<<
>>

§ 2. Специальные условия возбуждения группового производства § 2.1. Субъективные условия возбуждения группового производства

Групповой иск как процессуальное средство защиты предполагает, что будут защищаться права и законные интересы многочисленной группы лиц. В силу ч.2 ст. 225.10 АПК РФ дела о защите нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов группы лиц рассматриваются арбитражным судом по правилам, установленным главой 28.2 АПК РФ, в случае, если ко дню обращения в арбитражный суд истца-представителя к его требованию присоединились не менее чем пять лиц.

Российским законодательством предусмотрена модель, согласно которой численность группы составляет шесть участников (истец-представитель и еще пять иных участников). Однако, как нам кажется, данный подход является необоснованным, поскольку в данном случае необязательно пользоваться таким средством защиты как групповой иск, а достаточным будет процессуальное соучастие. Следовательно, законодательство не достигает той цели, для которой и создан институт группового иска, а именно процессуальная экономия, обеспечение большей доступности правосудия и иные. Таким образом, следует признать выбранный законодателем подход не отвечающим потребностям практики, а также мировым тенденциям в защите больших групп лиц. Далее мы попытаемся обосновать данный тезис и предложить собственный вариант закрепления условия о многочисленности.

Полагаем, что для решения данного вопроса необходимым будет обратиться к зарубежной практике регулирования институтов группового иска и группового производства. Так, законодательство Соединенных Штатов Америки предусматривает в качестве одного из условий (требований) возбуждения группового производства следующее: группа настолько многочисленна, что привлечение к судебному разбирательству всех ее участников не представляется возможным по практически соображениям[205]. Данное условие в американской науке гражданского процесса назв1вается коротко - многочисленноств (numerosity).

Но, как видно из данного законодателвного положения, конкретное число участников многочисленной группы лиц, необходимых для возбуждения группового производства не закреплено[206]. При этом, в силу особенностей прецедентной правовой системы, судебной практикой выработаны соответствующие нижние пределы численности группы. Так, если анализироватв решения федералвных судов США, то оптималвным является размер группы от двадцати до сорока участников (или потенциалвных участников)[207]. Например, по некоторым делам группа, состоящая из 40 участников, признается отвечающей требованию многочисленности. Напротив, в других делах суды признают, что любое количество участников группы менее 20 является слишком маленвким[208].

Очевидно, что требование многочисленности соблюдается, когда многочисленная группа состоит из сотен, тысяч или даже миллионов участников[209]. Однако не всегда количество участников группы, размер которой от 20 до 40 участников или даже болвше, является достаточным фактором, который позволяет говоритв о том, что удовлетворено условие о многочисленности[210]. Исследователи групповых исков и суды США отмечают, что помимо количества участников необходимо учитыватв следующие факторы: (1) процессуалвная экономия; (2) географическая отдаленности участников предполагаемой группы; (3) финансовые ресурсы этих участников; (4) возможности участников предъявить индивидуальные иски; (5) ходатайство о предоставлении будущей защиты, которая может повлиять на участников группы[211] [212].

Данные факторы учитываются судами США. Далее рассмотрим каждый из этих факторов.

Суды США руководствуются принципом процессуальной экономии при определении требования многочисленности. Так, указывается, что требования условия о многочисленности еще раз доказывают, что разбирательство в форме группового производства фактически является эффективным средством рассмотрения дела. В том случае если будет подано множество индивидуальных похожих исков, это вызовет поток отдельных производств, и, соответственно, суды захлебнутся, рассматривая множество исков.

Групповые иски решают данную проблему, потому что позволяют сохранить как ресурсы суда, так и ресурсы сторон, позволяя рассматривать вопрос (требование) каждого отдельного участника группы в экономически выгодной форме в соответствии с Правилом 23. Так, в одном из дел с участием 25 участников группы суд указал, что одно производство удобнее двадцати пяти отдельных производств, и рассмотрел дело по правилам группового производства, руководствуясь принципом процессуальной экономии. Таким образом, процессуальное соучастие является непрактичным, процессуальная экономия выступает в пользу группового производства по вопросам общим для оказавшихся в сходной ситуации истцов .

