<<
>>

Особенную часть

образуют частные методики осуществления уголовного преследования лиц, совершивших преступления различных категорий. При этом существующие частные методики расследования преступлений различных видов могут быть творчески переработаны с учетом имеющихся рекомендаций по организации деятельности иных субъектов уголовного преследования, в том числе и криминалистических рекомендаций по организации деятельности государственных обвинителей.

Эти методики представляют собой научно обоснованные системы методических рекомендаций по подготовке и участию прокурора в рассмотрении

судами уголовных дел по различным категориям преступлений.

Многообразие преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом РФ, предполагает необходимость существования большого количества частных методик. Это правило справедливо и для частных методик раскрытия и расследования преступлений, и для частных методик осуществления уголовного преследования по делам о преступлениях различных категорий.

Уже сегодня очевидна необходимость классификации частных методик.

Однако в настоящее время разработка частных методик уголовного преследования только начинается, поэтому представляется возможным и достаточным остановиться прежде всего на такой классификации, которая в основе своей имеет уголовно-правовую систематизацию преступлений. Тем более, что даже на этапе предварительной проверки заявления или сообщения о совершенном преступлении решается вопрос о том, признаки состава какого преступления содержатся в деянии. Это решение является предварительным и впоследствии может выступать лишь в качестве одной из версий происшедшего, тем не менее даже такая определенность позволяет выбрать ту или иную методику осуществления уголовного преследования. Что же касается более поздних этапов организации деятельности по осуществлению уголовного преследования, субъектам тем более необходимо выбрать ту или иную методику в качестве основной.

Представляется, что основой для выбора той или иной методики прокурорами, надзирающими за законностью предварительного расследования или осуществляющими уголовное преследование в суде, могут стать выводы предварительного расследования на том или ином этапе, той или иной стадии уголовного процесса. Вместе с тем основой для выбора могут послужить и версии, которые выдвигаются прокурорами указанных категорий по результатам исследования события преступления и результатов его изучения органами предварительного расследования. При этом важно отметить, что результаты изучения события преступления органами, производящими расследование, должны быть представлены в материалах уголовного дела.

Кроме того, различия в способах, мотивах и целях совершения одного вида преступлений могут быть столь существенны, что влекут возможность и необходимость говорить о дополнительных и даже самостоятельных частных методиках, которые разработаны на базе уголовно-правовой классификации, дополненной некоторыми криминалистическими элементами. Такая возможность и необходимость достаточно подробно обоснованы применительно к частным методикам расследования. Поскольку они обусловлены спецификой элементов системы преступления, необходимость исследования которой при осуществлении уголовного преследования на иных стадиях уголовного процесса (кроме предварительного расследования) обсуждалась выше, эти доводы остаются справедливыми и при рассмотрении вопроса о классификации методик уголовного преследования в целом.

Следовательно, представляется целесообразным помимо указанного (уголовно-правового) основания классификации использовать такие факультативные основания, как способ, мотив, время, место, орудия совершения преступления, а также особенности личности виновного или потерпевшего. Данный перечень не является исчерпывающим, поскольку в процессе дальнейших исследований по мере разработки частных методик уголовного преследования могут быть выделены и обоснованы иные основания классификаций.

В том случае, когда особенности тех или иных элементов события преступления могут быть учтены в рамках частной методики более общего порядка (выделенной с учетом только особенностей вида или типа преступления), не будет и необходимости создания дополнительных методик.

В основу разработки частных методик уголовного преследования по делам о преступлениях различных категорий должны быть положены некоторые общие принципы.

Прежде всего, методические рекомендации, направленные на повышение эффективности деятельности следователя, дознавателя, прокурора, надзирающего за расследованием преступлений либо поддерживающего государственное обвинение в суде, должны обеспечивать реализацию принципов осуществления самого уголовного преследования. Выше нами в качестве основных принципов уголовного преследования были названы и рассмотрены принципы законности, научности, динамичности, конкретности, преемственности и наглядности.

Представляется, что эти же принципы могут быть рассмотрены в качестве общих при разработке частных методик уголовного преследования. Тем более, что первые четыре традиционно рассматриваются в криминалистической литературе как основные принципы, используемые при разработке частных методик расследования преступлений различных видов.

Принцип законности - это основополагающий принцип организации и деятельности всех правоохранительных органов, включая прокуратуру в целом и каждого ее работника в отдельности. Поэтому методические рекомендации по организации их деятельности должны быть наполнены таким содержанием, которое будет способствовать всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела на различных стадиях и этапах уголовного преследования, обеспечивать безусловную законность деятельности всех субъектов уголовного преследования, способствовать принятию законного, обоснованного и справедливого решения по делу.

Принцип научности построения частных методик уголовного преследования или принцип их теоретической обоснованности. Частные методики должны быть разработаны на основе анализа результатов изучения практики осуществления уголовного преследования различными субъектами на соответствующих стадиях и этапах деятельности. Но важна не только практическая, но и теоретическая обоснованность предлагаемых методических рекомендаций.

