<<
>>

К ВОПРОСУ О ТИПЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ РОССИИ

К какому типу цивилизации относится Россия? Этот вопрос давно будоражит мысли россиян. В истории политической и правовой мысли России существовали и существуют различные точки зре­ния. Одни безоговорочно относят Россию к западному типу циви­лизации, вторые — к восточному, третьи говорят об особом, при­сущем для России историческом развитии.

Следует отметить, что и история, и современное положение России указывают на особенности ее цивилизационного пути. Они во многом связаны с географическим положением страны. Русские земли, являясь водоразделом между Европой и Азией, часто стра­дали от степных орд, отставая в социально-экономическом отно­шении от стран Европы. Под воздействием внешней опасности, необходимости свержения ордынского ига процесс преодоления феодальной раздробленности на Руси шел ускоренными темпами. Особый характер форсированной централизации, опиравшейся не на прочные предпосылки, а на едва наметившиеся тенденции ин­теграции, приводил к укреплению деспотизма, ликвидации вас­сально-дружинных и формированию княжеско-подданнических отношений, которые можно обозначить краткой формулой «госу­дарь — холоп».

Утверждение деспотизма приводило к усилению крепостного строя, тормозило развитие страны.

Петровские реформы имели цель наверстать упущенное, до­гнать передовые страны Европы, ушедшие далеко вперед. Метод форсированного рывка в то время возможен был путем укрепления государственной власти и усиления эксплуатации крестьян, что и было сделано Петром. Его реформы дали мощный импульс посту­пательному развитию России, в то же время создав предпосылки для ее последующего торможения: абсолютное самодержавие, мощный бюрократический аппарат, крепостное право.

Во второй половине XIX — начале XX в. перед Россией откры­лась возможность догнать передовые страны мира и войти в циви­лизованное общество эволюционным, реформаторским путем. Для этого нужно было время и мудрость государственной власти. В России не хватило ни первого, ни второго, чтобы мирно тран­сформировать общество.

В начале XX в. в стране усилились социальные противоречия, обостренные Первой мировой войной, которые привели к кризи­су существующего строя. В этих условиях резко возрос радикализм политических сил, имевший и без того глубокие корни в отече­ственной истории, что объясняется многими факторами: нежела­нием самодержавия идти на уступки оппозиции, отсутствием в России развитых демократических традиций и в силу этого край­ней нетерпимостью политических партий друг к другу.

Важной особенностью России было распространение идеи «о справедливом обществе». Развитые уравнительные тенденции оказывали мощное давление на все социалистические партии, в том числе и на большевиков. Утопический идеал способствовал энтузиазму, так как утопия обещает больше, чем реально возмож­но, например всех сделать счастливыми в короткое время. Из стремления к утопическому идеалу неизбежно вытекал тезис о воз­можности подталкивания исторического процесса. А для этого необходима сильная власть, насилие, диктатура.

Доктрина марксизма, которую большевики попытались реали­зовать на практике, скорректированная с учетом российской дей­ствительности, была близка многим слоям населения, что и предо­пределило революционный переход к новой политической системе в России.

Исторический ход России, ее цивилизационные особен­ности подготовили мощный социальный взрыв, утверждающий в стране власть, которая стремилась решить объективно стоящие задачи модернизации общества на путях построения социализма.

С позиции марксизма цивилизационные особенности той или иной страны не имеют значения. Такого понятия в марксизме во­обще не существует. Но поскольку марксизм — идейное течение западной культуры, Ленин, большевики фактически предложили рассматривать Россию по аналогии с обществами, относящимися к западным цивилизациям.

Поэтому при создании социалистической модели построения общества в России марксистские идеи корректировались в соот­ветствии со взглядами большевиков и реальной практикой. В ок­тябре 1917 г. большевики, придя к власти, были вооружены мар­ксистской моделью социализма в ее леворадикальном варианте.

Основные характеристики этой модели:

1. При социализме все средства производства становятся обще­ственной собственностью. Общественной собственностью владеет и распоряжается государство. (До тех пор, пока государство су­ществует.)

2. Товарно-денежные отношения при социализме и коммунизме отсутствуют. Регулятор экономики — не рынок, а план. Планирова­ние осуществляется с учетом потребительной стоимости, т.е. с уче­том удовлетворения личных потребностей людей в нужных вещах.

