<<
>>

§ 1. Формирование конституционных основ

В XIX в. английские колонизаторы заложили в Малайе основы политической и правовой системы, которые стали не только базой колониального режима и с небольшими изменениями просуществовали до завоевания страной независимости, но в той или иной степени продолжают оказывать влияние и на современные государственно-политические структуры.

В 1826 г. все английские владения в Малайе были объединены, образовав колонию Стрейтс-Сетлментс (поселения у проливов). В 1832 г. центр Стрейтс-Сетлментс был перенесен из Джорджтауна на Пинанге в Сингапур. В 1851 г. английские колонии в Малайе перешли под непосредственный контроль генерал-губернатора Индии.

Далее Великобритания приступила к подчинению остававшихся независимыми малайских султанатов. Отказавшись после ожесточенного сопротивления народа колониальному проникновению от мысли превратить малайские княжества в колонию типа Стрейтс-Сетлментс, англичане выработали так называемую систему косвенного управления. Её воплощение в жизнь началось с султаната Перак.

20 января 1874 г. англичане принудили султана княжества Перак подписать неравноправный Пангкорский договор. Султан оказался в зависимости от англичан. В султанат Перак был назначен английский резидент, выполнявший функции «советника» султана. Главным в своей деятельности английский резидент считал привлечение на сторону англичан феодалов Перака, которым он назначал пенсии и раздавал значительные суммы из казны. Затем эта система была распространена и на другие султанаты Малайи.

Резиденты, стремясь сделать княжества частью колониальной империи Великобритании, повели наступление и на привилегии феодалов, чтобы полностью отстранить их от реального управления и заменить английскими чиновниками.

В Пераке, а затем и в других княжествах были созданы государственные советы, куда вошли султаны, крупнейшие феодалы и резиденты. Хотя совет был игрушкой в руках резидента, его существование создавало видимость управления страной малайцами. Каждое княжество было разделено на дистрикты (округа), во главе которых стояли английские чиновники. Дистрикты делились на мукимы (волости) во главе с малайскими пенгулу — наследственными чиновниками из числа феодалов. Пенгулу выполняли полицейские функции, собирали налоги, решали мелкие судебные дела. Ниже пенгулу стояли кетуа — деревенские старосты. Чтобы привлечь на свою сторону малайское духовенство, колонизаторы передали ему все дела, связанные с мусульманской религией.

Создание федерации малайских княжеств. Стремясь обеспечить максимальный контроль над политической жизнью и экономикой Малайи, английские колонизаторы объединили захваченные ими княжества в федерацию. 1 июля 1896 г. была создана федерация четырех княжеств — Перака, Селангора, Негри-Сембилана и Паханга. Были образованы центральные департаменты во главе с англичанами — судебный, сельскохозяйственный и др. Эта администрация подчинялась генеральному резиденту, местопребыванием которого стал Куала-Лумпур. Значение государственных советов в княжествах уменьшилось, а создание в 1909 г. федерального совета свело их роль до минимума. Губернатор Стрейтс- Сетлментс как генеральный резидент возглавлял администрацию федерированных малайских государств.

В федеральном совете председательствовал верховный комиссар федерации (он же — губернатор Стрейтс-Сетлментс), членами совета являлись генеральный резидент, четыре резидента, султаны и четыре недолжностных лица (европейцы), назначенные верховным комиссаром. Последний имел право увеличивать число членов совета, включая в его состав глав департаментов и одновременно увеличивая число должностных членов. Совет утверждал бюджеты княжеств и принимал законы. Отныне государственные советы в княжествах могли издавать лишь такие распоряжения, которые не противоречили постановлениям федерального совета. В ведении государственных советов остались фактически только дела, связанные с мусульманской религией и местными обычаями.

Реформа управления федерацией, проведенная губернатором Стрейтс-Сетлментс в 1909 г., означала дальнейшее усиление бюрократического колониального аппарата. В то же время сохранение султанской власти, наличие государственных советов, назначение малайцев чиновниками в низших звеньях аппарата, сохранение религиозных судов — все это давало колонизаторам возможность в течение многих лет поддерживать в малайском крестьянстве иллюзию реальности власти султана и местных феодалов, которые превратились в буфер между колониальными властями и населением. Малайский крестьянин практически не сталкивался с английскими чиновниками, которые не занимали должностей ниже помощника начальника дистрикта, а по-прежнему соприкасался с пенгулу и кетуа, ставшими чиновниками английской администрации.

Чтобы придать вес султанам в глазах малайского населения, англичане созвали в 1897 г. в Куала-Кангсаре (Перак) дурбар (совещание) малайских правителей, на который прибыл британский верховный комиссар. Этот дурбар, как и второй, состоявшийся в 1903 г. в Куала-Лумпуре, носил чисто показной характер: никакие вопросы на нем не обсуждались, правители лишь демонстрировали свою верность британской короне. Робкие просьбы султана Перака предоставить малайской аристократии более значительное участие в центральном управлении остались незамеченными.

В 1910 г. княжества Северной Малайи подписали соглашения, превратившие их в английские колонии. Там появились английские советники, ставшие полновластными хозяевами в княжествах. Северные султанаты не вошли в федерацию, и единообразной системы управления в них не было установлено. Малайские феодалы получили здесь большие права, и их участие в управлении было более значительным; в частности, роль государственных советов была несколько большей, чем в княжествах федерации. Тем не менее существенных различий в характере и структуре колониальной системы в федерации и «нефедерированных» княжествах не существовало: реальная власть повсюду находилась в руках колонизаторов.

