<<
>>

Подраздел 6. Законодательство о хозяйственных обществах § 1. Законодательство о статусе и видах хозяйственных обществ

1.

2. Состояние действующего законодательства

2.1. Гражданско-правовой статус хозяйственных обществ имеет трехуровневую регламентацию. Первый уровень образует ГК, статьи которого определяют основные положения о хозяйственных общест­вах в целом и об отдельных видах хозяйственных обществ в частно­сти (§ 2 гл.

4 ч. 1 ГК).

Второй уровень составляют специальные законы, посвященные отдельным видам хозяйственных обществ, — Федеральный закон «Об

акционерных обществах» и Федеральный закон «Об обществах с огра­ниченной ответственностью».

Наконец, на третьем уровне расположены законы, определяющие

особенности гражданско-правового статуса разновидностей хозяй­ственных обществ, относящихся к определенному виду, который чаще

всего обусловлен сферой их деятельности (п. 3—5 ст. 1 Федерального закона «Об акционерных обществах» и п. 2, 3 ст. 1 Федерального за­кона «Об обществах с ограниченной ответственностью»). Указанный перечень не является исчерпывающим (п. 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 ноября 2003 г.

№ 19 «О неко­торых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах»).

2.2. Помимо приведенного выше деления, действующему законо­дательству известна внутривидовая классификация акционерных об­ществ на типы (ст. 7 Федерального закона «Об акционерных общест­вах»), а закрытых акционерных обществ — на виды (п. 2 ст. 1 Феде­рального закона «Об особенностях правового положения акционерных

обществ работников (народных предприятий)»). Все хозяйственные общества подразделяются на преобладающие и зависимые, а также на основные и дочерние (п. 7 § 2 гл. 4 ч. 1 ГК РФ).

3. Оценка действующего законодательства

3.1. Действующее законодательство о гражданско-правовом статусе хозяйственных обществ характеризуется отсутствием единых критери­ев его построения, что влечет за собой появление множества законов,

нередко содержащих противоречащие друг другу нормы.

3.2. Основная часть правовых норм, содержащихся в законодатель­стве о хозяйственных обществах, имеет императивный характер, что предполагает их тщательную проработку, сводящую на нет возмож­ность возникновения пробелов в законодательстве (которые из-за

императивного характера правового регулирования рассматриваемых

отношений затруднительно компенсировать средствами договорно­го права).

Между тем действующий Федеральный закон «Об акционерных об­ществах» обеспечивает лишь фрагментарное регулирование деятель­ности данного вида хозяйственного общества[195]. Такой подход противо­речит зарубежному опыту правового регулирования рассматриваемых

отношений. Например, действующий английский Закон о компани­ях (2006 г.) содержит 1300 статей и 16 приложений. Хорошо известен своей детальной проработкой Закон об акционерных обществах ФРГ (1965 г.).

3.3. В связи с тем, что «законодательство оказывается не в состоя­нии своевременно реагировать на изменения практики корпоратив­ного поведения, поскольку внесение изменений в законодательство

требует значительного времени» (п. 2 Введения к Кодексу корпоратив­ного поведения), его недостатки у нас пытаются компенсировать при­нятием так называемых кодексов корпоративного поведения, являю­щихся внутренними документами акционерных компаний. Типовые кодексы корпоративного управления существуют во многих странах (Объединенный кодекс корпоративного управления в Великобрита­нии, Германский кодекс корпоративного управления и т.д.), но нигде

они не подменяют собой законодательство.

3.4. Таким образом, совершенствование действующего граждан­ского законодательства о хозяйственных обществах должно осущест­вляться по двум основным направлениям: во-первых, путем сокраще­ния множества законов, устанавливающих особенности гражданско­правового статуса отдельных разновидностей хозяйственных обществ

(что позволит минимизировать противоречия в правовом регулиро­вании); во-вторых, путем максимальной детализации содержащих­ся в них правовых норм (что обусловлено императивным характером правовой регламентации данной сферы социальных связей).