3. Распределение при социализме производится через квитан­ции, жетоны, которые производители получают за «индивидуаль­ные рабочие часы».

4. При коммунизме производительные силы общества развиты настолько сильно, а природа человека настолько изменена, что каждый получает по потребностям, а труд становится первой жиз­ненной необходимостью.

5. Демократическая республика является формой господства буржуазии. Демократия — явление исторически преходящее. Ей на смену приходит «демократия для большинства», предполагаю­щая «изъятия из свободы» в интересах большинства.

6. Для завоевания политической власти, подавления сопротив­ления недовольных и организации общества по-новому необходи­мо установить диктатуру пролетариата, которая является демокра­тией для большинства.

С позиций современных знаний о развитии общества и истори­ческой практики основные недостатки этих теоретических представ­лений сводятся к следующему:

1. Монополия государственной собственности на средства про­изводства приводит к крайне негативным последствиям: эксплу­атация человека человеком заменяется эксплуатацией человека государством; происходит отчуждение людей от собственности, обезличивание собственности. А это, в свою очередь, ведет к по­тере «чувства хозяина» со всеми отрицательными последствиями. Ликвидация частной собственности создает государственную мо­нополию на производительные силы общества. В силу этого зна­чение государства резко возрастает, ибо оно берет на себя управ­ление всеми сторонами жизни общества, в том числе и всей эко­номикой.

2. Централизованное планирование и регулирование распреде­ления, отсутствие такого регулятора, как рынок, способствуют возникновению дефицита, снижению качества производимой про­дукции, укрепляют бюрократический аппарат.

3. Отсутствие экономических стимулов к труду делает человека инертным, безынициативным.

4. «Изъятия из свободы», ликвидация институтов демократии, применение насилия способствуют установлению диктатуры пар­тии и в конечном итоге к режиму личной власти.

Между экономическими и политическими преобразованиями, ведущими в конечном счете к установлению диктаторского режи­ма, есть прямая логическая связь. Ликвидация частной собствен­ности, товарно-денежных отношений происходит путем насилия, установления диктатуры. Отсутствие разных форм собственности создает предпосылки к усилению монополии в области политиче­ской, что приводит к укреплению государственного аппарата, в том числе и карательных органов.

Таким образом, реализация идей марксизма в его леворадикаль­ном варианте способствует формированию государства с характер­ными признаками стран восточной деспотии.

Наиболее радикальные идеи марксизма претворялись в жизнь в России. Как мы уже отмечали, это произошло не случайно. Исто­рический ход России подготовил мощный социальный взрыв, ут­верждающий в стране власть, которая стремилась решить объек­тивно стоящие задачи модернизации общества на путях постро­ения социализма.

Неспособность и нежелание правящей элиты пойти на рефор­мы усилили противоречия в стране, приведшие к социальному взрыву и революционному изменению политической системы.

Реализация марксистских идей о превращении средств произ­водства в государственную собственность и создании безрыночно- го социализма, при котором все хозяйство страны будет превраще­но в некую «единую фабрику», привела к монополии государства в экономической жизни. В этих условиях народ экономической свободы не получил, положение его усугублялось насаждением системы внеэкономического принуждения.

Замена свободной конкуренции монополией в экономике спо­собствовала установлению и политической монополии, опираю­щейся на марксистское положение о диктатуре пролетариата.

В результате в первые годы советской власти реализация Лени­ным и его сторонниками идей безрыночного социализма и дикта­туры пролетариата привела в сфере политики к диктатуре партии, в сфере экономики — к утверждению бюрократической, неэффек­тивной организации труда.

Под влиянием объективных обстоятельств после окончания Гражданской войны большевики внесли коррективы в экономиче­скую политику: признали плюрализм собственности и товарно- денежные отношения, допустили использование наемной силы под контролем государства и т.д.

Большинство руководителей коммунистической партии рас­сматривали новую экономическую политику как временное отсту­пление, считая, что ей на смену придет другая, в которой в полной мере будет реализована марксистская модель социализма.

Изменения в экономической сфере не привели к либерализа­ции политического режима. В первой половине 1920-х гг. диктату­ра партии еще укрепилась, а во второй половине 1920-х гг. проис­ходит эволюция политического режима, приведшая к установле­нию диктатуры вождя.