Научно обоснованными должны быть общие положения разработки и построения частных методик уголовного преследования. Требованиям теоретической обоснованности должны отвечать структура и содержание частных методик. Кроме того, все они должны разрабатываться на основе результатов изучения закономерностей события преступления, возникновения информации о преступлении, процесса собирания и оценки доказательств на различных этапах уголовного судопроизводства.

Реализация принципов динамичности и конкретности уголовного преследования может быть обеспечена прежде всего при условии плановости организации деятельности соответствующих субъектов. Именно поэтому плановость является важным принципом, в соответствии с которым следует разрабатывать методические рекомендации по организации деятельности субъектов.

Частные методики уголовного преследования имеют в своей основе научный подход к определению целей и задач деятельности субъектов уголовного преследования, оценке имеющейся информации, выдвижению версий и определению путей их проверки на различных стадиях и этапах и т. п. Такой подход невозможен без планирования каждым из субъектов уголовного преследования своей деятельности при изучении первичной информации о происшествии, принятии решений о возбуждении уголовного дела или отказе в его возбуждении, организации расследования и принятии тактических и процессуальных решений, в том числе по окончании предварительного расследования, а также при изучении материалов уголовного дела в процессе подготовки к участию в судебном слушании, принятии тактических и процессуальных решений при участии в судебном разбирательстве и т. д.

Тесно связан с принципом плановости лежащий в основе разработки частных методик уголовного преследования принцип этапности и ситуационности.

Сложная и многофункциональная деятельность субъектов уголовного преследования по своему содержанию различается в зависимости от стадии уголовного процесса, а также от тех целей и задач, которые определяются спецификой этапов, выделяемых внутри указанных стадий.

Как уже было указано выше, особенности организации деятельности по осуществлению уголовного преследования целесообразно рассматривать прежде всего применительно к стадиям, традиционно выделяемым в уголовном процессе. При этом мы исходим из сформулированного в теории уголовного процесса понятия процессуальных стадий, под которыми понимается «„последовательность осуществления полномочий“, отражающая временную характеристику организационной деятельности».[60]

Структура методических рекомендаций по организации уголовного преследования ориентирована на то, что «обычные стадии уголовного процесса следуют друг за другом в жесткой последовательности», а «исключительные - жестко не связаны между собой и могут

быть реализованы в любой последовательности». [61] Поэтому, рассматривая структуру методики уголовного преследования, рекомендации следует группировать прежде всего применительно к обычным стадиям уголовного процесса. Важным представляется также правильное понимание сущности и содержания каждой из обычных стадий, которая является «контрольной применительно к предыдущей и подготовительной применительно к

последующей стадии».[62] При таком подходе будет обеспечена преемственность уголовного преследования, что в свою очередь способствует принятию законных и более обоснованных решений.

Поскольку наиболее значимые общие цели и задачи деятельности субъектов уголовного преследования в основном сохраняются на протяжении одной стадии уголовного процесса, представляется допустимым выделять стадии уголовного преследования в качестве наиболее крупных составных частей в структуре деятельности указанных субъектов. При этом мы исходим из того, что стадии уголовного преследования совпадают со стадиями уголовного процесса во времени и пространстве, являясь подсистемой уголовного процесса как сложной многосубъектной и многоаспектной системы.

Вместе с тем нельзя исключать и возможность развития ситуации таким образом, что возникнет необходимость в исключительных стадиях уголовного судопроизводства.

При разработке рекомендаций по организации деятельности субъектов уголовного преследования в этих стадиях следует исходить из тех общих положений, которые сохраняют свою актуальность на всех стадиях: объектом познания является одно и то же событие, обстоятельства, подлежащие исследованию, также одни и те же (их перечень может только уточняться и расширяться с учетом изменяющейся ситуации), правила познания в рамках уголовного судопроизводства так же едины, как и требования к доказательствам, которые могут быть положены в обоснование позиции.

Таким образом, методические рекомендации по организации уголовного преследования следует также разрабатывать и систематизировать применительно к тем стадиям уголовного судопроизводства, в которых законом предусмотрено участие субъектов уголовного преследования: возбуждения уголовного дела, предварительного расследования, производства в суде первой инстанции, производства в суде второй инстанции, производства в надзорной инстанции, а также производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Реализация принципов плановости деятельности, этапности и ситуационности разрабатываемых методических рекомендаций обеспечивает в свою очередь преемственность уголовного преследования.

Что же касается этапов, которые целесообразно выделять для большей конкретизации разрабатываемых рекомендаций, то здесь должен быть сделан акцент на криминалистической составляющей деятельности. Подходы к определению границ и содержания этапов могут быть различными.