4. Предложения по совершенствованию действующего законодательства

4.1. Основным источником правового регулирования отношений,

возникающих в рамках хозяйственных обществ, должен оставаться

ГК. В перспективе все нормы права, определяющие гражданско-пра­вовой статус хозяйственных обществ, можно было бы включить в ГК.

Опыт включения положений о хозяйственных обществах в еди­ный кодифицированный акт существует во Франции (нормы Закона «О торговых товариществах» от 24 июня 1966 г. включены во вторую книгу Торгового кодекса 2000 г.); Швейцарии (где все они включены

в Закон об обязательственном праве, составляющий Пятую книгу Гра­жданского кодекса), а также в Нидерландах. Сходное решение пробле­мы планировалось и разработчиками проекта Гражданского уложения

Российской Империи.

4.2. На нынешнем этапе совершенствования норм гражданского права о хозяйственных обществах целесообразно принятие единого закона о хозяйственных обществах. В пользу такого подхода говорит наличие множества общих норм, которые с незначительными изъя­тиями можно применить ко всем видам хозяйственных обществ.

Специфика гражданско-правового статуса отдельных видов хозяй­ственных обществ, в том числе с государственным участием в устав­ном капитале, и их разновидностей, выделяемых в зависимости от сфе­ры деятельности указанных юридических лиц и по иным критериям, может быть установлена в соответствующих разделах такого закона.

4.3. ГК должен закреплять все основные критерии, характеризую­щие виды хозяйственных обществ и их отдельные разновидности, что

позволит избежать принятия законов, определяющих особенности

правового статуса новых, нередко сомнительных модификаций хозяй­ственных обществ (например, «акционерных обществ работников», которые должны быть упразднены, тем более что цель привлечения наемных работников к участию в управлении акционерным общест­вом вполне может быть достигнута в рамках классической акционер­ной формы предпринимательской деятельности, о чем свидетельству­ет многообразный зарубежный опыт).

4.4. Целесообразно оставить в гражданском законодательстве два

основных вида хозяйственных обществ: акционерные общества и об­щества с ограниченной ответственностью.

Нет достаточных оснований для сохранения такой организацион­но-правовой формы юридического лица, как общество с дополнитель­ной ответственностью (ст. 95 ГК). Гражданско-правовой статус таких

хозяйственных обществ практически полностью определяется поло­жениями законодательства об обществах с ограниченной ответствен­ностью. Очевидно, что возложение на участников такого общества до­полнительной ответственности по долгам юридического лица не тре­бует закрепления в законе особой организационно-правовой формы,

а может быть санкционировано на уровне устава.

Сходный подход получил отражение в рекомендательном акте «Об обществах с ограниченной ответственностью», утвержденном Межпар­ламентской Ассамблеей СНГ 2 ноября 1996 г., и в Концепции разви­тия корпоративного законодательства на период до 2008 года, одоб­ренной Правительством РФ 18 мая 2006 г.

4.5. Вместе с тем в ГК необходимо закрепить особые требования к гражданско-правовому статусу публичных акционерных обществ (известных, кстати, немецкому, английскому и американскому кор­поративному законодательству). Основной критерий выделения та­ких обществ должен быть строго формально-юридическим, а не фак­тическим: акционерное общество должно приобретать статус публич­ного с момента государственной регистрации проспекта ценных бумаг

(акций), подлежащих размещению среди неограниченного круга лиц по открытой подписке.

Особенности такого статуса должны заключаться в повышенных требованиях к минимальной величине уставного капитала; в обяза­тельном вхождении в состав совета директоров независимых дирек­торов; в публичном ведении таким обществом дел, проявляющемся

в раскрытии информации о его деятельности (целесообразно закрепить

в законе критерии раскрытия информации, содержащиеся в первой директиве ЕС о публикации 1968 г.); в наличии специализированно­го регистратора, ведущего реестр акционеров и выполняющего функ­ции счетной комиссии на общих собраниях акционеров.