Политический процесс установления культа вождя сопровожда­ется ломкой новой экономической политики, ибо для установле­ния абсолютной тоталитарной власти нужно монополизировать власть не только политическую, но и экономическую.

Изменения в экономической сфере обусловлены также и тем, что многие руководители Советского государства мечтали возвра­титься к марксистским положениям о превращении средств произ­водства в государственную собственность и о ликвидации товарно- денежных отношений. С изменениями в экономической политике были связаны и надежды о быстром развитии всех отраслей народ­ного хозяйства страны, чтобы получить независимость в экономи­ческом отношении от капиталистических государств.

На решение всего комплекса этих задач были направлены и форсированная индустриализация, и сплошная коллективизация, проводимые в годы предвоенных пятилеток.

Характеризуя в целом социально-экономические итоги инду­стриализации, можно отметить, что темпы экономического разви­тия страны в годы первых пятилеток, несмотря на «скачки», при­водящие к срывам, были высокие. По всем историческим меркам, если брать только количественную сторону экономического раз­вития, результаты были блестящими. В 1930-е гг. СССР по разме­рам валовой продукции промышленности вышел на второе место в мире и первое место в Европе, тем самым войдя в ряд первых мировых держав и приобретя экономическую самостоятельность.

Большие изменения произошли в социальной сфере. Увеличи­лась численность рабочего класса, повысился его образовательный и профессиональный уровень.

Значительно хуже обстояли дела в сельском хозяйстве. Коллек­тивизация, приведшая к неисчислимым бедствиям крестьянства, не привела к созданию эффективного аграрного слоя. При ее про­ведении произошло отчуждение крестьян от земли, от средств про­изводства. Крестьянин превращался из хозяина в исполнителя работ, в «поденщика». Возвращение к продразверстке уничтожило материальные стимулы для работы крестьян.

Крупное коллективное хозяйство открывало возможности бы­строго развития сельского хозяйства, но при условии, когда трудо­вой хозяин является хозяином средств производства и производи­мой продукции. Именно это условие и не было соблюдено, что и предопределило формирование аграрного слоя, который не может обеспечить продовольствием население страны.

Итак, в годы предвоенных пятилеток произошли большие пе­ремены. Индустриализация и коллективизация изменили облик страны. Эти изменения были учтены при составлении новой кон­ституции государства, утвержденной 5 декабря 1936 г. VHI Чрезвы­чайным съездом Советов СССР.

По своему содержанию она являлась Основным законом соци­алистического общества. Сталин в выступлениях на этом съезде подтвердил это, заявив, что в СССР осуществлена в основном пер­вая фаза коммунизма, социализм. По его мнению, то, что завеща­ли Маркс и Энгельс, то, что якобы начертал Ленин в плане постро­ения социализма, в основном было реализовано.

И действительно, если проанализировать взгляды Маркса, Эн­гельса, Ленина (до 1917 г.) на социализм, то можно увидеть, что в значительной степени во второй половине 1930-х гг. они были ре­ализованы.

Одним из главных требований марксизма являлось прежде все­го превращение средств производства в государственную собствен­ность. Следующий важный постулат марксизма — сведение «на нет» товарно-денежных отношений. Претворение в жизнь этих требований, по мнению Маркса, приведет к ликвидации эксплуа­тации человека человеком.

Посмотрим, как эти основополагающие марксистские установ­ки реализованы в нашей стране во второй половине 1930-х гг.

Государственная и кооперативно-колхозная (по сути, то же, что и государственная) собственность на производственные фонды, на орудия производства и производственные постройки к концу вто­рой пятилетки составляла 98,7% всех производственных фондов в нашей стране. Социалистическая (по сути, государственная) си­стема производства стала безраздельно господствовать во всем на­родном хозяйстве СССР; по валовой продукции промышленности она составляла 99,8%, по валовой продукции сельского хозяйства, включая личное подсобное хозяйство колхозников, — 98,6%, по товарообороту — 100%.

Реализовалось и другое основополагающее положение марксиз­ма: товарно-денежные отношения сворачивались. Административ­ным путем закрывались рынки, вводилось государственное рас­пределение материальных ресурсов, запрещалась продажа пред­приятиями своих материалов и оборудования и т.д.

Но привели ли эти шаги к главной марксистской цели — ликви­дации эксплуатации человека человеком? Формально ее не было: считалось, что эксплуататорские, паразитические классы ликви­дированы.