В соответствии со сложившимися традициями в стадии предварительного расследования для криминалистических целей принято выделять такие этапы: первоначальный (или начальный), последующие и заключительный. При этом выделение этапов характерно не только для российской криминалистики. Различие заключается в том, что, например, в США

принято выделять предварительное и дальнейшее расследование в качестве самостоятельных

этапов с относительно самостоятельными задачами.[63]

Однако названные этапы в основном выделялись для целей разработки и систематизации методических рекомендаций по осуществлению деятельности следователя (дознавателя). Если же рассматривать в целом деятельность субъектов уголовного преследования, то представляется целесообразным выделение внутри названных этапов некоторых подэтапов, ориентированных прежде всего на принятие таких процессуальных решений, как предъявление обвинения, избрание меры пресечения, принятие решений о производстве следственных действий или оперативно-розыскных мероприятий, требующих дополнительного разрешения, принятия решения по делу.

В зависимости от системы исследуемого преступления (группы преступлений) и иных обстоятельств при разработке методических рекомендаций по осуществлению уголовного преследования в стадии предварительного расследования внутри названных выше этапов могут быть выделены и иные подэтапы. В любом случае их выделение имеет особое значение тогда, когда эту деятельность осуществляют различные субъекты уголовного преследования. Для целей настоящего исследования остановимся на приведенной выше этапизации, уделив большее внимание выделению этапов внутри иных стадий уголовного судопроизводства, в которых принимают (могут принимать) участие субъекты уголовного преследования.

Так, в стадии возбуждения уголовного дела для криминалистических целей представляется полезным выделять три этапа. Начальный этап включает получение информации о преступлении (событии с признаками преступления), ее изучение и оценку с точки зрения наличия оснований для организации дальнейшей проверки. Второй этап - проверочный - включает выдвижение первоначальных версий происшедшего, определение направлений, способов и средств проверки имеющейся информации, получение необходимой дополнительной информации. Третий этап - заключительный - охватывает оценку полученной информации и принятие решения по существу.

Внутри стадии производства в суде первой инстанции представляется целесообразным выделять четыре этапа.

Первый этап - это этап подготовки к участию в судебном слушании. Он в свою очередь состоит из нескольких составных частей-подэтапов: 1 - изучение материалов уголовного дела, их оценка с точки зрения всесторонности, полноты и объективности проведенного расследования, правильности определения предмета и пределов доказывания; 2 - построение прокурорской модели происшествия и выдвижение прокурорских версий (обязательно включающих контрверсии о том, что не было события преступления, событие не содержит необходимых признаков состава соответствующего преступления, преступление совершил не тот, кто привлечен к уголовной ответственности в процессе предварительного расследования, или не только он, и т. д.), 3 - выявление неполноты предварительного расследования, 4 - решение вопроса о возможности и целесообразности восполнения пробелов в ходе судебного рассмотрения дела, а также определение приемов и средств, которые могут быть использованы.

Второй этап - участие прокурора в предварительном слушании. Этот этап в зависимости от специфики рассматриваемого дела и сложившейся ситуации может включать следующие подэтапы: 1 - формулирование позиции по вопросу о допустимости доказательств, заявление ходатайств об исключении недопустимых доказательств; 2 - оценка позиции (ходатайств) стороны защиты об исключении тех или иных доказательств, оснований исключения доказательств и обстоятельств, обосновывающих ходатайства, а также опровержение доводов, представленных стороной защиты; 3 - заявление ходатайств о привлечении дополнительных источников доказательственной информации и ознакомление с аналогичными ходатайствами стороны защиты (особое внимание уделяется ходатайству о вызове в суд свидетелей для установления алиби подсудимых); 4 - ознакомление с имеющимися в уголовном деле и (или) представленными стороной защиты протоколами следственных действий и иными документами, которые огласит судья; 5 - внесение необходимых корректив в избранные стратегию и тактику участия в рассмотрении уголовного дела (с учетом результатов ознакомления и оценки позиции стороны защиты и суда).

Особое значение правильная организация деятельности прокурора на данном этапе приобретает в том случае, когда он не осуществлял надзор за законностью предварительного расследования, не участвовал в производстве отдельных следственных действий, не имел возможности оценить имеющиеся доказательства, а также ознакомиться с позицией стороны защиты в процессе предварительного расследования.

В любом случае результаты предварительного слушания позволят государственному обвинителю прогнозировать более обоснованно линию защиты, а также в некоторой степени - позицию суда по основным вопросам судебного разбирательства.

Третий этап - участие в подготовительной части судебного заседания. [64] На этом этапе прокурору вновь предоставляется возможность заявлять ходатайства о вызове свидетелей и специалистов, об истребовании документов и вещественных доказательств и т. д., а также оценивать ходатайства других участников процесса и высказывать свое мнение. Внутри указанного этапа могут быть в свою очередь выделены следующие подэтапы: 1 - непосредственное ознакомление с особенностями личности и поведения подсудимых, оценка полноты их исследования на предварительном следствии и определение путей и способов изучения в ходе судебного следствия; 2 - ознакомление с составом суда и заявление отводов в соответствии с гл. 9 УПК РФ; 3 - непосредственное ознакомление с особенностями личности иных участников процесса: переводчика, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, эксперта, специалиста; 4 - формулирование выводов о возможности рассмотрения уголовного дела в отсутствие кого-либо из участников уголовного судопроизводства. По результатам этого этапа также могут быть внесены необходимые коррективы в стратегию и тактику участия в судебном следствии.