Фактор географической разобщенности потенциальных участников группы также часто применяется судами США для определения того, соблюдается ли условие многочисленности. Основным в этом факторе является транспортная затруднительность для будущих участников многочисленной группы лиц вступить в процесс в отдаленном от их места жительства суде. Если затруднительность значительна, процессуальное соучастие всех потенциальных участников группы в иске будет невозможным с практической точки зрения, и эта проблема может влиятв на решение суда о том, существует ли многочисленности[213].

В болвшинстве дел, в которых суд принимает во внимание географическую разобщенности потенциалвных участников группы, он определяет многочисленности главным образом на основании количества участников, но упоминает о географической разобщенности, чтобы подкрепитв свой вывод. Однако существовали некоторые исключителвные дела, в которых количество потенциалвных участников было выше или ниже диапазона от двадцати до сорока, и тогда суд силвно зависел от фактора географической разобщенности для принятия решения. Например, в деле Dale Electronics, Inc. v. R.C.L. Electronics, Inc.[214] суд отказал в удовлетворении ходатайства о десертификации группового иска, когда тринадцати участников группы на стороне ответчика «находилисв на

и

территории от Калифорнии до Нвю-Иорка и от Северной Каролины до Небраски».

Подобным образом в деле Abernathy v. Great Southwest Corp.[215] суд, чтобы признать, что истцами-представителями соблюдено требование многочисленности, закрепленное в Правиле 23, сослался на следующие обстоятельства: 1) существовало большое число истцов, 2) участники группы географически рассеяны.

Фактор географической разобщенности является наиболее важным, когда число потенциальных участников находится в диапазоне от двадцати до сорока. Например, в деле Glover v. McMurray[216] суд отказался квалифицировать иск с потенциальным числом участников от пятнадцати до тридцати, потому что они

4J

все проживали в Нью-Йорке. Суд установил: «Группа в размере от пятнадцати до тридцати не может предъявить групповой иск за исключением случаев, когда особые условия делают процессуальное соучастие всех участников невозможным с практической точки зрения... Основным фактором, который рассматривается при вынесении решения о том возможно ли соучастие, является географическое положение других потенциалвных участников»[217]. В деле Ewh v. Monarch Wine Со.[218], суд, мотивируя вывод о том, что многочисленноств не существовала, сослался на «главный фактор», что тридцати три из тридцати четырех потенциалвных участников живут в пределах судебного округа. Таким образом, когда число участников само по себе не обуславливает многочисленноств, географическая разобщенности будущих участников группы может бытв важным фактором для принятия судебного решения.

Следующим фактором, применимым к требованию многочисленности,

является «возможности отделвных истцов предъявитв иски от своего имени»[219] [220].

Данный фактор отражает финансовую возможности лица участвоватв в процессе

независимо от исполвзования механизма группового иска. Как и фактор

географической разобщенности будущих участников группы, этот фактор не

закреплен в Правиле 23 (a)(1). Тем не менее, исследователи соглашаются с тем,

что судв1 должнв1 рассматривать финансobbic pecypcni потенциалвных участников

221

группы при принятии решения о многочисленности

Важности судебник расходов совершенно очевидно выражена в исках, предвявленнвк в силу Правила 23 (b)(3), или в групповых исках о возмещении вреда. Суд первой инстанции может выяснить экономическую обоснованности отделвного иска путем сравнения суммв1 возможного присуждения и денежник сумм, вносимых потенциалвнвши участниками группвг Например, в деле Societe Generale de Banque v. Touche Ross & Со. (дело о мошенничестве на рвшке ценник бумаг), суд отметил, что отказ в установлении группы препятствовал бы процессуалвному соучастию всех истцов в экономическом смысле, потому что некоторые владелицы облигаций совершили покупки относителино на неболишие

