<<
>>

Из выступлений на парламентских мероприятиях, посвящённых энергосбережению и повышению энергетической эффективности

И. Д. ГРАЧЁВ,

председатель Комитета Государственной Думы по энергетике

Закону об энергосбережении не хватает научного обоснования

О нынешнем законе 261-ФЗ «Об энергосбережении...», принятом в 2009 году, обычно говорят, что в нём, в отличие от предшествующе­го, сделана попытка прописать более подробно ряд конкретных на­правлений и мер по повышению эффективности в энергетике.

Но при этом до сих пор, по сути, неясно как воплощать всё это практически. А точнее даже методически, на уровне регионов и отраслей. И, на мой взгляд, это вовсе не случайно.

К сожалению, применимость закона 261-ФЗ весьма проблематична и расплывчата именно там, где в нашей экономике сосредоточены ос­новные резервы по энергосбережению. А, с другой стороны, отсутствие этой главной составляющей покрывается в этом документе активно­стью на ином направлении, относящемся непосредственно к рядово­му потребителю. «За всё спросим на уровне ЖКХ!» — таков скрытый пафос закона, предписывающего нормативы в области энергосбереже­ния преимущественно в жилищно-коммунальной сфере, и в стороне оставляющего сферы, от которых энергоэффективность в реальности зависит.

Одним словом, главной претензией к закону является именно его узость, отражающая в значительной степени часто всеми обсужда­емые перекосы в структуре нынешней российской экономики.

Дабы не быть голословным, приведу конкретные примеры затруд­нений, которые закон в нынешнем виде вызывал и до сих пор вызы­вает на местах. Начнем с самого очевидного, лежащего на поверхно­сти. Сегодня к категории ветхого жилья в стране отнесено 100 млн квадратных метров, или 3 % жилого фонда. Еще 200 млн квадратных метров жилья имеют уровень амортизации более 65 % и нуждаются в замене в среднесрочной перспективе. 260 млн квадратных метров, или 8 % жилого фонда, построены до 1945 года — их также необхо­димо заменить.

Эти данные моих коллег из комитета Госдумы по жи­лищной политике и ЖКХ сами по себе говорят о многом. Кстати, оза­боченность данной проблемой недавно высказывал и сам Президент России В. В. Путин в известном своём диалоге с правительством.

Если буквально следовать закону «Об энергоэффективности», то в доме, идущем на снос в нынешнем, 2013 году — необходимо, перед тем, как его разрушить, установить общедомовые и индивидуальные счётчики на воду и отопление. Нелепость подобного подхода очевид­на. Тем более что в ветхом фонде из-за состояния труб воды и отопле­ния вообще трудно что-либо делать, не меняя систему целиком — во всём доме или хотя бы в отдельном подъезде. Да, положения зако­на № 261-ФЗ сейчас корректируются поправками и постановлени­ями Правительства Российской Федерации, идущими порой (увы!) вразрез с его основным содержанием. Не проще ли подобные осно­вополагающие документы принимать лишь после глубокого анализа и фундаментального научного обоснования, дабы избежать нелепо - стей и ошибок?

Группа депутатов, чья позиция по этому закону совпала с моей, настаивала и настаивает на принципе добровольности в осуществле­нии мероприятий, связанных с энергосбережением, особенно когда это касается жилищного сектора. Дело в том, что аргументов, напо­добие приведенного, можно привести сколько угодно. Впрочем, для наглядности перечислим еще хотя бы несколько. Начнем с проблем

инженерных. Например, транзитные теплотрассы, действующие во многих российских городах. Когда дома соединяются под землей или на поверхности транзитной сетью, возникает естественным образом ситуация, при которой жильцы одного дома могут платить по при­борам учёта сразу за весь жилой квартал. В Новосибирске, стремясь этого избежать, разработали специализированную трехлетнюю про­грамму реконструкции транзитных сетей — сейчас она в городе вне­дряется. Однако на это нужно время, а по закону оно как бы давно уже миновало.

Вспомнить можно также и применявшуюся в Томской области, когда-то широко разрекламированную во всей России, программу «Народный счётчик».

