<<
>>

§ 4. Непреодолимая сила и юридическая невозможность исполнения обязательств

Заслуживает внимания вопрос о возможности отнесения к непре­одолимой силе запрещения и ограничения ввоза или вывоза какого- нибудь товара.

Некоторые ученые дают положительный ответ, основываясь на том, что изданное соответствующими органами решение представ­ляет для должника объективную невозможность выполнить взятое обязательство.

Эта точка зрения отражена в отдельных нормативных актах.

Параграф 13 Положения о взаимной имущественной ответствен­ности организаций морского транспорта и отправителей за невыпол­нение плана перевозок экспортных и импортных грузов 1965 года относит решения правительства к обстоятельствам, носящим харак­тер непреодолимой силы. Следует согласиться, что решение компе­тентных органов, запрещающее выполнить взятое обязательство, создает для контрагентов такие же последствия, как и действие не­преодолимой силы. И все же думается, что запрещение или ограни­чение производства или вывоза (ввоза) какой-либо продукции нельзя назвать непреодолимой силой. В ряде ситуаций запрещения или ограничения являются следствием непреодолимой силы.

Юридическая невозможность имеет место, если должник не мо­жет выполнить обязательство в силу распоряжения компетентных органов, запрещающего именно то действие, которое служит пред­метом договора, «или иным образом препятствующего исполнению обязательства, например запрещение вывоза или ввоза известного предмета, к доставке которого обязался должник»1.

В советском законодательстве не встречается термин «юридичес­кая невозможность» исполнения, вследствие чего практика относит решения компетентных органов к обстоятельствам непреодолимой силы.

Р.О. Халфина отмечает, что можно предположить, что по англий­скому праву запрещение компетентных органов относится к vis major (непреодолимой силе). Автор иллюстрирует свое мнение следующим прецедентом.

По делу Mankland v. Jock Barclay 1951 года суд освободил ответчи­ка от ответственности за невыполнение договора о продаже истцу автомобиля. Сделка не состоялась потому, что Британской ассоциа­цией автомобильной промышленности были изменены правила про­дажи. Суд указал, что ответчик сделал все возможное для того, чтобы выполнить договор, но не мог его исполнить по не зависящим от него причинам[210] [211].

Отнесение юридической невозможности исполнить обязательство к непреодолимой силе представляется необоснованным. Общим моментом непреодолимой силы и юридической невозможности яв­ляется необходимость причинной связи между этими явлениями и фактом нарушения договорного обязательства. Но при наличии юри­дической невозможности судебные и арбитражные органы не входят в рассмотрение чрезвычайности и непредотвратимости этого факта для деятельности ответчика. Запрещения или ограничения соответ­ствующего органа являются достаточным основанием для освобож­дения от ответственности.

Арбитражной практике известны случаи, когда контрагент, не выполнивший договорное обязательство, указывает, что причиной послужило запрещение необходимых действий компетентными ор­ганами. Как правило, в этих случаях арбитраж освобождает от ответ­ственности лишь при доказанности наличия причинной связи меж­ду правонарушением и конвенционным запрещением.

По иску В/О «Промсырьеимпорт» к Нижне-Тагильскому метком­бинату о взыскании неустойки за недопоставку конструктивной ста­ли Госарбитраж при Совете Министров РСФСР в решении указал, что ссылка ответчика на конвенционное запрещение не принимает­ся во внимание, так как это запрещение имело место в последние пять дней декабря, а поставка стали на экспорт должна была произ­водиться в течение всего IV квартала. Кроме того, просрочка превы­шала пять дней1.

Решение арбитража следует признать верным, так как отсутство­вала причинная связь между конвенционным запретом и нарушени­ем взятого обязательства.

Подобно непреодолимой силе, конвенционное запрещение — юри­дическая невозможность может находиться в причинной связи лишь с частичным нарушением договора. В таком случае арбитраж освобож­дает от ответственности за нарушение обязательства в этой части.

При рассмотрении иска В/О «Экспортлес» к Астраханскому цел­люлозно-картонному комбинату об уплате неустойки за недопостав­ку бумаги для гофры во II квартале 1970 года было установлено, что недопоставка бумаги произошла ввиду конвенционного запрещения на отгрузку в период с 6 по 12 апреля 1970 года. С учетом этого юри­дического факта неустойка была уменьшена[212] [213].

Сложнее обстоит дело при рассмотрении споров, вытекающих из обязательств, по которым предусмотрена повышенная ответственность.

Представляется, что юридическая невозможность выполнить взя­тое обязательство, не сливаясь с непреодолимой силой, должна быть указана в соответствующих нормах института договорной ответствен­ности как обстоятельство, освобождающее должника от ответствен­ности за невыполнение заключенного договора.

Вот почему представляется необходимым изменить редакцию п. «б» ст. 145 Устава, указав, что грузоотправитель освобождается от уплаты штрафа за невыполнение плана перевозки при юриди­ческой невозможности выполнить плановые обязательства.

Специального рассмотрения заслуживает вопрос о юридической невозможности выполнить взятое обязательство в практике ВТАК. Заключению поставочных контрактов между внешнеторговыми объ­единениями стран — членов СЭВ предшествуют межправительствен­ные соглашения, которые определяют номенклатуру и количество продукции и товаров, подлежащих поставке1. Но в ряде случаев за­ключаются долгосрочные соглашения, выполнение которых зависит от того, насколько будет соответствовать содержание контракта усло­виям последующих соглашений на уровне правительств. Если пра­вительственное соглашение не предусмотрело поставку продукции, внесенной в ранее заключенный контракт, то наступает юридическая невозможность выполнить обязательство. Вот почему многие конт­ракты содержат такое основание освобождения от ответственности, как юридическая невозможность.