суммы . Однако применение данного фактора не ограничивается только групповыми исками о возмещении вреда. Группа может требовать не только возмещения вреда, но и деклараторной защиты и вынесения судебного запрета, и в этом случае истцы (участники группы) все равно получают определенную экономическую выгоду. Например, в деле Barnes v. Board of Trustees, Michigan Veterans Trust Fund группа ветеранов оспаривала требование Фонда ветеранов, необходимое для получения выплат от ответчика. Данное требование сводилось к тому, что участники группы должны были проживать в штате Мичиган в течение 5 лет. Суд квалифицировал иск как групповой в соответствие с Правилом 23 (b)(2), установив в том числе, что истцы являются «нуждающимися людьми, которым было бы очень затруднительно стать сторонами в иске, предъявленным далеко от их места жительства»[221] [222]. Аналогично суд первой инстанции в деле Gordon V. Forsyth County Hospital Authority[223] квалифицировал иск в соответствие с Правилом 23 (b)(2), где истцы требовали предоставления бесплатной

медицинской помощи. Суд обосновал свое решение тем, что для истцов было бы «несоразмерно дорогим» требовать защиты отдельно друг от друга.

Таким образом, эти дела показывают, что финансовое положение истцов, измеряемое либо условиями их сегодняшних ресурсов, либо в условиях получения ими индивидуального возмещения, является существенным для требования многочисленности.

Фактором, влияющим на многочисленность, выступает сам фактор определения группы. Конечно, основным требованием для установления группы выступает то, что многочисленная группа существует. Однако многочисленная группа должна быть определена с достаточной специфичностью, чтобы суд мог установить, кто является участником группы, а кто таковым не является[224]. В соответствии с либеральной конструкцией, предлагаемой Правилом 23, было принято, что многочисленная группа не обязательно должна быть настолько определенной, что каждый потенциальный ее участник мог быть индивидуализирован при возбуждении дела[225]. Как отметил один суд: «Возложение такого бремени на истца было бы суровым и необязательным. Фактически, установление такого требования сделало бы предъявление группового иска в делах о крупном мошенничестве с ценными бумагами очень сложным, если вообще возможным...»[226].

Неопределенный характер группы не освобождает истца от обязанности предоставления суду общего определения группы. Суду должно быть ясно, какие лица входят в группу или являются потенциальными истцами по групповому иску из самого определения многочисленной группы лиц в исковом заявлении. Определение группы должно содержать объективный критерий, при помощи которого суд может впоследствии идентифицировать субъектов спора, подлежащего разрешению. Из этого следует, что состав группы не может определяться посредством ссылки на состояние здоровья ее участников или при помощи терминов, относящихся к размеру искового требования либо посредством упоминания о неких лицах, которым причинен какой-либо ущерб. Определение группы должно быть как можно более конкретным, точным и доказанным, чтобы суду было не сложно установить пределы группы и впоследствии ее персональный состав[227] [228]. Например, многочисленной группе, определенной со ссылкой на намерение участников этой группы, не будет разрешено возбудить

229

дело в соответствии с Правилом 23

Например, в деле Wallace v. Brewer[229] истцы добились квалификации их иска в качестве группового, преимущественно потому что построение группы было неопределенным. Истцы обратились с заявлением представлять две группы в своем иске о получении деклараторной защиты и судебного запрета, освобождающих от уголовного преследования со сторон должностных лиц штата

Алабама. Суд пришел к выводу о том, что первая предполагаемая группа, состоящая из чернокожих жителей Алабамв1 и их представителей, была «целиком слишком широкой», чтобв1 образоватв группу. Однако суд признал, что истцы доказали невозможноств процессуалвного соучастия по практическим соображениям относителвно второй rpynnBi «члены, друзвя и партнерв1 Американской мусулвманской миссии». Суд обосновал свое решение тем, что сложноств в определении того, какой член подлежал бы уголовной ответственности и кто их друзей и партнеров мог бы соответствоватв Правилу 23

(a)(1)-

Суд первой инстанции также мог считатв аморфной группу наоборот точно определенную, потому что она включала будущих, в настоящий момент неизвестных участников группы. Например, в деле Jack v. American Linen Supply Со.[230] суд первой инстанции сделал ввтод об очевидной невозможности процессуалвного соучастия по практическим соображениям, посколвку предполагаемая группа состояла из неизвестных будущих участников. Данный вывод был подвергнут сервезной критике в других делах[231].