4.6. Акционерные общества, не имеющие публичного статуса, не должны превращаться в общества с ограниченной ответственно­стью, что фактически происходит сейчас с закрытыми акционерными

обществами. В этой связи представляется недопустимым установле­ние ограничений обращения акций таких обществ, в том числе и по­средством закрепления за их участниками преимущественных прав приобретения акций, отчуждаемых третьим лицам.

В связи с этим следует в принципе отказаться от искусственного выделения типов акционерных обществ (открытые и закрытые).

4.7. Целесообразно отказаться от использования в ГК понятий «пре­обладающее общество» и «зависимое общество», как не оправдавших себя на практике. В отличие от категорий «основное общество» и «до­чернее общество», названные выше понятия никакой смысловой на­грузки не несут. Для определения правовых последствий приобрете­ния более 20% голосующих акций (долей уставного капитала), которые

заключаются в том числе и в раскрытии информации, законодатель

не использует конструкции преобладающего и зависимого общества,

а берет за основу сам факт такого приобретения (п. 4 ст. 6 Федерального закона «Об акционерных обществах» и Федерального закона «Об об­ществах с ограниченной ответственностью»).

Понятия «преобладающее общество» и «зависимое общество» ис­пользуются в основном в налоговом законодательстве в целях борьбы

с уклонением от уплаты налогов (подп. 2 п. 2 ст. 45 НК РФ), в норматив­ных правовых актах о бухгалтерском учете и отчетности, регламентирую­щих порядок составления сводной бухгалтерской отчетности, а также

в иных случаях, не относящихся к сфере гражданского законодательства.

4.8. Вместе с тем положения ГК об основных и дочерних обществах нуждаются в совершенствовании. Для конкретизации оснований воз­никновения указанного статуса целесообразно заменить в п. 1 ст. 105

ГК термин «преобладающее участие» на термин «участие», поскольку именно в силу участия одна компания приобретает возможность опре­делять решения, принимаемые другой компанией.

Необходимо также дать законодательную квалификацию договора,

в силу которого компании приобретают статус материнских и дочерних

(ибо на практике в силу абстрактной формулировки закона к таким до­говорам иногда относят даже договоры целевого займа (кредита)). Речь при этом должна идти либо о специальном гражданско-правовом до­говоре, либо о специальном условии (условиях) смешанного договора.

Основания ответственности «материнской» компании по долгам дочерней должны быть унифицированы во всех законодательных ак­тах и ориентированы на формулировку п. 2 ст. 105 ГК. Такая ответ­ственность по общему правилу должна наступать при отсутствии ви­ны, а при банкротстве — при наличии любой формы вины в деятель­ности «материнской» компании. Представляется также, что указанная

ответственность должна наступать не только при выполнении дочер­ним обществом «обязательных указаний» основного общества, но и во

всех иных случаях, когда она вызвана исполнением дочерней компа­нией решений «материнской» компании.

Целесообразным представляется и ограничение возможности вза­имного участия хозяйственных обществ в уставных капиталах друг дру­га («перекрестное владение» акциями и/или долями участия).

4.9. Нормы о «компаниях одного лица» (п. 2 ст. 88 и п. 6 ст. 98 ГК, а также соответствующие правила федеральных законов об акцио­нерных обществах и об обществах с ограниченной ответственностью)

необходимо дополнить правилами о субсидиарной ответственности учредителей и/или участников «компаний одного лица» по долгам

(сделкам) таких юридических лиц при недостаточности у последних

имущества, если хозяйственное общество совершало такие сделки (сделку) во исполнение воли (указаний) своего единственного уч­редителя (участника).

По сути это будет означать для данных ситуаций «снятие корпо­ративной маски» и распространение на такие отношения норм об от­ветственности основных («материнских») компаний по долгам дочер­них (ст. 105 ГК).