Четвертый этап - участие прокурора в судебном следствии. Именно на этом этапе в наиболее полном объеме исследуется, анализируется и оценивается имеющаяся по делу информация. Судебное следствие традиционно рассматривается учеными и практиками как центральная часть судебного разбирательства. Принимая во внимание сложность и многофакторность организации деятельности государственного обвинителя, представляется целесообразным также выделять в составе данного этапа несколько подэтапов: 1 - начальный - представление модели происшествия, построенной стороной обвинения; 2 - представление доказательств стороной обвинения, 3 - участие в представлении доказательств стороной защиты, 4 - заключительный - заявление ходатайств о дополнении следствия и участие в судебных действиях, связанных с разрешением заявленных ходатайств.

Важной особенностью данного этапа является динамичность ситуации, которая требует постоянного реагирования государственного обвинителя, учета результатов оценки исследуемых доказательств с целью своевременной корректировки позиции обвинения, а также тактики и методики уголовного преследования.

Пятым этапом осуществления уголовного преследования в ходе судебного разбирательства является участие прокурора в прениях сторон. Трудно переоценить важность и сложность этого этапа, тем более что именно прокурор в прениях сторон выступает первым и призван как бы задать тон защитникам, сколько бы их ни было. Однако следует учитывать, что выступление с речью не исчерпывает участия прокурора на данном этапе. Велико тактическое и методическое значение реплик, которые представляют собой по существу реакцию прокурора на выступления защитников и иных участников прений сторон. Именно реплика позволяет обоснованно возразить по существу доводов защиты, опровергнуть ее основные положения, помешать оказанию незаконного воздействия на состав суда, его мнение по делу, обеспечить в конечном итоге вынесение законного и обоснованного приговора.

В целях настоящего исследования в деятельности прокурора, которая связана с производством в суде второй (апелляционной или кассационной) инстанции, целесообразно выделять следующие этапы: 1 - изучение материалов уголовного дела, сопоставление результатов предварительного расследования и рассмотрения дела в суде первой инстанции для установления наличия или отсутствия оснований для внесения представления, а также подбор доказательств, которые могут быть использованы для обоснования доводов представления; 2 - изучение доводов поданной жалобы и формулирование своей позиции по вопросам, изложенным в ней; 3 - определение круга дополнительных доказательств, которые могут быть использованы в суде второй инстанции, а также путей и средств их поиска, решение вопросов тактики их предъявления в суде; 4 - участие в судебном следствии, включающее заявление отводов и ходатайств, выступление с обоснованием поданного представления либо своей позиции по поводу поданной жалобы, а также участие в проверке или исследовании доказательств; 5 - участие в прениях сторон.

Второй из названных выше этапов может отсутствовать, если стороной защиты не подавалась жалоба. Вместе с тем объединение первых двух этапов в один представляется нецелесообразным. Отсутствие поданной жалобы не означает отсутствия возражений у стороны защиты по поводу принятого судом первой инстанции решения. Выделением двух самостоятельных этапов мы лишь подчеркиваем значимость изучения не только материалов дела, но и того, что написано в жалобе, какие возражения представлены (могут быть представлены) стороной защиты, какие доказательства или какая информация предоставлены (могут быть использованы) для обоснования возражений.

Для конкретизации методических рекомендаций применительно к стадии производства в надзорной инстанции в деятельности субъектов уголовного преследования могут быть выделены следующие этапы: 1 - изучение материалов уголовного дела в полном объеме, сопоставление результатов предварительного расследования, рассмотрения дела в судах первой и второй инстанций для установления наличия либо отсутствия оснований для внесения надзорного представления, а также определение круга и содержания доказательств, которые могут быть использованы для обоснования доводов такого представления; 2 - изучение содержания поданной надзорной жалобы и формулирование своей позиции по изложенным в ней вопросам; 3 - выступление для поддержания внесенного надзорного представления или для дачи заключения по внесенной надзорной жалобе.

Определенное сходство выделяемых этапов деятельности субъектов уголовного преследования в стадиях производства в суде второй инстанции и при пересмотре вступивших в законную силу решений суда не означает совпадения ее содержания на этих стадиях, а также тех приемов и средств, которые могут быть использованы на различных стадиях уголовного процесса. Указанное содержание может конкретизироваться за счет выделения подэтапов внутри названных этапов. Правильный выбор тактических приемов и средств обеспечивается научно обоснованными методическими рекомендациями, разрабатываемыми применительно ко всей деятельности по осуществлению уголовного преследования в целом, к каждой стадии, каждому этапу или подэтапу с учетом специфики складывающейся ситуации.

Что же касается такой исключительной стадии уголовного судопроизводства, как производство по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, то деятельность субъектов уголовного преследования отличается более существенно: она некоторым образом объединяет элементы деятельности по расследованию (новых или вновь открывшихся обстоятельств) и дальнейшему судебному разбирательству.

