<<
>>

§2. Теоретические основы группового иска §2.1. История возникновения и развития института группового иска

Исследование истории групповых исков, экономических, политических и социалвнвк предпосылок их появления и развития было проведено Стефаном Йазеллем[39]. Мы же в своем исследовании остановимся толвко на несколвких аспектах.

Впервые с проблемой группового производства столкнулисв английские суды уже в двенадцатом веке[40]. В 1199 г. некий Мартин (Martin) - священник Барк вея (Barkway) - предъявил иск к прихожанам Натзмстеда (Nuthamstead) по поводу своих прав на пожертвования. Истец предъявил свои требования к ответчику не как к корпорации и не к определенным индивидуальным лицам. В иске ответчик обозначался как группа лиц - «прихожане» (the parishioners).

В силу существовавшей концепции гражданского иска судебное разбирательство зарождалось как дело только лишь двух сторон - одного истца против одного ответчика. Английские суды общего права отошли от этого принципа только когда соучастники в процессе имели очень сходные интересы, как, например, когда они являлись совместными должниками или кредиторами.

В отсутствие отношений такого типа отдельные иски должны были предъявляться либо каждым участником группы, либо к отдельному участнику группы.

Для того, что обеспечить разрешение споров, включающих общие вопросы и множественность сторон в одном иске, Английский канцлерский суд (суд справедливости) разработал иск о признании права (Bill of peace). Данный инструмент позволял судам справедливости рассматривать иски представителей группы (или к представителям группы), если истец мог установить, что число лиц было настолько многочисленным, что делает соучастие невозможным или затруднительным с практической точки зрения, что все участники группы обладают общим интересом относительно вопроса, поставленного на разрешение, и что поименованные стороны адекватно представляют отсутствующих участников[41].

Минимальное число сторон, которому суды справедливости разрешили бы представлять общие интересы многочисленной группы, варьировалось, но определенное число лиц должно было предстать перед судом для того, чтобы вопрос о правах и обязанностях всех мог бы рассматриваться добросовестно и справедливо. Если суд разрешал рассмотрение иска на представительной основе, то окончательное решение связывало бы всех участников группы независимо о того, присутствовали ли они при рассмотрении иска или нет. Таков был английский иск о признании права, который превратился в то, что сейчас мы знаем как групповой иск[42].

В этом смысле интересно решение американского суда, в котором было указано, что «групповой иск был изобретением права справедливости... порожденное практической необходимостью обеспечения таким процессуальным инструментом, чтобы сама множественность участников не ограничивала бы права больших групп граждан, объединенных общим интересом, на осуществление их субъективных прав по праву справедливости...»[43].

Как указывает Н.Г. Елисеев, позиция относительно создания новых процессуальных институтов судом, с точки зрения континентальной правовой системы, может показаться необычной. Судьи, воспитанные на традициях римского права, ограниченные жесткими рамками законодательных предписаний, вряд ли бы допустили использование таких процессуальных форм, которые в действующих нормативных актах прямо не предусмотрены. Напротив, английский судья, который пребывает в рамках открытой правовой системы, обладает inherent jurisdiction - властью, присущей ему в силу его особой природы, и властью создавать новые правовые нормы, нисколько не смущается тем, что приходится разрешать спор с необычным составом участников. Отсутствие адекватных процессуальных форм не является для него препятствием для рассмотрения дела по существу, коль скоро истец обратился к надлежащим средствам защиты - ubi remedium ibi ius[44].

Следует отметить, что первоначально групповой иск был иском одного истца против группы ответчиков, при этом на стороне истца выступал экономически более сильный субъект, например, феодал, а на стороне ответчиков более слабые, например, работники феодала.

Однако в дальнейшем групповой иск стал предъявляться в защиту более слабых и менее защищенных слоев населения с целью уравнивания социального и экономического статуса[45].

В современной Англии до реформирования правил гражданского судопроизводства групповое производство обозначалось как представительное производство (representative proceedings) и регулировалось Правилом 12 разд. 15 Правил Верховного суда и аналогичными предписаниями Правила 5 разд. 5 Правил судов графств[46]. В результате реформы Лорда Вульфа были приняты Правила гражданского судопроизводства 1998 г. Так, Правило 19.6 закрепляет возможность предъявления иска от имени группы лиц, имеющих одинаковый интерес, одним или несколькими лицами из такой группы и предъявления иска к одному или нескольким лицам как представителям всей группы. Также был введен новый институт группового иска в соответствии с «приказом о групповом разбирательстве» (group litigation order). Также существует еще одна форма многостороннего разбирательства как объединенное разбирательство (consolidated litigation).