Джохор также не вошел в федерацию. В 1885 г. власти Стрейтс- Сетлментс назначили в Джохор агента с консульскими функциями. В 1895 г. султан Джохора ввел в султанате составленную англичанами Конституцию, по которой в Джохоре учреждались совет министров и государственный совет. В 1912 г. в княжестве был создан исполнительный совет по образцу такого же органа в Стрейтс-Сетлментс. Хотя английский генеральный советник с функциями, аналогичными функциям резидентов, был назначен в Джохор лишь в 1914 г., на деле управление княжеством перешло в руки англичан задолго до этого. Во главе почти всех ведомств Джохора стояли англичане; хотя комиссарами дистриктов были малайцы, при каждом из них состоял английский помощник генерального советника. Как и в других княжествах, все дела управления, взимание налогов, распоряжение землей и её недрами находились в руках английских колонизаторов. В Джохоре, экономика которого имела большое сходство с экономикой развитых районов западного побережья, участие англичан в аппарате управления было более значительным, чем в аграрных районах Тренгану, Келантана, Кедаха и Перлиса. По характеру экономического развития, составу населения, методам управления Джохор стоял ближе к федерации, чем к княжествам, в нее не входящим.

Таким образом, перед Первой мировой войной в Малайе сложились три группы колониальных владений:

1. Стрейтс-Сетлментс — колония короны, куда входили Сингапур, Пинанг, Малакка, провинция Уэлсли и острова Диндинг. Колонии управлялись губернатором, назначаемым королевской властью.

2. Федерация малайских княжеств, объединявшая Перак, Селангор, Негри-Сембилан и Паханг.

3. Нефедерированные княжества, находившиеся под английским протекторатом, — Кедах, Перлис, Келантан, Тренгану и Джохор.

Все эти владения вместе составляли колонию Британская Малайя.

Губернатор Стрейтс-Сетлментс также был верховным комиссаром для британских протекторатов Северного Калимантана — Британского Северного Борнео (Сабаха), Брунея и Саравака.

После мирового кризиса, усилившего антиимпериалистические настроения среди трудящихся Малайи (главным образом китайского и индийского населения), колониальные власти задумались о проектах «децентрализации», которая должна была укрепить позиции малайской элиты, на союз с которой колонизаторы стали ориентироваться гораздо активнее, чем прежде. В 1933 г. было создано первое местное военно-полицейское формирование — «малайский полк», составленный исключительно из малайцев. В 1931 г. губернатор предложил новую административную реформу федерации, принятую в 1933 г. В результате её многие федеральные службы перешли под контроль государственных советов. Колониальные власти еще раз заявили о нежелательности объединения всех султанатов в федерацию, что немедленно вызвало положительную реакцию султанов и аристократии.

Султанаты северо-восточного побережья Келантан и Тренгану оставались самыми «малайскими» и наименее экономически развитыми. Число английских чиновников было незначительным, но они занимали ключевые посты: советника, заместителя советника, юридического советника, начальника полиции. Государственный совет в Келантане состоял из 15 членов, из которых 3 были англичанами; в Тренгану англичан в составе совета (19 человек) не было, но советник посещал все заседания совета, решения принимались только с его согласия. Официальным языком государственных советов в «нефедерированных» султанатах (кроме Джохора) был малайский, тогда как в государственных советах федерации и Джохора — малайский и английский, а в федеральном совете — только английский. Никаких изменений в структуре управления султанатов, не вошедших в федерацию, в 20-30-е гг. XX в. не произошло.

<< | >>
Источник: Т.О. Кузнецова, Л.М. Ефимова, А.Г. Орлов, М.А. Сапронова. Современные избирательные системы. Вып. 10: Италия, Малайзия, Перу, Сирия / Т.О. Кузнецова, Л.М. Ефимова, А.Г. Орлов, М.А. Сапронова; науч. ред. А.В. Иванченко, В.И. Лафитский. - М.: РЦОИТ,2015. - 472 с.. 2015

Еще по теме § 1. Формирование конституционных основ:

  1. Глава 20 КОНСТИТУЦИОННЫЕ ЦЕННОСТИ КАК ОСНОВ АНИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ПЕРСПЕКТИВ РАЗВИТИЯ ЛДМІIIIIКГРЛГІІВІІОГО ПРАВА СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ'
  2. § 1. Конституционно-правовые основы деятельности органов конституционной юстиции в Российской Федерации по выявлению, преодолению и устранению законодательных пробелов
  3. Для раскрытия конституционного назначения выборов и института информирования избирателей необходимо обратиться к принципам и основам конституционного строя.
  4. §3. Экономичﺍескиﺍе основы конституционного строя. Конституционно-правовоﺍе рﺍегулированиﺍе института собствﺍенности
  5. Лекция 5. Основы конституционного строя
  6. Тема. Конституционные основы судебной власти в России.
  7. §4. Основы конституционного строя и принципы «экономической Конституции»
  8. ФОРМИРОВАНИЕ ЕВРОПЕЙСКОГО КОНСТИТУЦИОНАЛИЗМА: «ПРАВОГЛОБАЛИЗАЦИЯ» ИлИ НАЦИОНАЛЬНО-КОНСТИТУЦИОННАЯ ИНТЕГРАЦИЯ?
  9. § 3.1. Основы конституционного строя Российской Федерации
  10. Основы конституционного строя Российской Федерации
  11. § 5.5. Конституционные основы местного самоуправления в РФ
  12. Лекция 3. Основы конституционного строя России.
  13. §1. Основы конституционного регулирования
  14. 12.4 Бюрократия и проблемы формирования конституционной экономики
  15. § 5.2. Конституционные основы духовной жизни общества
  16. Тема. Конституционные основы местного самоуправления в Российской Федерации.
  17. § 5.1. Конституционно-правовые основы общественного строя