Поэтому особенно важно правильно определить, какие этапы следует выделять в деятельности прокурора на этой стадии. Исходя из специфики частных целей и задач деятельности, представляется целесообразным выделять следующие этапы: 1 - изучение сообщения гражданина, должностного лица либо данных, полученных в ходе предварительного расследования или судебного рассмотрения других уголовных дел, которые могут послужить поводами для возбуждения производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств; 2 - принятие решения о возбуждении производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств; 3 - проверка вновь открывшихся обстоятельств или расследование новых обстоятельств; 4 - принятие решения по результатам проверки или расследования (вынесение постановления о прекращении возбужденного производства или составление заключения о необходимости возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств); 5 - представление в суде заключения о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Не требует дополнительной аргументации тезис о том, что в случае вынесения постановления о прекращении возбужденного производства пятый из названных этапов отсутствует.

Более того, в процессе уголовного преследования по конкретному уголовному делу наличие всех стадий, а также выделенных и названных выше этапов не обязательно. Так, для участия субъектов уголовного преследования в предварительном расследовании и последующих стадиях уголовного судопроизводства необходимо принятие решения о возбуждении уголовного дела, для участия в производстве в суде первой инстанции - решения об утверждении обвинительного заключения и направлении уголовного дела в суд и т. д.

Одновременно следует отметить, что при всей своей конкретности названные этапы осуществления уголовного преследования теми или иными субъектами охватывают все же только весьма общие комплексы обстоятельств, характеризующих указанный вид деятельности, отражая в большей степени формальную (уголовно-процессуальную) сторону деятельности.

Криминалистические рекомендации, направленные на выбор тех или иных тактических приемов и средств, систематизированные применительно к выделенным этапам, обеспечивают наполнение деятельности субъектов таким содержанием, которое в свою очередь призвано обеспечить принятие по делу законного и обоснованного решения.

Более высокая степень конкретности достигается в том случае, когда при разработке криминалистических рекомендаций применительно к тому или иному этапу дополнительно учитываются типичные ситуации, которые могут существенно изменяться как на протяжении одного этапа, так и по мере продвижения от этапа к этапу.

Основные подходы к определению сущности и содержания ситуаций, которые складываются в ходе уголовного преследования, будут изложены ниже. Отметим только, что принцип ситуационности предполагает разработку криминалистических методических рекомендаций в зависимости от того, какая ситуация сложилась, т. е. в зависимости от той совокупности субъективных и объективных факторов, которая определяет особенности организации деятельности по изобличению виновного в совершении преступления на соответствующем этапе уголовного преследования.

В тесной связи и взаимодействии с принципом этапности и ситуационности находится, по нашему мнению, принцип преемственности. Как указывалось выше, субъекты уголовного преследования должны организовать свою деятельность таким образом, чтобы обеспечить достижение целей уголовного судопроизводства, а именно: защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Важной представляется позиция законодателя, установившего, что уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию (ч. 2 ст. 6 УПК РФ).

Обеспечение реализации принципа преемственности достигается не только наличием единой цели у субъектов уголовного преследования, единого объекта познания - события преступления. Едиными являются и обстоятельства, подлежащие исследованию. Более того, на каждой последующей стадии, последующем этапе или подэтапе исследование этих обстоятельств проводится с учетом результатов, достигнутых на предыдущих стадиях, этапах, подэтапах, а также с учетом того, как был организован процесс их исследования.

Реализация принципа преемственности при разработке методических рекомендаций в рамках частных методик уголовного преследования не означает обязательности выводов предыдущих этапов или стадий для последующих. Она означает лишь то, что методические рекомендации должны ориентировать субъектов уголовного преследования на организацию своей деятельности таким образом, чтобы учитывались особенности процесса и результаты исследования события происшествия иными субъектами, сопоставлялись результаты, полученные на различных подэтапах, этапах и стадиях, для принятия тактических и процессуальных решений. Это справедливо для организации деятельности по осуществлению уголовного преследования не только в обычных, но и в исключительных стадиях уголовного процесса. Наибольшая эффективность будет достигнута в случае разработки и использования методических рекомендаций, обеспечивающих и процедурную и субъектную преемственность уголовного преследования, о которых говорилось выше.

Последним по порядку рассмотрения, но не по значению, является принцип наглядности. Реализация этого принципа предполагает разработку таких методических рекомендаций, которые бы обеспечили любому субъекту уголовного преследования при вовлечении его в соответствующую деятельность возможность получить наиболее полное представление о том, какая информация и каким образом получена, какова была логика уголовного преследования на предыдущих стадиях, этапах и подэтапах. Весь процесс познания в рамках уголовного преследования, а также его результаты должны быть наглядно отражены в материалах уголовного дела, в позициях субъектов уголовного преследования.

Особое значение принцип наглядности имеет для разработки методических рекомендаций по организации деятельности, направленной на осуществление уголовного преследования в судебных стадиях уголовного процесса. Это обусловлено прежде всего устным и публичным характером указанных стадий. На досудебных стадиях субъекты уголовного преследования, как правило, сами отражают ход и результаты своей деятельности в процессуальных и иных документах и, следовательно, имеют реальную возможность влиять на степень наглядности такого отражения.