4.10. В ГК следует закрепить более четкую структуру органов акцио­нерного общества с ясным разделением функций управления и контроля.

В этих целях необходимо отказаться от терминологической пута­ницы в названии контрольного органа. Он должен именоваться на­блюдательным советом, а не «советом директоров (наблюдательным советом)». Термин «совет директоров» (board of directors) более свой­ствен английскому корпоративному праву и законам о корпорациях отдельных американских штатов, где им обозначается основной ор­ган управления компанией, совмещающий в себе функции управле­ния и контроля, тогда как наблюдательный совет как контрольный

орган акционеров свойствен более близкой к российской германской

системе корпоративного управления.

Для разделения данных функций необходимо также установить

в ГК и в законе о хозяйственных обществах запрет совмещения долж­ностей в наблюдательном совете и правлении акционерного обще­ства. Предложенные новеллы можно также распространить и на об­щества с ограниченной ответственностью, в которых создается на­блюдательный совет.

4.11. Целесообразно упразднить обязательное формирование в ак­ционерных обществах ревизионной комиссии (избрание ревизора)

(подп. 2 п. 1 ст. 103 ГК, ст. 85 Федерального закона «Об акционерных

обществах»). Образование указанного органа должно происходить лишь тогда, когда это предусмотрено уставом акционерного обще­ства. В то же время для акционерных обществ необходимо сохранить обязательный внешний финансовый контроль (аудит).

4.12. На «внутренние» (корпоративные) отношения, складываю­щиеся между хозяйственными обществами, лицами, входящими в со­став исполнительных органов, и участниками, также целесообразно

распространить действия правил об ответственности основных (ма­теринских) компаний по долгам дочерних, закрепив необходимые

дополнительные правила в ст. 105 ГК. В роли материнских компа­ний в таких ситуациях будут выступать лица, определившие волю

общества на совершение соответствующей сделки (лица, входящие

в состав исполнительных органов, акционер или иной участник с за­ведомо контрольным пакетом акций/долей и т.п.).

<< | >>
Источник: Суханов Е.А.. Сравнительное корпоративное право. 2014

Еще по теме Подраздел 6. Законодательство о хозяйственных обществах § 1. Законодательство о статусе и видах хозяйственных обществ:

  1. § 4. Проблема уСтавного каПитала хозяйСтвенных общеСтв в роССийСком Праве 1. Уставный капитал хозяйственных обществ по действующему законодательству
  2. Законодательство о хозяйственных обществах
  3. § 2. Законодательство об уставном капитале хозяйственных обществ
  4. Подраздел 7. Законодательство об отдельных видах коммерческих организаций § 1. Законодательство о кооперативах
  5. О ДОСТОИНСТВАХ И НЕДОСТАТКАХ СИСТЕМЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ТОВАРИЩЕСТВАХ И ОБЩЕСТВАХ
  6. § 3. Законодательство о соглашениях между участниками хозяйственных обществ
  7. § 1. Имущественные права участников хозяйственных обществ как элементы содержания корпоративных правоотношений 1. Критерии классификации имущественных прав участников хозяйственных обществ
  8. Вопрос 33. Что представляет собой хозяйственное общество и в чем состоит его отличие от хозяйственного товарищества?
  9. Фальсификация решения общего собрания акционеров (участников) хозяйственного общества или решения совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества (ст. 1855 УК РФ)
  10. 3. Признаки хозяйственных обществ
  11. 1. Понятие учредителя хозяйственного общества
  12. 7. Виды хозяйственных обществ
  13. 4. Виды участников хозяйственных обществ
  14. 3. Структура и компетенция органов хозяйственных обществ
  15. Законодательство о социально-хозяйственных связях
  16. Уставный капитал хозяйственных обществ
  17. Высший орган хозяйственного общества.
  18. Понятие хозяйственного общества.