Но и там значительная экономия тепла, если она фиксировалась приборами учёта в одних домах — резко контра­стировала с абсолютно необоснованным увеличением показаний в других (хотя все условия оставались прежними). В основе этого па­радоксального, казалось бы, явления, лежали все те же нерешенные проблемы ветхого фонда и утечек в сетях. Население обычно чутко реагирует на несправедливость, в особенности, когда это касается до­полнительных расходов, к тому же не слишком внятных и обоснован­ных. В результате счётчики в Томске на определённом этапе оказа­лись по сути бесхозными, затем попросту выводились из строя. Как видим, есть множество вопросов технического и эксплуатационного характера, решение которых требует и времени, и серьёзных капи­тальных вложений. К месту в этой связи будет перейти еще к одной проблеме, которую порождает закон — финансовой.

Кстати, в правительстве, где люди на практике повседневно стал­киваются с реальностью, это всё сейчас сознают. Министерством регионального развития был издан приказ, в котором прописано, в частности, что при отсутствии в домах технической возможности установки приборов учёта электроэнергии, воды, тепла или газа, делать этого не следует. В документе, вступившем в силу с сентяб­ря 2012 года, прописаны конкретные условия, при которых оборудо­вать помещение счётчиками не имеет смысла. Заметим, при буква­листском подходе, разумные эти инициативы вступают в противоре­чие с законом — формально их могут оспорить.

Вывод же в этой части таков: хотя на местном уровне, в жилищно­коммунальном секторе сосредоточен немалый потенциал по энергос­бережению (по оценкам ученых, примерно до 20 процентов) невоз­можно, даже при всем желании, целиком переложить на население всё бремя накопившихся за два десятилетия проблем.

Необходимо учитывать, что цены на услуги ЖКХ в России сегодня выше, чем в США и приближаются к среднеевропейским, притом, что зарплата по стране ниже в 10 раз. А цены на энергоносители — дешев- 25

ле. Располагая необходимыми материалами, мы в Комитете по энерге­тике Государственной Думы произвели расчёты: сумма, полученная от квартплаты, составляет около 2 триллионов рублей, а для капитально­го ремонта изношенных инженерных сетей в коммунальном хозяйстве требуется примерно 9 триллионов рублей.

Очевидно, заставить граж­дан заплатить за три, пять или десять лет вперёд — вряд ли возможно. Даже с применением самых строгих законодательных установлений.

Вообще, на мой взгляд, делать главный упор на рыночные меха­низмы в любой общероссийской программе, включая энергосбереже­ние, означает вновь и вновь на ходу включаться в ту же «болтанку», что на протяжении двух десятилетий раскачивает всю нашу экономи­ку. Успешными бывают исключительно смешанные экономики, а не либеральные, давно это стало в мире аксиомой. И особо показатель­ны тут примеры Германии и США.

О том, к чему приводит упомянутая «болтанка», при отсутствии стабилизирующего фактора государства, можно судить по итогам ре­формы нашей электроэнергетики. Печальная статистика техноген­ных катастроф была предопределена самим вектором этой реформы, так как с самого начала становилось абсолютно ясно, что никаких значимых частных инвестиций в отрасль ожидать не приходится. Это проверялось легко и доказывалось расчётами. Стоимость строитель­ства или даже ремонта энергетических объектов, если они на 50 про­центов амортизированы — в разы превышает капитализацию самих компаний. Понимая это, владельцы до предела все амортизировали и по максимуму, как показали известные проверки, инициированные В. В. Путиным, выводили прибыль в оффшоры. Причем, с формаль­ной точки зрения их действия выглядели законными.

Все разговоры про энергосбережение в таком хаосе носят, согла­симся, не более чем декларативный характер. Хотя при государствен­ном подходе резервы тут на самом деле огромны. Американцы на протяжении 15 лет готовили свой комплексный документ, подробно обозначивший основные проблемы в энергосбережении на всех уров­нях — от федерального и до местного. На их решение законодателями были выделены многие миллиарды долларов. Страна не поскупилась и выиграла. Не следует скупиться и нам, рассчитывая на короткие деньги и сегодняшние мелкие выгоды. Надо умело тратить, чтобы хо­рошо сберегать. Но какова же практика на сегодняшний день?