При рассмотрении иска В/П «Машимпорт» (г. Варшава) к В/О «Трактороэкспорт» об уплате штрафа за непоставку трактора ДТ-55 было установлено следующее.

В соответствии с заключенным между сторонами договором от 1966 года поставка тракторов должна была проводиться в счет Согла­шения от 1965 года между Правительствами СССР и ПНР о товаро­обороте и платежах на период 1966—1970 гг. Межправительственным Протоколом, обязательным для сторон, поставка трактора ДТ-55 в Польшу в 1967 году предусмотрена не была, в связи с чем продавец известил истца о невозможности исполнить договор в этой части. В решении ВТАК указала, что при указанных обстоятельствах для продавца создалась юридическая невозможность исполнить договор, в силу чего в соответствии с п. 10 договора ответчик должен быть освобожден от ответственности за невыполнение обязательства[214] [215].

В практике ВТАК встречаются споры, связанные с нарушением соглашения по поставке ввиду запрещений или ограничений, уста­навливаемых в одностороннем порядке планово-регулирующими органами страны, хозяйственная организация которой участвует во внешнеторговой сделке.

Возникает вопрос: могут ли такие действия государства создать для сторон во внешнеторговой сделке юридическую невозможность и, следовательно, освободить от гражданско-правовой ответствен­ности за невыполнение обязательств договора?

Отсутствие унификации правового регулирования данной про­блемы в рамках СЭВ порождает противоречивую арбитражную прак­тику.

Встречаются решения, в которых ВТАК признает юридической невозможностью последующее невключение в списки о товарообо­роте товаров, поставка которых предусмотрена в заключенном вне­шнеторговом договоре1.

Однако в практике ВТАК нашел отражение и иной подход к ре­шению рассматриваемой проблемы. В споре по одному делу комис­сия указала, что изменения внутренних актов планирования обяза­тельны лишь для одной стороны контракта — продавца, но не поку­пателя и не порождают оснований для исключения правовой ответственности за нарушение условий заключенного соглашения[216] [217].

Нет единообразного мнения по этому вопросу и в правовой лите­ратуре, в которой можно встретить суждение, что невыполнение усло­вий договора в результате односторонних актов освобождает хозяй­ственную организацию — контрагента по внешнеторговой сделке — от ответственности. Эта конструкция базируется на том, что в данном случае отсутствует вина должника в неисполнении обязательства.

Стабильности внешнеторговых сделок соответствует практика, когда в двустороннем акте государств — в соглашении о товарообо­роте — принимаются изменения, обязательные для обеих сторон. Указание компетентного органа, основанное на межправительствен­ном соглашении, о запрещении исполнить договор полностью или в части порождает юридическую невозможность исполнения для стороны по внешнеторговой сделке и освобождает в этом случае должника от ответственности, установленной соответствующими гражданско-правовыми санкциями[218].

Сложнее обстоит дело, когда в договоре не предусмотрено такое основание освобождения от ответственности, как юридическая невоз­можность. В Общих условиях поставок СЭВ 1968 года ничего не гово­рится о юридической невозможности. И ВТАК приходится подводить юридическую невозможность под понятие непреодолимой силы[219].

Так, в решении по иску В/О «Продинторг» к швейцарской фирме «Теакс» прямо сказано: «Невыдача лицензии на ввоз, т.е. юридичес­кая невозможность исполнения, подпадает под понятие «форс- мажора»[220]. Но можно ли говорить о том, что во внешнеторговой прак­тике общепринято отождествлять юридическую невозможность с непреодолимой силой? Думается, что нельзя.

Успешному разрешению практических задач, стоящих перед ар­битражными органами, при рассмотрении споров, связанных с на­рушением хозяйственных обязательств, будет способствовать не подведение всех обстоятельств, свидетельствующих об объективной невозможности выполнить условия заключенного договора, под ка­тегорию непреодолимой силы, а всестороннее рассмотрение круга обязательных условий, позволяющих квалифицировать наступление для должника по договору юридической невозможности исполнения взятых обязательств.

<< | >>
Источник: Павлодский Е.А.. Избранное. 2010

Еще по теме § 4. Непреодолимая сила и юридическая невозможность исполнения обязательств:

  1. § 2. Непреодолимая сила
  2. § 2. Непреодолимая сила во внешнеторговой практике
  3. СЛУЧАЙ И НЕПРЕОДОЛИМАЯ СИЛА В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ
  4. ГЛАВА III НЕПРЕОДОЛИМАЯ СИЛА КАК ОБСТОЯТЕЛЬСТВО, ИСКЛЮЧАЮЩЕЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
  5. Глава V. Исполнение обязательства и ответственность за неисполнение § 1. Исполнение обязательства
  6. § 113. Невозможность исполнения
  7. § 113. Невозможность исполнения
  8. Обязательства, платежи, сроки их исполнения, субъектный состав: понятие и видовые характеристики в отношениях банкротства юридических лиц
  9. Лица, которые обязаны предоставлять обеспечение исполнения обязательств, и лица, которые имеют право требовать предостав­ления обеспечения исполнения обязательств
  10. Юридическая сила (auctoritas legis)