдающих моральные запреты. При этом моральное воздействие может быть не менее действенным, чем правовое, а иногда и более эффективным. «Злые языки страшнее пистолета!» — восклицал Молчалин в знаменитой пьесе А. С. Грибоедова. Такие способы охраны вполне достаточны для моральных норм. Для обеспечения правовых норм применяются еще и меры государственного принуждения. Противоправные действия влекут за собой реакцию государства, т. e. особую юридическую ответственность, порядок возложения которой строго регламентирован законом и носит процессуальный характер. Человек наказывается от имени государства. И хотя в каждом отдельном случае могут непосредственно нарушаться и интересы отдельных частных лиц, государство не может доверить применение мер юридической ответственности к правонарушителю этим частным лицам. Правонарушитель открыто противопоставил свою волю общей воле, воплощенной государством в нормах права, и его осуждение и наказание должно носить не только личный, но и государственный характер. Государство даже в правонарушителе должно видеть «человека, живую частицу общества, в которой бьется кровь его сердца, солдата, который должен защищать родину, ...члена общины, исполняющего общественные функции, главу семьи, существование которого священно, и, наконец, самое главное — гражданина государства. Государство не может легкомысленно отстранить одного из своих членов от всех этих функций, ибо государство отсекает от себя свои живые части всякий раз, когда оно делает из гражданина преступника»[141].

Последствия аморального, безнравственного поведения также могут быть тяжелыми и непоправимыми. Однако нарушение нравственных норм, в основном, не влечет за собой вмешательства государственных органов. B моральном отношении человек может быть крайне отрицательной личностью, но юридической ответственности он не подлежит, если не совершает никаких противоправных поступков. Ответственность за нарушение нравственных норм носит иной характер и не имеет строго регламентированной формы и процедуры осуществления. Мораль располагает традиционной и достаточно ограниченной системой санкций. Наказание выражается в том, что нарушитель подвергается моральному осуждению или даже принуждению, к нему применяются меры общественного и индивидуального воздействия (замечание, требование извинения, расторжение дружеских и иных взаимоотношений и т. n.). Это ответственность перед окружающими людьми, коллективами, семьей и обществом, а не перед государством;

5) по степени детализации. Нормы морали выступают в виде наиболее обобщенных правил поведения (будь добрым, справедливым, честным, не завидуй и т. д.). Требования морали категоричны и не знают исключений: «Не убий», «Не солги». Правовые нормы представляют собой детализированные, по сравнению с нормами морали, правила поведения. B них закрепляются четко определенные юридические права и обязанности участников общественных отношений. Давая конкретную формулу правомерного поведения, право стремится подробно обозначить все варианты запретов. Например, заповедь «Не убий» в уголовном законе представлена множеством составов: просто убийство; убийство матерью новорожденного ребенка; убийство, совершенное в состоянии аффекта; убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление; и даже причинение смерти по неосторожности. Кроме этого, как видим, право считает правомерным (при соблюдении установленных в законе условий) причинение смерти в состоянии необходимой обороны либо при задержании преступника;

6) по сфере действия. Нормы морали охватывают практически все области взаимоотношений людей, в том числе и правовую сферу. Право воздействует только на наиболее важные сферы общественной жизни, регулируя только общественные отношения, подконтрольные государству. Как уже отмечалось, мораль призвана воздействовать на внутренний мир человека, формировать духовную личность, право же не способно вторгаться в сферу чувств и эмоций, в глубинный внутренний мир личности. Однако сфера действия морали не безгранична. Большинство правовых процедурных и процессуальных моментов (последовательность стадий процесса законотворчества, порядок ведения судебного заседания, осмотр места при дорожно-транспортном происшествии) являются этически нейтральными и в силу этого — не могут регулироваться моралью.

Нельзя забывать, что в каждой стране официально признается, по общему правилу, одна единая и единственная система права, которой должно подчиняться все население этой страны. Моральные требования не составляют такой единой и единственной системы. Мораль может дифференцироваться в соответствии с классовым, национальным, религиозным, профессиональным или иным делением общества: господствующая мораль — корпоративная, мораль правящей элиты и управляемых. Групповая «мораль» (особенно криминализированной и маргинализированной частей общества) чаще расходится с общими для всех граждан правовыми установлениями, чему яркие примеры в немалом количестве можно найти в жизни современного российского общества. Однако тиражирование отрицательных примеров через средства массовой информации без должного акцента на негативность и крайнюю патологичность подобных явлений уже приводит к распространению таких субкультур отдельных групп на все общество (например, в языке бытового общения).