Разработаны целевые и региональные муниципальные програм­мы «энергосбережения и повышения энергетической эффективно­сти», а в отдельные регионы приглашались специалисты из Евро­пы (Германии, в частности) для воплощения «пилотных проектов».

Приглашённые специалисты предлагали, конечно, отражать в ценах на услуги ЖКХ «реальные расходы». Но при этом они предупрежда­ли (в частности, Председатель правления Dena и руководитель рабо­чей группы по вопросам сотрудничества России и Германии в сфере энергетики Штефан Колер), что в России сегодня просто нельзя вво­дить цены на энергоносители, сопоставимые с мировыми, так как это чревато возникновением социальной напряженности.

А вот перечень реальных ключевых тем для сотрудничества в об - ласти энергоэффективности, с точки зрения немецких коллег:

1) модернизация сетей электроэнергии,

2) модернизация теплоснабжения, в том числе и путём включения когенерации,

3) энергоэффективность на промышленных предприятиях,

4) энергоэффективность в сфере зданий,

5) использование энергии из возобновляемых источников,

6) программы повышения квалификации для российских пред­приятий и администраций,

7) расширение работы с общественностью для образования созна­тельности при энергосбережении и повышении энергоэффективно­сти в России.

При сравнении приведённого перечня (последовательность пун­ктов в котором автором соблюдена) с содержанием отечественного закона об энергоэффективности выводы напрашиваются сами собой. Потому так и труден для выполнения этот документ. Потому, на се­годняшний день, отчёты по исполнению программ сводятся в основ­ном к установке приборов учёта. Ни санации зданий, ни ремонта се­тей, ни модернизации теплоснабжения. А энергоэффективность на промышленных предприятиях сведена на практике лишь к энергопа­спортам.

Сбережение энергии — важнейшая государственная задача, и она требует огромной, многосторонней и очень кропотливой работы. Се­годня вокруг Комитета Государственной Думы по энергетике образо­валось сообщество экспертов, работающих совместно с депутатами. В целях совершенствования правового регулирования, разработки программ в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности вносятся основательно и глубоко продуманные зако­нопроекты с поправками к закону № 261-ФЗ.

И. С. КОЖУХОВСКИЙ,

генеральный директор Агентства по прогнозированию балансов в электроэнергетике

<< | >>
Источник: П. Н. Завальный М. Н. Ермолович. Правовое регулирование развития энергосбережения и по­вышения энергетической эффективности. 2013

Еще по теме Из выступлений на парламентских мероприятиях, посвящённых энергосбережению и повышению энергетической эффективности:

  1. Изменения в законодательстве об энергосбережении и повышении энергетической эффективности
  2. Статья 9.16. Нарушение законодательства об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности Комментарий к статье 9.16
  3. П. Н. Завальный М. Н. Ермолович. Правовое регулирование развития энергосбережения и по­ вышения энергетической эффективности. 2013, 2013
  4. 5.1.6 План мероприятий по охране окружающей среды, программа повышения экологической эффективности
  5. 2.7 Эффективность производства и ее показатели. Факторы повышения эффективности производства. Общественное разделение труда и его формы.
  6. Мероприятия, направленные на повышение доходов от имущества, используемого в хозяйственном обороте
  7. ПУТИ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
  8. Меры по повышению эффективности производства
  9. Алгоритм постоянного повышения результативности и эффективности процесса организации.
  10. 6.2.6. Гомилевская Г.А. Организационно-управленческие инновации в повышении эффективности гостиничного бизнеса
  11. 5. Психологические аспекты повышения эффективности юридической деятельности
  12. Тема 3. ПУТИ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ НАЦИОНАЛЬНЫХ ЭКОНОМИК
  13. СОЦИАЛЬНАЯ ТЕХНОЛОГИЗАЦИЯ ВЫРАБАТЫВАНИЯ МОТИВАЦИИ СУБЪЕКТОВ МАЛОГО БИЗНЕСА НА ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