Однако различия в материальном положении членов общества не были ликвидированы. Появился новый эксплуататорский класс — номенклатура, который использовал анализ, данный Марксом в «Капитале», для извлечения прибавочной стоимости.

«Марксистские шаги» в сфере экономики Сталина и его сорат­ников не только не воплотили мечту марксистов (да и не только марксистов) о ликвидации эксплуатации, а, наоборот, сделали эк­сплуатацию более суровой, изощренной.

То же самое можно сказать и о «марксистских шагах» руковод­ства правящей партии ВКП(б) в сфере политической, идеологиче­ской. Бесклассовое коммунистическое общество, которое, по Мар­ксу, должно было создаться после короткого переходного периода диктатуры пролетариата, не построено. Государство не отмирает, а укрепляется, пронизывая все сферы жизнедеятельности общества. Тоталитарная сталинская система осуществляла руководство всеми областями политической, экономической, духовной, идеологиче­ской жизни советского общества. Аппарат коммунистической пар­тии («партия в партии») имел абсолютную власть во всех сферах. Законодательная, судебно-контрольная, распорядительная функ­ции были слиты воедино и сосредоточены в центральном партий­ном аппарате. Органы управления и распределения были дуали- стичны. Руководящие функции исполнял партаппарат, исполни­тельные — государственный аппарат.

Итак, к концу 1930-х гг. в СССР было реализовано сталинское видение социализма с господством номенклатуры, массовыми ре­прессиями и человеческим страхом, без элементарных признаков демократии.

Характерными чертами такой разновидности социализма стали:

— централизация всех сфер общественной жизни;

— устранение масс от управления, фиктивный характер ин­ститутов демократии;

— сращивание партийного и государственного аппаратов, диктат партийно-государственной бюрократии;

— выход карательных органов из-под контроля общества;

— культ личности;

— создание идеологических мифов, огромный разрыв между словом и делом.

Экономическую основу созданной системы составляли: моно­полия государственной собственности, отсутствие плюрализма в экономической сфере; ограниченный характер действия товарно- денежных отношений; эксплуатация трудящихся тоталитарным государством, новым эксплуататорским классом — номенклату­рой; экстенсивный и затратный хозяйственный механизм, осно­ванный на внеэкономическом принуждении.

По сути, все перечисленные черты социализма в сталинской модификации являлись признаками стран восточной цивилиза­ции. Таким образом, наша страна в этот период и по содержанию, и по форме напоминала страну восточной деспотии, где отсут­ствует частная собственность, где государство пронизывает все сферы жизнедеятельности, где царит тирания.

Итак, светлые мечты Маркса и его последователей о прекрас­ном будущем превратились в СССР в мрачную и трагическую дей­ствительность. И, думается, это можно объяснить, во-первых, тем, что идеалы марксистов (и не только марксистов: Мора, Сен-Си­мона, Фурье, Герцена, Чернышевского, Бакунина, Кропоткина) были во многом утопичны, а во-вторых, воплощались в такой ази­атско-европейской стране, как Россия. Отметим, что в некоторых странах марксистские идеи, трансформировавшись в программы социал-демократических партий, способствовали созданию демо­кратического общества с высокоэффективной экономикой.

В своем становлении и развитии рассматриваемая социалисти­ческая система в Советском государстве прошла несколько этапов. К концу 1930-х — началу 1940-х гг. система оформилась в завер­шенном виде. В дальнейшем она принимала различные обличил, не менявшие ее сущности. Ее поколебали и опрокинули лишь со­бытия второй половины 1980-х — начала 1990-х гг.

Уже в начале 1960-х гг. Советское государство сталкивается с определенными трудностями. Общая экономическая ситуация ста­ла ухудшаться. Темпы экономического развития уменьшились. В начале 1970-х гг. СССР отставал в сфере экономического разви­тия не только от западных, но и от ряда развивающихся стран. Го­сударство предпочитало строить новые предприятия, а не перена­сыщать старые. Итогом такой политики стало фактическое пре­кращение экономического роста. К середине 1980-х гг. все нагляднее стала проявляться неспособность руководства страны обеспечить стабильность, не говоря об экономическом прогрессе. В государстве назревал глубокий кризис, который охватил все сфе­ры: экономическую, политическую, социальную, духовную и т.д. Кризис привел к коренным социально-экономическим переменам, которые некоторые политологи называют мирной капиталистиче­ской революцией. И в самом деле, в нашей стране происходило становление принципиально новых экономических отношений, основанных на принципах либеральной экономики, внедрялись такие общепризнанные демократические институты, как действи­тельная свобода печати, свобода выбора рода деятельности и др. Такой вектор развития был предопределен волей большинства рос­сийского народа, его желанием, может быть, еще не конца осоз­нанным, не оставаться в стороне от основных тенденций движения мировой цивилизации.