В США долгое время институт групповых исков существовал только лишь в судебной практике. В силу жесткости норм общего права и существующего процессуального механизма, суды были не приспособлены к защите неизвестных, непоименованных, или не участвующих лиц, чви интересв1 в споре могут заключаться в рассмотрении дела. Практическая необходимость заставила американские суды использовать институт представительского иска таким образом, чтобы отдельные граждане были объединены в большие группы в целях осуществления своих прав или создания возможности для других оградить себя от ответственности за их правонарушения[47].

Практика федеральных судов относительно групповых исков была воспринята процессуальными кодексами множества штатов и стала применимой как результат слияния закона и права справедливости.

На федеральном уровне возможность предъявления представительских исков была закреплена в Федеральном правиле 48 в 1842 году.

Указанное правило содержало общее условие для предъявления группового иска, в соответствии с которым в случае если количество сторон очень велико, и они не могут, без затруднительных и ущемляющих права задержек в рассмотрении иска, предстать перед судом, суд, используя свои диспозитивные полномочия, может рассматривать иск, в случае наличия надлежащей стороны для представления надлежащим образом интересов всех противоположных интересов истца и ответчика[48]. Однако, в отличие от аналогичного правила, существующего в судах справедливости в Англии, Правило 48 закрепляло: «Но в таких случаях преюдициальная сила судебного решения не распространяется на права и требования отсутствующих участников группы»[49]. Таким образом, цитируемая норма ограничивала обязательную силу судебного решения по групповым искам только поименованными и присутствующими при рассмотрении дела лицами. Судебная практика пошла разными путями: в одних делах прямо указывалось (в противоречии с Правилом 48) на распространении обязательной силы на отсутствующих при рассмотрении дела лиц[50], в других делах суд указывал, что в случае отсутствия надлежащего представительства отсутствующих сторон или в случае, если не рассматривались общие вопросы, то преюдициальная сила судебного решения не распространяется на лиц не присутствующих в судебном разбирательстве[51] [52].

В 1912 году были приняты новые Федеральные правила. В новом Правиле 38 (заменило Правило 48) была опущена оговорка о не распространении обязательной силы на отсутствующих участников группы. Однако это обстоятельство не повлияло положительно на судебную практику[53] И только в 1921 году в деле Supreme Tribe of Ben-Hur v. Cauble[54] Верховный суд США указал на распространение обязательной силы судебного решения на всех участников группы.

В 1938 году Конгрессом США были приняты Федеральные правила гражданского процесса, включающих Правило 23, регламентирующее порядок производства по групповому иску. Правило 23 в первоначальной редакции 1938 года подразделяло все групповые иски по характеру правовой связи между требованиями участников многочисленной группы на три категории[55]:

1) идеальные групповые иски («true» class action) - касающиеся нарушений идентичных прав и законных интересов участников многочисленной группы лиц;

2) смешанные групповые иски («hybrid» class actions) - объединяющие общие по предмету и основаниям, но различные по стоимостной оценке требования участников многочисленной группы, касающиеся определенного имущества. Данные требования могут различатвся по размеру вреда или убытков, заявленному участниками rpynnBi и подлежащему возмещению по суду;

3) спорнвю групповвю иски («spurious» class actions) - иски, поднимающие общие вопросв1 права или касающиеся общего правового основания или юридического факта, но индивидуальные или личные по своему характеру. При этом различия между данными исками достаточно очевидны - требования в отношении какой-либо общей собственности или имущества по ним отсутствуют[56].

В 1966 году в Федеральное правило гражданского процесса 23 были внесены поправки, в соответствии с которыми изменена структура первоначальной редакции Правила: закреплены четкие условия для возбуждения группового производства, которым должны удовлетворять все групповые иски. В силу этого деление групповых исков на виды (категории) было упразднено. Норма Правила 23 (Ь), закрепляющего порядок рассмотрения дела по

производному иску, выделена в самостоятельное Правило 23.1. Также впервые введено Правило 23.2, закрепляющие положения о возможности предъявления иска объединения без образования юридического лица и ее членами в защиту прав самого объединения и его членов[57].