Различия в моральных принципах и моральных установках существуют не только между определенными социальными группами (можно указать на особенности профессиональной этики врачей, юристов, учителей и т. n.), но и между людьми одной и той же социальной группы. Достаточно вспомнить индивидуальный свод морали одного из героев романов Л. H. Толстого — Вронского: «Жизнь Вронского была тем особенно счастлива, что у него был свод правил, несомненно, определяющих все, что должно и не должно делать... Правила эти несомненно определяли, что нужно заплатить шулеру, а портному не нужно; что лгать не надо мужчинам, а женщинам можно; что обманывать нельзя никого, но мужа можно; что нельзя прощать оскорблений и можно оскорблять и т. д.». Понятно, что подобных «индивидуальных» правовых норм не может быть;

7) по принципу действия. B юридической литературе давно отмечается, что норма права исходит из формального равенства между теми людьми, на которых распространяется ее действие. Право в этом смысле есть применение равного масштаба к разным людям. Например, в современном обществе действуют принципы всеобщего и равного избирательного права, согласно которым все избиратели имеют один голос, хотя кто-то образован, а кто-то не очень, кто-то хорошо разбирается в политических проблемах, а кто-то хуже и т. д. Ho право и не может действовать иначе, потому что оно охраняет и выражает интерес каждого — в данном случае — избирателя, а интересы всех избирателей равны. Мораль не признает этого равенства. По ее канонам, кому больше дано, с того и больше спросится[142].

Различия права и морали являются основанием для их взаимодействия и сотрудничества. Они служат высоким целям — идеалам добра и справедливости, достижению гармонии и процветания, развитию личности и общества, обеспечению и поддержанию общественного порядка. Реализация правовых норм, их исполнение во многом обусловливается тем, насколько они соответствуют нормам морали. Чтобы правовые нормы действовали эффективно, они, по крайней мере, не должны противоречить моральным ценностям общества. B некоторых случаях право способствует избавлению общества от устаревших моральных норм. Например, именно через право шел процесс преодоления кровной мести — одного из постулатов морали прошлых времен. Одновременно ряд правовых норм (в частности, уголовные нормы) непосредственно закрепляют в законе моральные нормы, поддерживая их юридическими санкциями.

Нравственность не только относительно самостоятельное по отношению к праву и многочисленным внешним условиям, HO во многом неизменное на протяжении значительных временных отрезков, явление. Ей присуща определенная константа, которая при всех изменениях экономики, политики, структур власти сохраняет некий тип самобытного нравственного мышления, выступающий основой, в том числе, и для российской правовой традиции. Именно менталитет как отражение более глубоких пластов нравственной и правовой психологии позволяет увидеть, как формируется действенная модель организации социальной жизни отдельной личности и народа в рамках конкретной культуры и традиции.

B связи с этим нельзя категорично утверждать, что право проводится в жизнь только принудительными методами. Ведь большинство граждан соблюдает правовые нормы добровольно, а не под страхом наказания. Конечно, реализация права представляет собой сложный процесс, в котором используются и методы убеждения, профилактики, воспитания, дабы побудить субъектов к правопослушанию. Исследования психологов показали, что в обеспечении подчинения правилам такие факторы, как доверие, честность, правдивость и чувство причастности, гораздо важнее принуждения. Как отмечает Г. Дж. Берман, именно тогда, когда праву доверяют, и принудительные санкции не требуются, оно и становится эффективным: кто правит законом, тому незачем присутствовать повсюду со своим полицейским аппаратом. Сегодня это доказано от противного — тем фактом, что в наших городах тот раздел права, санкции которого наиболее суровы, а именно уголовное, оказалось бессильным и не может породить страх там, где оно не сумело создать уважение иными средствами. Сегодня каждый знает, что никакая сила, которую способна применить полиция, не может остановить городскую преступность. B конечном счете, преступность сдерживает традиция законопослуша- ния, а она, в свою очередь, как раз и основана на глубоком убеждении, что право не только институт светской политики, но и имеет отношение к высшей цели и смыслу нашей жизни[143].