Революционные преобразования, реформы, осуществляемые в нашей стране, вновь актуализировали вопрос о путях развития России, об отношении ее к тому или иному типу цивилизации.

В начале 90-х гг. XX в. было сильно влияние политиков, которые считали, что Россия является составной частью западной цивили­зации, из которой ее насильственным путем вывели большевики. Такого рода идеологи (в большей степени это были радикальные демократы) считали, что при возвращении в лоно западной демо­кратии нам окажут большую помощь США и страны Западной Европы, чтобы скорее изжить нашу косность и азиатчину и стать могучим государством.

В современном политологическом сообществе существует и точка зрения, что, несмотря на перемены, Россия остается страной восточного типа.

Достаточно сильным в современной России остается и влия­ние идеологов, которые не относят Россию ни к одному из из­вестных типов цивилизаций. Одним из основателем такого под­хода можно считать П.Я. Чаадаева, который еще в 1836 г. в первом философическом письме писал: «Одна из самых печальных осо­бенностей нашей своеобразной цивилизации состоит в том, что мы все еще открываем истины, ставшие избитыми в других стра­нах... Дело в том, что мы никогда не шли вместе с другими наро­дами, мы не принадлежим ни к одному из известных семейств человеческого рода, ни к Западу, ни к Востоку и не имеем тради­ций ни того, ни другого».

К разновидностям такого подхода можно отнести евразийскую концепцию, основателями которой считаются эмигранты Н.С. Тру­бецкой, Г.В. Флоровский, П.Н. Савицкий, Л.П. Карсавин и др. В на­чале 20-х гг. XX в. за рубежом, находясь в эмиграции, они предложи­ли свою трактовку исторического процесса, в котором четко проя­вилось отрицательное отношение к Западу. Поэтому они отделяют Россию не только от Европы, но и от славянского мира. В данном случае они выступали против славянофилов, считая, что последние растворяют русский народ в славянстве, а русское национальное сознание — в панславизме, в основе которого — идея об особенно­сти и единстве славянства.

Определяющим фактором в развитии народов евразийцы счи­тали их связь с географической средой, которая определяет само­бытность народов. Огромные пространства России, охватывающие Европу и Азию, способствовали созданию особой ментальности русского народа, своеобразию его культурного мира.

Другой особенностью русского народа, по мнению евразийцев, является влияние на него восточного («туранского», тюркско-та­тарского) фактора. Влияние этого фактора было значительно боль­ше, нежели влияние западной цивилизации.

В результате этих особенностей в России сложилась уникальная цивилизация, которая отличается и от западной, и от восточной ци­вилизаций. Россия — это особый мир — Евразия. Населяющие ее народы представляют единую многонациональную нацию с веду­щей ролью русской национальности. Россия, по мнению евразий­цев, самодостаточна. В России имеется все необходимое для ее развития.

Следует отметить, что критики евразийцев обвинили их в связях с большевизмом, в попытке оправдать политический режим в Со­ветском государстве. Основания для такого обвинения были. В ряды евразийцев советские спецслужбы внедрили своих агентов, которые стали «помогать» материально сторонникам нового тео­ретического направления издавать газету «Евразия». После того как об этом стало известно широкому кругу эмигрантов, евразий­ство было дискредитировано и как теоретическое течение переста­ло существовать. Однако сторонники данного подхода существуют и в настоящее время.

После краткого анализа основных теорий о месте России в ми­ровом сообществе цивилизаций вновь вернемся к вопросу, кото­рый был поставлен в начале этого пункта: к какому же типу циви­лизаций относится Россия?

Проведенный анализ исторического пути нашего государства позволяет ответить на него. В чистом виде Россия не относится ни к одному из типов цивилизаций. Проявляется это в следующем:

1. Россия — это конгломерат народов, которые относятся к раз­ным типам цивилизаций.