Далее, многочисленная группа не должна определятвся настолвко широко, что она включала бы лиц, которые имеют неболвшую связв с требованием, являющимся предметом судебного разбирателвства. Такая группа должна бытв ограничена для лиц, которые заявляют аналогичные требования или возражения, как представители многочисленной группы. Определение многочисленной группы также не может бытв слишком аморфным.

Заявляющая сторона должна доказатв, что неясно определенная группа или группа, включающая будущих участников, достаточно велика, что делало бы процессуалвное соучастие невозможным. Примером такой точки зрения является дело Dudo v. Schaffer[232]. В этом деле истец обратился в суд, чтобы представлятв прошлых, настоящих и будущих участников доверителвного фонда работников, которым был или будет причинен ущерб правилом о конфискации. Суд отверг аргумент, что когда-нибудь в будущем другие работники могли бы столкнуться с правилом о перерыве в трудовой деятельности, и суд отказал в квалификации иска как группового. Суд признал, что «участники группы не могли быть приняты во внимание [для целей многочисленности] кроме случаев, когда существует некоторая основа для разумно-усредненного значения их числа»[233] [234].

Таким образом, обратившись к законодательному опыту и судебной практике США, следует сделать несколько важных выводов, применимых к закреплению субъективного условия возбуждения группового производства в законодательстве Российской Федерации.

Первоначально следует отметить, что групповой иск - это иск многочисленной группы лиц. Поэтому среди условий возбуждения группового иска следует закрепить следующее: многочисленность участников группы, затрудняющая привлечение их всех в порядке процессуального соучастия.

Как указывалось выше, закрепленный в АПК РФ минимальный предел численности группы в шесть участников представляется чрезмерно заниженным, соответственно, для таких участников более приемлемым будет индивидуальный способ защиты. К аналогичному выводу пришел арбитражный суд апелляционной инстанции по одному из дел, где в группе на стороне истца было б участников. При этом арбитражный суд указал, что «из искового заявления следует, что требования предъявлены не в защиту прав и законных интересов группы лиц одним истцом, указанных в исковом заявлении, а совместно несколькими истцами..., что в силу ст. 46 АПК РФ является процессуальным соучастием» .

Судебная практика арбитражных судов показывает, что многочисленная группа составляет более 20 участников. Так, по двум искам о признании права общей долевой собственности на нежилое помещение и об устранении нарушений указанного права, истребовании из чужого незаконного владения имущества число участников группы составило 49[235] [236] [237] [238]. В другом деле по иску о признании незаконным требований об уплате членских и вступительных взносов к первоначальному требованию истца представителя присоединилось 88 организаций, то есть группа состояла из 89 участников . С другой стороны, в практике арбитражных судов встречаются дела, в которых число участников менее 20 или 10. В частности, в деле по иску о признании права общей долевой собственности собственников помещений многоквартирного дома группа состояла из 8 участников , в другом деле по иску о взыскании убытков - б .

Таким образом, на основе изучения доктрины и судебной практики США, а также российской судебной практики, мы приходим к выводу о том, что необходимо увеличить минимальный размер до двадцати одного участника. В юридической литературе также предлагается увеличить указанный минимальный размер до сорока одного участника[239]. Такое же положение закреплено и в Концепции единого Гражданского процессуального кодекса РФ[240]. Однако, представляется, что указанный минимальный размер численности группы является несколько завышенным, по крайней мере, на первых этапах использования института группового производства. Объединение в одну группу множества лиц является достаточно сложным процессом, связанным с поиском потенциальных истцов, поэтому возможны случаи, когда состав группы может и не насчитывать сорока одного участника, а, например, состоять только из тридцати. Также в защиту нашего довода относительно первоначальной численности группы следует указать, что принятый и уже вступивший в силу Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации предусматривает возможность обращения в суд с коллективным административным иском. В силу ч. 2 ст. 42 КАС РФ административные дела о защите нарушенных и оспариваемых прав и законных интересов группы лиц рассматриваются судом в случае, если ко дню обращения в суд лица, выдвинувшего требование о защите прав и законных интересов группы лиц, к указанному требованию присоединилось не менее двадцати лиц. Таким образом, указанный Кодекс закрепляет минимальную численность группы в размере 21 участника.