Тесно соприкасаясь, право и мораль, как правило, поддерживают друг друга в упорядочении общественных отношений, позитивном влиянии на личность, в формировании у граждан должной нравственной и правовой культуры, в предотвращении ряда преступлений. Такие преступления, как азартные игры, проституция или наркомания, как правило, не связаны с сознательным желанием причинить вред, а относятся к так называемым «преступлениям без жертв». B данном случае недостаточно упразднить за них обычные уголовные санкции, связанные с заключением или штрафами, высвободив тем самым массу времени и энергии полиции, судов и пенитенциарных органов[144]. Более целесообразно создать новые правовые процедуры, как в рамках самих уголовных судов, так и вне их, для вынесения решений (коль скоро поведение таких лиц антиобщественно) с участием психологов, социальных работников, духовенства, а также членов семьи, друзей, соседей на этапах до слушания дела, во время и после слушания дела. Большинство правонарушителей отнюдь не больные люди, и мы обязаны подходить к рассмотрению этих дел более гуманно и творчески, осуждая не людей, а их поведение и конкретные условия, порождающие это поведение[145].

Итак, в процессе осуществления своих функций право и мораль должны помогать друг другу в достижении общих целей, используя для этого свойственные им методы. Задача заключается в том, чтобы сделать такое взаимодействие максимально гибким и глубоким. Особенно это важно в тех отношениях, где проходят грани между юридически наказуемым и общественно порицаемым, где правовые и нравственные критерии тесно переплетены. Нравственными и правовыми критериями выступают базовые понятия — добро, зло, честь, достоинство, долг и др., а также принципы справедливости, гуманизма, уважения, открытости, формального равенства и др.

Эта сложная взаимообусловленность права и морали выражается в том, что эти фундаментальные начала являются все же общими, универсальными для всей нормативно-регулятивной системы общества. Однако именно в праве справедливость как формальное выражение равенства в свободе характеризует в oc- новном внешнюю приверженность нравственности, связанность с ней лишь посредством регулятивной формы, а не внутреннего содержания. Приблизительно в таком плане раскрывал соотношение права и справедливости В. С. Нерсесянц: «...справедливость входит в понятие права... право по определению справедливо, а справедливость — внутреннее свойство и качество права, категория и характеристика правовая, а не внепра- вовая... только право и справедливо. Ведь справедливость потому собственно и справедлива, что воплощает собой и выражает общезначимую правильность, а это в своем рационализированном виде означает всеобщую правомерность, т. e. существо и начало права, смысл правового принципа всеобщего равенства и свободы. И по смыслу, и по этимологии (iustitia) восходит к праву (ius), обозначает наличие в социальном мире правового начала и выражает его правильность, императивность и необходимость»[146].

Право и мораль плодотворно «сотрудничают» в сфере отправления правосудия, деятельности органов правопорядка и юстиции. Это может выражаться в различных формах: при разрешении конкретных дел, анализе всевозможных жизненных ситуаций, противоправных действий, а также личности правонарушителя. Часто право не может квалифицировать то или иное деяние как правонарушение (преступление) без соответствующих моральных критериев (подобный поступок — зло), поскольку иначе невозможно правильно определить признаки и меру ответственности за такие, например, деяния как хулиганство, оскорбление, клевета, унижение чести и достоинства, оценочных понятий цинизма, особой жестокости, корысти, низменных побуждений, личной неприязни, морального вреда и др., выступающих мотивами и элементами многих правонарушений.

Тесное взаимодействие норм права и морали не означает, что процесс этот ровный, гладкий и бесконфликтный. Между ними могут часто возникать острые противоречия, коллизии, расхождения. Нравственные и правовые требования не всегда и не во всем согласуются, а нередко прямо противоречат друг другу. Например, на Руси была широко известна взаимопомощь при поимке преступника на месте преступления, вора при краже или прелюбодея в объятиях чужой жены. Наказание следовало немедленно и не влекло последствий — кровной мести, так как рассматривалось как само собой разумеющееся (совершенное по совести, по обычаю). Еще в советский период многоженство осуждалось как моралью, так и преследовалось Уголовным кодексом (наказывалось лишением свободы). Между тем, современный Уголовный кодекс РФ (далее — УК РФ) в отношении подобных деяний просто молчит, т. e. полностью нейтрален, а в нравственной сфере данный проступок относится к весьма серьезному аморальному поведению, разрушающему семейный союз как основу нравственной социализации личности и устоев общества.