2. Россия расположена между Востоком и Западом (можно ска­зать — и на Востоке, и на Западе).

3. В процессе образования и развития Государства Российского на него оказывали влияние различные цивилизационные центры: Византийская цивилизация и «степь» (прежде всего монгольское нашествие), Европа и Азия.

4. При крутых поворотах истории вихри подталкивали страну то ближе к Западу, то — к Востоку.

5. Огромное влияние на развитие России оказало более чем 70-летнее строительство социализма.

Как мы уже отмечали, это строительство осуществлялось под влиянием марксистских идей, скорректированных руководством большевиков в соответствии со своими взглядами и реальной прак­тикой, что привело ко многим отрицательным последствиям.

Однако следует отметить, что с марксизмом связаны не только негативные последствия. Нельзя забывать о том, что учение

Маркса и Энгельса дало мощный импульс рабочему и социали­стическому движению в капиталистических странах. Борьба ра­бочего класса, которая часто проводилась под социалистически­ми идеями, способствовала эволюционному изменению капита­листического мира и в конечном счете — превращению его в современное цивилизованное общество. Эволюция происходила и под влиянием революции в России, которую возглавляли Ле­нин, большевики.

При конструировании контуров будущего общества К. Маркс и Ф. Энгельс из трезвых реалистов зачастую превращались в уто­пистов, чей революционный романтизм, реализованный на прак­тике, трансформировался в свою противоположность. Но, вдумы­ваясь в общую перспективу развития общества, К. Маркс и Ф. Эн­гельс угадали некоторые черты общества, которые сделают его более гуманным (социальная защищенность членов общества, создание для этого общественных фондов и т.д.) и динамичным (планирование).

Думается, что некоторые гуманные идеи социализма будут во­площены и в новой демократической России, как это произошло в большинстве цивилизованных государств современного мира.

В новой России должны быть воплощены лучшие черты и за­падной, и восточной цивилизаций. В нашем обществе должны сочетаться мировые ценности с традиционными, присущими Рос­сии. Ведь Россия — это уникальное государственное образование, расположенное и в Европе, и в Азии, на развитие которого оказы­вали и оказывают влияние различные цивилизационные потоки. И в этом смысле можно сказать, что Россия — это и Европа, и Азия.

Для воплощения лучших черт западной и восточной цивилиза­ций, для превращения страны в действительно демократическое государство с присущими традиционными ценностями народов России следует сделать многое. Прежде всего нужно ликвидиро­вать предпосылки тоталитаризма. В России в силу особенностей ее исторического развития сохраняются социально-экономиче­ские, политические и духовные предпосылки, не исключающие возможности возрождения тоталитаризма. Для создания в государ­ственной системе нашего общества гарантий, которые предупре­ждали бы повторение негативных событий, необходимо реформи­ровать общественный строй, создать правовое государство, воспи­тать в людях уважение к праву.

<< | >>
Источник: Рассказов Л.П.. Теория государства и права: углубленный курс: Учебник. — М., 2015. — 559 с. . 2015

Еще по теме К ВОПРОСУ О ТИПЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ РОССИИ:

  1. 1. Путь России в цивилизацию
  2. Вопрос № 6. Формирование основ постиндустриальной цивилизации
  3. ВОПРОС 57 Основные направления деятельности ФСБ России. Функции ФСБ России в области защиты и охраны Государственной границы РФ
  4. Б. H. Чичерин КОНСТИТУЦИОННЫЙ ВОПРОС B РОССИИ
  5. Проблема роста цивилизаций Задержанные цивилизации
  6. § 38. Понятие и типы цивилизаций в истории общества. Противоречия и проблемы техногенной цивилизации, информационного общества
  7. ГЛАВА 1 Проблема рецепции римского права в России: историография вопроса
  8. Раздел 3 Рождение индустриальной цивилизации и противоречия мирового развития (XVIII – первая половина XIX вв) Глава 1 Революции и реформы в становлении западной цивилизации
  9. Организация взаимодействия ФССП России с органами государственной власти по вопросам исполнительного производства и реализации полномочий по межведомственной координации деятельности
  10. Конституционное правосудие - относительно новый для России институт защиты прав и свобод граждан и юридических лиц, а также рассмотрения спорных вопросов жизни государства.
  11. Восточный тип цивилизации (восточная цивилизация)