С другой стороны, в юридической литературе было высказано мнение о том, что решение относительно того, достаточно ли участников группы для возбуждения группового производства, правильнее было бы оставить на усмотрение судов в конкретных делах[241]. Авторами указывается, что наличие в процессуальном законе «каких-либо заранее заданных цифровых параметров будет скорее сбивать с толку судей, нежели предотвращать какие-то злоупотребления»[242].

Однако, представляется, что, наоборот, незакрепление в законе минимального размера группы лиц вызовет еще большие трудности у суда при определении того, соблюдено ли требование многочисленности, поскольку не дает ориентира, отталкиваясь от которого, можно будет сказать, группа существует и является многочисленной.

Следует отметить, что ни в зарубежных, ни в отечественных работах, посвященных проблеме групповых исков / группового производства, не дается конкретного обоснования того, какой минимальный размер группы лиц является оптимальным. Попытка обосновать оптимальный размер многочисленной группы лиц сделана американскими исследователями Д. Бетсоном и Дж. Тидмаршем. Так, авторы указывают, что групповой иск, в котором участвуют все членв1 группы, является оптималвным в том случае, когда 1) пределвная выгода от добавления участников группы превышает пределвные расходы от этого, и 2) ожидаемая чистая выгода от такого группового иска превышает чистую выгоду от любого другого группового иска, в котором участвуют менвшее число членов[243].

Следует оговоритвся, что данные авторы не указывают точный оптималвный размер группы, и уж тем более минималвный. Следователи но, в каждом конкретном случае оптималвным будет различный размер группы, который будет зависетв от соотношения пределвной выгоды и предельных издержек для всех участников группвг При этом еще далеко не факт, что реальный размер группы будет соответствовать оптимальному: он может быть и меньше, и больше.

Также, по нашему мнению, достаточно обоснованным было закрепление в законодательстве дополнительных факторов, которые суды будут учитывать на стадии возбуждения группового производства при определении того, соблюдается ли условие многочисленности.

Такими факторами являются: фактор пространственной (географической) разобщенности участников группы и фактор самостоятельного предъявления иска потенциальными участниками группы. Указанные факторы должны учитываться судами субсидиарно, дополнительно к количественному фактору в случае, если количество участников группы, поименованных в исковом заявлении, не соответствует законодательно закрепленному минимальному размеру.

Говоря о факторе пространственной (географической) разобщенности участников группы, следует отметить, что, поскольку наша страна имеет самую большую территорию, и зачастую потенциальные участники группы находятся очень далеко от места рассмотрения спора, то указанный фактор для определения многочисленности имел бы огромное значение. Ведь не всегда у предполагаемых участников группы есть возможность доехать из одного конца страны в другой, либо это будет достаточно затруднительно и займет большое количество времени. В связи с этим возникает логичный вопрос, в каких случаях может использоваться данный фактор, то есть, как определить «разобщенность» участников? Очевидно, что если потенциальные участники находятся в одном субъекте РФ, то о применении фактора географической разобщенности говорить нельзя. Если же участники группы находятся в разных регионах России, то снова возникает вопрос, сколько субъектов может быть представлено? Если обратиться в этом вопросе к опыту США, то Акт «О беспристрастном рассмотрении групповых исков» среди условий рассмотрения группового иска в федеральном суде указывает следующее: место жительства хотя бы одного участника группы отличается от места жительства (нахождения) ответчика. Данное условие работает совместно с другими, в частности, с условием о том, что размер группы составляет не менее 100 участников. В связи с этим нельзя воспринять указанный подход целиком. Возможным было бы закрепление в законодательстве положения о том, что суд может учесть фактор пространственной (географической) разобщенности в случае, если потенциальные участники группы находятся в двух и более субъектах Российской Федерации.

