<<
>>

Особенности судебного допроса в гражданском и арбитражном процессах и основы тактики его проведения

Тактика допроса в криминалистике всесторонне разработана применительно к допросу на стадии предварительного расследования. Ей посвящены многочисленные работы ученых - криминалистов[167].

К проблеме тактики судебного допроса при рассмотрении уголовных дел еще в 1969 году обращался Л.Е. Ароцкер[168] [169], позднее данную тематику рассматривали и другие авторы,

169

причем в отдельных случаях касаясь и гражданского судопроизводства . Возможности использования криминалистической тактики допроса рассматривал В.Г. Тихиня[170] [171], а в современный период особенности тактики проведения допроса в гражданском и арбитражном процессах затрагивал А.Ю. Рожков .

Таким образом, к настоящему времени уже накоплен определенный криминалистический багаж и обозначены аспекты его использования в

цивилистическом процессе. Вместе с тем, задачи, стоящие перед соискателем, требуют дальнейшего шага, а именно - системного рассмотрения тактики судебного допроса как составной части учения о криминалистическом обеспечении судебной деятельности по установлению фактических обстоятельств в гражданском судопроизводстве.

В этом аспекте речь должна идти не просто об используемых положениях криминалистической тактики допроса, а о теоретических и прикладных основах тактики этого судебного действия с учетом особенностей процессуальной регламентации в гражданском и арбитражном процессах.

Системная разработка этой проблемы требует, прежде всего, учета особенностей данного судебного действия в отличие, во-первых, от следственного допроса, и, во-вторых, от судебного допроса, проводимого по уголовным делам.

Допрос как процесс непосредственной передачи-получения информации о фактических обстоятельствах расследуемого или рассматриваемого в суде дела, является самым распространенным, и, вместе с тем, наиболее сложным из процессуальных действий.

Допрос в суде - это основное содержание судебного разбирательства.

Несмотря на то, что цель допроса, как на предварительном, так и на судебном следствии состоит в получении от лица - источника информации полных и правдивых сведений об обстоятельствах дела, условия и структура следственного и судебного допроса существенно различаются. Соответственно, оказывается разным и тактико-криминалистическое обеспечение.

В отличие от следственного допроса, который проводится в условиях конфиденциальности, судебный допрос в современном состязательном процессе публичен, т.к. реализуется в условиях гласности и открытости судопроизводства. Психологическая обстановка допроса в суде требует активного внутреннего контроля, как со стороны субъектов допроса, так и лиц, дающих показания . [172]

В сравнении со следственным допросом судебный допрос осуществляется в пределах относительно кратких временных рамок. Многодневные и даже многочасовые допросы в российском судопроизводстве практикуются довольно редко . Если на предварительном следствии допрашивающий обращается к одной и той же теме и показаниям определенного лица неоднократно в течение дней и месяцев, в суде такой возможности нет. Выяснение обстоятельств путем допроса в большинстве случаев ограничено временем судебного заседания.

В условиях открытости и ограниченного времени допрашивающий должен успеть войти в психологический контакт с допрашиваемым, сформулировать и задать вопросы и получить на них ответы, содержащие необходимую информацию. При этом важно учесть реакцию на ход допроса и других лиц, участвующих в деле, которая также может служить источником полезной информации для ведения допроса. Все вышесказанное свидетельствует о том, что судебный допрос требует определенного психологического состояния - повышенной концентрации внимания и собранности допрашивающего лица.

Публичность допроса, как правило, непривычна для допрашиваемого и быстро адаптироваться к ней удается далеко не всем. Всеобщее внимание вызывает у него состояние эмоциональной напряженности, которая может проявляться различно.

Довольно часто эта напряженность влечет за собой общую «скованность», которую не всякий может преодолеть. Кроме того, в зале суда нередко находятся лица, с которыми допрашиваемого связывают определенные отношения, и ему небезразлична их реакция на его показания.

Таким образом, обстановка, в которой протекает допрос в суде, существенно отличается от обстановки следственного допроса, и уже поэтому многие криминалистические тактические приемы к судебному допросу просто неприменимы. Например, тактико-психологическая комбинация, с помощью которой создается впечатление о большей осведомленности следователя, [173] позволяющая ему влиять на формирование позиции подследственного лица, или оставление его в неведении относительно фактически имеющихся доказательств174 неприемлемы, т.к. в судебном заседании исследуются и оцениваются только публично и открыто рассмотренные доказательства. Многие тактические рекомендации, требующие получения новых доказательств, например, допрос ранее не предусмотренных лиц, практически невозможно реализовать в сжатые сроки судебного разбирательства.

Процессуальная регламентация судебного допроса, построенная применительно к условиям судебного разбирательства, предусматривает и другую структуру этого судебного действия, отличную от структуры следственного допроса. Законодательством определены: круг допрашивающих и допрашиваемых лиц, состязательный характер допроса и его построение.

В целом судебный допрос характеризуют:

- специфичность (определенность законодательством и судебной ситуацией) круга источников информации - допрашиваемых;

- полисубъектность допроса;

- состязательность (многофункциональность) допроса;

- иерархичность построения допроса.

Эти черты структуры судебного допроса в корне отличают ее от структуры допроса на предварительном следствии. Последней присущи: свой определяемый следователем круг источников личной информации, получаемой путем допроса; односубъектность (допрос ведет, как правило, лично следователь или дознаватель); поисковый (а не состязательный) характер, и, естественно, полное отсутствие иерархичности (опосредованности).

Круг источников личной доказательственной информации определен процессуальным законом дифференцированно для предварительного следствия и для суда с учетом различных видов процесса. Он, в свою очередь,

174

Еникеев М.И. Психология коммуникативной деятельности следователя // Юридическая психология. 2009. № 4. С. 6; Драпкин Л.Я., Шуклин А.Е. Следователь: профессиональная характеристика и основные методы деятельности // Российский юридический журнал. 2011. № 1. С. 209.

классифицируется в зависимости от процессуального статуса, и специфичен как для уголовного, так и для гражданского судопроизводства.

Г ражданским и арбитражным процессуальным законодательством предусмотрены следующие источники личной информации: а) объяснения сторон и третьих лиц (ч. 1 ст. 55 ГПК), лиц, участвующих в деле (ч. 2 ст. 64 АПК); б) показания свидетелей (ч. 1 ст. 55 ГПК, ч. 2 ст. 64 АПК); в) показания эксперта (ч. 1 ст. 85 ГПК, ч. 3 ст. 86 АПК); г) пояснения специалиста (ч. 3 ст. 188 ГПК), консультации и пояснения специалиста (ч. 2 ст. 55.1, ч. 3 ст. 87.1 АПК).

Таким образом, специфичными для гражданского и арбитражного процессов являются объяснения сторон, которые отсутствуют в уголовном процессе. Кроме того, в цивилистическом процессе получение личной доказательственной информации не всегда именуется допросом. Законодатель называет его «опросом» и «объяснениями» сторон и третьих лиц (ч. 1 ст. 68, ч. 1 ст. 150, 174 ГПК, ч. 1 ст. 81 АПК), получением «показаний» свидетеля (ч. 3 ст. 88 АПК), говорит о возможности задать вопросы эксперту и специалисту и получить их «пояснения» и «консультации» (ч. 1 ст. 187, ч. 4 ст. 188 ГПК, ч. 3 ст. 86, ч. 2 ст.

55.1, ч. 3 ст. 87.1 АПК). Термин «допрос» в гражданском процессе используется только в отношении свидетелей (ч. 1 ст.70 ГПК).

Различие в наименовании вышеуказанных источников личной информации отражает ее содержательную сторону, связанную с процессуальным статусом допрашиваемого лица. Существо же именно получения информации от этого не меняется.

Во всех случаях речь идет о личном контакте, состоящем в возможности уполномоченных законом лиц задавать вопросы, получать на них ответы в виде объяснений, показаний, т.е. фактически о допросе.

Характерной чертой судебного допроса является его полисубъектность. В соответствии с процессуальным законодательством вопросы одному и тому же допрашиваемому может задавать каждая из сторон (и их представители), а также суд. В гражданском и арбитражном процессах вопросы вправе задавать: истец, ответчик, их представители, третьи лица, прокурор (если он участвует в деле), эксперт (в пределах предмета судебной экспертизы), другие участвующие в деле лица, а также суд. В связи с такой полисубъектностью возникает вопрос - что считать единицей допроса (допросом как судебным действием) в процессе судебного разбирательства? Логично обратиться к критерию, утвердившемуся в криминалистике и уголовно-процессуальной науке, согласно которому единица допроса определяется по источнику личной информации, т.е. один допрашиваемый - один допрос. Поэтому в данном случае допросом следует считать процесс постановки вопросов и получения ответов от одного лица независимо от количества допрашивающих лиц и числа поставленных вопросов.

Полисубъектность существенно отличает допрос в суде от допроса на предварительном следствии, где субъект допроса - следователь единоличен. Конечно, из тактических соображений проведение допроса может осуществляться несколькими следователями одновременно или с участием сотрудника

175

оперативно-розыскного подразделения, специалиста , что является одним из тактико-психологических приемов, но не меняет сути. Допрашивающие лица преследуют единую цель, которую осуществляют в соответствии с планом, разработанным следователем, проводящим расследование по делу.

В связи с этим по своей структуре судебный допрос сложнее. Не случайно законодатель устанавливает порядок (последовательность), согласно которому допрашивающие лица вправе задавать вопросы. В зависимости от включения в процесс допроса того или иного субъекта допрос в суде, как целостное действие, может содержать различные элементы - стадии.

От числа субъектов, ведущих допрос, зависит его внутренняя структура и его сложность. Структура допроса может быть простой, если при его проведении вопросы задает только один допрашивающий (допустим, у других участников процесса вопросы не возникли), и сложной, многостадийной, если вопросы задает большее число допрашивающих лиц.

Основные и типичные субъекты допроса в суде - стороны, их представители и суд, причем функции каждого из них в процессе допроса различны. [174]

Распределение бремени доказывания в гражданском и арбитражном процессах предопределяет активность в ведении допроса именно сторон (их представителей). Довольно убедительно о необходимости подобной активности пишет М.С. Суевалов: «Тот, кто будет ждать и надеяться на то, что суд будет самостоятельно осуществлять вместо стороны ее деятельность по формированию доказательственной базы, чтобы вынести решение, тот не воспринял изменения в процессуальном законодательстве»[175].

Ведение допроса со стороны истца и ответчика носит состязательный характер, т.к. их интересы в процессе, как правило, противоположны. Вопросы истца и его представителя направлены на доказывание фактов, положенных в обоснование предмета иска. Вопросы ответчика и его представителя направлены на актуализацию и удостоверение фактов, подтверждающих возражения стороны. Каждая из противоборствующих сторон стремится в процессе допроса обосновать и сделать предельно убедительной свою позицию в рассматриваемом конфликте.

Иерархичность построения судебного допроса обусловлена ролевыми функциями суда в доказывании. Процессуальное законодательство наделяет судью следующими функциями, реализуемыми при допросе:

• организация допроса со стороны субъектов доказывания и руководство

ими;

• обеспечение объективного выяснения фактов, относящихся к предмету доказывания;

• обобщение результатов допроса, произведенного участниками процесса и судом, и оценка их в качестве доказательств.

Полисубъектность судебного допроса свидетельствует о том, что допрос в суде - это не допрос, который ведет лично судья. Термин «судебный» означает, что речь идет о допросе, который, как мы видели, сложен, многосубъектен и осуществляется при руководящей роли судьи. Это сложное судебное действие, элементами которого является участие в нем разных допрашивающих субъектов, направленное на получение личной информации о фактических данных от допрашиваемого.

В гражданском судопроизводстве суд имеет право задавать вопросы в любой момент судебного разбирательства (ч. 1 ст. 174, ч. 3 ст. 177, ч. 1 ст. 187, ч. 4 ст. 188 ГПК): как после окончания допроса кем-либо из участников процесса, так и во время допроса. Однако внешняя активность судьи, т.е. личная постановка им вопросов допрашиваемому, в значительной мере зависит от активности сторон. Суд, предоставляя возможность сторонам состязаться в доказывании, должен быть активен настолько, насколько это необходимо для установления доказываемых фактов. Если стороны активны и задают вопросы по существу, суд может ограничиться теми результатами, которые достигнуты ими. Судья сам предлагает вопросы, если необходимо что-либо уточнить в формулировке, предложенной участником процесса, или ответ допрашиваемого по поводу обстоятельств, имеющих существенное значение, до конца не ясен. При условии, что вопросы сторон не проясняют судебную ситуацию, активность суда может быть неограниченной. Суд вправе корректировать вопросы других участвующих в деле лиц, отводить вопросы, не относящиеся к делу, комментировать их и обобщать.

Характерным для суда как для правоприменителя и руководителя процесса является то, что допрос каждого лица осуществляется и воспринимается двояко: а) непосредственно - судья лично задает вопросы и б) опосредованно - заслушивает вопросы других участников процесса и ответы на них. В итоге у него формируется целостная картина результата допроса, подлежащая оценке с точки зрения достоверности устанавливаемых фактов.

Связанные общей задачей - способствовать рассмотрению и разрешению дела - субъекты допроса в суде, реализуя свое право вести допрос или участвовать в нем, имеют свои конкретные, но далеко не всегда совпадающие цели. Для каждой из сторон - это способствовать вынесению решения суда в свою пользу. Однако правосудное, справедливое решение по делу должен вынести суд. Именно поэтому проведение допроса для суда многофункционально, а сам процесс допроса сложен и целостен: необходимо выяснить и оценить достоверность получаемой в процессе допроса информации, определить ее доказательственное значение и использовать в целях разрешения дела.

Большая часть работы судьи при допросе протекает во внутреннем плане: он наблюдает за допросом сторон, анализирует, сопоставляет, обобщает и оценивает ответы. Эта очень важная когнитивная составляющая работы судьи при допросе во многих случаях более существенна, чем личная постановка вопросов.

Таким образом, структура судебного допроса иерархична, т.е. его составляющие - допросы сторон, их представителей и других, участвующих в деле лиц - имеют подчиненный характер. Они первичны и опосредуются в работе судьи, которая является главной, т.к. именно она подчинена основной цели правосудия - вынесению справедливого решения на достоверной основе.

Рассмотренные особенности судебного допроса, существенно отличающие его от допроса на предварительном следствии, тактика которого составляет предмет криминалистических исследований, требуют несколько иных подходов к разработке тактических основ и рекомендаций для реализации этого судебного действия в цивилистическом процессе.

Тактика судебного допроса - это тактика организации допроса, руководства им и ведения допроса судом. Последний должен не только создать условия и обеспечить нужный психологический настрой, но и понять тактику допроса других допрашивающих лиц, помогать выяснению истинной информации, а также знать и вовремя пресекать негативные моменты, мешающие этому. Вместе с тем, судье предстоит подготовить свои вопросы и в нужный момент их задать, причем в такой форме, чтобы получить адекватные ответы. Очень важно подвести стороны к эффективному использованию различных форм допроса, правильно применить иные виды собственной активности при допросе (обобщение, комментирование, разъяснение, замечание и т.п.). Тактика совершения действий судом должна учитывать как внутреннюю, когнитивную, так и психологическую стороны его деятельности во время проведения допроса.

В криминалистике разработаны общие положения тактики следственного допроса, к которым относят: законность, активность, целеустремленность, объективность, полноту, учет свойств личности допрашиваемого . Все это можно отнести и к судебному допросу, в том числе, в цивилистическом процессе . Отмеченные качества допроса - отражение основных требований к его проведению, определяющие его эффективность, без соблюдения которых данное судебное действие сразу же становится ущербным, неспособным к получению необходимой информации.

В свете рассмотренных особенностей судебного допроса требуют внимания следующие основные принципы его тактической организации:

> законность;

> активность;

> объективность и полнота;

> предметность;

> учет личных свойств допрашиваемого лица;

> нейтрализация негативных факторов.

Законность - основное требование при совершении всех судебных действий, в том числе, и допроса. Гражданское и арбитражное процессуальное законодательство определяет: круг допрашиваемых лиц, формы получения личной доказательственной информации, субъектов допроса, порядок (последовательность) проведения; предусматривает возможность повторного допроса. Таким образом, наиболее важные тактические положения определены законом, например, порядок и последовательность допроса свидетеля (ст. 177 ГПК): сначала предлагается свободный рассказ, открывает постановку вопросов сторона, по заявлению которой свидетель вызван, затем задают вопросы другие [176] [177] лица, участвующие в деле; главенствующее положение судьи при допросе отражено в этом случае правом задавать вопросы в любое время.

Разрабатываемые криминалистикой и не предусмотренные процессуальной регламентацией тактические средства должны соответствовать закону и осуществляться в его рамках. Так, например, специалист, приглашенный стороной, а не судом не может участвовать в допросе эксперта по гражданскому делу, т.к. это не предусмотрено его процессуальным статусом.

Принцип активности тактики судебного допроса для суда имеет двоякий смысл: это общая активность суда в организации и проведении допроса и, в особенности, при обеспечении активности сторон, о чем уже говорилось выше, и личное участие в нем.

В процессе допроса судья, подобно следователю, должен удерживать инициативу в своих руках и для выяснения достоверных фактов использовать все средства, предоставленные законом и криминалистической тактикой. Однако реализация активности в суде проявляется иначе, нежели на предварительном следствии. Активность судьи, в отличие от активности следователя, не носит наступательного характера. Она выражается в тактико-организационных мерах, направленных на создание деловой и психологически благоприятной обстановки для допроса, предоставлении сторонам возможности полно и обстоятельно изложить свои версии, допросить других лиц в поддержку исковых требований и возражений. Например, судья должен учитывать, что поставленный им во время допроса стороной вопрос прерывает его, поэтому при личной постановке вопросов судья должен соблюдать такт и чувство меры. Вмешиваться в нормальное ведение допроса сторонами без достаточных на то причин не следует. У допрашивающего может быть разработан определенный план, обусловленный конкретной целью, которую не удастся достичь, если он фактически будет устранен от допроса или постоянно прерываем.

Анализируя меру убедительности доказывания одной и другой стороной и обнаруживая пробелы и неточности, суд задает вопросы, которые обычно носят восполняющий или уточняющий характер, относительно информации, поступающей в результате допроса сторонами.

Объективность и полнота судебного допроса связаны с

беспристрастностью суда, его стремлением выяснить все обстоятельства, составляющие предмет допроса, необходимые для установления требуемых фактических данных, при отсутствии личной заинтересованности в исходе дела и наличии профессионального стремления к вынесению правосудного решения.

Объективность проявляется в одинаково внимательном выслушивании объяснений и показаний, позволяющем строго следить за развитием информационного потока, подтверждающего или опровергающего версии сторон. Тактически это выражается в предоставлении сторонам равных возможностей участвовать в допросе, представлять в процессе допроса другие доказательства.

При изучении материалов дела как до, так и во время судебного разбирательства у судьи может сложиться определенное отношение к участникам процесса: одни могут вызывать симпатию, другие - чувство неприязни. Тем не менее, приступая к допросу и проводя его, суд должен ко всем относиться одинаково доброжелательно и внимательно. При этом судье следует формулировать свои вопросы без налета предвзятости, чтобы в дальнейшем не поставить под сомнение свою объективность, не дать повода оспаривать принятое решение по делу.

Ведение судебного допроса с выяснением всех обстоятельств как «за», так и «против», правильное разрешение заявленных ходатайств, тактичное поведение в процессе самого судьи - только все это в совокупности сможет создать такую благоприятную и деловую психологическую обстановку, которая будет способствовать даче допрашиваемыми лицами правдивых показаний.

Сторонам, свидетелям, экспертам суд должен предоставить возможность сообщить все аргументы и полные сведения, относящиеся к предмету допроса, не ограничивая их во времени при даче нужных объяснений и показаний. Внимание к допрашиваемому и обстоятельный анализ даваемых объяснений, без поспешности и торопливости позволит избежать при допросе пробелов и неполноты в выяснении искомых обстоятельств.

Кроме того, одним из компонентов профессиональной состоятельности судьи является коммуникативная компетентность, предполагающая грамотно выстроенное собственное речевое поведение. Исследователи выделяют следующие его компоненты: соответствующую громкость голоса и внятность речи, ясность выражения коммуникативных намерений и логику высказываний, вежливую манеру общения с элементами демократии . Все это в комплексе создает необходимый баланс и уровень коммуникативной гармонии в условиях конфликтной ситуации, свойственной судебному разбирательству.

Предметность допроса - это его целенаправленность. Цель допроса обычно определяется при подготовке к допросу и связана с его предметом. Предмет допроса составляет тот круг фактических обстоятельств, который подлежит выяснению, а цель допроса - получить достоверные сведения об этих обстоятельствах. Все вопросы, которые ставятся допрашиваемому, должны относится к его предмету.

Предмет допроса в гражданском и арбитражном процессах связан с предметом спора, с исковыми требованиями и возражениями на них. В процессе допроса судья должен четко представлять себе, что конкретно следует выяснить и именно на этом сконцентрировать внимание лиц, участвующих в деле. Стороны в своих объяснениях, свидетели, дающие показания, могут под влиянием эмоциональных и иных побуждений отклоняться от предмета допроса, отвлекаясь на посторонние темы. В таких случаях судья спокойно, но настойчиво возвращает допрашиваемого к искомым фактам.

Очень важным принципом тактики допроса является учет личностных качеств допрашиваемого лица. При подготовке к судебному допросу и при его проведении обязательно учитываются особенности личности допрашиваемого . [178] [179]

Как правило, имеют значение: возраст, интеллектуальный и культурный уровень, профессия, психологический тип личности, состояние здоровья.

Судья должен быть в какой-то мере психологом. Источником сведений о личности допрашиваемого служат материалы дела, с которыми судья знакомится при подготовке к судебному разбирательству. В процессе слушания дела суд с момента выяснения и оглашения официальных (анкетных) данных (ФИО, место жительства, место работы) наблюдает за допрашиваемым. Объектом наблюдения являются: речь, ее форма, мимика, жесты, поведение; имеют значение замечания, высказанные о данном лице другими участниками процесса.

Учет личностных свойств допрашиваемого необходим для установления психологического контакта при допросе и выбора соответствующих тактических средств, определения формы и степени развернутости при постановке вопросов, а также для правильного понимания ответов и оценки их достоверности.

Очень часто при проведении допроса судья должен нейтрализовать определенные негативные факторы, к которым обычно относятся следующие: 1) нечеткое изложение, вызывающее неоднозначное понимание сведений о фактах; 2) неполное изложение сведений вследствие невольного или сознательного умолчания; 3) искажение представляемых сведений, которое может быть добросовестным заблуждением или сознательной ложью.

Суд должен располагать тактическими средствами, позволяющими в процессе допроса нейтрализовать перечисленные негативные факторы, преодолеть их воздействие на результаты допроса, а, следовательно, и на рассмотрение дела.

Одним из принципов гражданского права является добросовестность, что проявляется в правдивости, уважении прав, верности обязательствам со стороны субъекта этих обязательств, осознании последствий своих действий и соизмерении своих интересов с интересами другого лица, исключение причинения вреда третьим лицам . Презумпцию добросовестности гражданских [180] правоотношений содержит и ч. 3 ст. 10 АПК, в которой законодатель обязывает стороны быть добросовестными в процессе (не злоупотреблять процессуальными правами).

Будучи субъектами допроса, стороны в процессе следят за

добросовестностью друг друга и допрашиваемых лиц. Поэтому если у стороны возникает сомнение или уверенность в недобросовестности другой стороны, свидетеля, эксперта, должны быть применены соответствующие разработанные криминалистикой тактические приемы, которые позволят выявить ложь или ненамеренное заблуждение.

Изложенные принципы тактики судебного допроса в гражданском и арбитражном процессах предопределяют направление и содержание

адаптируемых и разрабатываемых в рамках криминалистики тактических средств для использования в рассматриваемых видах процесса.

3.3.

<< | >>
Источник: Жижина Марина Владимировна. ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ КРИМИНАЛИСТИКИ В ЦИВИЛИСТИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук.. 2016

Еще по теме Особенности судебного допроса в гражданском и арбитражном процессах и основы тактики его проведения:

  1. Тактика судебного эксперимента в гражданском и арбитражном процессах
  2. Тактика назначения судебной экспертизы и привлечения специалиста к участию в гражданском и арбитражном процессах
  3. Общее и особенное в криминалистическом обеспечении судебной деятельности в гражданском и арбитражном процессах
  4. Тактические приемы ведения допроса в гражданском и арбитражном процессах
  5. Тактика предъявления для опознания в гражданском и арбитражном процессах
  6. Процессуальные и тактические основы использования специальных знаний в гражданском и арбитражном процессах
  7. ГРАЖДАНСКАЯ ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ФОРМА И АРБИТРАЖНЫЙ ПРОЦЕСС В РАКУРСЕ ТЕКУЩЕЙ СУДЕБНОЙ РЕФОРМЫ
  8. ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС В АРБИТРАЖНОМ СУДЕ (КОНСТРУКТИВНАЯ КРИТИКА ДОКТРИНАЛЬНОГО ОПРЕДЕЛЕНИЯ АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССА)
  9. Е.Р. РОССИНСКАЯ. СУДЕБНАЯ ЭКСПЕРТИЗА В ГРАЖДАНСКОМ, АРБИТРАЖНОМ, АДМИНИСТРАТИВНОМ И УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ. 2006, 2006
  10. Арбитражный процесс. Его понятие. Арбитражная процессуальная форма.
  11. Глава 3. Судебный допрос в цивилистическом процессе
  12. Глава 4 Отдельные аспекты процесса доказывания в гражданском и арбитражном процессах
  13. Осмотр вещественных доказательств в гражданском и арбитражном процессах
  14. Тема 7.Судебное разбирательство в арбитражном процессе
  15. Осмотр документов в гражданском и арбитражном процессах
  16. Тактика допроса обвиняемого