Вместе с тем процесс познания на досудебных стадиях и его результаты также должны отвечать требованию наглядности. Во-первых, это обеспечит соблюдение прав и законных интересов иных участников процесса, включая подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и др., во-вторых, будет способствовать повышению эффективности судопроизводства, поскольку в определенной мере исключит заявление необоснованных жалоб и ходатайств стороной защиты, в-третьих, позволит лицам, производящим проверку поступившего сообщения о преступлении и предварительное расследование, таким образом формулировать принимаемые процессуальные и тактические решения, чтобы убедить надзирающего прокурора и суд в их законности и обоснованности; в-четвертых, позволит государственному обвинителю и при необходимости суду, иным участникам процесса наглядно представить ход и результаты отдельных следственных действий, всего уголовного преследования на различных досудебных стадиях, этапах и подэтапах.

В течение многих десятилетий в криминалистике разрабатывались и совершенствовались подходы к определению структуры криминалистических методик. Правда, в основном эти исследования касались вопросов разработки методик расследования преступлений. Однако, принимая во внимание изложенные выше доводы в защиту тезиса о необходимости рассматривать предварительное расследование как часть уголовного преследования, полагаем возможным сохранить некоторые положения, разработанные применительно к стадии предварительного расследования, дополнив их соответствующим образом.

Мнения большинства криминалистов сводятся к тому, что в структуру методики расследования преступления следует включать криминалистическую характеристику преступления, обстоятельства, подлежащие доказыванию, типичные следственные ситуации и особенности производства отдельных следственных действий. При этом часть авторов считают обстоятельства, подлежащие доказыванию, частью криминалистической характеристики преступления. Другие предлагают выделять такие составные части методики, как программы расследования, вопросы возбуждения уголовного дела и др.

Поскольку в задачу настоящего исследования входит не столько анализ имеющихся точек зрения по поводу структуры методики расследования преступления, сколько выработка подходов к определению структуры методики уголовного преследования в целом, представляется возможным и необходимым остановиться не на всех существующих проблемах и противоречиях, а лишь на тех, которые являются наиболее значимыми в контексте настоящего исследования.

При определении общих подходов к разработке методических рекомендаций по организации деятельности субъектов, осуществляющих уголовное преследование, целесообразно исходить из того, что такие рекомендации не могут появиться прежде, чем знание о соответствующем типе (виде) преступления. Данная позиция, сформулированная применительно к методикам расследования преступлений [65] , представляется вполне справедливой и в контексте настоящего исследования.

Исследование объектов познания необходимо начать именно с события преступления того или иного вида. При этом в процессе научного познания, по нашему мнению, следует начинать с определения понятия преступления соответствующего вида, типа, вычленить наиболее значимые элементы, выявить и описать связи, существующие между этими элементами, выявить наиболее важные закономерности формирования и существования системы преступления соответствующего вида (типа).

Поскольку в последние годы все чаще стали появляться работы, посвященные проблемам расследования и поддержания государственного обвинения по делам о преступлениях той или иной группы, то в процессе научного познания должно быть уделено внимание изучению особенностей структуры каждого из преступлений, включаемых в группу, и обоснована необходимость и целесообразность такого объединения.

Данным положением объясняется то, что методика расследования преступлений любого вида содержит прежде всего криминалистическую характеристику соответствующего вида преступления. Именно она служит той информационной базой, которая позволяет сформулировать обстоятельства, подлежащие исследованию, выделить типичные следственные ситуации, определить наиболее значимые особенности тактики производства отдельных следственных действий.

Необходимым и обоснованным представляется также рассматривать криминалистическую характеристику преступления в качестве источника исходных сведений для организации работы по раскрытию и расследованию преступлений, для более обоснованного выдвижения версий, определения основных направлений расследования, а также решения иных вопросов, возникающих в процессе расследования.

Являясь одним из основных объектов познания в уголовном судопроизводстве, событие преступления, как событие объективной реальности, должно быть изучено и на досудебных, и в судебных стадиях уголовного процесса. Большое значение имеет знание структуры преступления того или иного вида, его типичных элементов, а также тех связей, которые соединяют указанные элементы в единую систему. Необходимость использования системного подхода к изучению события преступления признается не только российскими криминалистами, но и зарубежными учеными.[66]

При этом возможности использования этих знаний определяются исходя из особенностей целей и задач, стоящих перед различными субъектами уголовного преследования. Если деятельность органов предварительного расследования носит прежде всего поисково-познавательный характер, то в деятельности прокурора, осуществляющего надзор за законностью расследования, или прокурора, поддерживающего государственное обвинение в суде, акцент переносится на оценочную составляющую. Не зря существует мнение, что

прокурор всегда должен быть готов критиковать следователя, если это необходимо[67].

Хотя элементы поисково-познавательной деятельности сохраняются и у прокурора, но их пределы ограничены уголовно-процессуальным законодательством достаточно существенно по сравнению с возможностями следователя или дознавателя.