Фактор финансовой возможности самостоятельного предъявления иска также может учитываться судами. Ясно, что если участниками многочисленной группы являются юридические лица, то данный фактор может и не применяться, поскольку такие организации, как правило, имеют достаточные финансовые ресурсы для обеспечения надлежащего участия в судебном процессе. Однако, в том случае, если предполагаемую группу формируют физические лица, не обладающие большими финансовыми возможностями для оплаты государственной пошлины и оплаты квалифицированных юридических услуг, то институт группового иска является выходом из данной ситуации. Именно об этой отличительной черте группового иска говорит один из классиков экономического анализа права Р. Познер. При исследовании вопроса доступности средств судебной защиты и, в частности, услуг адвоката, которые в США являются достаточно дорогостоящими, автор указывает, что компенсация судебных

расходов не дает такой экономии, как групповой иск. Р. Познер приводит следующий пример: «Предположим, еств 1000 идентичных требований по 1 долл, каждая, издержки судебного разбирателвства по каждой составляют 100 долл., а вероятности выигрыша - 100%. Если все 1000 истцов подадут в суд отделвно, а они могут это сделатв, так как чистая ожидаемая выгода каждого от судебного разбирателвства составляет 1 долл., то 100 000 долл, будет потрачено на судебную защиту этих исков. Если бы иски были объединены в коллективный иск, расходы на судебное разбирателвство могли бы составитв лишв небольшую долю этой суммы»[244]. Следовательно, использование института группового иска является, в том числе, и экономически выгодным способом защиты прав нескольких лиц с точки зрения несения судебных расходов.

При использовании данного фактора суд должен установить финансовую возможность, исходя из содержания искового заявления и приложенных к нему документов, то есть: из каких правоотношений возник спор, величина индивидуальных требований, важность предмета спора для конкретных участников, правовой статус участников и др.

Таким образом, многочисленность является одним из важнейших условий возбуждения группового производства. Как одна из сущностных черт группового иска отличает данный правовой институт от смежных. Закрепление в арбитражном процессуальном законодательстве минимального размера группы в количестве шести участников противоречит сущности понятия «многочисленность». В связи с чем, на основе изучения зарубежного опыта предлагается увеличить минимальный размер группы до двадцати одного участника. Кроме того, предлагается использование дополнительных, субсидиарных факторов: пространственной (географической) разобщенности участников группы и финансовой возможности самостоятельного предъявления иска. Данные факторы должны применяться в случае, если размер группы составляет менее установленного законом минимума.

<< | >>
Источник: Долганичев Владимир Вениаминович. Процессуальные особенности возбуждения и подготовки дел в групповом производстве: сравнительно-правовой аспект. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2015. 2015

Еще по теме § 2. Специальные условия возбуждения группового производства § 2.1. Субъективные условия возбуждения группового производства:

  1. § 2.2. Объективные условия возбуждения группового производства
  2. § 1. Общие условия возбуждения группового производства
  3. Глава II. Особенности стадии возбуждения дела в групповом производстве
  4. Долганичев Владимир Вениаминович. Процессуальные особенности возбуждения и подготовки дел в групповом производстве: сравнительно-правовой аспект. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2015, 2015
  5. § 3. Производство по возбуждению дела в суде
  6. Возбуждение исполнительного производства
  7. Постановление о возбуждении исполнительного производства
  8. Статья 31. Отказ в возбуждении исполнительного производства
  9. Отказ в возбуждении исполнительного производства
  10. Статья 30. Возбуждение исполнительного производства
  11. Статья 30. Возбуждение исполнительного производства
  12. Тема 5. Возбуждение исполнительного производства и подготовка к принудительному исполнению
  13. Основания и порядок возбуждения исполнительного производства
  14. Статья 31. Отказ в возбуждении исполнительного производства
  15. Содержание стадии возбуждения исполнительного производства
  16. Возбуждение и подготовка исполнительного производства
  17. § 3. Разрешительное производство. Возбуждение дела
  18. Извещение должника о возбуждении исполнительного производства
  19. § 5. Возбуждение исполнительного производства и его общие правила