Причины возникающих противоречий между правом и моралью заключаются в их специфике, в том, что у них разные методы регуляции, различные подходы, критерии при оценке поведения субъектов. Имеет значение неадекватность отражения ими реальных общественных процессов, интересов различных социальных слоев, групп, классов. Расхождение между правом и моралью вызывается сложностью и противоречивостью, несбалансированностью самой социальной жизни, бесконечным разнообразием возникающих в ней жизненных ситуаций, появлением новых тенденций в общественном развитии, неодинаковым уровнем нравственного и правового развития сознания людей, изменчивостью социальных и природных условий и т. д.

Мораль по своей природе более консервативна, чем право, она неизбежно отстает от течения жизни, от тенденций экономического, научно-технического и политического развития общества, а, соответственно — и от новелл законодателей, которые стремятся их отразить в нормативных правовых актах. Мораль формировалась веками, а содержание правовых норм в той или иной мере менялось каждым новым политическим строем. И сейчас право более подвижно, динамично, активнее и эластичнее реагирует на происходящие изменения (проблемы смены пола, гомосексуализма, эвтаназии и аборта, изменения пола зародыша ребенка на ранних стадиях беременности по желанию родителей и т. д.). Право своим неуемным темпераментом и молодостью, новизной и революционностью, формальностью и утилитарностью как бы подталкивает мораль в его развитии к изменениям, соответствующим современному уровню развития общества.

Между нормами права и морали могут возникать и конфликтные ситуации, которые негативны не только для отдельной личности, но и для всего общества в целом. Многое из дозволенного правом может находиться под запретом моральных норм, и наоборот, то, что запрещает право, разрешает мораль. Так, например, нормы российского законодательства (Закон РФ от 22 декабря 1992 г. № 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека») закрепляют презумпцию «согласия индивида на трансплантацию». Между тем ряд граждан по причине различных моральных и религиозных убеждений категорически против того, чтобы их умерший родственник был донором, однако нормы права требуют проведения трансплантации для спасения жизни иных людей, если умерший при жизни не выразил в установленной форме свое нежелание быть объектом трансплантации. Столь же остра проблема эвтаназии. Одни считают, что моральный долг врача — гуманное прекращение страданий, другие — что аморально вмешательство иных лиц в вопросы жизни и смерти. Сторонники и противники эвтаназии есть и в странах, где она официально разрешена (право дозволяет, а мораль осуждает), и в странах, где она официально запрещена (право запрещает, а мораль разрешает).

Необходимо отметить, что оптимальное совмещение этического и юридического всегда было трудноразрешимой проблемой всех правовых систем. И, как показывает опыт, идеальной гармонии здесь достичь не удается — противоречия неизбежно сохраняются, возникают новые, усугубляются старые. Их можно в какой-то мере уменьшить, ослабить и сгладить, но не снять полностью.

Вершин нравственности не достигло ни одно общество, так как нравственность — это не абсолютная константа, а относительная. Это бесконечный поиск идеала и гармонии, взвешенности и соответствия, адекватности и соразмерности, справедливости и целесообразности, гуманизма и воздаяния. Это движение к развитию, совершенствованию и самосовершенствованию, бесконечности и прогрессу.

<< | >>
Источник: P.В. Шагиева и др.. Актуальные проблемы теории государства и права: учеб, пособие / отв. ред. P. В. Шагиева — M.,2011. - 576 с.. 2011

Еще по теме § 2. Право и мораль:

  1. § 3. Право і мораль
  2. § 3. Право і мораль
  3. 13.7 Право и мораль
  4. § 3. Право и мораль
  5. § 3. Право и мораль
  6. § 2. Право и мораль
  7. IL ПРАВО TA МОРАЛЬ
  8. Право і мораль
  9. ГЛАВА V ПРАВО И МОРАЛЬ
  10. 2. Естественное право, религия и мораль
  11. §865. Мораль – это право человека быть внутренне свободным при определении содержания своей собственной жизнедеятельности.
  12. г) КОММУНИСТИЧЕСКАЯ МОРАЛЬ
  13. Мораль и законодательство.
  14. Мораль як позитивний безпримусовий порядок
  15. 3. Мораль и политика
  16. 1. Для чего нужна мораль?
  17. Мораль