Таким образом, криминалистическая характеристика преступления необходима и при разработке методических рекомендаций по осуществлению уголовного преследования в суде. При этом она выступает информационной базой для организации деятельности не только субъектов, осуществляющих проверку заявления или предварительное расследование, но и для прокуроров, осуществляющих надзор за законностью расследования, а также прокуроров, участвующих в судебных стадиях уголовного преследования.

Вместе с тем информация об особенностях события преступления является необходимой, но не достаточной для эффективной организации деятельности прокуроров, участвующих в уголовном преследовании. Не менее значима информация о том, каким образом происходило познание события преступления на досудебных стадиях: какие доказательства собраны, из каких источников, когда, кем и как они были получены и т. д. Без этого прокурор, надзирающий за законностью расследования, не может оценить собранные по делу доказательства и принять решение о законности и обоснованности процессуальных, тактических или методических решений следователя (дознавателя). В свою очередь государственный обвинитель не сможет сделать выводы: об относимости и допустимости имеющихся доказательств; о наличии и характере пробелов в системе собранных доказательств, а, следовательно, о возможностях, путях и средствах восполнения их в суде.

Думается, что и суждение о том, будто деятельность следователя (дознавателя) носит только поисково-познавательный характер и не включает оценочных элементов, является весьма условным. Еще в процессе проверки поступившего заявления, сообщения следователь (дознаватель) сталкивается с необходимостью оценки той информации, которая оказывается в его распоряжении. Чем больше по объему первичные материалы, тем большее значение приобретает правильная и полная их оценка для принятия законного и обоснованного решения. По мере продвижения по стадиям и этапам уголовного преследования оценочная составляющая в познавательной деятельности субъектов возрастает.

Таким образом, представляется, что криминалистические рекомендации по организации деятельности субъектов уголовного преследования должны быть основаны не только на информации о событии преступления (его криминалистической характеристике), но и информации о процессе и результатах познания события преступления на досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

Изучение особенностей и закономерностей процесса познания при осуществлении уголовного преследования позволило сформулировать позицию, в соответствии с которой методика уголовного преследования должна базироваться на криминалистической

характеристике информации о событии преступления и наиболее значимых его элементах, а также о процессе и результатах их познания. Иными словами, криминалистическая характеристика преступления, выступающая информационной базой для разработки методики расследования преступления, должна быть, по нашему мнению, дополнена

криминалистической характеристикой информации о процессе познания в рамках уголовного преследования. Чем ближе этап деятельности, для которого разрабатываются методические рекомендации, к началу уголовного преследования, тем меньше объем полученной информации о преступлении, тем соответственно меньше составляющая ее криминалистической

характеристики.

Так, методические рекомендации по организации предварительного расследования на первоначальном этапе должны базироваться на криминалистической характеристике преступления соответствующих группы, вида, подвида, категории, а также на

криминалистической информации о ходе и результатах познания события преступления на стадии возбуждения уголовного дела (проверки поступившего сообщения о преступлении). В свою очередь рекомендации по организации деятельности государственного обвинителя в суде первой инстанции уже должны базироваться на криминалистической характеристике преступления и криминалистической характеристике информации о ходе и результатах уголовного преследования на досудебных стадиях. Более значительный объем деятельности во втором из приведенных случаев предполагает больший объем криминалистически значимой информации, без учета которой невозможна разработка методических рекомендаций, обеспечивающих эффективность деятельности на последующих стадиях, этапах.

Изучение криминалистической характеристики информации о преступлении и его элементах, а также процессе его познания в ходе уголовного преследования позволит сформулировать обстоятельства, подлежащие исследованию.

Еще при разработке частных методик расследования преступлений отдельных видов мы обосновывали целесообразность и необходимость использования понятия «обстоятельства, подлежащие исследованию» вместо понятия «обстоятельства, подлежащие доказыванию», которое использовалось учеными при разработке вопросов частных методик расследования преступлений. Сформулированная позиция представляется еще более обоснованной применительно к методике уголовного преследования. Во-первых, использование второго из анализируемых понятий для криминалистических целей представляется не вполне корректным в силу его уголовно-процессуального характера. Тем более, что криминалистика, используя это понятие, вкладывает в него более широкий смысл, чем тот, который законодатель предусмотрел в содержании ст. 73 УПК РФ. Во-вторых, субъектам уголовного преследования фактически приходится исследовать более широкий круг обстоятельств, чем предусматривает уголовно-процессуальное законодательство. Они должны исследовать не только информацию о событии преступления, но и информацию о том, кем, когда, как и при каких обстоятельствах указанная информация была получена, как были получены доказательства, положенные (или которые могут быть положены) в обоснование той или иной позиции. Понятие «исследование» является более широким и включает «доказывание» в изучаемом контексте.

Таким образом, обязательной составной частью любой частной методики уголовного преследования являются рекомендации по формулированию перечня обстоятельств, подлежащих исследованию. В основе этого перечня лежат обстоятельства, изложенные в ст. 73 УПК РФ, однако в каждом конкретном случае (в каждой методике) этот единый перечень должен быть прежде всего доработан, конкретизирован и расширен с учетом основных и дополнительных признаков того или иного рода или вида преступлений, а также особенностей наиболее значимых его элементов.