Внесение данных поправок считается поворотным моментом в регулировании групповых исков. В частности, известный американский исследователь института групповых исков А. Миллер отметил, что

«Общепринятой догмой является то, что пересмотр Федерального правила 23 в 1966 году важнейшим образом повлиял на гражданское судопроизводство. Более того, некоторые требования, закрепленные в новых нормах, в большей степени изменили судебную практику на федеральном уровне, чем какая-либо другая процессуальная разработка двадцатого века»[58].

Необходимо отметить, что институт имущественного группового иска в США очень часто используется в качестве средства защиты прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг. Рынок ценных бумаг, связанный с высокими рисками акционеров, профессиональных участников, стал той областью применения имущественного группового иска, где по эффективности и силе оказываемого правовосстановительного воздействия на ответчика с ним не может сравниться ни одно другое законное средство[59].

Нормативными актами федерального значения, оказавшими значительное влияние на развитие гражданского процессуального института групповых исков в США, стали Закон «О ценных бумагах» 1933 г. и Закон «О биржах по ценным бумагам» 1934 г., раздел 10-Ь, правило 10-Ь-5 Комиссии по биржам и ценным бумагам США. В 1940 г. Конгрессом США были приняты Закон «Об инвестиционных компаниях» и Закон «Об инвесторах»[60].

Многие нормы института групповых исков, содержащиеся в принятых в те годы законодательных актах, позже вошли в Единообразные правила групповых исков (Uniform Class Actions Rule). Данный Акт был разработан в 1976 г. Впоследствии Единообразные правила групповых исков неоднократно применялись штатами в качестве образца для создания собственных процессуальных норм и правил на уровне гражданского процессуального законодательства штатов. Но некоторые из штатов США предпочли пойти иным путем разработки процессуальных правил о групповых исках. Они отказались от использования модели Федеральных правил гражданского процесса США. При создании процессуального законодательства о групповых исках они обратились к судебным прецедентам, выработанным судебной практикой судов штатов, и на их основе установили собственные правила применения и использования групповых исков в гражданском процессе[61].

Таким образом, институт группового иска прошел долгий путь развития, прежде чем стал широко применяться. Данный процесс сопровождался различными трудностями и множеством законодательных разработок. Данный опыт должен быть ярким примером и для российской правовой системы. Ведь нельзя имплементировать, по сути, чужеродный институт и ожидать, что он заработает сиюминутно. В связи с этим и в российской правовой действительности должно пройти определенное время, чтобы данный институт окреп и стал широко использоваться.

<< | >>
Источник: Долганичев Владимир Вениаминович. Процессуальные особенности возбуждения и подготовки дел в групповом производстве: сравнительно-правовой аспект. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2015. 2015

Еще по теме §2. Теоретические основы группового иска §2.1. История возникновения и развития института группового иска:

  1. §3. Развитие группового иска в зарубежных странах §3.1. Групповой иск в гражданском процессе стран общего права
  2. . Характеристика процессуального института группового иска
  3. § 1.2. Теоретические аспекты учения об иске: теории иска; критерии определения тождества исков (элементы иска).
  4. 25. ПОНЯТИЕ ИСКА. ПРЕДМЕТ, ОСНОВАНИЕ И СОДЕРЖАНИЕ ИСКА. ВИДЫ ИСКОВ
  5. §1. Теоретическое понимание иска в науке российского гражданского процесса
  6. Статья 48. Изменение основания или предмета иска, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение, соглашение об урегулировании спора (конфликта) в порядке медиации или соглашение об урегулировании спора в порядке партисипативной процедуры
  7. При фактической индивидуализации иска исключается и определение в качестве предмета иска определенного способа защиты нарушенного права
  8. § 1.1. Теории юридической и фактической индивидуализации иска: значение правовой квалификации для индивидуализации иска.
  9. Возможность суда самостоятельно перейти от рассмотрения иска о реституции к рассмотрению виндикационного иска поддерживалась в судебной практике и ранее.
  10. I. История возникновения и развития института лицензирования банковской деятельности.
  11. § 2. Специальные условия возбуждения группового производства § 2.1. Субъективные условия возбуждения группового производства
  12. § 29. Меры против неосновательного отрицания иска и неосновательного предъявления иска
  13. § 29. Меры против неосновательного отрицания иска и неосновательного предъявления иска
  14. 3.2.2. Групповой иск в Германии.
  15. §2.2. Понятие и виды групповых исков