Кроме того, применительно к различным стадиям и этапам уголовного преследования необходимо формулировать рекомендации по дополнению этого перечня обстоятельствами, характеризующими процесс исследования субъектами уголовного преследования предмета доказывания на более ранних стадиях и этапах.

Знание перечня обстоятельств, подлежащих исследованию по делам того или иного вида преступлений, позволит любому субъекту уголовного преследования независимо от наличия профессионального и жизненного опыта полно и правильно определить цели и задачи своей деятельности, выбрать наиболее эффективные приемы и средства достижения цели. Этот перечень позволит правильно планировать свою деятельность, выбирая приоритетные направления, определяя целесообразную последовательность мероприятий, а в дальнейшем - оценить собранные доказательства с точки зрения относимости и допустимости, выявить имеющиеся пробелы, определить направления поиска недостающей криминалистически значимой информации, ориентироваться в ходе последующей деятельности по осуществлению уголовного преследования, определять время и характер принимаемых решений.

Поскольку, как уже было подчеркнуто выше, специфика деятельности субъектов уголовного преследования во многом определяется своеобразием ситуации, которая должна или может сложиться на том или ином этапе такой деятельности, выделение типичных ситуаций и разработка рекомендаций по организации уголовного преследования применительно к ним является важной составляющей разработки методики уголовного преследования. Особенности структуры преступления того или иного вида, а также особенности осуществления уголовного преследования могут диктовать уровень обобщенности выделяемых ситуаций. В одних случаях можно ограничиться перечнем ситуаций, общим для всех или некоторых групп преступлений, в других - необходимо выделять более конкретные типичные ситуации, специфические для преступлений определенного вида или подвида, с целью дальнейшей разработки методических рекомендаций по организации уголовного преследования применительно к каждой из них. В любом случае при выделении типичных ситуаций следует учитывать вероятность наличия пробелов в исследовании необходимого перечня обстоятельств, а также существование наиболее типичных ошибок, допускаемых субъектами уголовного преследования на различных стадиях и этапах деятельности.

Не меньшее значение имеет и разработка рекомендаций по подготовке, организации и производству следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, а также участию в судебных действиях применительно к различным этапам, входящим в состав соответствующих досудебных или судебных стадий.

Выбор этих действий может быть различным в методиках по разным категориям преступлений. Чаще всего в их число включается рассмотрение тактических особенностей таких действий, как допросы лиц различных процессуальных категорий, назначение, производство и оценка заключений судебных экспертиз, осмотры объектов различных видов.

<< | >>
Источник: О.Н. Коршунова. Преступления экстремистского характера: теория и практика противодействия. 2006

Еще по теме Особенную часть:

  1. Асеев С.В.. Транспортное право. Особенная часть: Учебное пособие. 2007, 2007
  2. Раздел 2 ОСОБЕННАЯ ЧАСТЬ КОРПОРАТИВНОГО ПРАВА Глава 5. Хозяйственные товарищества
  3. Е.В. Бочаров, И.В. Шульга. УГОЛОВНОЕ ПРАВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (Особенная часть): Учебное пособие. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2016, 2016
  4. ОСОБЕННАЯ ЧАСТЬ ГЛАВА 8. ОБРАЩЕНИЕ ВЗЫСКАНИЯ НА ИМУЩЕСТВО ДОЛЖНИКА-ОРГАНИЗАЦИИ и индивидуального предпринимателя
  5. Административное право. Особенная часть: Kypc лекций. - T.: Академия МВД Республики Узбекистан,2012. - 222 с., 2012
  6. Бочаров Е.В. ,Шульга В.И.. УГОЛОВНОЕ ПРАВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ : ОСОБЕННАЯ ЧАСТЬ : [Текст] : учебное пособие / Е.В. Бочаров, В.И. Шульга. - Владивосток: Изд-во ВГУЭС,2015. - 324 с., 2015
  7. Часть особенная. Судебная психология Глава 9. Криминальная психология.
  8. А.П. Коренев. Административная деятельность органов внутренних дел. Часть Особенная. Издание второе, исправленное и дополненное. Учебник /Под ред. докт. юрид. наук, проф. А.П. Коренева. - М.: МЮИ МВД России. «Щит-М»,1999. - 362 с., 1999
  9. Человек и человечество в биосфере как закономерная часть ее живого вещества, часть ее организованности.
  10. 1/7 часть недвижимого и 1/4 часть движимого имущества умершего. 42. ОСНОВНЫЕ ИНСТИТУТЫ УГОЛОВНОГО ПРАВА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ ПО «УЛОЖЕНИЮ О НАКАЗАНИЯХ УГОЛОВНЫХ И ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ» 1845 г.
  11. Особенности совершения ИСПОЛНИТЕЛЬНЫХ ДЕЙСТВИЙ Особенности обращения взыскания на имущество должника — физического лица
  12. 4.Современное российское право: особенности и формы. Особенности российского права следующие: